Лучшее за всё время

Кирилл Панфилов, микроблог «Distance»

В русском языке, если о девушке говорят «кукла», подразумевается, что она хоть и красивая, но не блещет интеллектом и прочими достоинствами. Хотя уменьшительное «куколка» лишено негативной коннотации. В новогреческом «κούκλα» [ку́кла] тоже употребляется как обращение к красавице, но несёт изначально ласковый оттенок значения: κούκλα μου [ку́кла му] — «моя красавица».
При этом в мужском роде — «κούκλος» [ку́клос] — это ироничное «красавчик» о глуповатом молодом человеке.
Такие тонкие оттенки…

Эллеонор, блог «Мыслепоток»

Неприятие себя.

Я поняла, что подразумевала под "неприятием своей женственности".

 

Это вопросы: нравишься ли ты себе? Любишь ли свое тело? Что чувствуешь, когда смотришь в зеркало: удовольствие или отвращение? Что тобой движет, когда ты хочешь измениться (похудеть, покрасить волосы) - ненависть к себе или любовь?

Чувствуешь ли ты злость, когда видишь свое тело? Когда сталкиваешься с менструацией или тем, что ты мягче и бываешь менее сильна физически, чем мужчина? Какие чувства у тебя вызывает твое тело и факты, которые с ним связаны?

 

Вот это - неприятие, если ответы на эти вопросы: "Ненавижу себя", "Чувствую отвращение, когда смотрю в зеркало на своё лицо", "У меня куча гадких и мерзких недостатков".

 

Отсюда идёт и ухудшение состояния, когда неприязнь к себе порождает ещё больше вещей, которыми можно возмущаться.

 

И нужно сменить парадигму, чтобы научиться любить себя сейчас. Заботиться о себе. Ухаживать за своим телом из чувства любви, желания подарить ему заботу и быть здоровым.

Пустыня, сообщество «Наука загадок»

Столкновение

 

Две галактики находятся на расстоянии порядка 350 миллионов световых лет от Земли в созвездии Кита. Процесс их слияния пока находится на ранней стадии. Они продолжат сближаться на протяжении миллионов лет, а затем преобразуются в однородную структуру.

Фото прислано телескопом Хаббл

Пустыня, сообщество «Любословие»

Древние майя и Ася

Юрий Кнорозов держит в руках кошку Асю. Такой памятник, сделанный по известной фотографии советского лингвиста, открыли в мексиканском городе Мерида рядом с Большим музеем мира майя. Кнорозов совершил прорыв в изучении индейских иероглифов, доказав, что это не отдельные символы, а буквы. Он расшифровал язык майя, не выезжая в Мексику. А еще Юрий Валентинович очень любил кошек. Асю он даже записывал в соавторы своих работ.

и.о. Святого Фендюлия, блог «Enjoy the Silence»

* * *

Если вдруг вы случайно фанатеете по Лавкрафту, то я от души рекомендую игру Conarium (Конариум). Она вышла в прошлом году, и блин, она просто офигенна. На мой взгляд, там абсолютно точно передана атмосфера произведений Говарда нашего Филлипса. И я сейчас не о Ктулху и иже с ним, а именно вот то чувство: что люди во Вселенной - не цари и венцы, а лишь случайность. Что Космос безграничен, что в нем есть еще столько всего непознанного и непонятного.

Это не хоррор, сразу предупреждаю. Это больше логические головоломки и шарады, и разгадывать их одно удовольствие. Да и графика в игре просто выше всяких похвал

Lesnaya, сообщество «CGPeople»

Ocean

Не скажу кто, микроблог «флудилка»

Балор, блог «Daymare»

Биосфера

Я люблю зверей. И птичек. И рептилий. И земноводных - ооо, как же я обожаю лягух! Членистоногих люблю, особенно пауков. И насекомых некоторых (например, мадагаскарские тараканы мне упорно кажутся симпатичными). Короче говоря, список живности, которую я готов обожать, неисчислим. Но сильнее живности я люблю тишину. Единственный, кому дозволено эту тишину мне портить - сцобак, но только потому, что он отучил меня просыпаться даже при откровенном лае в ухо. Это он во сне лает, ага. На всю квартиру, а я с этим скотом, между прочим, на одной подушке сплю.
Уличные кошаки в этот список не входят. На улице снег, грязь и холодно, а у них уже начался брачный сезон. Который продлится до декабря и почему-то под моими окнами. Очевидно, кошакам нравятся мои маты и попытки облить источник звука водой с седьмого этажа. Но сегодня за мной вернулся мой ночной кошмар.
Пару раз дернувшись от просочившихся в квартиру странных звуков, я оббежал все - вдруг кто-нибудь телек не выключил или на ютубе смотрит видосики с Йолью. Сам грешен, люблю такое посмотреть, но не ночью, когда все спят. Наконец, опасаясь увидеть подтверждение своим страхам, я выглянул в окно.
Страх сидел на ветке, залитый желтоватым светом фонарей и с деловым видом чистил перья. Мне бы обрадоваться такому пополнению биосферы, как там говорят экоактивисты - "дикие животные в городе свидетельствуют о безопасности окружающей среды". А я все сижу и надеюсь, что это просто кто-то беспалевно держал у себя сипуху и она у него сбежала, вот ее найдет хозяин и заберет обратно от меня подальше. Я согласен на любое объяснение этого "ууууу", лишь бы быть уверенным, что рядом со мной не будет колонии сов. Во-первых, сипухи в темноте выглядят жутко. Во-вторых - я не знаю, куда смотрят ученые, но мне эти птицы вымирающим видом не кажутся, я жил в месте, где их было немеряно. Хотя, что это я, я прошлым летом краснокнижную летучую мышь еле из квартиры вытряхнул, может и с совами так же: все краснокнижное лезет в мой дом.
Почему я не люблю, когда рядом со мной живут сипухи.Ну и, собсна, кулстори про сипух. Короче говоря, под Киевом, этого добра было навалом. Там вообще с деревней что-то не то - я видел и кукушек, и удода, аистов было прям в количестве (потому, что рядом - ставки и озера), ястреба видел (хз, какой вид, он летел по своим делам), всяких жаб, ужей, борзотных лисиц прям у сельсовета, ужей, ежей, летучих мышей... А, еще мне понравилось, что бабочки "павлиний глаз" там были самым распространенным видом, красивые. И там были сипухи. Вотпрям настоящие. И, естественно, о таком "милом" нюансе мама меня забыла предупредить.
Даже не предполагая, куда забрался, я бодренько тащился от трассы свои три километра (потому что пропустил "свою" маршрутку), болтая с мамой по телефону, чтоб было нескучно мне и не страшно за меня - ей. Мама все расспрашивала, дошел ли я уже до кладбища (примерно километр от села, сильно в стороне от дороги на трассу, в темноте как-то не очень разобрать что там - посадка или кладбище) и зачем-то рассказывала жуткие истории про мертвецов-восстающих-из-могил. "Кладбище неправильно сделано же, посреди поля, без ограды, души куда хочешь могут бродить" - вещала мама, я вяло отшучивался, что бояться надо не мертвых... И тут из ниоткуда раздался протяжный тоскливый стон - не то женщина, не то ребенок. Меня аж прошибло, я заозирался по сторонам в поисках источника звука. Но вокруг не было ни души. Рассудив, что во всем виноваты мамины байки, я начал ругаться в трубку - мол, накрутила меня, что мерещится всякое. И тут стон повторился, уже ближе и громче. Я замер и заткнулся. Стон повторился еще раз, где-то очень близко. Вокруг по прежнему никого не было, только поле - от посадки до посадки, да дорога посередине и... кладбище. Что-то стонало совсем рядом, я уже поверил в призраков и неприкаянные души, медленно поднял глаза на дерево... Прямо над моей головой была какая-то странная белая точка! И она шевелилась! С воем ужаса я драпанул к селу на второй космической, попутно пересказывая маме все вот эти страсти. Впереди виднелись дома, но страшные стоны продолжали меня преследовать, голосов будто бы становилось все больше. Воображение услужливо рисовало стадо призраков, несущееся за мной по пятам. И, только когда я пролетел мимо остановки во двор, мама решила мне сообщить, что тут живут совы. "Знаешь, такие, с белыми мордочками". У меня закончился запас нецензурных слов.
Еще полгода природа как-то миловала меня созерцанием сиих пернатых под своим окном, но вот - случилась весна и я нашел на свою голову отит. А может и не отит, лечением занимались медики, мое дело было за малым: лежать и страдать. Страдал я качественно, поскольку температура зашкаливала, периодически порождая забавные глюки, а еще я оглох. Как-то странно оглох - вроде бы и оглох, но иногда слух наоборот - обострялся до одури и даже шепот начинал казаться громом. И вот, посреди такой вот ночи я проснулся от какого-то кошмара: мне глючилось, что Смерть зовет меня с собой. Я проснулся, а Смерть продолжала меня звать. Мама спала и будить ее явными галлюцинациями не хотелось, поэтому я решил выйти на балкон покурить. Линзы (без которых я практически слеп), надевать не стал - зачем? И тут я увидел с десяток белых черепов прямо на уровне своего окна, на березе. И они протяжно так обращались ко мне - "идуууууу, идуууууу". В панике я вернулся в комнату. Звук не прекращался, наоборот - это "идууу" грохотало в голове похоронным колоколом. Я решил не умирать слепым и смело взглянуть в глаза Смерти: кому еще такой шанс выпадает, а? Надел линзы, вышел на балкон... Кажется, в ту ночь я перебудил своим матом половину села. Прямо напротив моего окна, на березе, ровненькими рядами по веточкам, сидели сипухи, зловредно исполняя свой фирменный потусторонний стон. Они вообще много разных звуков умеют, и трещать, и скрипеть, и клекотать, но вот это вот "идуууууу" тонким голосочком продирает до глубины души.

Самое противное, что даже зная о существовании этих милашек, я еще не раз дергался из-за их воплей - особенно зимой, когда других звуков-то и нет. Не то, чтобы я не любил сов, нет - они милые, сипухи так и вовсе забавные... когда не живут колонией рядом! За каким-то гоблином еще и бабушка подорвалась, начала пересказывать фольклор про "сова - предвестник смерти, за кем-то пришла, кто-то скоро умрет, это с кладбища души разбегаются, строители потревожили". Я даже могу сказать, кто умрет. Я, от инфаркта, до которого меня доведет стая этих птичек в совокупности с упоротыми по мистике родственничками. И без того вопль жуткий, а под "кладбищенские байки" так совсем прекрасно.
Если кто-то знает надежный способ сделать так, чтобы жить в этом микрорайоне совам не понравилось - поделитесь, пжлст, пока бабушка эту заразу в окно не увидела: у нее зрение швах и линз нет, переубедить, что за окном не висит воющий череп будет проблематично.

Пустыня, сообщество «Любословие»

* * *

Мы уже знаем, что большинство слов с буквой «Ф» в русском языке — заимствованные и что Пушкин гордился тем, что в «Сказке о царе Салтане» было всего лишь одно слово с буквой «ф» — флот. Этой же букве уделяет внимание и наш лингвист-популяризатор Лев Успенский.

 

Самая удивительная буква русской азбуки

 

Сейчас вы удивитесь.

Раскройте томик стихов А. С. Пушкина на известном стихотворении "Сквозь волнистые туманы...". Возьмите листок бумаги и карандаш. Подсчитаем, сколько в четырех первых его четверостишиях содержится разных букв: сколько "а", сколько "б" и т. д. Зачем? Увидите.

Подсчитать легко. Буква "п" в этих шестнадцати строчках появляется девять раз, "к" - семь раз, "в" - шесть. Другие буквы - по-разному. Буквы "ф" нет ни одной. Ну и что же?

Возьмите более объемистое произведение того же поэта - "Песнь о вещем Олеге". Проведите и здесь такой подсчет.

В "Песне" - около 70 букв "п", 80 с чем-то - "к", более сотни - "в"... Буква "ф" и тут не встречается ни разу. Вот как? Впрочем, вполне возможно.

Проделаем тот же опыт с чудесной неоконченной сказкой Пушкина о медведе: "Как весеннею теплою порою...".

В ней также 60 букв "п", еще больше "к" и тем более "в". Но буквы "ф" и тут вы не обнаружите ни единой. Вот это уже становится странным.

Что это - случайность? Или Пушкин нарочно подбирал слова без "ф"?

Не стоит считать дальше. Я просто скажу вам: возьмите "Сказку о попе...". Среди множества различных букв вы "ф" не встретите, сколько бы ни искали. Перелистайте "Полтаву", и ваше удивление еще более возрастет.

В этой великолепной поэме около 30 000 букв. Но ни в первой, ни в третьей, ни в пятой тысяче вы не найдете буквы "ф". Только прочитав четыре-пять страниц из пятнадцати, вы наткнетесь на нее впервые. Это встретится вам на 378-й строке "Полтавы" в загадочной фразе: продолжение следует…

Darth Juu, блог «В честь выжатого дракона»

Теперь я понял, почему меня бесят "авторки" и "профессорки".

...Нет, не потому что женщины занимают эти должности, а потому что это -ка уродует русский язык. Почему? Вот статья, которая поможет разобраться.
***
Столкнулась я тут лбами с радикально-феминистическим новоязом. В виде применения его сторонницей ко мне любимой слова "авторка". Нет, на выходе даже полезно оказалось: так меня этот словесный кадавр просто коробил, интуитивно, а тут я задумалась, проанализировала и поняла, почему и в чём на самом деле дело.
В русском языке, грубо говоря, некорневые морфемы (части слова) делятся на флексию (окончание) и аффиксы (приставки, суффиксы и некоторые более редкие варианты). Флексия собственного значения не имеет, она показывает только грамматические признаки: число там, падеж, род (его — не всегда, у слов "папа" и "мама" одно и то же окончание "а"). А вот аффиксы, кроме грамматического значения, имеют и собственную семантику: скажем, кош-ечк-а — это маленькая кошка, при-лечь — это лечь ненадолго. А еще в русском языке существует морфемная омонимия, интересное такое явление, о котором доморощенные реформаторы предпочитают не вспоминать. Правильно предпочитают, а то неудобно получается, картина мира сыпется с грохотом. А между тем всё равно по-ложить — это завершенное действие, а по-ходить — продолжающееся некоторое время; пре-большой — это очень большой, а пре-ставиться — пере-йти в мир иной; барабан-чик — маленький барабан, а лет-чик — тот, кто летает...
читать дальшеА теперь вернемся к нашим... баранкам. То есть к суффиксу -к-, о котором изначально пошла речь. Да, он может быть феминитивным (студент-к-а, граждан-к-а, кош-к-а, наконец; однако тут надо осторожно, потому что помянутая баранка — не женщина-баран). Может -к- и сообщать слову значение инструментальности по производящей основе (тяп-к-а — то, чем тяпают). Но самое-то распространенное значение у -к- — не то и не это, а вовсе даже третье. Да, правильно. Именно то, которое из всяких Лены и Бори, коими желают пренебречь, сделает Лен-к-у и Борь-к-у. Которое любую деву, в чьей чести или происхождении усомнились, позволит назвать дев-к-ой. Которое мужчину, недостойного мужского звания, превратит в мужчин-к-у. И так далее. Высокопродуктивная модель, ничего не поделаешь. Хоть сто сексуальных и любых других революций в мире случись, а Ваню, который недостаточно уважаемый Ваня, будут называть Ванькой. Ну есть у -к- это значение, пренебрежительно-уничижительное, не попишешь тут ничего, и частотно оно, как невесть что.
А теперь внимание, лопата. Что делают наши радикальные-радикальные реформаторки русского языка с названиями профессий?
Язык не фраер, он уже так или иначе ответил на запрос общества. Женщины стали работать в "мужских" профессиях, профессии стали общими — и стало вполне возможно (и можно) говорить "она врач" или "наша редактор", слова грамматически мужского рода стали совершенно нормативно употребляться так же, как слова общего (как "он/а у нас умница" или "этот/эта сирота"). Ладно, допустим, что радикалкам мало, им нужен везде феминитивный аффикс, аналитические способы обозначения рода и пола им признать убеждения не позволяют. Будем уважать чужие убеждения. И что мы видим? А то, что их сторонницы не пытаются литературизировать просторечный суффикс -их- (гном — гномиха) и сделать "авториху". Не пытаются доказать, что суффиксы -ш- и -ниц- могут обозначать не только жену по профессии мужа (и ведь обозначают, "учительница" и "писательница" значат совсем не то же, что "пани полковница"). Не продвигают безусловно феминитивный -есс-, у которого никаких суффиксов-омонимов нет. Не пытаются даже по модели "Фёдор — Федора" переставить ударение, добавить флексию и образовать "автОру" (хотя есть языки, в которых уже сделано именно это)! Зато с упорством, истинно достойным лучшего применения, лепят ко всем основам на -ор/-ёр именно тот феминитивный аффикс, который гораздо чаще бывает уничижительным, чем феминитивным. А в случае этой основы и подавно, потому как уже есть уничижительный прецедент — чем отличается актёрка от актрисы, ни одному образованному человеку объяснять не надо! Ну так что, кто тут унижает женщин, кому диагноз по словоупотреблению?
Нет, я нисколько не против феминитивов, это нормальная вещь, вполне востребованная и нужная. Те, которые образованы не поперек шерсти законам языка и не кладя с прибором на словообразовательные модели, вполне себе приживаются и живут — в той или иной форме, совершенно не обязательно с феминитивным аффиксом (там, где аффикс может нормально работать, он и закрепится по крайней мере в разговорной речи — как названия учительниц с суффиксом -ичк- в речи школьников, а там, где он, что называется, нэ лизэ, может сработать и аналитический способ). А вот лингвокадавров всегда постигает общая трагикомическая судьба лингвокадавров. Старательно навязываемая некоторыми особами "авторка" вместе с "докторкой" скорее всего останется там же, где хорошилище в мокроступах, которое пошло на позорище, там же, где имя Даздраперма и слово "замкомпоморде": в области словесных курьезов. И вряд ли кто-то будет, как ни предполагай сие сторонницы радикальной лингвистики, через десять лет бегать и настаивать, что "я не автор, я авторка", сколько ни ставь несогласным диагнозов по юзерпику и ни доказывай, что милое сердцу образование в языке останется. Ну не живут мертворожденные, не-жи-вут. Дышать они не умеют.

з.ы. Если что, к феминизму отношусь... ну, проще сказать "я к нему отношусь". Но считаю, что дамам, именующим себя "радфем", права на монополизацию феминизма никто не давал и не даст. А еще считаю, что насиловать нельзя никого: ни мальчиков, ни девочек, ни языки.
з.з.ы. Ссылки на западнославянские языки, где феминитивы с -к- нормативны, не принимаются. Эти языки — не диалекты русского, а я говорю о последнем.


источник

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)