Лучшее за всё время

Анастасия Сергеевна, блог «DogReaction»

Снова про алабаев=)

С разрешения заводчиков буду публиковать реальные истории из питомника адекватных и развитых алабаев со своими комментариями=)

скрытый текстИтак, питомник АК-УЛА, Владимирская область.
Специалист по породе: Наталья Карасева, прекрасная грамотная заводчица.
(если кто-то захочет познакомиться лично - пишите мне, свяжу, позадаю вам вопросы и смогу дать какие-то рекомендации)
Истории - коротенькие, эмоциональные, так как изначально пишутся в фэйсбук, для понимающих людей.
Сами по себе они - четкие иллюстрации комплекса реакций алабая, но нужно разбираться, чтобы понимать - поэтому я открываю новую рубрику, так сказать, для этих целей))

"Предыстория фото (5 дней назад):
Выпустила Гусю во двор.. слышу такой "разговорный" даже не лай... вот.. ну реально собака РАЗГОВАРИВАЕТ что-то объясняет, выражает недовольство, то ли как сварливая училка, то ли как школьная уборщица(ходят туда-сюда, дети всякие, а я убирай)...
Тихонько прокрадываюсь на крыльцо, выглядываю - естественно, проблема в утках! Они гоняются за собакой, выщипывают шерсть, вцепляются своим зубастым клювом. Гуся разворачивается и бу-бу-бу "читает нотацию" ... интонация - не передать!! Я реально не думала, что собаки так могут!!! Отворачивается, делает шаг дальше, утак опять за ней летит, вцепляется, Гуся скручивается мордой к нему и заново аф-аф-аф-аф...бубубубу

Позавчера слышу чуть интонация изменилась - н у вроде то же гавбубу - но интонационно напоминает "Последнее китайское предупреждение"(с)..

Кадры удалось заснять, но фотоаппарат совсем плохой, сама ситуация против света и не переместиться, при попытке двинуться- все разбегаются..
НО ВЫ ПОСМОТРИТЕ НА ЭТО ВЫРАЖЕНИЕ!!!
СМОТРИТЕ, это не нападение, не хищничество, это именно собака пытается объяснить уткам "правила поведения" -ПО-СОБАЧЬИ - ТО ЕСТЬ ТАК, КАК ОНА ВЕЛА БЫ СЕБЯ С ДРУГОЙ СОБАКОЙ- СХВАТИТЬ, ПРИЖАТЬ СВЕРХУ И ДОЛГО ГОВОРИТЬ БУБУБУ!!!"

Уточняю: утки - селезни, то есть шерсть не для гнезда, а чисто из вредности.


Анализируем:
1. Поза алабайки не несет в себе никакой агрессии, все тело расслабленно - лапы будто мягкие, без напряжения..
Обратите внимание на мимику: легкие взмахи лапами показывают, что это игра или воспитательный процесс. Когда селезень лежит на земле - смотрим на морду собаки - она прижата к голове, все черты "лица" абсолютно спокойны, весь фокус внимания собаки направлен на попытку "рассказать" о хорошем поведении))
Интересно, что на второй отографии вполне читабельны эмоции "ну как ты не понимаешь, этого делать нельзяяя, сколько же еще объяснять".
2. Поведение: величайший адекват бросается в глаза))
Спокойная и уравновешенная попытка объяснить - это очень важный момент для алабая. Здесь следует держать в уме, что алабаи - как и люди - есть спокойные и здравомыслящие, а есть вспыльчивые и яростные - и те, и другие могут быть адекватными и неадекватными. То есть, спокойствие или вспыльчивость - не настолько показатель адекватности, как, например, рабочесть или терпеливость в общении с детьми или гостями.
3. Психика и архетипы: вспоминаем окружение алабая, о котором я писала раньше - что было бы, если бы собака позволяла себе грызть уток/овец/лошадей? Правильно, хозяин оставался бы без собственного имущества. Значит что? Значит во времена кочевников таких неадекватных особей отстреливали - потому что нужно заботиться о сбережении имущества хозяина, а не вредить ему, тем более что попробовав живой крови собака могла войти во вкус.

Важный момент, на базе первого вопроса: собака системно и сознательно не трогает уток, в смысле, что это длится уже полгода, и ни одно перо с уток не упало в таком общении. Фокус именно в том, что все предупреждения алабайка пытается донести на своем собачьем языке, спокойно и без всякого травматизма.

Вопросы в студию, еще три фотографии в комментариях.

Uncanny, блог «Зачем-то»

* * *

Чем я занимаюсь утром в воскресенье? Читаю про любовные драмы у улиток.

Жила-была улитка Джереми, примечательная тем, что панцирь у нее закручен не слева-направо, как у всех порядочных улиток, а справа-налево.

И всё бы ничего, но это означает, что органы у него тоже зеркально отражены, а спариваться улитки могут только если половые органы у них расположены на одной и той же стороне, и уникальной снежинке Джереми с мутацией, которая встречается у одной улитки на миллион, личной жизни не светило. Самого Джереми нашли в компостной куче и приволокли британским ученым, а те уже решили заняться спасением личной жизни бедного животного. Ученых на самом деле их интересовал ген, который заставляет раковину скручиваться не в ту сторону, да и Джереми вроде как вполне мог размножиться сам с собой, но это куда менее трагично.

В ход пошел интернет и репосты с хештегом #Snailove, и нашлось целых две подоходящие пары, улитки Лефти и Томю. И казалось бы, проблема решена, но коварные Лефти с Томю сошлись друг с другом и радостно отложили 300 яиц, а Джереми так и не перепало ни личной жизни, ни потомства...

А потом Джереми вообще умер. Перед этим одна из улиток всё-таки отложила яйца и от него тоже, но Джереми уже не успел увидеть малышей.

А панцири у малышей в результате самые обычные, с правильно закрученной раковиной без мутаций.

Пустыня, сообщество «Наука загадок»

Красота, которую не замечают



скрытый текстНа этом фото - спиральная галактика NGC 986 в созвездии Печи (Fornax). Эту галактику, открытую в 1826 г. шотландским астрономом Джеймсом Данлопом (James Dunlop), редко фотографируют по причине ее близости к знаменитому густонаселенному скоплению галактик в Печи (Fornax Cluster), что очень досадно, потому, что эта галактика не только представляет научный интерес, но и очень красива.
Галактика удалена от нас на расстояние около 56 миллионов световых лет и видна почти плашмя. Благодаря этой ориентации мы видим в ней две главных спиральных ветви и центральную структуру с перемычкой (баром), состоящей из звезд и пыли. Это типичная спиральная галактика с перемычкой.
Астрономические обозрения показывают, что перемычку содержат примерно две трети всех спиральных галактик, в том числе и сам Млечный Путь. Таким образом, NGC 986 – идеальный объект для исследования структуры галактик. Его изучение помогает нам узнать больше и о строении нашей собственной Галактики, которую нелегко исследовать изнутри.
Снимок получен с инструментом FORS на Очень Большом Телескопе ESO в обсерватории Параналь в северном Чили в рамках программы «Космические сокровища ESO» (ESO Cosmic Gems programme) – просветительской инициативы, состоящей в фотографировании на телескопах ESO в образовательных и общественно-просветительских целях интересных, загадочных или просто красивых объектов. Для выполнения программы используется время, в которое телескопы в силу разных причин не могут вести научные наблюдения.
Источник — группа из ВК "Интересный космос"

primavera, микроблог «Садово-огородные заметки.»

Вот и первые цветы. Подснежники. Как они зовутся по научному не помню. Но это впрочем и не важно. Такие шустрые. Еще два дня назад едва торчали из земли, а сегодня нате вам пожалуйста - уже во всю цветут.
А какая же вокруг них травища прошлогодняя! Страшная. Но может им так уютнее и теплее. Руки так и тянутся в земле поковыряться. Но еще холодно. В перчатках неудобно.

Darth Juu, блог «Rise of...»

Смерть и квантовый парадокс.

Альберт обмакнул перо в чернильницу и приготовился записывать. Чернила, конечно же, были черные, как и все в этом мире. Ему хотелось ромашкового чаю. А еще Альберт не мог признаться себе, что втайне тосковал по бесчисленным кривым улочкам Анк-Морпорка. Или было бы неплохо окончательно превратить в жабу этого трактирщика из "Залатанного барабана".

И как быть с этой просьбой присмотреть за одним человеком? "Она все равно забудет". Нутро, однако, подсказывало, что нет. Что этот вопрос будет задан в самое неудобное время, как обычно это бывает с такими вопросами.

Что сейчас делала Сьюзен? Альберт знал, что она пыталась кому-то помочь, но запамятовал, кому именно. Получится ли у нее? В воображении Альберта Сьюзен была где-то на улочках Анк-Морпорка, заляпанного поздним, грязным снегом.

Альберт вздохнул и снова обмакнул перо в чернильницу - чернила уже успели подсохнуть, а он еще не написал ни слова. Солнце все так же вращалось вокруг Диска. Вот что, скажите, делать с этим парадоксом - когда ты не можешь видеть Солнце, тебе кажется, что ты знаешь, что оно сделает. Когда ты видишь - оно вдруг делает что-то совсем другое, не то, чего ты от него ожидал. Вот так всегда - или наблюдать, или знать реальное положение дел. Если оно, конечно, реальное... Парадокс казался неразрешимым.

- НИЧЕГО, - лицо Смерти вдруг оказалось совсем рядом. Альберт вздрогнул - даже он порой забывал, насколько всеведущ его хозяин, но чтобы читать мысли?

- Простите?

- НИЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ С ПАРАДОКСОМ.

Альберт изумленно воззрился на Смерть.

- НИЧЕГО. СОЛНЦЕ ВСЕГДА ДЕЛАЕТ ТО, ЧТО Я ГОВОРЮ.

Простота этого решения поразила Альберта. И правда, как он не додумался до этого - ведь в огромной библиотеке Смерти были биографии не только людей...

***

Вы не поверите. Это не отрывок книги или фанфика. Это мой сон. И это единственный афоризм Смерти, который мне удалось запомнить, а их было много и они были ничуть не хуже. А еще сон был такой реальный, что проснувшись, я сначала не поверил в реальность этого мира.

Джулиан, блог «Мышиные заметки»

Старая Калуга в рисунках моего папы

Анастасия Сергеевна, блог «DogReaction»

Ховаварт

Итак, концерт по заявкам начался.

Ховаварт - однозначно, Страж Границы, об этом кричит вся его история породы.

Лично работать не довелось, полагаюсь на свой опыт и анализ, так сказать.

 

Это вечный компаньон истинного дворянина - как для травли зверя, так и в качестве сторожевого и военного пса.

Что сразу бросается в глаза на этом моменте: непреклонный, сильный характер, сдержанность в проявлении чувств, и потребность в дисциплине, но без давления.

Внимание!

Если давить или строить с места в карьер - можно получить любой непредсказуемый эффект - например, как в моей истории с тибетским мастифом на собачьей площадке. Здесь важно вести себя деликатно, и договариваться с компаньоном, никогда не переступая определенную границу.

Аналог подобного я встречала только у кавказов и их родственницы - мареммы, все по принципу "если ты на меня давишь - значит ты не друг, если не друг - значит враг".

 

Еще один важный момент: позднее созревание, они психологически растут до трех лет.

Это означает, что процессы довольно долго и глубоко формируются, поэтому уже непосредственно у заводчиков важно уточнять какие фазы взросления и с какого по какой возраст происходят именно у представителей этой породы.

 

Физика: стройный, подтянутый, длинные лапы, без лишнего жира, отличный баланс сила+выносливость, и обладает прекрасным нюхом.

Психика: уравновешенная, спокойный открытый тип, баланс между бдительностью бриара и дружелюбием леонбергера/нюфа.

Характер: непреклонный и терпеливый одновременно. Довольно общительны, деликатны, не навязываются.

 

Функционал: и дом стережет, и службу несет, и на зверя пойдет, и ребенка убережет. И человека спасет, и настроение поднимет, и еще что-то выдумает.))

За счет крови леонбергера - очень терпелива к детям, за счет примеси нюфа - отличный спасатель (в горах и на воде), и при этом - и зверя загонит, и отличный бдительный сторож.

 

Сравнение в быту (предположительно)

1. Бриар: при малейшем шорохе мимо хозяина или в сторону хозяина - вскидывается и угрожающе лает, проявляет бдительность.

Ховаварт, скорей всего, будет плюс-минус спокойно следить за движением до конкретной угрозы, то есть проявлять бдительность, держать в зоне внимания, но молча и без особых всплесков.

2. Нюф: способен защитить, но по большей части он все-таки спасатель на воде или плюшевая игрушка.

Ховаварт дружелюбен и игрив как нюф, но при этом будет охранять до последнего.

 

В общем, немецкий знак качества)))

 

Det osynliga barnet, блог «Самая одинокая планета»

* * *

Сделала три творожных пасхи за два дня: одну для родственников на угощение, две нам. И яйца покрасила.

У меня весьма специфические отношения с Пасхой. К христианству я отношусь примерно никак, то есть — не отношусь. Но при этом я люблю готовить, и ритуальная еда занимает особенное место в списке того, что я люблю готовить. В основном потому что она необычная. В ней все на своем месте, все имеет какое-то значение, пронесено сквозь века и отработано сотнями тысяч рук других людей. Это очень интересно. Еще одна особенность ритуальной еды — она не на каждый день и даже не на каждый праздник, она для одного особого случая раз в году, и поэтому приготовление ее выглядит как-то по-особенному. Конечно, скажете вы, никто не мешает готовить пасху хоть каждый день, но ведь тогда все это теряет смысл. Тогда она просто станет еще одним повседневным блюдом, упростится и потеряет свой шик, ведь не станешь же на каждый день задалбываться так, как можешь себе позволить задолбаться раз в году. Я пробовала, кстати, не понравилось. Это как развешивать новогодние шарики посреди лета: красиво, нарядно, но ощущение праздника не приносит. Мне кажется, такие блюда должны существовать. С религиозной ли тематикой или нет, но такие, сам процесс приготовления которых заставляет тебя выделить этот день среди всех остальных дней в году. Просто потому что людям нужны праздники и свои какие-то ритуалы, как способ сбежать от однообразности будней, как лекарство от рутины.

продолжение следует…

Candra, блог «Картинки»

* * *

Аничков мост.

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Польско-литовская гусария XVII века

Алексей Васильев
Цейхгауз, #7 (1/1998)
Взято здесь.


 Созданная около 1500 г. польско-литовская «крылатая» гусария достигла своего расцвета в 1-й пол. XVII столетия (*), когда она, удачно совмещая в себе качества восточной (турецко-татарской) конницы с традициями западноевропейского рыцарства, приобрела славу лучшей кавалерии христианского мира, В многочисленных войнах той эпохи именно благодаря гусарам Речь Посполитая одерживала свои самые блестящие победы, — например, над шведами под Кокенхаузеном (1601 г.), Кирхгольмом (1605 г.) и Тжчаной (1629 г.), над московитами при Клушине (1610 г.), над турками под Хотином (1621 г.) и над крымскими татарами у Мартынова (1624 г.) и Охматова (1644 г.). Во 2-й пол. XVII в. роль гусарии в структуре польско-литовских вооруженных сил постепенно уменьшалась, однако и в этот период лихие атаки «крылатых» латников нередко решали исход сражений, в частности, против русских войск под Полонкой и на реке Басе (1660 г.) и против туредко-татарских полчищ под Хотином (1673 г.), Львовом (1675 г.) и Веной (1683 г.).
 Комплектование гусарии в XVII в. оставалась таким же, как и в эпоху средневековья. Это была так называемая система «товарищеского почта», согласно которой будущий командир гусарской роты — «хоругви» (ротмистр), получив от короля особую грамоту («лист пшиповедны»), нанимал на службу «товарищей» из числа рыцарей-шляхтичей, каждый из которых обязан был привести с собой «почт» («список», в буквальном смысле) в составе одного-двух вооруженных слуг с лошадьми. Эти «почтовые» воины, называвшиеся также «пахолками» (оруженосцами), «шеренговыми» (т. е. рядовыми) и «челядниками», обычно набирались из дворовых людей шляхтича или, если «товарищ» был достаточно богатым, — из мелкой («убогой») шляхты. Набор в хоругвь происходил на добровольной основе, для чего ротмистру давался определенный срок (с 1620 г. — двухмесячный, считая со дня выдачи «листа»).
Читать дальше Основной тактической и административной единицей гусарии XVII в. была хоругвь, насчитывавшая 100-200 коней и подразделявшаяся на почты. В строю хоругви товарищи становились в первую шеренгу, за ними в ряд выстраивались прочие воины соответствующих почтов, образуя, таким образом, вторую и третью шеренги (количество последних зависело от числа рядовых в почтах). Командный кадр хоругви составляли ротмистр и поручик, причем последний обычно непосредственно командовал подразделением, ротмистр же, будучи, как правило, знатным магнатом, оставался лишь титулярным начальником. В отсутствие поручика гусарскую роту возглавлял специально назначенный товарищ — так называемый «наместник». Подобно всем товарищам хоругви, ее офицеры (ротмистр и поручик) имели свои собственные почты, занимавшие в списке первое и второе места. Третьим по старшинству был почт хорунжего, выбиравшегося из старых и заслуженных товарищей, чтобы носить ротное знамя (собственно хоругвь), но при этом не считавшийся офицером. При хоругви состояли также обозные слуги, которые обслуживали повозки с запасами, копьями, порохом и пулями, подковами и личными вещами. На каждый почт полагалась одна такая повозка (обычно двуконная), причем ее ездовой должен был также добывать продукты и фураж, готовить пищу и заниматься ремонтом поврежденного снаряжения.
 Следует отметить, что в XVII в. конница польской Короны и Великого княжества Литовского нередко сводилась в полки, каждый из которых имел в своем составе от нескольких до нескольких десятков хоругвей, в т.ч. одну или несколько гусарских и остальные казацкие (называвшиеся также «панцерными»). Так. в 1651 г. (в лагере под Сокалем) коронное войско включало в себя 9 конных полков, в 1653 г. (в лагере под Жванцем) — 16, а в 1683 (под Веной) — 13. Самым сильным всегда был королевский полк, хотя его состав в разное время менялся: например, в 1653 г. он насчитывал 2 гусарских, 7 казацких и 4 валашских хоругвей (всего 1741 всадник), а в 1683 г. — 11 гусарских (1455 всадников) и 10 панцерных (1179 коней). Остальные полки имели значительно меньшую численность — так, полк краковского каштеляна Анджея Потоцкого на 1 августа 1683 г. состоял иа 6 хоругвей (включая одну гусарскую), насчитывавших 508 всадников (в т. ч. 121 гусар). Полк являлся не административной, а чисто тактической единицей, и возглавлявший его полковник (ротмистр одной из гусарских хоругвей) не имел собственного штаба.
 На протяжении XVII в. численность и удельный вес гycapии колебались. В 1596 г. (во время восстания Семена Наливайко на Украине) Польша выставила 6570 человек коронного войска, включая 3200 гycap (30 хоругвей), а Литва — 1530 человек, из них 800 гусар. В 1621 г. под Хотином в 28-тысячной польско-литовской армии было 5З гусарских роты (более 8000 коней), а спустя тридцать лет в знаменитой битве с казаками и татарами под Берестечком (28-30 июня 1651 г.) поляки в составе своей 18-тысячной конницы имели только 2400 гусар. Штат польской гycapии, установленный в 1673 г., определил ее численностъ в 1900 коней, а в 1676 г. он был увеличен до 2920 коней. В Венском походе короля Яна III Собесского коронная конница имела 25 гусарских рот, насчитывавших по штату военного времени 3460 всадников (из них 1 августа 1683 г. было налицо 3227).
 Будучи элитой польско-литовского войска, гусария выделялась своим солидным предохранительным вооружением. Каждый конник имел стальной полудоспех, состоявший из кованых нагрудных лат (кирас), ошейника, наплечников, нараменников и наручей («карвашей»). Нагрудные латы, весившие около 6-7 кг, состояли из пластин толщиной 5-6 мм (до 8 в самом толстом месте), закрывавших спереди и сзади верхнюю часть корпуса, и трех-пяти более тонких (по 3 мм) пластинок-«фольг», защищавших его нижнюю часть. Характерной деталью гусарского нагрудника, напоминавшей о том, что его хозяин является христианским рыцарем, были два символических знака округлой формы, крепившихся на обеих сторонах груди. Слева, как бы прикрывая сердце, размещалось изображение Богоматери, а справа — крест с уширенными концами, называвшийся «мальтийским» или «кавалерским». Наплечники, вес каждого из которых достигал 3-4 кг, представляли собой пластины толщиной 2-3 мм с прикрепленными к ним латунными пряжками (скобами) для ремня, соединявшего их с кирасой. Ошейник состоял из двух частей, застегнутых на правом предплечье, и весил около 1 кг. Нараменники, защищавшие руки от плеча до локтя, делались из жестяных «фольг» весом 2,5-3 кг, а нарукавники — из кованых пластин весом около 0,5 кг. Общий вес польских гусарских лат был намного меньше, чем у доспехов средневекового рыцарства, самые легкие образцы которых весили 25 кг, а наиболее тяжелые достигали 60 кг. Гусары стремились еще больше облегчить предохранительное вооружение и к концу века практически отказались от наплечников, а нагрудники стали крепить скрещенными кожаными ремнями. Такие облегченные варианты доспехов весили всего около 7-8 кг, кроме того польские конники использовали сочетание кованой бляхи и кольчуги.
 В 1670-х гг. наряду с коваными доспехами получил распространение кожаный панцирь, покрытый прикрепленными к нему металлическими чешуйками, — так называемая «карацена» (от испанского corrazzina — кожа). Караценовый панцирь, более простой в производстве, был более эластичным, чем стальные латы, но отличался большим весом (20-25 кг) и был менее прочным.
 Иногда защитное вооружение дополнялось небольшим круглым (диаметром около 60 см) щитом — «калканом» (**).
 Для защиты головы гусары имели стальные шлемы разных видов, из которых наиболее характерным был «шишак» с наносником, козырьком, нащечниками и назатыльником. Имевший восточное происхождение, этот тип шлема через Польшу и Венгрию распространился в страны Западной Европы, где получил известность как «паппенхаймер» (название происходит от прозвища кирасир знаменитого имперского генерала времен Тридцатилетней войны Готфрида Генриха фон Паппенхайма). Кроме заостренных квepху шишаков гусария использовала шлемы с невысоким плоским гребнем, а также кожаные шлемы, появившиеся одновременно с «караценами».
 Поверх доспехов гусары носили звериные шкуры, скрепляя их пряжкой на левом плече. У основной массы «почтовых» они были волчьими, а у некоторых (тех, кто побогаче) — медвежьими. Медвежьим мехом довольствовались также самые бедные из товарищей, однако большинство из них красовались в шкурах рысей, леопардов, снежных барсов, львов и тигров.
 Под доспехи надевались жупаны разных цветов (чаще всего красные), которые у товарищей были из более дорогого сукна. Когда доспехи снимались, поверх жупана надевался длиннополый кафтан — «контуш», а на голове вместо шлема носили модную в ту эпоху шапку — "магерку" (искаженное от «мадьярки»). Шаровары и высокие сапоги (обычно из черной, желтой или красной кожи) дополняли этот костюм, являвшийся в тогдашней Речи Посполитой типичной одеждой шляхты.
 Говоря о польской и литовской гусарии, следует особо отметить наиболее характерную для нее деталь, а именно знаменитые гусарские «крылья», которые она еще в XVI столетии позаимствовала у турецкой конницы (точнее, у ее отборных всадников, называвшихся «дели»). Эта конструкция, представлявшая собой два декоративных крыла, первоначально крепилась сзади к заспинной части кирасы, а потом, с упразднением последней, — к задней луке седла. Остовы «крыльев» изготовлялись из дерева, а оперение — из настоящих перьев орла, сипа или сокола (реже — из гусиных, раскрашенных пол орлиные). Для большей прочности деревянные части обертывались кожей, а у богатых и знатных товарищей — покрывались аксамитом, окантовывались латунью и украшались дорогими каменьями. Возвышаясь над головой всадника, эти крылья как бы увеличивали его рост, что могло произвести определенное психологическое впечатление на противника. Кроме того, некоторые западноевропейские авторы ХVII в. приписывали им некий «шумовой» эффект, воздействовавший на врага во время атаки. «Утверждают, — писал Франсуа д'Алерак, посетивший Польшу в 1689 г., — что шум тех крыльев пугает коней неприятеля и помогает разбитию его рядов. (цит. по книге: J. Cichowsky, A. Szulczynski. Husaria. Warszawa, 1977. S. 105). В этом утверждении, по-видимому, есть смысл, хотя страх на лощадей противника очевидно наводили не только шелестящие перья, но и звериные шкуры, развевавшиеся за спинами атакующих гусap, и прапоры на копьях, с особым шумом колыхавшиеся во встречных потоках воздуха. Кроме таких функций «устрашения» гycapcкиe крылья очевидно не имели никакого боевого назначения и оставались чисто декоративной деталью (есть, впрочем, мнение, что в схватках с крымчаками оии приносили своим владельцам кое-какую пользу, мешая татарским наездникам набрасывать на гусар арканы). При всем том, крылья имелись далеко не у всех гусар; по ряду свидетельств они встречались лишь в отдельных хоругвях (прежде всего, короля, королевича, великого и польного коронных гетманов).
 Личный арсенал, которым располагал в XVII в. гусар Польского королевства и Великого княжества Литовского, отличался большим разнообразием. Для нанесения первого удара в стремительной конной атаке он имел длинное (5,5-6 м) копье с полым до рукояти древком, просмоленным и оплетенным сыромятным ремнем. Оно было примерно на 1,5 м длиннее копья средневекового рыцаря, но при этом значительно легче. К копью крепился матерчатый прапорец длиной 1,5 м цветов хоругви. При атаке с разбега гусар своим копьем легко пробивал доспехи противника, но обычно при этом ломал древко, после чего продолжал бой на ближней дистанции, используя холодное оружие колющего, рубящего и ударного действия. Для этого имелись: так называемый «концеж» (koncierz) — прямой меч длиной 1,2-1,8 м, которым было весьма сподручно колоть врага; сабля, предназначенная для рубки, а также особый топорик — «чекан» или боевой молоток — «надзяк» (на Руси известный как «клевец»), способный побивать вражеские панцири и шлемы.
 Самым любимым оружием гycapа была, конечно, eгo сабля — непременный атрибут и предмет гордости любого шляхтича. Чаще всего в гycapии встречались три типа сабель: 1) «венгерка», называвшаяся также «баторувкой» (в честь польского короля Стефана Батория), которая являлась разновидностью восточных сабель и имела длину клинка 78-80 см при общем весе 0,85-1,6 кг; 2) боевая «карабеля», имевшая клинок длиной 77-85 см и шириной 24-33 мм при кривизне 7-9 см; 3) «гусарский палаш», имевший рукоять со скобой и клинок длиной 82,5-87 см, шириной 2,7-3,1 см и кривизной 7-8 см. Последний тип, чисто польский по своему происхождению, был весьма удобен в рукопашной схватке как с конным, так и с пешим врагом, и во 2-й пол. XVII в. получил наибольшее распространение в гусарских хоругвях.
 Ручное огнестрельное оружие гусарского товарища обычно состояло из двух колесцовых пистолетов. Почтовые нередко имели на вооружении «бандолет» (укороченную аркебузу с колесцовым замком) или мушкет (последний использовался в пешем строю, например, при защите укреплений или вагенбурга). Кроме того, у гycap встречался также лук восточного (татарского) типа, из которого опытный стрелок мог выпустить до 12 стрел в минуту. Впрочем, к концу века луки стали уже большой редкостью (**).
 Конское снаряжение гусарии было восточного образца и имело некоторые преимущества над западноевропейским. В частности, конструкция гуcapcкого седла, будь то турецкий «кульбак» или его польские варианты «ленк» и «герлица», меньше давила на хребет лошади, что играло важную роль во время долгих и форсированных маршей. Сами кони гусар отличались статью, силой и резвостью. Как правило, они принадлежали к восточным породам или имели примесь их кровей. Часть этих лошадей доставлялась в Польшу и Литву из Венгрии, Трансильвании, Дунайских княжеств, Крымского ханства или самой Турции, другая разводилась на территории Речи Посполитой (главным образом на Волыни, в Подолии и на Украине). Многие магнаты и шляхтичи имели в своих «майонтках» огромные табуны коней, лучшие из которых попадали под гусарское седло. Самые дешевые лошади, приобретаемые гусарами в XVII в., стоили по 150-200 злотых, а самые дорогие — по 1000-1500 (для сравнения, — жалованье, которое ежеквартально получал гусар, в 1609-1649 гг. составляло 41 злотый, а в 1657-1717 гг. — 51), Именно эти прекрасные кони в значительной степени определяли высокие боевые качества польско-литовской гусарии, славившейся быстротой своих атак, неутомимостью при преследовании неприятеля и выносливостью на марше.
В статье использованы фото экспонатов Музея Войска Польского в Варшаве из книги: Żygulski Z. Stara broń w polskich zbiorach, Warszawa. 1984.
 БИБЛИОГРАФИЯ:
Солдатенко А. Польская гусария 1500-1776 гг. «Орел». 1993. # 3. С. 17-24.
Сагановiч Г.М. Войска Вялiкага княства Лiтоускага у XVI-XVIII стст. Мiнск, 1994,
J. Cichowsky, A. Szulczyński. Husaria. Warszawa, 1977.
Gembarzewski B. Husarze — ubiór, oporządzenie i uzbrojenie 1500-1775. Warszawa, 1939.
Górsky К. Historia jazdy polskiej. Kraków, 1894.
Wimmer J. Wojsko polskie w drugiej polowie XVII w. Warszawa, 1965.
Zarys dziejów wojskowości polskiej do roku 1864. Т. I. Warszawa, 1966.
Żolnierz polski. Ubiór, uzvrojenie i oporządzenie od XI w. do r. 1965. Т. I. (w. XI-XVII). Warszawa. 1960; Т. 2. (1697-1794). Warszawa, 1962.
Żygulski Z. Broń w dawnej Polsce na tle uzbrojenia Europy i Bliskiego Wschodu. Warszawa, 1975.
Żygulski Z. Stara broń w polskich zbiorach, Warszawa. 1984.
Примечания:
 (*) Данная статья задумывалась как продолжение статьи А. Солдатенко «Польская гусария 1500-1776 гг.» (часть I) в журнале «Орел» (1995, #3), которая охватывала более ранний период истории польских гусар — XVI век.
 (**) Автор, по-видимому, смешивает комплекс вооружения гусар, пятигорцев и панцерных казаков. Калкан и лук не входили в состав гусарского вооружения.

Иллюстрации и фотографииИллюстрации и фотографии из разных источников.

Гусарский ротмистр времен Тридцатилетней войны

Гусарский офицер в караценовом доспехе и два товарища верхом. 2-я пол. XVII в.









Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)