Криптология экспансивного2 читателя тэги

Автор: Cool-Assassin

Криптология экспансивного

Стихи, фанфикшн с редкими вкраплениями ориджей, попытки в прозу, красивости, беседы ни о чем

Прорастем

Прорастемпервая нота упала в меня зерном.
только вздохнула: ладно, теперь взойдем.
зернышко в пыли раскрылось неторопливо
да без подкормки сгнило.
нота вторая упала в меня слезой –
влагой живой,
обращающей гниль и персть
в вечно живительный перегной.
нота третья упала – и стала свет.
злое солнце в груди,
указующий путь маяк.
нота четвертая стала смерть,
ночи целебный мрак.
только пятая нота упала и стала жизнь.
к небу ринулось знамя,
только теперь держись.
сквозь пустырь тонким деревцем,
утрецем, мы прорастем
и просыплемся в мир плодами
сквозь распахнутый рта проем.

так пустыни песок превращается в чернозем.
так приходит в колодезь вода с приливом.
так возгораются все мириады звезд.
или
лишь маленькое огниво
в руках у того кто запутался и замерз.

Мэри Джин

Мэри ДжинМэри Джин утопили в реке.
Утопили в холщовом мешке,
Ее ласки добившись насильно.

Ее косы теперь зелены,
Ее руки теперь холодны.
Мэри Джин утопили в реке.

Что ж, узнают теперь моряки,
Как зеленые косы крепки
И как цепки холодные руки.

Кто прельстится девичьей красой,
Тот отыщет смертельный покой
В черных водах холодной реки.

Но из всех моряков лишь один
Разглядит не красу Мэри Джин,
А тоску леденящую сердце.

Он в объятья ее не падет,
А железным ножом перервет
Неистлевший холщовый мешок
На русалочьей шее.

Хокку


дальше





Тэм Линн ненавидит

Тэм Линн ненавидитТэм Линн ненавидит ее.
Ненавидит всем сердцем,
лишенным сочувствия жизнью в эльфийских холмах.
Тэм Линн ненавидит ее за отвагу и верность,
За вечную юность, которую Джейн у него отняла.

Тэм Линн ненавидит свое постаревшее тело,
Глаза, потерявшие зоркость, и руки, лишенные сил.
Тэм Линн ненавидит мучительно, яростно, слепо
Ту Джейн, что когда-то так нежно любил.

Тэм Линн ненавидит согбленную эту старуху,
Которая ласково будит его по утрам.
Тэм Линн ненавидит ее, и детей ее, внуков,
Красивых, на грех, как он сам, только вечность назад.

Тэм Линн ненавидит себя за дурацкий свой норов,
За лютую злобу к безумно любимой семье,
За страх перед смертью.
За дикий свой ужас,
который
Держать оказалось почти невозможно в себе.

Спрячь

Обними, обними меняОбними, обними меня.
И все к черту.
Я фактически в западне
Пальцев стертых.
Я фактически без тебя
Бесполезна,
Отпусти, отпусти меня —
Я исчезну.
Я исчезну, как из вина
Исчезает пробка.
Вырви, выдерни из горла,
И в коробку.
Вырви, выдерни и запри
Понадежней.
Под кроватью, в своей груди,
В шкаф одежный.
В шкаф, на ключ, и ключи пусти
На колечки.
Спрячь, запри меня, обними.
И — навечно.
Обними меня, обними,
И все к черту.
Не хочу, не хочу назад —
На свободу.

Я оставлю окно открытым

Я оставлю окно открытым.

Буду ждать тебя до утра,

Как неделями ждут открытки

От уехавших в никуда.

 

Я оставлю открытой створку:

И в июле, и в ноябре.

Буду ждать тебя, как ребенок

Ждет чудес и встречает снег.

 

Я оставлю открытым сердце.

Всё — навстречу ветрам и снам.

Буду ждать тебя день и вечность.

Ждать минуты, считать — года.

 

Я оставлю окно открытым

В ночь со вторника на четверг,

Чтоб разладил мне сердца ритм

Твой меж шторами силуэт.

Беречь

С излома утомленных твоих плеч

Усталость изгоняя легким жестом,

Я клялся – навсегда – тебя беречь

От перемен слагаемыми места.

 

Я клялся защищать тебя от бед

Великих и от бед обыкновенных,

Но все равно погаснет жизни свет

В твоих глазах в финале непременно.

 

Но все равно сверкнет волшебный меч,

Пронзая сердце славного героя.

Я клялся от всего тебя беречь,

Но не сберег тебя ни от чего я.

 

***

А утром как обычно рассветет,

Как будто ничего и не случилось.

И жизнь привычным чередом пойдет,

Сменяя снег на летний жар светила.

 

Я буду приходить из раза в раз

К исчезшему во тьме веков причалу.

Как-будто то, что я тебя не спас,

И правда ничего не означало.

 

Я буду приходить и в снег, и в дождь,

Храня упрямо преданность слепую,

Надеясь, что, однажды, ты придешь

И снимешь с плеч усталость вековую.

Тени

В час предрассветный невозможно спать.

Когда становится и холодно, и душно,

И неудобною становится кровать.

А уж подушка...

Кого б такой подушкою проклясть?

 

И тени движутся по стенам в резких па,

Едва царапают бельмо стекол оконных,

И фонарей свеченья убоясь,

Затапливают пол и с пола скалят пасть.

Что хоть сейчас сигай на подоконник -

Туда, где свет, и пахнет упоительно шиповник.

Да жаль отсюда не допрыгнуть, не достать.

 

Кровать

Уже не кажется оплотом,

Твердыней, нерушимою скалой,

Когда из тени бестелесный кто-то

Вдруг позовет чуть слышно за собой.

 

Вот про таких потом и пишется в газетах:

Ушел из дома в тапочке одном.

И если их и видел кто, перед рассветом,

То никому уж не поведает о том.

Топь

Мы ступаем еле слышно

По тоскливой тьме болот.

Дай мне, Боже, передышку –

Мне ее недостает.

 

Дай мне, Боже, флаг для сдачи –

Белый-белый, ни пятна.

Я иду.

Моя задача –

Им не дать увидеть дна.

 

Топь вокруг на дни и мили.

Ни зверья нет, ни жилья.

Неужели в этом мире

Нет ни пашни, ни жнивья?

 

Только черный лес гниющий

Да наш маленький отряд?

На гнилой болотной гуще

Остается лишь гадать.

 

Дай нам, Боже, пядь хоть тверди

Да глоток живой воды.

Мы не просим ни надежды,

Ни спасительной звезды,

 

Ни тропинки к дому прямо.

Мы не просим нас спасать.

 

Белый флаг.

Чтоб наши раны

Было чем перевязать.

Одиночество

В апреле всегда кажется, ещё немножко и всё наконец-то будет хорошо.

М. Фрай

 

Мне уже ничего не кажется,

Мне уже ничего не хочется,

Под ботинками каракатицей

Расплывается одиночество.

 

Под ресницами травы дымные

И пахучие, как амброзия.

Ветры плачутся с переливами,

В переулках пустынных носятся.

 

Им бы шпили обнять игольные

И уснуть на семь долгих месяцев,

Чтоб ни выдохи колокольные,

Ни туман не тревожил сердце им.

 

Жаль, что шпилей стальные скальпели

Наше небо не режут хромово,

Отзвучавшей весенней капелью,

Отгремевшей грозой над городом.

 

Вот и мечутся неприкаянно,

Небеса застилая тучами

От окраины до окраины,

От излучины до излучины.

 

Вот и мы обреченно маемся,

Беспокойные, бесприютные.

Одиночество растекается

По обочинам и под куртками.

 

И надеждой апрель не лучится

Под ветров одиноких крыльями.

 

...Говорят, на соседней улице,

Скоро выстроят дом со шпилями.

Страницы: 1 2 3 6 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)