Автор: Psoj_i_Sysoj

Отбракованные. Глава 25

Предыдущая глава

— Зовите меня просто учителем, ведь академии больше нет…


***

Хоть Одноглазый Ястреб по основному роду занятий был торговцем оружием, сам он утверждал, что также является экспертом во всём, что касается поджогов, убийств и грабежей, и чужие территории он зачищал с не меньшей ловкостью. Не прошло и десяти минут, как он уже вынес со склада все припасы, отмеченные в списке Лу Бисина, настроил программу и запустил транспортировку грузов в мех. Для всего этого ему вовсе не требовалась помощь навязанных ему «подручных».

Не осмеливаясь заговорить ни с неприступным Четвёртым братом из «Чёрной дыры», ни с кровожадным Одноглазым Ястребом с планеты Кэли, растерянные студенты мялись в сторонке без дела. Не решаясь выказывать свою крутость и бойкость в присутствии этих двоих, они жались друг к другу, словно насквозь промокшие, дрожащие от холода зверьки, которым негде укрыться от жестокой бури с ливнем. Позади они оставили лежащий в руинах родной мир и семьи, о судьбе которых они не смели даже подумать, перед ними же простирался бескрайний бесприютный космос, по просторам которого им предстояло скитаться.

читать дальшеПерсональный терминал Мяты внезапно засветился: это Лу Бисин в центральной аппаратной воспользовался коммуникационной сетью станции снабжения, чтобы связаться с ней.

В обычное время студенты привыкли воспринимать своего ректора как того, кто несёт чушь в аудитории, не считая его достойным доверия, однако сейчас, стоило его проекции появиться перед ними, как они тотчас сгрудились вокруг него, видя в нём «спасителя».

— Вам страшно? — спросил Лу Бисин.

От одной этой фразы на глазах студентов чуть не выступили слёзы.

— Главный Лу, почему вы до сих пор не вернулись? — задыхаясь, спросила Мята.

— У этих сорвиголов имеется своя «кротовая нора». Персонал станции снабжения эвакуировался заранее, прихватив с собой всё оружие и боеприпасы; стало быть, у них есть собственный канал точной информации, так что для нас будет куда безопаснее следовать их маршрутом, чем бесцельно блуждать среди звёзд. Я попробую внедриться в их коммуникационную базу данных. — Лу Бисин склонил голову, углубляясь в программную среду центрального процессора, так что на проекции была видна лишь одна сторона его лица. Не отрываясь от этого занятия [1], он произнёс: — Не бойтесь. Человеческая жизнь — в основе своей нескончаемое приключение. Это — нормальное положение дел, и в дальнейшем вы к этому привыкнете… Ну что, вы готовы к своему первому занятию по управлению мехами?

Из четверых студентов у Мяты и Уайта были собственные цели, никак не связанные с управлением мехами, у Бойцового Петуха уже имелась связанная с мехом психологическая травма [2], а у Хуан Цзиншу была пневмоцефалия — согласно господствующей в эту эпоху научной теории, когда люди с подобным заболеванием пытаются сконцентрироваться, чтобы посредством синестезии установить связь с нечеловеческим интеллектом, неизбежно возникают трудноустранимые помехи, а потому крайне маловероятно, что подобный человек сможет подключиться к духовной сети, а даже если и сможет, степень сродства будет крайне низкой.

В обычное время, даже привяжи их преподаватель к стульям, чтобы силой заставить слушать лекцию, он получил бы лишь четверых «получающих прозрение во сне» [3] — как бы то ни было, в классе всегда есть «паршивые овцы» [4], которые попросту необучаемы от природы.

— Мехи — это смертельное оружие, предназначенное для ведения межзвёздных воин. В давние времена, когда войны только вышли на межпланетный уровень, они велись с помощью космических линкоров, каждый из которых нуждался в многочисленном экипаже. На военных судах такого типа требовалось сотрудничество множества родов войск: лётчиков-профессионалов, экспертов по картографической съёмке местности, артиллеристов и так далее. Эффективность подобной структуры была крайне низкой, а уровень ошибок — высоким, ну а когда в состав экипажей удавалось внедриться бунтовщикам или вражеским шпионам, то ущерб, который им удавалось нанести космическим силам, был поистине неисчислимым… потому-то и назрела настоятельная необходимость в появлении духовной сети.

Среди творящейся вокруг неразберихи лишь искажённый терминалом мужской голос сохранял тепло и невозмутимость. В его спокойствии крылась такая сила, что даже Одноглазый Ястреб, который считал идеалы своего сына причудливыми мечтами, поднял взгляд на его проекцию, но не произнёс ни слова, чтобы не помешать лекции.

— Высокоинтеллектуальная духовная сеть смогла совместить в одном мехе все функции управления целым космическим линкором. Стоит человеку подключить своё сознание к духовной сети, как он тут же становится душой корабля. После подсоединения ваши пять органов чувств и шесть ощущений [5] моментально замещаются приёмными устройствами меха, а в мозг устремляется бурный поток информации — потому-то, подсоединившись к духовной сети впервые, многие люди теряют сознание от шока.

— Ректор, а как можно адаптироваться к духовной сети? — поинтересовался Уайт.

Помолчав немного, Лу Бисин ответил:

— Зовите меня просто учителем, ведь академии больше нет… Основной принцип аккомодации к духовной сети крайне прост: нужно досконально изучить каждую часть меха и все её функции, тогда вы сможете в полной мере предугадать любое ощущение, которое он вам передаст. Обычно в классе мы использовали для этого различные симуляторы, а затем постепенно совмещали их — потому-то для обучения управлению мехами требуется целый академический год.

Бойцовый Петух добросовестно пытался вникнуть в заумную лекцию. Наблюдая за сложной последовательностью сигналов и процессов меха, в который постоянно загружались материалы, он не смел даже подумать о друзьях и матери, оставшихся на Пекине. Внезапно на него нахлынула волна скорби, едва не погребя его под своей тяжестью:

— Главный Лу… то есть, учитель, я ничего не понимаю… Боюсь, я просто не в состоянии этому обучиться. Меня выкинули из школы после семи лет базового образования — они сказали, что я интеллектуально ущербный.

— Учитель, а у меня пневмоцефалия, — прошептала Хуан Цзиншу. — И низкий уровень духовной силы от рождения.

— Учитель, а у меня… у меня не тот склад ума [6], — признался Уайт.

— Тс-с, — прервал их Лу Бисин. — Посчитайте вдохи и выдохи, сделайте по десять глубоких вдохов — и смотрите, считайте как следует!

Разрозненные всхлипы постепенно затихли, а темп речи Лу Бисина ничуть не изменился — казалось, ему и дела нет ни до крушения мира [7], ни до непроходимой тупости его студентов.

— Хорошенько запомните это ощущение: это первое, чему надо научиться для управления мехами. Если вы чувствуете, что не можете достичь совместимости с мехом, или не в силах приспособиться к потоку поступающей в ваш мозг информации, отгородитесь от всех посторонних мыслей и второстепенных раздражителей и сконцентрируйтесь на подсчёте ударов сердца или вдохов и выдохов. Зачастую, досчитав лишь до десяти, вы обнаружите, что частота флуктуаций духовной сети соразмерна вашему счёту — это и есть первый этап принятия вас духовной сетью.

Когда кто-то вещает настолько уверенным голосом, более слабовольные люди поневоле ему подчиняются.

Постепенно не находящие себе места от беспокойства студенты и впрямь принялись его слушать. Стоило этим четверым набитым трухой головам попасть в столь экстремальную ситуацию, как в них начались срочные столярные работы [8].

Оторвав взгляд от проекции, Линь Цзинхэн велел:

— Доложить о ходе ремонта и зарядки меха!

— Установка резервной энергетической системы окончена, система обороны восстановлена. Духовная сеть в процессе перезагрузки и запустится, как только уровень энергии достигнет 85%, примерное время ожидания — десять минут.

— Чжаньлу, процесс поиска завершён? — спросил Линь Цзинхэн. — Где Серебряная девятка?

Отсоединившись от его руки, манипулятор упал на землю и тут же обратился в человека:

— Прошу прощения, господин, её местонахождение установить невозможно. Сигнал серебряной девятки пропал.

Сигнал мог пропасть лишь по двум причинам: первая — что Серебряная девятка подверглась нападению, в результате чего пострадала её коммуникационная система, или же она была уничтожена полностью [9]; вторая причина — ей пришлось отступить за пределы зоны охвата в результате чрезвычайной ситуации.

И ни одна из них оптимизма не внушала.

— А как с остальными? — слегка прищурился Линь Цзинхэн.

— Коммуникационная система семи галактик Лиги полностью вышла из строя, — помедлив, ответил Чжаньлу.

Оккупация столичной планеты, полная эвакуация всех правительственных структур, а теперь и разрушение коммуникационной системы семи великих галактик — похоже, ситуация в Лиге была ещё более скверной, чем ему представлялось.

В таком случае… функционирует ли «Эдем»?

Без «Эдема» граждане Лиги тотчас превратились бы домашних котиков с подпиленными когтями, которых изгнали в дикий лес — им бы выжить самим, куда уж там сопротивляться нападению космических захватчиков…

Это ничуть не походило на хаос, порождённый мелким промахом Военного комитета Лиги — скорее уж на давно и тщательно спланированную войну.

— Ничего удивительного, что вам так нужна моя голова, — хмыкнул себе под нос Линь Цзинхэн. — Ведь Административный комитет — не более чем стадо баранов, которые готовы отплясывать под дудку предателей и пиратов.

В то же мгновение Чжаньлу вскинул голову, словно уловив какое-то зловещее дуновение в тёмных глубинах космоса.

— Что такое? — тут же спросил Линь Цзинхэн.

— Господин, я выявил мощные флуктуации энергии. Полагаю, нам следует немедленно покинуть станцию!

В настоящее время Чжаньлу представлял собой лишь ядро меха, лишённое корпуса, так что, само собой, не обладал противоракетным комплексом обороны, и, раз уж он был способен засечь эти колебания энергии, то это могло значить лишь то, что в течение пяти минут эта волна поглотит станцию снабжения без остатка.

Противник не оставил им на эвакуацию даже получаса!

— Подготовить рельсы для разгона, — мгновенно отреагировал Линь Цзинхэн и, обернувшись к Одноглазому Ястребу, велел: — Хватит. Посмотри, сколько у нас есть припасов, а потом вы все поднимайтесь на борт и готовьтесь к отлёту.

Одноглазый Ястреб тут же выплюнул сигарету изо рта:

— Но ещё не подвезли медикаменты!

— Не успеем, — отрывисто произнёс Линь Цзинхэн. — Вперёд!

На сей раз извечным врагам не оставалось ничего другого, как объединиться. Наконец-то прекративший выступать ему наперекор [10] Одноглазый Ястреб грубейшим образом прервал процесс доставки припасов, после чего тут же принялся заталкивать студентов в открытый люк меха. Видя, что Мята по-прежнему беспокойно озирается по сторонам [11], он попросту схватил её за шкирку, будто кошку, и, подняв в воздух, зашвырнул прямо в люк, находящийся за несколько метров от них.

— Но учитель всё ещё в центральной аппаратной! — пронзительно вскрикнула Мята.

— Знаю, — в один голос отозвались [12] Линь Цзинхэн и Одноглазый Ястреб.

Вслед за этим Линь Цзинхэн тут же развернулся и двинулся прочь. Хоть у Одноглазого Ястреба и в мыслях не было за него беспокоиться, он всё же хотел было последовать за ним, но тут на его плече сомкнулся холодный манипулятор.

— Господин Лу, — произнёс Чжаньлу, — третий удар уже нанесён по планете, местоположение которой невозможно определить, и волны от взрыва достигнут станции в пределах пяти минут. Вам необходимо срочно подняться на борт меха, чтобы установить контроль над его духовной сетью и подготовиться к стыковке со стартовой колеёй. Ректор Лу установил на этом мехе дистанционное управление через магнитное поле, так что к тому времени, как мех разгонится, он их подхватит. Прошу, доверьтесь командиру, он успеет его забрать.

— Доверить ему моего сына?! — возмутился Одноглазый Ястреб. — Да я…

Вашего сына? — шёпотом прервал его Чжаньлу.

Одноглазый Ястреб резко переменился в лице.

— Будьте спокойны, — заверил его Чжаньлу. — Командир доверил мне, что ректор Лу — то же, что тигровая бирка [13] минувших эпох в человеческом обличьи. Лишь с его помощью можно собрать всех прежних подчинённых генерала Лу Синя, так что его ценность превышает даже Серебряный форт. Командир ни за что не допустит, чтобы он пострадал, пусть даже ценой собственной жизни.

Рука искусственного интеллекта, сжимающего плечо Одноглазого Ястреба, сохраняла абсолютную неподвижность, а изумрудные глаза полнились той же чистотой и прозрачностью, что и сотню лет назад.

Великие люди приходили и уходили, восемь галактик вновь и вновь переворачивались вверх дном, кто-то успел состариться, кто-то — исчез, а кто-то и вовсе умер… похоже, один лишь он остался неизменным, точно таким же, как в те годы, когда он был при Лу Сине — тем же бестолковым на вид, но добросовестным Чжаньлу.

…но его слова были пропитаны ледяной беспощадностью, свойственной человеку по фамилии Линь.

Сбросив его руку, Одноглазый Ястреб, не говоря ни слова, забрался в мех и подсоединился к духовной сети. Зарокотала энергетическая система, и мех медленно скользнул на колею.

Сидящий в центральной аппаратной Лу Бисин тоже слышал слова Линь Цзинхэна через терминалы студентов, но пока не мог покинуть свой пост. Насилу откопав данные по «подпольному» маршруту, он поднёс персональный терминал к главному компьютеру, чтобы скачать их. Полоса загрузки ползла, будто запряжённая волами повозка, и успела достичь лишь 90%, когда терминал издал возмущённый гул — ведь прежде всего удар сокрушительной волны энергии принимает на себя система связи!

Из терминала донёсся прерывающийся голос Мяты:

— Учитель… Лу… поторопитесь…

Ход загрузки: 93%

— Тише, — мягко одёрнул её Лу Бисин. — Девочка, не нужно так визжать — это показывает тебя не в лучшем свете.

Ход загрузки: 95%

— Беспорядочно метаться по космосу, в попытках скрыться от пиратов — чересчур опасно, вероятность выживания при этом крайне низка, — продолжил Лу Бисин. — Запомните, ученики, что в межзвёздных войнах не существует таких понятий, как «импровизация» и «чудесное спасение». В такой ситуации нам, хрупким углеродным формам жизни, пытаться вырваться из окружения тяжёлых сверхпространственно-временных мехов, полагаясь лишь на удачу и вероятность — смерти подобно. Я должен заполучить это…

Когда процесс загрузки дошёл до 97%, волна помех внезапно оборвала тонкую связующую нить сигнала.

Казалось, Лу Бисин вовсе не обратил на это внимания, не отрывая пристального взгляда от полосы загрузки.

Если он останется погребённым на станции снабжения, не успев заполучить данные маршрута, то, даже если остальным удастся сбежать, впредь им предстоит идти по натянутому над пропастью канату, отдавшись на волю судьбы.

98%... 99%... Станцию снабжения затрясло, по ушам резанул пронзительный сигнал тревоги — разумеется, система обороны столь мелкой станции была немногим лучше, чем ничего, и вой сирен мог означать лишь то, что взрывная волна вот-вот её настигнет.

В то же мгновение подготовившийся к пуску мех издал громоподобный грохот, отдалённые предметы причудливо исказились в волнах горячего воздуха, будто мираж [14].

Прозвучал тихий, словно дуновение небесной свирели, сигнал окончания загрузки, и Лу Бисин испустил глубокий вздох облегчения; но не успел он обернуться, как дверь центральной аппаратной распахнулась от пинка Линь Цзинхэна.

Никак не ожидая, что тот явится за ним самолично, Лу Бисин застыл от изумления.

— Идём со мной. — Схватив Лу Бисина, Линь Цзинхэн без лишних слов поволок его за собой. Одновременно с этим он неведомо откуда извлёк пушку со взрывными зарядами и пробил путь прямиком через воздушные трубы станции снабжения — за ними на перекрытых путях стоял вагон скоростной автодрезины.

Не говоря ни слова, Линь Цзинхэн тут же поднёс к нему персональный терминал и со сноровкой профессионального угонщика вскрыл дверь менее чем за секунду.

Забравшись в автодрезину, Линь Цзинхэн тут же разогнал её до предельного ускорения, так что обоих пассажиров безжалостно вдавило в спинки сидений; не будь они оба здоровыми мужчинами в расцвете сил, пожалуй, подобная нагрузка переломала бы им все рёбра.

В этот момент покинутую людьми беспросветно тёмную станцию снабжения неожиданно озарило поднимающееся от горизонта далёкое белёсое сияние, будто на краю неба забрезжил рассвет.

Подобная красота всегда сопряжена с предвестьем беды.

Мех Одноглазого Ястреба продолжал ускоряться, и стыковочный клапан, соединяющий его с рельсами, начал ослабевать, готовясь к взлёту.

Все мускулы Одноглазого Ястреба напряглись, будто тетива, что вот-вот лопнет; казалось, его взгляд, устремлённый через духовную сеть, готов был пронзить станцию снабжения насквозь. В следующее мгновение скорость меха превысила критическое значение, оторвав его от колеи!

— Постойте, учитель! — переменилась в лице Мята.

Колея автодрезины шла строго перпендикулярно к колее меха, а потому, хоть они на всей скорости мчались навстречу друг другу, воспользоваться уловителем [15] при таком ускорении было так же непросто, как из открытого окна машины на полном ходу сорвать лист с растущего на обочине дерева.

— Тормози! — не выдержал Одноглазый Ястреб.

Также подсоединившийся к духовной сети Чжаньлу тут же перебил его приказ:

— Господин Лу, тормозить нельзя!

В мгновение ока автодрезина Линь Цзинхэна достигла точки перпендикулярного скрещения рельсов, по-прежнему продолжая бешено разгоняться — вот-вот она окажется под мехом. В этот момент магнитное поле меха дистанционно активировалось, и мощная сила потекла через созданное Лу Бисином примитивное временное магнитное поле, взяв на себя частичный контроль над духовной сетью. Казалось, Линь Цзинхэн обладал двумя независимыми друг от друга сознаниями: в то время как одной рукой он готовил безупречно точный бросок уловителя, другой он направлял автодрезину прямо навстречу меху.

Выпущенный уловителем защитный газ моментально заполнил кабину дрезины, и, коснувшись тел людей, обволок их мгновенно затвердевающим веществом, похожим на янтарь. Хоть мощная функция амортизации действовала лишь на коротком отрезке дистанции, после чего уловитель унёсся вперёд по инерции, днище дрезины тут же заскрежетало о колею, выпуская фонтаны искр, вслед за чем раздался грохот взрыва.

В это мгновение управляемый духовной сетью уловитель внезапно сменил угол, отчего обломок от кузова, миновав Лу Бисина, яростно врезался в спину Линь Цзинхэна.

Однако в то мгновение никто этого не заметил, потому что мех накрыла вспышка такой силы, что невозможно было разомкнуть веки без боли, а издаваемый им шум перекрыл оглушительный грохот взрыва.

Это уловитель врезался в корпус меха.

— Господин Лу, срочно уступите полномочия управления духовной сетью, а то пострадаете, — предупредил Чжаньлу.

«Твою ж мать!» — только и успел подумать Одноглазый Ястреб.

Однако он вынужден был признать, что в сравнении с Линь Цзинхэном его навыки и впрямь оставляют желать лучшего. Одноглазый Ястреб всегда умел действовать по обстоятельствам, а потому, как только отзвучали слова Чжаньлу, он добровольно покинул духовную сеть, не дожидаясь, пока его вышвырнут оттуда во второй раз. Едва коснувшись корпуса меха, Линь Цзинхэн тут же занял его место, так что передача управления прошла без сучка без задоринки.

В следующее мгновение мех запустил непосредственный процесс перемещения.

Поглотив станцию снабжения, волна таинственного белого света погналась вслед за мехом, который только что преодолел силу притяжения, но когда она почти настигла его, он попросту исчез с глаз.

Пройдя через пространственно-временное искривление, мех слегка отклонился от заданных координат. Тем временем выпущенный уловителем защитный газ постепенно рассеялся, но Линь Цзинхэн дрожал, не в силах устоять на ногах — обломок корпуса дрезины нанёс косую рану от поясницы до плеча, задев позвоночник.

Более не укрываемая защитным газом рана тут же начала кровоточить.

Лу Бисин, у которого едва не остановилось сердце, подхватил его:

— Линь!


Примечания переводчика:

[1] Не отрываясь от этого занятия — в оригинале 一心二用 (yī xīn èr yòng) — в пер. с кит. «одно сердце, два употребления/применения», обр. в знач. «делать два дела одновременно», «разрываться между двумя делами».

[2] Психологическая травма 心理阴影 (xīnlǐ yīnyǐng) — в букв. пер. с кит. «тень в сердце», архетип в психологии, описанный Карлом Юнгом.

[3] Получающие прозрение во сне — в оригинале 课桌觉皇 (Kè zhuō jué huáng) — в букв. пер. с кит. «императоры, спящие за партой», где 觉皇 (juéhuáng) — будд. «Царь Прозрения», обр. о Будде Шакьямуни.

[4] «Паршивые овцы» — в оригинале 朽木 (xiǔmù) — в пер. с кит. «гнилое дерево, труха», отсылает к выражению 朽木粪土 (xiǔmùfèntǔ) — в пер. с кит. «гнилое дерево (по которому нельзя резать узор) и глина с навозом (стены из которой не поддаются отделке)» — обр. о безнадёжно испорченном человеке, из которого не выйдет ничего путного.

[5] Шесть ощущений 六感 (liù gǎn) — к числу «шести ощущений» относят форму, цвет, звук, запах, вкус и тактильные ощущения (горячий и холодный, скользкий и шершавый, мягкий и твёрдый, болезненный и т.д.).

[6] Не тот склад ума — в оригинале 我不是那块料 (Wǒ bùshì nà kuài liào) — в букв. пер. с кит. «Я не тот кусок», обр. в знач. «Не гожусь для чего-либо», «У меня нет таланта (в какой-либо области)».

[7] Крушение мира — в оригинале чэнъюй 天塌地陷 (tiān tā dì xiàn) — в пер. с кит. «небо рушится, земля проваливается», образно о природных катастрофах.

[8] Начались столярные работы — в оригинале — 被刨出了有一个口子 (bèi páo chūle yǒu yīgè kǒuzi) — в пер. с кит. «в них простругали отверстие». Любопытно, что «дыра в мозгу» 脑洞 (nǎodòng) — образное обозначение буйного воображения, а сон о том, что у человека в голове дыра 口子 (kǒuzi) может быть истолкован как то, что он обладает выдающимися талантами.

[9] Уничтожена полностью — в оригинале чэнъюй 全军覆没 (quánjūn fùmò) — в пер. с кит. «вся армия полностью разгромлена», обр. в знач. «полный крах, окончательное поражение».

[10] Выступать наперекор — в оригинале 唱反调 (chàng fǎndiào) — в пер. с кит. «петь противоположную мелодию», обр. в знач. «противоречить, препираться, спорить, действовать наперекор».

[11] Озирается по сторонам — в оригинале чэнъюй 东张西望 (dōng zhāng xī wàng) — в пер. с кит. «смотреть на восток, с надеждой взирать на запад», обр. в знач. «глядеть по сторонам, глазеть во все стороны, бегать глазами».

[12] Одновременно отозвались — в оригинале чэнъюй 异口同声 (yìkǒu tóngshēng) — в пер. с кит. «из разных уст одна и та же весть», обр. в знач. «говорить в один голос», «вторить хором», «единодушно».

[13] Тигровая бирка — в оригинале 一枚虎符 (Yī méi hǔfú) — знак военачальника династии Хань в виде тигра из двух половинок, которые должны быть совмещены для авторизации приказа.

[14] Мираж 海市蜃楼 (hǎishì shènlóu) — состоит из словосочетаний 海市 (hǎishì) — «морской город» и 蜃楼 (shènlóu) — «воздушный замок», «иллюзия», где 蜃 (shèn) — шэнь, крупный моллюск, в которого согласно народным приметам в сезон Лидун (Начало зимы) превращаются входящие в воду фазаны, считается, что он выбрасывает воздух, создавая морские миражи. Также это — один из видов морского дракона, что похож на крупного угря, имеет рога и красную гриву; чешуя от пояса к хвосту растёт в обратном направлении — он также выдыхает пары, образующие мираж высоких зданий.

[15] Уловитель — 捕捞 (bǔlāo) — в пер. с кит. «ловить, рыбная ловля, рыболовецкий», далее — 捕捞手(bǔlāo shǒu) — «рыболовная рука», или «рыбак».


Следующая глава
1

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)