Отбракованные6 читателей тэги

Автор: Psoj_i_Sysoj

Отбракованные

 

Отбракованные / 残次品 (Cáncìpǐn) / Imperfections

 

Автор: Priest

Год выпуска: 2017

197 глав, 6 экстр, выпуск завершён.

Оригинал размещён на сайте: http://www.jjwxc.net/

 

Перевод: Псой и Сысой

Сверка с китайским: pandarise

Вычитка: kaos

Отдельное спасибо Диане Котовой (DianaTheMarion) за неоценимую помощь!

 

Аннотация:

«Это было лучшее изо всех времен, это было худшее изо всех времен».

Чарльз Диккенс. «Повесть о двух городах»

 

Я до костей пропитался ненавистью и годами назревающими заговорами, став призраком, вернувшимся с того света. С головой погрузившись в трясину, в бездну, я жаждал лишь похоронить свои истлевшие корни, отрастить шипы, подобно анчару, чтобы их яд поразил эту прогнившую цивилизацию.

И там, на самом дне... я обрёл свою звезду.

 

Оглавление:

Том 1. Звезда пустошей.

Глава 1. Пролог

Глава 2

Глава 3

Отбракованные. Глава 3

Его томный голос лился подобно песне, каждое слово, хоть и звучало отчётливо, произносилось немного в нос, придавая его манере говорить оттенок интимности — одним словом, его неспешная речь вовсе не походила на таковую столь высокого должностного лица.


***

Со спидеров сошли трое мужчин и одна женщина.

Мужчины могли дебютировать в качестве группы, поскольку их выкрашенные в красный, зелёный и жёлтый шевелюры отлично дополняли друг друга — стоя рядом, они до ужаса напоминали светофор. Женщина была одета в точности как разбитная девушка — из-под расстёгнутой кожаной куртки виднелось нижнее бельё. Видимо, подобная форма зимней одежды была в моде у местных боевых девиц.

Свалившись с неба, словно какие-то бандиты, они, тем не менее, молча выстроились у чёрного входа обветшалого бара, словно не решаясь подать голос.

читать дальшеНикто из них явно не желал начинать первым — наконец, потолкавшись на месте, «светофорная» группа совместными усилиями выпихнула вперёд женщину.

Не боящаяся холода уверенная в себе гонщица тем не менее мигом сникла под безучастным взором стоящего у двери мужчины.

— На теле того человека помещался какой-то неизвестный нам блокиратор сигнала, из-за которого мы мигом потеряли его след… — нерешительно начала она.

Тот, сохраняя каменное выражение лица, продолжал молча мерить её взглядом — пока она от смущения не закашлялась с такой силой, что чуть не выплюнула лёгкие.

Только что прекративший плакать мальчик от звуков этого зверского кашля разрыдался с новой силой, осев на землю, словно испуганная пташка [1].

Однако стоило курившему мужчине опустить голову, бросив на него взгляд, как ребёнок тотчас подавил всхлипы, не осмеливаясь даже пикнуть.

— Вызовите полицию, — бросил незнакомец. — И хватит уже тут толпиться — заходите! — С этими словами мужчина, единый взор которого заставил мальчика прекратить плач, одной рукой сгрёб его в охапку и повернулся к спидеру. Краем глаза заметив сжавшуюся в жалкий комочек девушку, он бросил ей: — И ты.

Остальные потянулись друг за дружкой с таким видом, словно он только что даровал им помилование.

Поднявшаяся на ноги девушка замешкалась было в нерешительности, но исходящее из бара тепло сломило её сопротивление. Потерев царапину на тыльной стороне руки, она подхватила рюкзак и двинулась внутрь вслед за остальными.

Интерьер бара был оформлен в винтажном стиле — даже сама потёртость обстановки смотрелась оригинально. Воздух наполнял сладковатый запах рома, дополняемый льющейся из-за стойки джазовой мелодией. Разумеется, в такое время суток бар был уже давно закрыт, так что в поле зрения не было ни бармена, ни официантов — лишь мужчина, который и впустил их — надо думать, хозяин.

«Открыл один-единственный вшивый бар — а при этом строит из себя бог весть какую важную шишку?» — поразилась про себя девушка. В этот самый момент она уловила какое-то движение на полке рядом со столом, но решила, что это лишь игра света. Вновь обернувшись туда, она вздрогнула от неожиданности, встретившись взглядом с парой узких холодных глаз — и только тут, присмотревшись, поняла, что на полке лежал крупный изумрудно-зелёный ящер.

— Не бойся, эта тварь слишком ленивая, чтобы кусаться, — заверил её хозяин бара, опустив мальчика на высокий табурет напротив неё, и поинтересовался:

— Что будешь пить?

— Пиво, — придя в себя, ответила девушка.

— Сколько тебе лет? — Он вновь бросил на неё изучающий взгляд.

Теперь ей наконец удалось рассмотреть лицо мужчины в свете ламп: темноволосый, с весьма рельефными чертами лица, но, приглядевшись, в нём можно было распознать азиата. Закатав рукава до локтей, он расстегнул рубашку, открывая мускулистую грудь и подтянутый живот. Заметив, что девушка разглядывает его, он всё же застегнул пару пуговиц.

На его шее виднелся старый шрам — спускаясь от кадыка на плечо, где прятался за воротом рубашки, он отчего-то придавал владельцу бара опасный вид. Его облик дополняли прищуренные за завесой сигаретного дыма глаза и лёгкая щетина — но, будучи весьма небрежным в одежде и манере держаться, при этом он отнюдь не производил впечатления легкомысленности — его сводил на нет пристальный взгляд тёмно-серых глаз.

В них было что-то особенное, почему-то напоминающее о сокрытом глубоко во мраке ущелье, заполненном густым холодным туманом.

Едва встретившись взглядом с мужчиной, девушка поспешно отвела глаза, бросив:

— Пятьдесят.

— Говори по-человечески, — прищурился владелец бара.

Эта девушка давно привыкла к вольной беспризорной жизни, не боясь ни бога, ни чёрта [2], однако сейчас отчего-то не смела поднять голову перед хозяином этой забегаловки, серые глаза которого повергали её душу в трепет — не в тот, что посещает женщин перед лицом привлекательного мужчины, но в тот, что ощущает перед строгим завучем нашкодившая прогульщица — или как опоздавший на работу новичок под бдительным взором начальства.

Потому-то, опустив голову, девушка послушно снизила свой возраст вдвое:

— Двадцать пять.

В этот момент ей в глаза ударила вспышка белого света, и, с запозданием закрыв лицо, она вскрикнула:

— Ты чего?

Над запястьем мужчины появился прозрачный персональный терминал, и в воздухе возникло архивное досье на девушку. Выпустив дым через ноздри, мужчина приподнял бровь, прочтя имя:

— Хуан… Цзиншу?

— С какой стати ты залез в моё удостоверение? — в негодовании выпалила девушка.

Однако её возмущение не произвело ни малейшего впечатления на владельца бара.

— Тебя тоже зовут Цзиншу? Недурное имя — как у супруги генерального секретаря, — с улыбкой бросил он.

Впрочем, для девушки из Восьмой галактики слова «супруга генерального секретаря» звучали такой же бессмыслицей, как «чёрная дыра, названная учёными в честь тонкой кишки мифического зверя Писю [3]» — иными словами, она понятия не имела, кто это такая.

Далеко не всякий мог залезть в чужое досье по собственному произволу, так что, прислушавшись к голосу здравого смысла, девушка настороженно поинтересовалась, во все глаза уставившись на мужчину:

— Эта старушка [4] нарвалась на проблемы с копами?

Не обращая внимания на её дерзость, он продолжил:

— Родилась в августе 259-го по НЗК — выходит, зайке только шестнадцать?

Под его пристальным взглядом прямая шея девушки втянулась на три цуня [5].

Хозяин бара совершил плавное движение запястьем, и терминал исчез. Металлическая рука вынула бутылку молока из холодильника на стойке и разлила в два стакана, один из которых поставила перед Хуан Цзиншу, а второй — перед сидящим напротив неё мальчиком. После этого механическая рука коснулась головы ящера с почти человеческой нежностью — однако тот, будучи холоднокровным созданием, не оценил ласки столь же холодного металла и лишь втянул голову, медленно попятившись.

— И чего ради такая малолетка очертя голову лезет в дело, которое её не касается? — бросил владелец бара. — Вместо того, чтобы отправиться домой, предпочитаешь шататься по улицам среди ночи [6] с эдакой боевой раскраской? Куда только смотрит твоя семья — неужто за тобой совсем некому приглядывать?

— Ну и что с того, что мне шестнадцать? Тебе-то какое дело? Эта старуха — «Чёрная дыра [7]», — бравируя [8] показной разухабистостью, девушка ударила по столу. — Кончай болтать и дай уже пива! Я заплачу, чего ж тебе ещё?

Казалось, эти слова заставили притихнуть даже музыку, доносящуюся из-за барной стойки, и все глаза обратились на девушку. Красноволосый спидерист из «светофорной» тройки разразился оглушительным [9] кашлем, плюясь выпивкой. Протирая рукавом забрызганное лицо, зелёноволосый переспросил её:

— О чём это ты болтаешь?

Все знали, что демократическое правительство Восьмой галактики в какой-то мере напоминало одноразовую коробку для еды: по аналогии с этим искусственно сформированное планетарное правительство можно было уподобить низкосортной туалетной бумаге, а полицию — изредка попадающимся на пути дорожным знакам, на которые ровным счётом никто не обращает внимания. Ну а поскольку правительство не могло толком отвечать за свои слова, кто-то должен был занять его место — и это сделали многочисленные бандформирования, которые мигом подгребли под себя всю Восьмую галактику. Каждая из этих группировок получила свою вотчину, в которой обрела статус «теневого правительства [10]».

Теневое правительство Пекина-β именовалось «Чёрной дырой». В основном оно существовало за счёт платы за «крышу», однако время от времени пробавлялось также грабежом и насилием [11].

У руля «Чёрной дыры» стояла таинственная фигура по имени то ли Линь, то ли Линн [12] — в любом случае, обычно его именовали «Четвёртым братом [13]». О его происхождении ходили самые разные слухи: кто-то говорил, что он — преступник в розыске, кто-то — что бывший космический пират, сошедший на берег. Как бы то ни было, за какие-то несколько лет этот человек добился в кругах «Чёрной дыры» невиданной популярности, сперва заслужив положение доверенного лица при прежнем главе, а затем и вовсе заняв его место.

Как же Четвёртый брат вскарабкался на вершину этой пищевой пирамиды? Об этом также ходило немало легенд, повествующих об интригах, кровопролитии и отваге, однако ни одна из них не могла похвастаться реальными подтверждениями — и всё же эти истории быстро разошлись по всей Восьмой галактике, где их охотно пересказывал и стар, и млад.

И, само собой, каждый из маленьких сорванцов Пекина-β втайне мечтал стать следующим Четвёртым братом: «Чёрная дыра» в их глазах обладала тем же романтическим ореолом, что и академия Улань — для богатеньких детишек с Уто.

— «Чёрная дыра», — без зазрения совести повторила Хуан Цзиншу. — Только не говорите, что вы не слышали о «Чёрной дыре», живя на Пекине!

Обозрев юные черты её лица, которых не мог скрыть даже толстый слой косметики, спидеристка в ответ на это беспардонное враньё с усмешкой заявила:

— Видать, Четвёртый брат вконец обнищал, раз начал использовать детский труд.

Девушка сдвинула брови, явно готовясь к ядовитой отповеди [14], но, не успела она раскрыть свой красноречивый рот, как владелец бара отдал приказ механической руке сбоку от него:

— Набери Лу Бисина [15].

Механическая рука изобразила жест «ОК», и безэмоциональный голос произнёс:

— Вызываю начальника академии Лу…

— Ты… — испуганно выдавила девушка.

— Как я узнал, где ты учишься? — спросил за неё владелец бара и тут же ответил: — Все подростки Восьмой галактики, строящие из себя членов «Чёрной дыры», являются подопечными этого типа [16].

Как только отзвучали его слова, манипулятор содрогнулся, и холодную механическую интонацию сменил низкий мягкий голос «этого типа»:

— Вот это да! Чем обязан столь редкому вниманию?

— Ступай сюда, нашлась твоя потеря, — лаконично отозвался владелец бара.

— Да что ты? — в голосе начальника Лу зазвучала улыбка. — И что же я потерял?

Его томный голос лился подобно песне, каждое слово, хоть и звучало отчётливо, произносилось немного в нос, придавая его манере говорить оттенок интимности — одним словом, его неспешная речь вовсе не походила на таковую столь высокого должностного лица.

— Озорница [17] по имени Хуан Цзиншу — проверь, нет у тебя такой?

Манипулятор замер, вслед за чем голос начальника академии перескочил разом через три октавы, в мгновение ока переключившись с интонации ведущего ночной телепрограммы на диктора новостей [18].

— Как? Что случилось? Ты где?

Однако прежде чем владелец бара успел ответить, на запястье манипулятора внезапно вспыхнул маленький серебряный меч — взгляд мужчины застыл, и он тотчас поднялся с места, принявшись натягивать пальто. Одновременно с этим он бросил манипулятору:

— В «Ветхом пабе». Кончай болтать — просто приходи и забери её.

После этого он без лишних слов оборвал звонок и протянул руку — манипулятор тотчас отделился от стойки и, съёжившись, застегнулся на руке мужчины в виде браслета — дрессированный попугай, да и только!

Хуан Цзиншу, на своём веку не видавшая ничего, кроме этого глухого угла Восьмой галактики, была прямо-таки ошеломлена увиденным.

— Пенни [19], ты за главную, — бросил владелец бара, выходя через заднюю дверь.

Стоило ему переступить порог, как раздался звонок, и через переднюю дверь зашёл средних лет мужчина с заспанным лицом, облачённый в полицейскую форму. Улыбнувшись лихим [20] гонщикам, он вежливо поинтересовался:

— Я слышал, что кое-какая пустяковая проблемка требует моего участия.

— Вон она, — бросила женщина, которую владелец бара назвал Пенни, мотнув головой в сторону мальчишки. — Потерявшийся ребёнок. Заберите его отсюда.

— Хорошо, без проблем, мисс Пенни, не извольте беспокоиться, — подобострастно заверил её полицейский. Сердечно похлопав похищенного мальчика по спине, он умело успокоил перепуганного ребёнка. Утихомирив его, полицейский украдкой [21] оглядел помещение бара и с улыбкой поинтересовался:

— А где этот ваш… четвёртый брат, разве он только что не был здесь?

Бедовая школьница Хуан Цзиншу демонстративно зевнула с такой силой, что чуть не вывихнула челюсть.

Пенни с натянутой улыбкой [22] бросила на неё беглый взгляд.

— Какая жалость, — вытащив зубочистку изо рта, женщина, не разжимая ярко-алых губ, указала на заднюю дверь, — он только что вышел.


Примечания:

[1] Словно испуганная пташка — в оригинале 惊弓之鸟 (jīng gōng zhī niǎo) — в пер. с кит. «птица, уже пуганная луком [и стрелами]», обр. в знач. «пуганая ворона и куста боится».

[2] Не боясь ни бога, ни чёрта — в оригинале 天不怕地不怕 (tiān bù pà dì bù pà) — в пер. с кит. «не бояться ни неба, ни земли», обр. в знач. «ничего на свете не бояться; не знать страха».

[3] Писю 貔貅 (píxiū) — существо из китайской мифологии в виде крылатого льва. Первоначально называлась Бисе (辟邪, «отгоняющее беды»). Считается, что Писю имеет отличное чутьё на золото и серебро, а потому притягивает к себе богатство. Поэтому его изображение или статуэтки присутствуют в домах многих китайцев, особенно тех, для которых текущий год неблагоприятен по китайскому гороскопу.



[4] Эта старушка — в оригинале девушка именует себя 老娘 (lǎoniáng) — лаонян — в пер. с кит. «мать, мамаша», так женщина называет себя во время перепалки.

[5] Три цуня 三寸 (sāncùn) — цунь — 3,25 см., итого около 10 см.

[6] Среди ночи — в оригинале 半夜三更 (bànyè sāngēng) — в пер. с кит. «средь ночи в третью стражу». Ночной период в Китае делился на три стражи: первую (с 7 до 9 вечера), вторую (с 9 до 11 вечера), третью (с 11 вечера до часа ночи), четвёртую (с 1 до 3 ночи) и пятую (с 3 ночи до 5 утра).

[7] Чёрная дыра 黑洞 (hēidòng) — хэйдун — в наст. вр. обозначает убытки, ущерб в хозяйственной деятельности (в результате незаконных действий).

[8] Бравируя — в оригинале 色厉内荏 (sè lì nèi rěn) — в пер. с кит. «силён на вид, но слаб внутри», обр. в знач. «показная сила, видимость силы, колосс на глиняных ногах».

[9] Оглушительный — в оригинале 惊天动地 (jīngtiāndòngdì) — в пер. с кит. «потрясти небо и всколыхнуть землю», обр. в знач. «потрясающий, поразительный».

[10] Теневое правительство — в оригинале 隐形政府 (yǐnxíng zhèngfǔ) — в пер. с кит. «невидимое правительство».

[11] Грабёж и насилие — в оригинале 杀人放火 (shārénfànghuǒ) — в пер. с кит. «предавать всё огню и мечу».

[12] То ли Линь, то ли Линн — в оригинале Линь 林(Lín) — как в фамилии адмирала — и Lynn латиницей.

[13] Четвёртый брат 四哥 (sì gē) — сы-гэ.
哥 (gē) — гэ — почтительное обращение к старшему лицу своего поколения.

[14] Ядовитая отповедь — в оригинале 乌烟瘴气 (wūyān zhàngqì) — в пер. с кит. «смрад и дым, туман и миазмы, ядовитая атмосфера, нездоровая атмосфера».

[15] Начальник академии — в оригинале 校长 (xiàozhǎng) — в пер. с кит. «начальник военной академии/училища», также — «сержант, младший командир».

Лу Бисин 陆必行 (Lù Bìxíng) — фамилия переводится как «суша» или же «сухопутные войска, военный», имя — как «непременно явится/пригодится».

[16] Тип — в оригинале 孙子 (sūnzi) — в пер. с кит. «дети и внуки», бранное — «сосунок», «щенок», а также жарг. «фраер».

[17] Озорница — в оригинале 熊孩子(xióngháizi) — в букв. пер. «медвежонок», образно — «шалун, озорник, проказник».

[18] Диктор новостей — в оригинале 新闻联播 (xīnwén liánbō) — в пер. с кит. «Синьвэнь Ляньбо» (ежедневная новостная программа Центрального телевидения Китая); блок новостей.

[19] Пенни 佩妮 (pèinī) — сокращённое от «Пенелопа» или «Петуния».

[20] Лихие — в оригинале 妖魔鬼怪 (yāomó guǐguài) — в пер. с кит. «оборотни и бесы», обр. в знач. «нечистая сила, злые силы».

[21] Украдкой — в оригинале 贼眉鼠眼 (zéi méi shǔ yǎn) — в пер. с кит. диалектное «разбойничья бровь», «скользящий (крысий, разбойничий) взор», образно о плутоватом хитреце.

[22] Натянутая улыбка — в оригинале 似笑非笑(sì xiào fēi xiào) – в пер. с кит. «не то улыбается, не то нет», образно «натянутая улыбка».

Отбракованные. Глава 2

Пролог


275 год по НЗК, Восьмая галактика, планета Пекин-ß.



Пять лет спустя.

275 год по НЗК, Восьмая галактика, планета Пекин-ß.

Пекин-ß было вполне стандартным названием: среди планет в каждой галактике бытовали дюжины Пекинов, Лондонов или Зимбабве — их было всё равно что Пекинских проспектов или Нанкинских улиц в стране, называемой Китаем, которая существовала в Древнюю земную эру.

Возможно, именно из-за названия на планете царила восточная атмосфера: многие её жители являлись потомками древних китайцев — и всё же, в таком забытом богом месте, как Восьмая галактика, вам не суждена приличная благополучная жизнь, даже если в ваших жилах течёт кровь древних драконов [1].

читать дальшеГоворили, что из десяти топовых новостей главных галактических СМИ одна неизменно посвящалась несчастной доле [2] местных обитателей.

Этим-то восьмая галактика и заслужила своё прозвание — Пустоши [3].

Межпланетная лига состояла из восьми галактик. Столичная планета Первой галактики Уто, безусловно, помещалась на самой верхушке этой пирамиды. В свою очередь, самая удалённая от неё — и недоразвитая — Восьмая галактика могла претендовать лишь на звание сточной канавы.

Восьмая галактика превратилась в Пустоши как по естественным причинам, не последними из которых являлись скудость ресурсов и удалённость от торговых маршрутов, так и по историческим — о том, как эта галактика оказалась на положении сироты в дружной семье Межпланетной лиги, в двух словах не расскажешь…

Ещё в Старую эру, более двух сотен лет назад, Межпланетная лига погрязла в омуте космического пиратства — при этом большинство пиратов были потомками древних земных людей, а отнюдь не инопланетянами [4] с глазами, как теннисные мячи. Да и, если уж на то пошло, то изначально они не носили звания «космических пиратов», более подходящего водевильным злодеям, равно как не представляли собой единой фракции; лишь когда Межпланетная лига набрала достаточно сил, чтобы заполучить контроль над большей частью галактик, она для удобства заклеймила «пиратами» любые организации, не подчинившиеся её власти.

Восьмая галактика всегда существовала в отрыве [5] от прочих — словно сиротливый [6] остров, отрезанный от кучкующихся вместе семи галактик. Чтобы противостоять мощи Межпланетной лиги, мелким антиправительственным организациям пришлось заключить союз, укоренившись в Восьмой галактике, откуда они наносили удары правящему режиму. В начале Новой звёздной эры Восьмая галактика ещё свыше сотни лет пребывала под контролем космических пиратов. Такое положение дел продолжалось, пока в 136 году по НЗК Пустоши наконец не отбил генерал Межпланетной лиги Лу Синь [7], восстановив сообщение Восьмой галактики с остальными семью.

За последние сто лет осенённая лучами цивилизации и культуры Межпланетная лига развивалась семимильными шагами — и лишь сотрясаемая бесконечной гражданской войной с пиратами в духе «как только ты прекратишь петь, я поднимусь на сцену» Восьмая галактика, несмотря на восстановление связи, продолжала тащиться в хвосте. С течением лет этот разрыв лишь увеличивался, так что, в сравнении с другими галактиками Межпланетной лиги Восьмая была всё равно что шимпанзе против человека.

Заполучив Восьмую галактику благодаря усилиям генерала Лу Синя, Межпланетная лига направила туда людей, чтобы разведать обстановку, но вскоре обнаружила, что никакой ценности это проклятое местечко не несёт — а потому ограничилась тем, что на скорую руку сляпала «демократическое самоуправление» — тем самым позволив этим отсталым шимпанзе и дальше резвиться на воле, гоняя шары в своё удовольствие.

У всех представителей высшей администрации были именные карточки, служащие пропуском на важные события Межпланетной лиги — за исключением тех, что происходили из Пустошей: на их карточках значилось лишь «Восьмая галактика». Причиной тому была вовсе не дискриминация региона — просто из-за вечных междоусобиц этих орангутанов главы правительства сменялись там чуть ли не каждый божий день, так что другие должностные лица были просто не в силах разобраться в этой чехарде, а потому подобного «племенного» обозначения было вполне достаточно.

Как и стоило ожидать, жители Восьмой галактики стремились вырваться оттуда всеми правдами и неправдами — в результате там оставались лишь забытые богом и людьми бедолаги, влачащие жалкое существование в Пустошах.

На самом деле, планету Пекин-ß в этой галактике можно было признать передовой: пусть она была наиболее густо населённой и, как следствие, погрязшей в хаосе и бедности, при этом она обладала функционирующими межпланетными портами, а также, пусть и пребывающей на последнем издыхании, промышленностью — в достаточной степени, чтобы её жители могли кое-как сводить концы с концами.


***

В сгущающихся сумерках по одной из улиц Пекина-ß плёлся старый автобус [8], набитый сонными пассажирами. Логотип «Первая транспортная компания “Млечный путь”» на его борту давным-давно выцвел, превратившись в «Перва с ортная М уть». Искусственный интеллект этой машины с течением времени успел эволюционировать до искусственного кретинизма, а уровень поломок близился к 95%, так что на настоящий момент работал только «супер-безопасный режим», из-за чего тащившийся сквозь ночь с черепашьей скоростью автобус сигналил каждые пять минут.

В нём не осталось ни единого целого окна — все были перебиты горожанами, разбуженными проклятущими гудками.

Из-за этого по всему автобусу гулял ветер, крутя ничем не сдерживаемые смерчи пыли. Поскольку транспортная компания «Млечный путь» обанкротилась аж двести лет назад, нынче это был единственный оставшийся в этом городе публичный транспорт, пусть он и разваливался на ходу.

В городе свирепствовала зима — а на Пекине-ß она была весьма затяжной из-за закономерностей обращения планеты вокруг звезды, длясь целых три года кряду по новому счислению — при том, что система регуляции температуры давным-давно отключилась из-за всё той же нехватки средств. Ледяной ветер с унылым воем насквозь продувал беззащитный город. Нищие пассажиры зябко ёжились, потуже запахивая свои лохмотья, словно перепела, прячущие голову под крыло.

Ясное дело, этим бесплатным видом транспорта пользовались лишь беднейшие слои населения. Большинство из них были бродягами, настолько грязными, что распознать их пол и возраст было весьма затруднительно. Если бы не выбитые окна, пожалуй, от запаха соседей можно было запросто задохнуться насмерть.

На последнем ряду «Первосортной мути» у окна сидела изрядно подвыпившая девушка, возраст которой непросто было определить под толстым слоем размазанного макияжа. Пары алкоголя помогали ей успешно бороться с холодом, так что она распахнула короткую куртку, являя всеобщему взору причудливой формы бюстгальтер и татуировку с черепом на пояснице — с первого же взгляда можно было распознать в ней отчаянную хулиганку, к которой на кривой козе не подъедешь.

У её ног стоял рюкзак выше метра высотой. Заткнув уши наушниками, она откинулась на спинку сидения, прикрыв глаза, чтобы немного передохнуть. Раздражение девушки вполне можно было понять: её уже донимало похмелье и плач какого-то несносного ребёнка спереди, орущего так громко, что его не в силах была заглушить даже врубленная на полную мощность музыка в наушниках.

Тщетно пытаясь не обращать на него внимания, пару минут спустя она сдалась, вынув наушники, чтобы как следует разобраться с виновником.

Как ни странно, раздражающий плач тотчас прекратился.

Озираясь по сторонам вне себя от злости, девушка не увидела вокруг никого, кроме полуживых мужчин и женщин, съёжившихся в попытке спрятаться от вездесущего ветра — ни единого ребёнка на весь автобус. Страдая от накатывающего головокружения, она рыгнула, решив, что ей померещилось, и вновь надела наушники, натянув на голову капюшон и устало опустив веки.

Однако, стоило ей погрузиться в хмельную дрёму, как её разбудил вонзившийся в барабанные перепонки подобно иглам вопль:

— Мама!

Содрогнувшись, она вновь распахнула глаза — и в этот момент «Первосортная муть» подъехала к остановке, затормозив с громким скрипом.

Вырубив музыку, на сей раз девушка ясно расслышала горестный детский плач — совсем близко; он вбивался ей в уши подобно сверлу.

Но… где же в этом дрянном месте прячется ребёнок?

Подсвеченную табличку кто-то стащил ещё в незапамятные времена, а все фонари пали смертью храбрых, так что остановка была погружена в кромешную тьму. Рядом с ней пролегали грязные [9] улочки — соединяясь на месте остановки, они образовывали словно бы расплывчатый чёрный глаз, подглядывающий за выходящими из автобуса людьми. Погрязший в глубоком маразме искусственный интеллект раньше времени прохрипел «Конечная остановка» и, не дожидаясь протестов пассажиров, погрузился в глубокую спячку — пришлось им, бранясь, волей-неволей цепочкой двинуться на выход.

Хмурясь, девушка подхватила с пола свой рюкзак и вылезла из автобуса вслед за несколькими измождёнными пассажирами — впереди неё тщедушный коротышка средних лет в толстом ватнике тащил за собой тощего старикашку. Внезапно шарахнувшись назад, старик влетел прямиком в девушку.

Бывалая девица тотчас вздёрнула брови, узрев истинный облик того, кто в неё врезался; протерев глаза от размазанной туши, она убедилась, что старикашка неведомо как вернул себе молодость [10], превратившись в ребёнка!

«Неужто палёное бухло подсунули?» — недоумевала она про себя, с усилием моргая.

Её зрение на мгновение замутилось, а когда прояснилось, она увидела перед собой ребёнка лет двух-трёх, еле державшегося на ногах. Из-под наброшенных на него отвратительных лохмотьев виднелась дорогостоящая детская одежда. Хоть черты его лица было не разглядеть из-за того, что он заходился рыданиями, девушка отчётливо видела его нежную кожу.

«Бродяга» удерживал мальчика за шкирку и запястье так, что его ноги едва касались земли, так что он скорее нёс его, чем вёл — ребёнок с плачем вырывался, но никто не обращал на это ни малейшего внимания. Казалось, ни одна живая душа не замечала, что творится что-то неладное: похоже, их глазам представал лишь сумасшедший старикашка, как недавно и самой девушке.

Коллективная иллюзия!

Зрачки девушки съёжились — она заподозрила, что «бродяга» был торговцем живым товаром — и потому как бы невзначай [11] последовала за ним.

Тащивший ребёнка «бродяга» не замечал девушку — выйдя из автобуса, он двинулся прямо по одной из улочек в узкий переулок, застроенный лишь несколькими развалюшками. В тёмном закоулке располагалась задняя дверь подпольного бара, подобные светлячкам огоньки которого мерцали на снегу, указывая путь припозднившемуся путнику. Казалось, пронзительный плач ребёнка должен был перебудить весь переулок — однако никто не реагировал.

Едва ли причиной тому был какой-то галлюциноген биохимической природы — что в продуваемом всеми ветрами автобусе, что на свежем воздухе его пары бы мигом развеялись.

Поправив лямки рюкзака, девушка надвинула капюшон и окликнула бродягу:

— Эй, ты, постой-ка!

Тот и впрямь остановился, усилив захват на вороте мальчика — и, в противоположность своим действиям, натянул подобострастную улыбочку, ссутулив плечи и втянув шею, словно желая показать, что не хочет ввязываться в неприятности.

— Кто… Я? — запинаясь, отозвался тот.

Девушка настороженно прищурилась, вздёрнув подбородок.

— Это ваш ребёнок? — кивнула она в сторону мальчика.

Выражение лица бродяги мигом переменилось.

— Ч-что? — Он выдавил фальшивый смешок. — По-вашему… Должно быть, вы обознались. Какой ещё ребёнок? Этот старый хрыч скорее похож на… обезьяну. Он, конечно, мелкий, но отнюдь не ребёнок — сами взгляните.

Он подтолкнул к ней своего спутника — и в этот момент зрение девушки словно заволок мерцающий экран. Отчаянно плачущий мальчонка то вырастал, то вновь сжимался, превращаясь то в оборванного старика, то обратно в ребёнка — и так снова и снова.

— Странно… — нахмурилась девушка, подступая ближе.

«Бродяга» ухмыльнулся в ответ на её недоумение, обнажая пожелтевшие зубы:

— Я ж говорил — вот, смотрите…

Не успел он договорить, как девушка, выхватив из рюкзака винную бутылку, с быстротой молнии обрушила её на голову бродяги. Врезавшись в его лоб, бутылка разлетелась на осколки — в воздухе тут же разлилась кислая вонь. Продолжая сжимать в руке горлышко бутылки, эта крутая девка стёрла с губ остатки помады, смачно сплюнув.

— Думал одурачить меня, ублюдок [12]? Меня?

Вино залило лицо «бродяги». Он тотчас прекратил улыбаться — фальшивое добродушие сменилось исполненным злобы ледяным взглядом. Оттолкнув мальчика, он, треща костями, будто бы надулся воздухом, мигом превратившись в почти двухметровую гору мышц!

На сей раз дерзкая девушка и впрямь пришла в искреннее недоумение — сдавая позиции, она инстинктивно отступила на полшага.

— Ты…

«Бродяга» осклабился, обнажая широченную пасть [13]:

— Как я и думал — никчёмная пустоголовая дрянь.

Стоило девушке услышать слова «пустоголовая дрянь», как шок мигом преобразился в гнев. Врезав амбалу по яйцам, она, когда тот согнулся пополам, вцепилась в его волосы, пригибая его к земле, и при этом засадила прямо по лицу разбитым горлышком бутылки, не давая ему опомниться. Точность и уверенность её ударов выдавали в ней опытного уличного бойца, с которым шутки и впрямь плохи.

Однако острые края бутылки соскользнули, не оставив даже следа на лощёной коже — бледное твёрдое лицо мужчины было словно бы покрыто чем-то вроде металла.

Невозмутимо мотнув головой, «бродяга» осторожно схватил девушку за руку, удерживающую его за волосы, а затем поднял её над землёй, будто котёнка.

Выронив бутылку, девушка задёргалась в воздухе.

— Ты… ты — не человек… — дрожащим голосом выдохнула она, глядя в его отражающее свет лицо.

«Бродяга» вновь расплылся в странной улыбке. Широкая, как веер из пальмового листа, рука опустилась ей на голову, сжимая пальцы — девушка успела заметить, как просвечивают сквозь кожу жилы…

В это мгновение ей в глаза ударил ослепительный свет, вслед за чем из воздуха материализовались то ли три, то ли четыре спидера [14], явно игнорируя запрет «никакого высокоскоростного транспорта ниже 100 метров над поверхностью земли» — видимо, они двигались быстрее скорости звука, потому что вслед за вспышкой раздался оглушительный рёв, а за ним последовала ударная волна.

При виде того, что дело принимает иной оборот, выражение лица «бродяги» мигом переменилось и, разжав руки, он ударился в бегство.

Порождённый спидерами порыв ветра сшиб девушку с ног, и она покатилась по земле вместе с рюкзаком, пока не достигла ближайшей стены, тотчас прижавшись к ней.

Плачущего малыша и вовсе подхватило вихрем воздуха, унося с глаз долой.

«Бродяга»-оборотень одним гигантским прыжком взлетел на гребень стены, подобно хищному зверю. Передохнув несколько мгновений, он сверкнул на прощание лазерным лучом и растворился во тьме.

Неистово дрыгающийся в воздухе мальчик подлетел прямиком к задней двери бара.

Она внезапно распахнулась, и оттуда высунулся мужчина, поймав ребёнка за шкирку.

Когда, приземлившись, спидеры одновременно заглохли, прижавшаяся к стене девушка наконец решилась поднять голову и, проводя рукой по взлохмаченным волосам, заметила стоящего неподалёку стройного высокого мужчину — его лицо оставалось в тени.

Он нагнулся, ставя мальчика на землю, и другой рукой стряхнул пепел со светящейся во тьме сигареты.

— Нет смысла его преследовать — он уже далеко в космосе, — лениво бросил он. — Постарайтесь в следующий раз быть более скрытными — ваши фары кого угодно на световой год вперёд распугают.


Примечания:

[1] Древние драконы в данном случае символизируют императорскую власть.

[2] Несчастная доля — в оригинале 水深火热 (shuǐshēn huǒrè) — в пер. с кит. «вода всё глубже, огонь всё жарче», обр. в знач. «невыносимые страдания, критическое положение, ад кромешный».

[3] Пустоши — в оригинале 荒漠 (huāngmò) — в пер. с кит. «пустыня, пустынная степь».

[4] Инопланетяне — в оригинале ET — аббревиатура от Extra-Terrestrial — в пер. с англ. «инопланетный».

[5] В отрыве от прочих 离群索居 (líqún suǒjū) – в пер. с кит. «замкнуться в себе, жить отшельником, избегать общества, уединиться».

[6] Сиротливый 可怜巴巴 — в пер. с кит. «бедняжка, сирый, жалкий, несчастный».

[7] Лу Синь 陆信 (Lù Xìn) — фамилия генерала переводится как «суша» или же «сухопутные войска, военный», имя — как «верить, доверять», а также «известие».

[8] Автобус — в оригинале 公共汽车 (gōnggòng qìchē)

[9] Грязные — в оригинале 藏污纳垢 — в пер. с кит. «скопление нечистот», а также «преступность, разврат».

[10] Вернул себе молодость — в оригинале идиома 返老还童 (fǎnlǎo huántóng) — в пер. с кит. «превратить старость во вторую юность», обр. в знач. «омолодиться».

[11] Как бы невзначай — в оригинале 不动声色 (bùdòng shēngsè) — в букв. пер. с кит. «голос не дрогнул», обр. в знач. «не подавая вида, спокойно, хладнокровно»

[12] Ублюдок — в оригинале 王八蛋 (wángbadàn) — в букв. пер. с кит. «черепашье яйцо». Происхождение ругательства связано с тем, что в Китае считалось, что черепахи — ужасно распущенные животные и сами не знают, от кого откладывают яйца.

[13] Широченная пасть — в оригинале 血盆大口 (xuè pén dà kǒu) — в пер. с кит. пасть размером с таз для крови» (о твари, животном), обр. в знач. «ненасытная утроба, прорва» (об эксплуататоре).

[14] Спидер — в оригинале 高速机车 (gāosù jīchē) — в букв. пер. с кит. «высокоскоростные мотоциклы/локомотивы».


Следующая глава

Отбракованные. Том 1. Звезда пустошей. Глава 1. Пролог

…Разоружиться, — закончил он и, стащив перчатки, отбросил их.


6 марта 270 г. по НЗК [1]

Адмиралу [2] Серебряного форта Линь Цзинхэну [3] предстояло срочно явиться на столичную планету Уто [4] по запросу парламента Межпланетной лиги [5].

Он осмелился воспротивиться этому приказу.

На следующий же день «Ежедневник Уто» разразился гневным заголовком: «Пойдёшь на бунт, Линь Цзинхэн?»

К концу марта Серебряный форт был заключён в кольцо осады. Почти полтысячи бронированных боевых мехов [6] были выгружены вне искусственной атмосферы войсками мехформирований. Серебряный форт готов был нанести ответный удар, схлестнувшись с бывшими соратниками не на жизнь, а на смерть. Никто не желал идти на компромисс. Этот мёртвый клинч [7] длился двое суток, вплоть до вечера двадцать шестого марта.

читать дальшеЕго адъютант Лорд [8] бесшумно поставил на стол стакан рома со льдом.

Застывший у окна адмирал указал на место рядом с собой, веля ему остаться.

Адмирал Линь, чья скандальная репутация гремела на все восемь галактик, был весьма высок. Из-за безупречной аккуратности, отличающей его облик с кончиков волос до пряжки ремня, он казался хладнокровным до бесчувствия. Походя подбросив в стакан ещё пару кубиков льда, он продолжал разговор — судя по призрачному свечению у левого уха.

Благодаря достижениям коммуникационных технологий теперь телефоны соединялись напрямую с персональными терминалами, а это означало, что людям больше не приходилось «говорить» в старом значении слова: их мысли тут же преображались в аналоговые сигналы, передающиеся на приёмник собеседника. Это позволяло существенно повысить уровень безопасности, исключив сторонних слушателей: теперь понять, происходит ли привычный обмен любезностями или же ожесточённый спор, можно было лишь по выражению лица говорящего.

Однако на лице адмирала стоящий рядом адъютант не мог прочесть ровным счётом ничего.

Современное общество всячески поощряло откровенность и открытость, так что такие устаревшие качества, как свойственные Линю сдержанность и замкнутость, не встречали понимания. Его оппоненты и пресса не преминули ухватиться за это неблаговидное с их точки зрения свойство характера, заклеймив адмирала заносчивым [9] и скрытным интриганом.

Завершив беседу, «интриган» посмаковал остатки рома и как ни в чём не бывало обратился к Лорду:

— Верховный Главнокомандующий предложил мне стратегический компромисс — его суть в том, что сперва мне предстоит отправиться на Уто.

Лорд остолбенел при этих словах.

— Стратегический компромисс, — с усмешкой повторил адмирал Линь, взмахом руки включая экран, чтобы ознакомиться с последними новостями.

Нынче внимание всех СМИ Уто было приковано к Серебряному форту.

На экране окружённый журналистами генеральный секретарь Голден [10], недавно назначенный на этот пост, обращался с пылкой речью к прессе, стоя в дверях залы Звёздного парламента:

— Адмирал Линь — мой школьный товарищ, мой друг и, что самое важное, член моей семьи. Я готов поклясться моей карьерой, моей честью — чем угодно, что адмирал Линь как прежде верен Уто. Я глубоко убеждён, что он не способен предать Межпланетную лигу, и воспринимаю подобные вопросы как злонамеренную клевету!

Сам адмирал Линь молча похрустывал кубиком льда, внимая этому прочувствованному обращению.

— Цзинхэн, пожалуйста, выслушай меня, если ты меня видишь! — с этими словами генеральный секретарь бросил проникновенный взгляд в камеру. — Не придавай значения пустым обвинениям! Не позволяй подобному недопониманию разрастись в конфликт, что затронет твоих близких и сыграет на руку нашим общим врагам! Прошу, возвращайся! Мы с Цзиншу [11] ждём тебя на Уто! Твоя семья ждёт тебя, Цзинхэн!

Камера переместилась, захватывая стоящую рядом с Голденом женщину: в чёрном, без следа макияжа — на бледном лице выделялись лишь тёмные глаза и брови, но даже это ничуть не умаляло её поразительной красоты.

Линь Цзиншу, младшая сестра адмирала, год назад вышла замуж за Голдена — человека с самыми блестящими перспективами во всех семи галактиках Межпланетной лиги.

Со всех сторон окружённая телохранителями, она так и не проронила ни слова — и взгляд её блестящих глаз был пуст, словно у фарфоровой куклы.

Казалось, адмирал был нимало не тронут этой сценой.

— Что думаете о генеральном секретаре? — бросил он адъютанту.

— Выдающийся человек, — сдержанно отозвался тот, тщательно обдумав свой ответ.

— Да уж, иначе не скажешь, — согласился адмирал Линь. — Послушать его — сама безупречность, и всё же у меня от него мурашки по коже. Готов поспорить: те, кто не в курсе дела, решат, что меня с ним связывает нечто большее, чем родственные узы, — усмехнулся он. Взмахом руки выключив экран, он одним глотком осушил остатки рома. — По-моему, вышло чересчур слащаво.

Забирая пустой стакан, адъютант сказал, понизив голос:

— Не обращайте внимания на всю эту шумиху, командир [12]. Десять Серебряных эскадр приведены в полную боеготовность и могут выступить в любой момент — вам остаётся лишь отдать приказ.

— Значит, бунт? — смерив адъютанта холодным взглядом, Цзинхэн внезапно спросил: — Вы ведь окончили Первое военное училище, Лорд?

— Так точно, командир! 260-й выпускник академии Улань [13], закончил с отличием!

— А чем занимается твоя семья? Есть братья, сёстры?

Лорд пришёл в искреннее недоумение, не понимая, с чего адмиралу вдруг вздумалось расспрашивать его о столь повседневных вещах в обстоятельствах, вовсе этому не благоприятствующих. И всё же он ответил с полной серьёзностью:

— Мой отец заведует семейным госпиталем, а мать преподает в Академии Улань. Также есть старший брат и младшая сестра.

Цзинхэн не удержался от горестной улыбки.

И всё же рвётся в бой очертя голову… Этот юноша, у которого ещё молоко на губах не обсохло, с такой лёгкостью готов ринуться в битву — но против кого? Против собственной семьи, что так им гордится?

Академией Улань неофициально прозывалось Первое военное училище — прославленная колыбель героев. И всё же лишь единицы из выпускников Улань удостоились чести быть зачисленными в гарнизон Серебряного форта.

Для этого требовались не только превосходные отметки. Согласно постулатам политики, выше всего ставящей «гуманистические принципы», будущее выпускников должно быть связано с родными местами — и это тоже было частью большой политической игры. Потому Серебряный форт принимал выпускников лишь из Первой галактики, причём по большей части из высших классов — из семей крупных бизнесменов, интеллектуалов, знаменитостей и даже политиков.

Это делало без того непростую ситуацию ещё более запутанной. Проще говоря, тут имелись две фракции.

Первую — приблизительно десятую часть личного состава — составляли Десять Серебряных эскадр, сражавшиеся с космическими пиратами вместе с Линем и, как следствие, сполна разделяющие его дурную репутацию, прославившись как дебоширы всея Вселенной. Скандальные новости о них появлялись каждый день, тут же становясь предметом всеобщих пересудов. Находились даже те, кто придерживался мнения, что, посылая их биться с пиратами, Лига попросту вышибает клин клином [14].

Прочие же были богатенькими детишками [15] из Улань, спутанными по рукам и ногам семейными и прочими связями — они-то и обеспечивали стабильность и лояльность Серебряного форта.

Отпуская адъютанта взмахом руки, Цзинхэн отдал ему приказ:

— Приготовьте мне костюм и оповестите таможенные пункты. Завтра я отправляюсь на Уто.

— Командир… — пролепетал Лорд, шокированный до глубины души.

— Сам Верховный Главнокомандующий предлагает мне стратегический компромисс — так что же мне остается? Всему Серебряному форту… — Линь помедлил, уставив взгляд за окно — тысячи космических кораблей застыли, готовые выдворить незваных гостей из-под купола искусственной атмосферы. Холодный блеск их обшивки напоминал призрачное свечение стайки рыб саланкса [16], и эта рябь отразилась в серых глазах адмирала. — …Разоружиться, — закончил он и, стащив перчатки, отбросил их.

На следующий день подобный крохотному судёнышку, выходящему в звёздный океан, космический корабль «Цзинъюань [17]» отбыл из Серебряного форта под хищными взорами [18] собравшихся за пределами атмосферы боевых машин. Грозная армия расступилась перед этим диктатором, в безмолвии наблюдая его отбытие.

Невооружённым судам не дозволено было пользоваться шлюзами для пространственных прыжков, потому «Цзинъюаню» требовалось тринадцать дней, чтобы проделать путь от Серебряного форта до столичной планеты, миновав шесть таможенных пунктов.

На четвёртый день, проходя мимо планеты Сима [19], корабль повстречался с астероидным потоком. Чтобы избежать его, Линь Цзинхэн хотел отклониться от маршрута, но из-за того, что он считался невероятно опасной персоной, задержись он хотя бы на один день, четвёртая гвардия столицы подняла бы тревогу двенадцатого уровня по первому классу.

Из-за этого «Цзинъюаню» пришлось нырнуть в Сердце Розы [20] — единственную пока что неисследованную человеком, а потому запретную, звёздную систему Первой галактики.

Шестого апреля 270 года по НЗК «Цзинъюань» был атакован космическими пиратами, укрывающимися на окраинах Сердца Розы. Корабль был уничтожен, а адмирал Линь Цзинхэн погиб в бою.

Когда эта весть дошла до столицы, она до основания всколыхнула общественность. Десять Серебряных эскадронов взбунтовались, и Серебряный форт был парализован. Потеряв наиболее высоко ценимого им подчинённого, Верховный Главнокомандующий в негодовании послал консулу Лиги прошение об отставке. Но и на этом дело не кончилось [21]. Космические пираты, выдворенные адмиралом Линем из Восьмой галактики с десяток лет назад, вновь вернулись из небытия [22], нападая на гражданские суда в Шестой галактике — а запоздалая реакция Военного Министерства на это известие привела к массовым жертвам.

Вся эта цепь событий получила наименование «серебряной катастрофы».

Демонстрации протеста распространялись от Шестой галактики, постепенно приняв глобальные масштабы.

Под их давлением функционеры Уто вынуждены были изменить своё отношение. Прежде всего они поспешили умилостивить Военное Министерство. Теперь и речи не было о том, что Линя силой тащили на Уто: все дружно пели ему хвалы с тем же энтузиазмом, с каким ранее поливали его грязью, словно у них случился коллективный провал в памяти.

Заносчивый интриган превратился в дар человечеству свыше, величайшего героя в истории.

Торжественная похоронная процессия прошла на Уто. Тело Линя заменил его парадный костюм, который он так и не надел ни разу в жизни — он удостоился места на знаменитом Кладбище патриотов Уто. Цена пригласительных билетов на церемонию взлетела до небес — так что адмирал умудрился попасть в Книгу рекордов Гиннесса как человек, смерть которого обошлась дороже всех прочих. Он-таки удостоился заслуженной славы — хотя бы посмертно.

Безукоризненно [23] элегантная и сдержанная даже в скорби Линь Цзиншу, отгородившись чёрной вуалью, принимала соболезнования от каждой знаменитости, почтившей похороны её брата своим присутствием.

Так прекрасна — увидев её, никто не смог бы остаться равнодушным — и так холодна.

Когда генеральный секретарь Голден приблизился к ней, Цзиншу обвила его руку, подобно стеблю повилики, и покорно позволила надеть на себя траурную шляпку, с благодарностью принимая заботу мужа. Затем она безмолвно и, глядя на него полным обожания и надежды взором, слушала его прочувствованное выступление, время от времени смахивая слёзы шёлковым платочком.

Репортёры бросились было фотографировать её, но быстро остыли к этому занятию: миссис Голден была такой же, как и всегда — что на пышном светском рауте, что на благотворительной акции против выбрасывания тел домашних питомцев в открытый космос — всё тот же ничем не примечательный безукоризненный стиль, та же безупречная сдержанность, так что с тем же успехом можно было использовать фотографии с других мероприятий.

Представители прессы давно рассеялись, а Цзиншу так и продолжала сидеть не шелохнувшись. Она напоминала прекрасный цветок, распустившийся на одинокой горной вершине — хоть никто им не любуется, он благоухает на радость самому себе.

Теперь на лепестках прекрасного цветка блистали росы слёз — и это зрелище завораживало, будто сквозь её миловидные черты проступало сияние духа всего рода людского.

Глядя на мужа, картинно подавляющего рвущиеся из груди всхлипы, она думала: «Хочу, чтобы ты заплатил жизнью за жизнь».

Прошло более двухсот лет с тех пор, как человечество наконец-то зажило в мире в эру, которую окрестили Новой звёздной — но теперь по гладкой поверхности [24] обновлённой жизни расползалась уродливая трещина…


Примечания:

[1] НЗК — Новый звёздный календарь 新星历 (xīnxīnglì) — синьсинли.

[2] Адмирал 上将 (shàngjiàng) шанцзян — в пер. с кит. «генерал-полковник; полный генерал; адмирал», историческое — «старший военачальник, полководец».

[3] Линь Цзинхэн 林静恒 (Lín Jìnghéng) — фамилия героя переводится как «лес», имя — «спокойный, постоянный».

[4] Уто 沃托 (Wùtuō) — иероглифы в названии столичной планеты переводятся как «орошать, оплодотворять живительными идеями» и «держать на ладонях, поручать, доверять».

[5] Межпланетная лига 星际联盟 (xīngjì liánméng)

[6] Мехи 机甲 (jījiǎ) — машины (обычно боевые), пилотируемые человеком, передвигающиеся при помощи ног.

[7] Мёртвый клинч — в оригинале 剑拔弩张 (jiàn bá nǔ zhāng) — в пер. с кит. «меч обнажён и натянута тетива самострела», в образном значении — «бряцать оружием».

[8] Адъютант Лорд — по-китайски его фамилия будет 洛德 (Luòdé) — Лодэ.
Адъютант — в оригинале 亲卫长 (qīnwèi cháng) — в букв. пер. с кит. «старший телохранитель». 亲卫 (qīnwèi) — «стража из приближённых» (дворцовая стража 1-го ранга, существовала со времён династии Суй ― до династии Юань (VI-XIV вв.)). Поскольку само это понятие взято из истории, мы сочли уместным использовать для перевода также устаревшее слово — адъютант — который состоял при военачальнике или при штабе того или иного формирования, а именно эту функцию при адмирале выполняет Лорд, судя по их взаимодействию.

[9] Заносчивый — в оригинале 目中无人 (mùzhōngwúrén) — в пер. с кит. «ни на кого не смотрит», в образном значении — «ни с кем не считаться; смотреть на людей свысока».

[10] Голден — по-китайски его фамилия будет 格登 (Gēdēng) — Гэден. Это слово в китайском используется также как звукоподражание стуку колёс или обуви, типа «тук-тук» или «топ-топ».

[11] Цзиншу 静姝 (Jìngshū) — её имя переводится как «безмятежная красавица».

[12] Командир 将军 (jiāngjūn) цзянцзюнь — в пер. с кит. «генерал, полководец», историческое «воевода, командир».

[13] Улань 乌兰 (Wūlán) — в пер. с кит. «Чёрная орхидея».

[14] Вышибает клин клином — в оригинале 以毒攻毒 (yǐdúgōngdú) — в пер. с кит. «изгонять яд с помощью яда», в образном значении — «излечивать подобное подобным».

[15] Богатенькие детишки — в оригинале 少爷 (shàoye) — в пер. с кит. «молодой господин», «барчук».

[16] Саланкс, или Лапша-рыба 银鱼 (yínyú) — латин. Salanx microdon. Маленькие рыбки (8-10 см.), бесцветные, почти прозрачные, широко распространена на побережье юга Дальнего Востока.


[17] Цзинъюань 静渊 (jìngyuān) — в пер. с кит. «глубочайший» или «невозмутимые глубины».

[18] Под хищными взорами — в оригинале 虎视眈眈 (hǔshì dāndān) — в пер. с кит. «смотреть хищно, как тигр», в образном значении «алчно взирать; бросать алчные взоры».

[19] Сима 西玛 (Xīmǎ) — название планеты пер. с кит. как «западный агат».

[20] Сердце Розы 玫瑰之心 (Méigui zhī xīn) — 玫瑰 (Méigui) в пер. с кит. означает также «шиповник» и минерал биотит.

[21] Но и на этом дело не кончилось — в оригинале 屋漏偏逢连夜雨 (wūlòu piān féng liányè yǔ) — в пер. с кит. «(если)крыша протекает, дождь будет идти всю ночь» (Фэн Мэнлун). В образном значении «беда не приходит одна; пришла беда — отворяй ворота».

[22] Возникли из небытия — в оригинале 卷土重来 (juǎn tǔ chóng lái) — в пер. с кит. «вернуться, вздымая пыль», образно в значении «возвратиться с триумфом; появиться вновь».

[23] Безукоризненно — в оригинале 天衣无缝 (tiān yī wú fèng) — в пер. с кит. «платье небожителей не имеет швов», образно в значении «совершенный, безупречный, без изъянов, идеальный».

[24] Гладкая поверхность — в оригинале 镜花水月 (jìnghuā shuǐyuè) — в пер. с кит. «цветы в зеркале, луна в воде», образно в значении «призрак, мираж, тень, видимость, иллюзия».


Глава 2

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)