Distancemicro66 читателей тэги

Автор: Кирилл Панфилов

#читательское искать «читательское» по всему сайту с другими тэгами

Как правило, если в аннотации к книге написано «будете умирать от смеха» или «хохотать в голос», то за всю книгу можно пару раз улыбнуться.
Всё так же читаю аннотации и синопсисы, но понимаю, что чаще всего они довольно далеки от того, о чём в книге и фильме повествуется на самом деле. В лучше случае затрагивают внешнюю канву, в худшем случае создают ощущение, что составитель аннотации бегло пролистал первые семь страниц произведения и на этом успокоился.

Когда в книжке имена заканчиваются строго на «-эль» или «-эйль», а желательно вообще на «-аэль», можно смело полагать, что все остальные атрибуты вроде полудемонов и порталов в иные миры там тоже будут присутствовать, и всё это в мистическом средневековом антураже в романтизированной среднеевропейской стране либо в начале 2000-х в РФ. О вкусах не спорят, не спорю; но почему в произведениях фэнтези с фантазией в плане ономастики и топонимики обычно так себе?
А ещё, вы замечали, у скольких пришельцев или запредельно загадочных локаций имена и названия начинаются на букву «З»?

Интересно, продавались ли бы книги Люси Кларк хуже, если бы они назывались не «Виновато море» и «Навстречу мечте», а так, как озаглавила их автор: «Морские сёстры» и «Лазурная»? Если бы не местные творческие маркетинговые локализации фильмов, не пришлось бы каждый раз уточнять, какой фильм «Невезучие» я смотрел — с Депардье и Ришаром (оригинальное название — «Приманка») или с Депардье и Рено (оригинальное название — «Заткнись!»). Будь это хоть трижды маркетингово оправдано, но лезть волосатыми лапами в душу автора и приклеивать новое название, зачастую искажающее суть произведения, просто нечестно.

«Шесть из десяти» звучит более щадящим и утешительным, чем «на троечку», хотя математически значит ровно то же самое.

Проза китайского писателя XVII-XVIII веков Пу Сунлина похожа на итальянские новеллы Возрождения; но это в русском переводе; а в оригинале это тяжеловесный вэньянь с ещё более архаичными элементами, то есть скорее напомнило бы языком ломоносовские оды. В общем, хорошо, что я его читаю на русском.

Поскольку Харуки Мураками я перечитал вдоль и поперёк, решил ознакомиться с Рю Мураками, купил три книжки, польстившись на обложки. Первую прочитал с удовольствием, вторую не осилил и до половины, что вообще со мной редко бывает, третью читать можно, а можно и не читать.

Первый год, когда 1 сентября для меня — обычный день. Так планировалось. Вместо этого — подъём в 6.30, куча дел, мегапродуктивный день, искренняя усталость, но от впечатлений так жаль спать, что читаю Толстого, А.Н., и вспоминаю всё.

Книга Кары Делевинь, которую я сейчас читаю, адресована по большей части подросткам — о ребятах шестнадцати лет в книге и речь; и говорят они в книге тем языком, который используют подростки в реальной жизни, с матом, с упоминанием секса и разных частей тела. Из-за чего, разумеется, книге присвоен ярлычок «18+», продаётся она в целлофановой упаковке, и купил её я, 37-летний дядька, предъявив паспорт. Подростки не имеют права читать книги о том, какими они являются в обыденной жизни.

Мишель Уэльбек — довольно посредственное подражание Мураками. Однако обложка красивая, и кое-что любопытное из психологии отношений.

Новая книга Тома Хэнкса вкусно пахнет, как свежий журнал.

Страницы: 1 2 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)