Автор: Psoj_i_Sysoj

Отбракованные. Том 1. Звезда пустошей. Глава 1. Пролог

…Разоружиться, — закончил он и, стащив перчатки, отбросил их.


6 марта 270 г. по НЗК [1]

Адмиралу [2] Серебряного форта Линь Цзинхэну [3] предстояло срочно явиться на столичную планету Уто [4] по запросу парламента Межпланетной лиги [5].

Он осмелился воспротивиться этому приказу.

На следующий же день «Ежедневник Уто» разразился гневным заголовком: «Пойдёшь на бунт, Линь Цзинхэн?»

К концу марта Серебряный форт был заключён в кольцо осады. Почти полтысячи бронированных боевых мехов [6] были выгружены вне искусственной атмосферы войсками мехформирований. Серебряный форт готов был нанести ответный удар, схлестнувшись с бывшими соратниками не на жизнь, а на смерть. Никто не желал идти на компромисс. Этот мёртвый клинч [7] длился двое суток, вплоть до вечера двадцать шестого марта.

читать дальшеЕго адъютант Лорд [8] бесшумно поставил на стол стакан рома со льдом.

Застывший у окна адмирал указал на место рядом с собой, веля ему остаться.

Адмирал Линь, чья скандальная репутация гремела на все восемь галактик, был весьма высок. Из-за безупречной аккуратности, отличающей его облик с кончиков волос до пряжки ремня, он казался хладнокровным до бесчувствия. Походя подбросив в стакан ещё пару кубиков льда, он продолжал разговор — судя по призрачному свечению у левого уха.

Благодаря достижениям коммуникационных технологий теперь телефоны соединялись напрямую с персональными терминалами, а это означало, что людям больше не приходилось «говорить» в старом значении слова: их мысли тут же преображались в аналоговые сигналы, передающиеся на приёмник собеседника. Это позволяло существенно повысить уровень безопасности, исключив сторонних слушателей: теперь понять, происходит ли привычный обмен любезностями или же ожесточённый спор, можно было лишь по выражению лица говорящего.

Однако на лице адмирала стоящий рядом адъютант не мог прочесть ровным счётом ничего.

Современное общество всячески поощряло откровенность и открытость, так что такие устаревшие качества, как свойственные Линю сдержанность и замкнутость, не встречали понимания. Его оппоненты и пресса не преминули ухватиться за это неблаговидное с их точки зрения свойство характера, заклеймив адмирала заносчивым [9] и скрытным интриганом.

Завершив беседу, «интриган» посмаковал остатки рома и как ни в чём не бывало обратился к Лорду:

— Верховный Главнокомандующий предложил мне стратегический компромисс — его суть в том, что сперва мне предстоит отправиться на Уто.

Лорд остолбенел при этих словах.

— Стратегический компромисс, — с усмешкой повторил адмирал Линь, взмахом руки включая экран, чтобы ознакомиться с последними новостями.

Нынче внимание всех СМИ Уто было приковано к Серебряному форту.

На экране окружённый журналистами генеральный секретарь Голден [10], недавно назначенный на этот пост, обращался с пылкой речью к прессе, стоя в дверях залы Звёздного парламента:

— Адмирал Линь — мой школьный товарищ, мой друг и, что самое важное, член моей семьи. Я готов поклясться моей карьерой, моей честью — чем угодно, что адмирал Линь как прежде верен Уто. Я глубоко убеждён, что он не способен предать Межпланетную лигу, и воспринимаю подобные вопросы как злонамеренную клевету!

Сам адмирал Линь молча похрустывал кубиком льда, внимая этому прочувствованному обращению.

— Цзинхэн, пожалуйста, выслушай меня, если ты меня видишь! — с этими словами генеральный секретарь бросил проникновенный взгляд в камеру. — Не придавай значения пустым обвинениям! Не позволяй подобному недопониманию разрастись в конфликт, что затронет твоих близких и сыграет на руку нашим общим врагам! Прошу, возвращайся! Мы с Цзиншу [11] ждём тебя на Уто! Твоя семья ждёт тебя, Цзинхэн!

Камера переместилась, захватывая стоящую рядом с Голденом женщину: в чёрном, без следа макияжа — на бледном лице выделялись лишь тёмные глаза и брови, но даже это ничуть не умаляло её поразительной красоты.

Линь Цзиншу, младшая сестра адмирала, год назад вышла замуж за Голдена — человека с самыми блестящими перспективами во всех семи галактиках Межпланетной лиги.

Со всех сторон окружённая телохранителями, она так и не проронила ни слова — и взгляд её блестящих глаз был пуст, словно у фарфоровой куклы.

Казалось, адмирал был нимало не тронут этой сценой.

— Что думаете о генеральном секретаре? — бросил он адъютанту.

— Выдающийся человек, — сдержанно отозвался тот, тщательно обдумав свой ответ.

— Да уж, иначе не скажешь, — согласился адмирал Линь. — Послушать его — сама безупречность, и всё же у меня от него мурашки по коже. Готов поспорить: те, кто не в курсе дела, решат, что меня с ним связывает нечто большее, чем родственные узы, — усмехнулся он. Взмахом руки выключив экран, он одним глотком осушил остатки рома. — По-моему, вышло чересчур слащаво.

Забирая пустой стакан, адъютант сказал, понизив голос:

— Не обращайте внимания на всю эту шумиху, командир [12]. Десять Серебряных эскадр приведены в полную боеготовность и могут выступить в любой момент — вам остаётся лишь отдать приказ.

— Значит, бунт? — смерив адъютанта холодным взглядом, Цзинхэн внезапно спросил: — Вы ведь окончили Первое военное училище, Лорд?

— Так точно, командир! 260-й выпускник академии Улань [13], закончил с отличием!

— А чем занимается твоя семья? Есть братья, сёстры?

Лорд пришёл в искреннее недоумение, не понимая, с чего адмиралу вдруг вздумалось расспрашивать его о столь повседневных вещах в обстоятельствах, вовсе этому не благоприятствующих. И всё же он ответил с полной серьёзностью:

— Мой отец заведует семейным госпиталем, а мать преподает в Академии Улань. Также есть старший брат и младшая сестра.

Цзинхэн не удержался от горестной улыбки.

И всё же рвётся в бой очертя голову… Этот юноша, у которого ещё молоко на губах не обсохло, с такой лёгкостью готов ринуться в битву — но против кого? Против собственной семьи, что так им гордится?

Академией Улань неофициально прозывалось Первое военное училище — прославленная колыбель героев. И всё же лишь единицы из выпускников Улань удостоились чести быть зачисленными в гарнизон Серебряного форта.

Для этого требовались не только превосходные отметки. Согласно постулатам политики, выше всего ставящей «гуманистические принципы», будущее выпускников должно быть связано с родными местами — и это тоже было частью большой политической игры. Потому Серебряный форт принимал выпускников лишь из Первой галактики, причём по большей части из высших классов — из семей крупных бизнесменов, интеллектуалов, знаменитостей и даже политиков.

Это делало без того непростую ситуацию ещё более запутанной. Проще говоря, тут имелись две фракции.

Первую — приблизительно десятую часть личного состава — составляли Десять Серебряных эскадр, сражавшиеся с космическими пиратами вместе с Линем и, как следствие, сполна разделяющие его дурную репутацию, прославившись как дебоширы всея Вселенной. Скандальные новости о них появлялись каждый день, тут же становясь предметом всеобщих пересудов. Находились даже те, кто придерживался мнения, что, посылая их биться с пиратами, Лига попросту вышибает клин клином [14].

Прочие же были богатенькими детишками [15] из Улань, спутанными по рукам и ногам семейными и прочими связями — они-то и обеспечивали стабильность и лояльность Серебряного форта.

Отпуская адъютанта взмахом руки, Цзинхэн отдал ему приказ:

— Приготовьте мне костюм и оповестите таможенные пункты. Завтра я отправляюсь на Уто.

— Командир… — пролепетал Лорд, шокированный до глубины души.

— Сам Верховный Главнокомандующий предлагает мне стратегический компромисс — так что же мне остается? Всему Серебряному форту… — Линь помедлил, уставив взгляд за окно — тысячи космических кораблей застыли, готовые выдворить незваных гостей из-под купола искусственной атмосферы. Холодный блеск их обшивки напоминал призрачное свечение стайки рыб саланкса [16], и эта рябь отразилась в серых глазах адмирала. — …Разоружиться, — закончил он и, стащив перчатки, отбросил их.

На следующий день подобный крохотному судёнышку, выходящему в звёздный океан, космический корабль «Цзинъюань [17]» отбыл из Серебряного форта под хищными взорами [18] собравшихся за пределами атмосферы боевых машин. Грозная армия расступилась перед этим диктатором, в безмолвии наблюдая его отбытие.

Невооружённым судам не дозволено было пользоваться шлюзами для пространственных прыжков, потому «Цзинъюаню» требовалось тринадцать дней, чтобы проделать путь от Серебряного форта до столичной планеты, миновав шесть таможенных пунктов.

На четвёртый день, проходя мимо планеты Сима [19], корабль повстречался с астероидным потоком. Чтобы избежать его, Линь Цзинхэн хотел отклониться от маршрута, но из-за того, что он считался невероятно опасной персоной, задержись он хотя бы на один день, четвёртая гвардия столицы подняла бы тревогу двенадцатого уровня по первому классу.

Из-за этого «Цзинъюаню» пришлось нырнуть в Сердце Розы [20] — единственную пока что неисследованную человеком, а потому запретную, звёздную систему Первой галактики.

Шестого апреля 270 года по НЗК «Цзинъюань» был атакован космическими пиратами, укрывающимися на окраинах Сердца Розы. Корабль был уничтожен, а адмирал Линь Цзинхэн погиб в бою.

Когда эта весть дошла до столицы, она до основания всколыхнула общественность. Десять Серебряных эскадронов взбунтовались, и Серебряный форт был парализован. Потеряв наиболее высоко ценимого им подчинённого, Верховный Главнокомандующий в негодовании послал консулу Лиги прошение об отставке. Но и на этом дело не кончилось [21]. Космические пираты, выдворенные адмиралом Линем из Восьмой галактики с десяток лет назад, вновь вернулись из небытия [22], нападая на гражданские суда в Шестой галактике — а запоздалая реакция Военного Министерства на это известие привела к массовым жертвам.

Вся эта цепь событий получила наименование «серебряной катастрофы».

Демонстрации протеста распространялись от Шестой галактики, постепенно приняв глобальные масштабы.

Под их давлением функционеры Уто вынуждены были изменить своё отношение. Прежде всего они поспешили умилостивить Военное Министерство. Теперь и речи не было о том, что Линя силой тащили на Уто: все дружно пели ему хвалы с тем же энтузиазмом, с каким ранее поливали его грязью, словно у них случился коллективный провал в памяти.

Заносчивый интриган превратился в дар человечеству свыше, величайшего героя в истории.

Торжественная похоронная процессия прошла на Уто. Тело Линя заменил его парадный костюм, который он так и не надел ни разу в жизни — он удостоился места на знаменитом Кладбище патриотов Уто. Цена пригласительных билетов на церемонию взлетела до небес — так что адмирал умудрился попасть в Книгу рекордов Гиннесса как человек, смерть которого обошлась дороже всех прочих. Он-таки удостоился заслуженной славы — хотя бы посмертно.

Безукоризненно [23] элегантная и сдержанная даже в скорби Линь Цзиншу, отгородившись чёрной вуалью, принимала соболезнования от каждой знаменитости, почтившей похороны её брата своим присутствием.

Так прекрасна — увидев её, никто не смог бы остаться равнодушным — и так холодна.

Когда генеральный секретарь Голден приблизился к ней, Цзиншу обвила его руку, подобно стеблю повилики, и покорно позволила надеть на себя траурную шляпку, с благодарностью принимая заботу мужа. Затем она безмолвно и, глядя на него полным обожания и надежды взором, слушала его прочувствованное выступление, время от времени смахивая слёзы шёлковым платочком.

Репортёры бросились было фотографировать её, но быстро остыли к этому занятию: миссис Голден была такой же, как и всегда — что на пышном светском рауте, что на благотворительной акции против выбрасывания тел домашних питомцев в открытый космос — всё тот же ничем не примечательный безукоризненный стиль, та же безупречная сдержанность, так что с тем же успехом можно было использовать фотографии с других мероприятий.

Представители прессы давно рассеялись, а Цзиншу так и продолжала сидеть не шелохнувшись. Она напоминала прекрасный цветок, распустившийся на одинокой горной вершине — хоть никто им не любуется, он благоухает на радость самому себе.

Теперь на лепестках прекрасного цветка блистали росы слёз — и это зрелище завораживало, будто сквозь её миловидные черты проступало сияние духа всего рода людского.

Глядя на мужа, картинно подавляющего рвущиеся из груди всхлипы, она думала: «Хочу, чтобы ты заплатил жизнью за жизнь».

Прошло более двухсот лет с тех пор, как человечество наконец-то зажило в мире в эру, которую окрестили Новой звёздной — но теперь по гладкой поверхности [24] обновлённой жизни расползалась уродливая трещина…


Примечания:

[1] НЗК — Новый звёздный календарь 新星历 (xīnxīnglì) — синьсинли.

[2] Адмирал 上将 (shàngjiàng) шанцзян — в пер. с кит. «генерал-полковник; полный генерал; адмирал», историческое — «старший военачальник, полководец».

[3] Линь Цзинхэн 林静恒 (Lín Jìnghéng) — фамилия героя переводится как «лес», имя — «спокойный, постоянный».

[4] Уто 沃托 (Wùtuō) — иероглифы в названии столичной планеты переводятся как «орошать, оплодотворять живительными идеями» и «держать на ладонях, поручать, доверять».

[5] Межпланетная лига 星际联盟 (xīngjì liánméng)

[6] Мехи 机甲 (jījiǎ) — машины (обычно боевые), пилотируемые человеком, передвигающиеся при помощи ног.

[7] Мёртвый клинч — в оригинале 剑拔弩张 (jiàn bá nǔ zhāng) — в пер. с кит. «меч обнажён и натянута тетива самострела», в образном значении — «бряцать оружием».

[8] Адъютант Лорд — по-китайски его фамилия будет 洛德 (Luòdé) — Лодэ.
Адъютант — в оригинале 亲卫长 (qīnwèi cháng) — в букв. пер. с кит. «старший телохранитель». 亲卫 (qīnwèi) — «стража из приближённых» (дворцовая стража 1-го ранга, существовала со времён династии Суй ― до династии Юань (VI-XIV вв.)). Поскольку само это понятие взято из истории, мы сочли уместным использовать для перевода также устаревшее слово — адъютант — который состоял при военачальнике или при штабе того или иного формирования, а именно эту функцию при адмирале выполняет Лорд, судя по их взаимодействию.

[9] Заносчивый — в оригинале 目中无人 (mùzhōngwúrén) — в пер. с кит. «ни на кого не смотрит», в образном значении — «ни с кем не считаться; смотреть на людей свысока».

[10] Голден — по-китайски его фамилия будет 格登 (Gēdēng) — Гэден. Это слово в китайском используется также как звукоподражание стуку колёс или обуви, типа «тук-тук» или «топ-топ».

[11] Цзиншу 静姝 (Jìngshū) — её имя переводится как «безмятежная красавица».

[12] Командир 将军 (jiāngjūn) цзянцзюнь — в пер. с кит. «генерал, полководец», историческое «воевода, командир».

[13] Улань 乌兰 (Wūlán) — в пер. с кит. «Чёрная орхидея».

[14] Вышибает клин клином — в оригинале 以毒攻毒 (yǐdúgōngdú) — в пер. с кит. «изгонять яд с помощью яда», в образном значении — «излечивать подобное подобным».

[15] Богатенькие детишки — в оригинале 少爷 (shàoye) — в пер. с кит. «молодой господин», «барчук».

[16] Саланкс, или Лапша-рыба 银鱼 (yínyú) — латин. Salanx microdon. Маленькие рыбки (8-10 см.), бесцветные, почти прозрачные, широко распространена на побережье юга Дальнего Востока.


[17] Цзинъюань 静渊 (jìngyuān) — в пер. с кит. «глубочайший» или «невозмутимые глубины».

[18] Под хищными взорами — в оригинале 虎视眈眈 (hǔshì dāndān) — в пер. с кит. «смотреть хищно, как тигр», в образном значении «алчно взирать; бросать алчные взоры».

[19] Сима 西玛 (Xīmǎ) — название планеты пер. с кит. как «западный агат».

[20] Сердце Розы 玫瑰之心 (Méigui zhī xīn) — 玫瑰 (Méigui) в пер. с кит. означает также «шиповник» и минерал биотит.

[21] Но и на этом дело не кончилось — в оригинале 屋漏偏逢连夜雨 (wūlòu piān féng liányè yǔ) — в пер. с кит. «(если)крыша протекает, дождь будет идти всю ночь» (Фэн Мэнлун). В образном значении «беда не приходит одна; пришла беда — отворяй ворота».

[22] Возникли из небытия — в оригинале 卷土重来 (juǎn tǔ chóng lái) — в пер. с кит. «вернуться, вздымая пыль», образно в значении «возвратиться с триумфом; появиться вновь».

[23] Безукоризненно — в оригинале 天衣无缝 (tiān yī wú fèng) — в пер. с кит. «платье небожителей не имеет швов», образно в значении «совершенный, безупречный, без изъянов, идеальный».

[24] Гладкая поверхность — в оригинале 镜花水月 (jìnghuā shuǐyuè) — в пер. с кит. «цветы в зеркале, луна в воде», образно в значении «призрак, мираж, тень, видимость, иллюзия».


Глава 2
3

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)