Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #Святая бензопила из разных блогов

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Ультрамарины

https://www.deviantart.com/hammk

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Красоты небесной

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Крестовый поход и Дрезден

Я кое-где был ))

Перед отъездом я читал "Крестовый поход Махариуса" Уильяма Кинга.

Это ж тот чувак, который написал первые книги про Космических Волков.

Где-то я понимаю, почему некоторые любят во всей Вахе читать именно про Имперскую Гвардию. Потому, что Астартес - это такие крутые ребята, которые созданы для войны, которые ни черта не боятся, рады хорошей битве, горды превозмоганием и органически не способны ни к какому малодушию. Ну и как таким сочувствовать? Восхищаться - да. *Так-то сочувствовать им можно, но это совсем другой план восприятия, и другая тема* А Имперская Гвардия - это люди, обычные люди, солдаты, со своими страхами, понятными и естественными, своими надеждами, их чувства близки любому, их легко описывать достоверно, и саму войну с их участием можно описывать более-менее достоверно, со здоровым налетом хемингуэевщины. У Кинга, правда, скорее ремарковщины, но это тоже плюс (я люблю Ремарка и не люблю Хэма). А то, что Кинг чистой воды беллетристика, так это константа. Зато он умеет писать увлекательно. История трех друзей, которые ушли в солдаты от нищеты, тяжелой работы и бандитов улья, храбро воевали, стали телохранителями самого выдающегося из генералов, - она цепляет и держит.

Интересно, что практически нигде инквизиторы не показаны как положительные герои, если только это не ГГ. И то они могут быть положительными лишь очень условно, а чаще резко отрицательные. У Кинга тоже.

И роман с имперским ассасином )

И да, там все-таки были КД. Сначала Призраки Смерти (воронята, между прочим), потом - любимые кинговы Волки, к моей немалой радости. АААА молодой Логан Гримнар! Величественное создание.

 

А в путешествии самое то - припасть к нечитанному из серии "Досье Дрездена" Г. Батчера. Истории детектива-чародея, сотрудничающего с полицией против мерзких коллегий вампиров, странных созданий из Небывальщины, черных магов и прочих жутких существ, - но истории вполне себе добрые, с юмором, и хотя развязка бывает трагической, но не без оптимизма. Годится как драйвовый янг-адалт, да и вообще читаешь с удовольствием. В этот раз у меня были "Барабаны зомби" и "Белая ночь". Единственное, что напрягает, - много морализаторства и много повторений некоторых лорных реалий, которые тем, кто читал предыдущие книги, уже известны и так.

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

С Новым годом!

Название: Щас спою
Канон: Ваха
Персонажи: Космоволк, Кархародон
Жанр: экшн
Рейтинг: общий
Предупреждения: ретеллинг "Жил-был пес", употребление алкоголя, обоснуй сдох, не родившись, автор валяет дурака

Молодой и горячий ярл Хельги Тихоход увлекся преследованием роя тиранид.
Прозвище свое ярл заслужил честно – и тем, что вечно спешил с выводами и поступками, и тем, что бегал быстрее всех в стае, и тем, что по примеру Белых Шрамов усилил свои корабли. А горячность его не раз становилась причиной взысканий и ругани. В последний раз, когда Хельги едва не погиб сам и не погубил пол-стаи, в запале преследования забежав в ставку целой орды орков, ему сказали прямо: ты, дорогуша, жив до сих пор только потому, что нам нужен скальд – а Хельги славился как искусный скальд, – и потому, что дуракам везет.
скрытый текстВообще-то Хельги Тихоход себя дураком не считал, но… в этот раз он вылетел за край Внешней Тьмы, помощи ему ждать было неоткуда, а тираниды роились в неисчислимом множестве. Сперва Хельги полагал, что справится: он, хоть и слыл горячей головой, не отлучался с Фенриса без десятикратного боезапаса, резонно полагая, что, помимо боевого задания, всегда найдет, с кем еще сразиться. Однако быстро понял, что количество боеприпасов – это еще не все, что нужно для победы.
Поэтому скальд-торопыга приготовился к доблестной гибели в бою. Мечта любого из Влка Фенрика, конечно, да только ни один другой скальд не узнает и не сложит сагу о доблести их стаи, и это нешуточно печалило и самого Хельги, и его товарищей.
– Наводим лэнс-батареи, – командовал Хельги, и в голосе его слышалась искренняя печаль, – огонь! Бортовые батареи! Огонь!
Внезапно вокс ожил.
– Приветствую вас, граждане Империума, – произнес чей-то скрипучий голос с очень старомодным выговором.
– Малефик, – вздрогнул Хельги.
– Нет. Я капитан Моана. Помощь нужна?
Хельги подумал.
С одной стороны, он уже настроился на доблестную гибель. Потому что возвращаться в Этт потрепанным и постыдно сбежавшим от хитиновых паразитов было бы куда хуже. С другой – отчего же отказываться от подкрепления?
– Я ярл Хельги Тихоход. Давайте возьмем корабль-матку в клещи, – предложил он. – И расстреляем в двух сторон. Только, это… я вас в саге упоминать не буду, лады?
– Хорошо, – не без некоторого удивления отозвались в воксе. – Но можно потом будет к вам обратиться за помощью при необходимости?
Хельги Тихоход охотно согласился.
…В Этт он вернулся победителем.

***

Стая пировала. Волки – кто беседовал, кто хвастал победами, кто играл в хнефатафль, но большинство из них собрались вокруг скальда с кружками мьода. Хельги закончил свою сагу о штурме сухих доков и уступил место Эгилю с сагой о разрушении продовольственных складов на каком-то мире тзинчитов, что и обеспечило победу; он осторожно пробирался, распихивая товарищей локтями, к столам, ломившимся от мьода и жареного мяса, как запищал вокс.
– Хельги Тихоход.
– Ба, капитан Моана! – обрадовался Хельги и тут же облился потом.
Он действительно не упомянул Моану с его подкреплением в саге о разгроме тиранид во Внешней Тьме, хотя его и грызла совесть, и теперь забеспокоился, что Моана появится в Этте и проболтается об обстоятельствах их знакомства. Позорище, причем двойной – и для ярла, и для скальда! К тому же, честно говоря, сам этот капитан был какой-то подозрительный… И к Фенрису подобрался тайно, спрятавшись за астероидом. «Отступник какой-то, – подумал Хельги, – но нам-то он помог!»
Моана объяснил, что ему нужна молодежь для Вознесения, а мир, на который они рассчитывали, оказался опустошен гражданской войной, так нет ли у Хельги хороших парней на примете…
– С пару десятков найдется, – заверил его Хельги. – Пойдет?
– Маловато, но уж сколько есть.
Хельги имел в виду группу подростков, которых отобрали в качестве кандидатов в Кровавые Когти. Часть из них, скорее всего, не пережила бы испытаний, и наметанным глазом Хельги даже определил, кто именно. «Вот их ему и отдам, авось у них испытания не такие суровые», – решил скальд.
За пополнением Моана спустился к Этту лично.
Хельги задумался, что делать. Наконец, взял кусок шоколадного масла и замазал символ на наплечнике Моаны – какую-то рыбину.
– Если что, давай скажем, что ты из… ммм… силовиков Ордосов, – извиняющимся тоном сказал он. – Серые Рыцари, так они называются. Напусти на себя побольше таинственности, и никто ничего не заподозрит. У нас инквизицию, сам понимаешь, не любят, но и так, чтобы воевать с ними…
Моана задумался.
– А кто такая инквизиция? – спросил он.
Впрочем, в Этте все были слишком заняты весельем, а незваных визитеров Стая не боялась. Да и мало кто сумел бы подкрасться к планете так, как это сделал Моана.
Мальчики ему очень понравились – он счел их «превосходным материалом» и заверил, что из них выйдут прекрасные космодесантники. Хельги, который считал этих подростков обреченными, от души порадовался – и предложил Моане мьода за здоровье юных новициев…
От первого же глотка Моана пошатнулся.
– Да ты пей, пей, – с воодушевлением уговаривал его Хельги.
От второго глотка Моану повело в сторону.
– Между первой и второй не должно и выстрела из болта прогреметь! – и Хельги подлил Моане еще мьода.
Моана, опустошив кружку, оперся о стену и сполз по ней на пол.
– Ох, – невнятно пробормотал он, закинул голову назад и… запел.
Хельги сморгнул, потом допил мьод, сел рядом и подтянул, хотя песня была ему не знакома. Кто-то из кэрлов сунулся в коридор, где выпивали новые друзья, и вылетел вон; вскоре загрохотали тяжелые башмаки Волков.
– Надо прощаться, – сделал вывод Хельги Тихоход. – А то тебя тут как увидят… вон, масло смазалось, и сразу видно, что ты ере… ик! …тик.
– Я не еретик, – заплетающимся языком откликнулся Моана. – Я изгнанник… ик! Хищ… ик… ник! – он склонил Хельги голову на плечо и промямлил: – Я Кар… кар… ках…
– Впервые вижу, чтобы от мьода кашляли, – Хельги поднялся, взвалил приятеля на плечо и выволок из Этта. Пацаны бежали за ним, стараясь не шуметь. На выходе их уже ждал «Лендспидер» сильно устаревшей конструкции.
– Ну, ты это, – сказал на прощание Хельги, – заходи, если что…
– И ты тоже, – отозвался слегка протрезвевший Моана, – будешь во Внешней Тьме, заходи.

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Солнцестояние. Йоль

Забота конунга


Сегодня в Этте все были напряжены. Никто не прихлебывал, сдувая пену с кружки, волчий мьод, не резался в хнефатафль, не переговаривался – даже вполголоса, поминая минувшие дни. Молчали скальды, и даже Кровавые Когти притихли и только время от времени косились на вход.
Пламя плясало на лице Лемана Русса, выхватывая то рыжеватую косицу на виске, то бледные веснушки на высокой скуле. Примарх был очень, очень занят.
Один из ярлов нерешительно промолвил:
– Конунг… ярл Русс…
– Цыц, – добродушно рыкнул Русс.
– Ну, может, все-таки пусть кэрлы? Не примаршье же дело…
скрытый текст– Именно примаршье, – вступился рунический жрец Ква. – Сегодня особый день!
– Кто должен трудиться для своего народа, если не я? – добавил Русс, и, поскольку ярла он не убедил, повысил голос: – Цыц! Сказал же – не отвлекай!
– С кэрлами оно быстрее бы, – вздохнул незадачливый советчик, запустив пальцы в бороду.
Напряжение, казалось, сгустилось настолько, что его можно было резать цепным топором. И наконец в дверях показалась мохнатая серая тень.
Русс выдохнул, отложил спицы, набросил на плечи только что довязанный шарф и шагнул вперед. На него снизу вверх уставились зеленые глаза. Малый – не больше быка – пушистый зверек в серую полоску поднял голову и пискнул «мяу!».
Волки подвинулись к нему, взяв в плотное кольцо, и не было никого, кто бы не сплюнул под ноги. Кто-то передал Руссу в руки плошку с молоком и деревянную тарелку с мясом. Примарх, преклонив колено, поставил перед зверьком угощение. Тот, довольно урча, набросился на еду.
Когда плошки опустели, зверек облизнулся, задрал хвост трубой и удалился.
Прошло немало времени, прежде чем Волки решились заговорить.
– Малефик, – пробормотал один.
– Такой маленький, – буркнул второй. – И чего было беспокоиться, хьолда?
– Угу, если бы его приняли в старье да не угостили, он бы тебе показал хьолду, – возразил Ква.
Русс снял шарф и гордо потряс им.
– Сам шерсть собрал с Гери и Фреки, – похвастал он, – сам спрял… ну, и связал тоже я. А вы говорили – кэрлам отдать! Это же Йольский кот, его уважать надо!

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Дождались аниме в нашей Вахе

https://www.warhammer-community.com/2018/12/17/an-animated-series-from-the-far-future-yeah-it-isgw-homepage-post-1/

 

Вкратце: по Вархаммеру собираются делать аниме, посвященное Кровавым Ангелам. Официально это именуется "мультсериал", но явно рассчитанный на взрослых.

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

***

Прочел "Пария" Абнетта.

Ну это же Абнетт!

Дочь, фактически клон, Елизаветы Биквин ведет собственную игру. Уймища приключений и опасных ситуаций, налет мистики - Ваха как она есть. Рейвенор и Эйзенхорн по разные стороны баррикад! Снова на сцене коварные Гло и Когнитэ! И тут есть хаоситы-Кд сразу из двух легионов: Несущие слово и слаанешит Дитя Императора. Последний еще и умеет быть обворожительным... пока на него не посмотришь сквозь особое стекло, тогда сразу вылезает его аццкая натура.

И Альфарий. Кем он оказался, не стану спойлерить, ибо... но круто.

Там должно быть продолжение, но я его пока не видел.

Более поздние работы Д.А. более мрачные, хотя казалось бы, куда уж гримдарковее... нет, они мрачнее потому, что более жизненные в смысле психологической правдивости, меньше в них веры в людей, хотя хороших людей он изображает очень качественно. Но мастерство в плане приключений - оно было всегда.

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Этому блогу нужно больше котиков

Кадия стоит... и пусть дороги приведут тебя в теплые пески Эльсвейра!

 

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Ультрас

Санди Зырянова, блог «Дупло козодоя»

Спасение

Название: Спасение
Автор: Санди для fandom Post-Ap 2018
Бета: volhinskamorda
Канон: А. Дембски-Боуден "Кадианская кровь" (Warhammer 40,000)
Размер: мини, джен, NC-21


Они умирали.

Селия помнила, как это началось.

Они умирали в шпилях жилых домов, поднимавшихся в священные небеса Катура. Сверху вместе с солнечным светом мало-помалу начинал литься тяжелый смрад разлагающихся трупов. Поначалу семья Селии не обращала на это внимания – никто, кроме самой Селии. «Мама, почему так воняет?» – спрашивала она. Но мама пожимала плечами. Ей нужно было на работу. И проблемы аристократов, умиравших в точеных изысканных башнях – Катур славился на весь Империум прекрасной архитектурой, – ее не касались.

скрытый текстПотом начали умирать жители средних этажей. Тогда Селия впервые спросила мать: «Мама, а мы не умрем?» Мама снова пожала плечами, но Селия не успокаивалась: «Мама, а вдруг мы тоже умрем?»

В тот день родители вернулись с марлевыми повязками и какими-то таблетками, велев Селии обязательно носить первое и принимать второе. Они уверяли, что это лишь для профилактики, потому что опасности нет никакой, болеют только богачи…

Селия отлично знала, когда родители говорят правду, а когда притворяются. Сейчас они притворно хорохорились, но страх сочился у них буквально из всех пор.

Еще через день отец строго-настрого запретил Селии выходить из дому. «Но, папа, а как же схола…» – «Проживет без тебя твоя схола. У тебя есть учебники, догонишь дома. С учителями мы сами поговорим», – ответил тогда папа, и мама его поддержала. Они всегда поддерживали друг друга…

Запах становился невыносимым.

Откуда пошла эпидемия? Делали ли что-либо планетарные власти? Наверное, делали, по крайней мере, родители это обсуждали за ужином, но так ни к чему и не пришли. Катур был планетой-святыней, духовным маяком всего сектора. Может быть, болезнь занес кто-то из паломников – их прибывало до десяти миллионов ежемесячно.

Они умирали в храмах и по дороге в храм. Селии из окна видно было, как одни больные, еще живые, сталкивают к обочинам тела тех, кто уже умер. Излечить болезнь не представлялось возможным, и каждый заболевший знал, что его смерть – лишь вопрос времени.

На телах расцветали чудовищные гнойные бубоны. Руки истончались, пальцы, наоборот, распухали, и из-под мертвых желтых ногтей начинала сочиться сукровица. Жидкая коричневатая кровь вытекала из носа, из углов рта, из глаз, волосы выпадали, а зубы – зубы оставались в деснах, опухших и кровоточащих. Кожа темнела. Встав с постели, больной обнаруживал на своем теле настоящие трупные пятна, которые со временем чернели и брались целыми рядами бубонов. Задыхаясь, больные бродили между домов; похоже было, что они теряли зрение.

Селия тогда еще верила, что ее семьи это не коснется. Ведь они носили марлевые маски. И принимали таблетки для повышения иммунитета.

Но однажды папа вернулся домой очень встревоженным.

– Посмотри, – обратился он к маме, – ведь это просто нарывчик? У нас в цеху немудрено где-то поцарапаться и занести инфекцию…

– Конечно, дорогой, – сказала мама.

Она ушла в другую комнату, и Селия отчетливо расслышала ее рыдания.

Прошло еще несколько дней, и Селия увидела синюшные пятна на руках и ногах родителей, когда они встали с постелей. На простынях оставались потеки гноя – это лопались бубоны, которые оба, и папа, и мама, все еще называли «нарывчиками». Отец первым начал задыхаться, выкашливая сгустки коричневой крови.

А потом так же стала задыхаться и мама.

Кровь сочилась у обоих из ноздрей и из-под ногтей, отслоившихся на желтых опухших пальцах.

Тогда Селия уже узнала имя того, что случилось с ее родными.

Чума Неверия.

Это казалось невозможным, потому что Чумой Неверия заражались только отдаленные миры, близкие к Оку Ужаса, а Катур был посреди Империума, более того – он был одним из средоточий имперской веры, сюда стекались люди именно для того, чтобы насытить благостью свои верные сердца, но…

Теперь родители уже не выходили из второй комнаты и не пускали в нее Селию, чтобы ее не заразить.

Вскоре Селия уже и сама к ним не совалась. Они переговаривались через закрытую дверь, а еду готовил и привозил им их старенький сервитор. Он же убирал у родителей и стирал одежду. У себя в комнате Селия убиралась сама. «Я уже большая», – повторяла она себе. Раз родители больны, она должна быть самостоятельной… пока они не выздоровеют.

Селия знала, что они уже не выздоровеют.

В ночном небе, – осколок его был виден из окна – висели яркие пылающие звезды. Селия знала, что это корабли, она много раз видела, как корабли прибывают из Космоса, – ведь на Катур слетались со всех уголков Империума. Но эти просто висели, и их было много, очень много. Сперва Селия надеялась, что это прибыла помощь.

Сейчас она уже понимала, что нельзя помочь тем, кто все равно умрет.

Корабли были для того, чтобы не выпустить никого с Катура. По улице носилось, иногда долетая до ушей Селии, слово «карантин», и для всех, кто еще не умер, оно означало неминуемую смерть.

Как-то родители не ответили, когда Селия к ним обратилась.

Спустя несколько дней из-под дверей родительской комнаты потянуло тяжелым и терпким смрадом. Селии не хотелось туда заглядывать – даже если бы родители не предостерегали ее. Ей не хотелось видеть, во что превратились ее папочка и мамочка. Она и так представляла себе, как выглядят умершие от Чумы Неверия. Их трупы раздувались до неузнаваемости, рты раскрывались, и из них еще много дней после смерти продолжала сочиться мерзкая коричневая жидкость. Синие языки вываливались, вскоре превращаясь в бесформенные комья. Гнилые бубоны вздувались на мертвой плоти, похожие на каких-то животных, пожирающих падаль…

А когда на их улице совсем не осталось живых, мертвые начали вставать.

Лохмотья сгнившей одежды болтались на их раздутых, багрово-синих телах, мокрые от трупной жидкости. Губы и веки выгнивали, и ожившие мертвецы как будто смеялись над происходящим. Ногти у них продолжали расти после смерти, – кривые, желтые, очень твердые, как каменные, – и мертвые брели, выставив перед собой руки с этими ногтями.

Им хотелось есть.

Селии тоже хотелось есть, потому что уже три дня, как сервитор ничего не готовил. Он в последние дни работал очень плохо. «Старенький уже», – жалела его Селия.

Она рискнула выйти из комнаты.

Пробралась на кухню.

Продуктов у них практически не осталось. Пошарив в ящиках буфета, Селия нашла два маленьких сухаря и консервную банку с синтепастой. Срок годности у нее давно истек, но Селия вскрыла ее, дважды при этом порезавшись и разворотив палец – она еще не умела обращаться с консервным ножом, а потом, найдя чистую ложку, выела полбанки.

Остальное надо было оставить на потом – неизвестно, что будет дальше.

Синтепаста была безвкусной, скользкой и отдавала затхлостью и горечью. Но Селия так проголодалась, что даже это показалось ей вкуснятиной.

Спустя несколько дней сервитор умер окончательно.

Селия рискнула выбраться в подъезд. На улицу, конечно, она бы не пошла – существа, которые еще недавно были людьми и которые сейчас, как вспомнила Селия, звались чумными зомби, запросто могли ее растерзать. А вот заглянуть к соседям…

Если у них есть какая-то еда, она все равно им уже не нужна.

Первая квартира оказалась забита трупами, и Селия выскочила из нее, отплевываясь. Во второй она все же пробралась на кухню и нашла там какие-то консервы и пачку галет.

Но этого было мало, катастрофически мало.

От голода у Селии уже кружилась голова. Ей было плохо и от недоедания, и от невыносимого смрада, окутавшего, казалось, весь Катур, и от стонов и рычания, которые издавали чумные зомби за окном. Подумать только, размышляла она, про них было в комиксах и кино, которое папа не разрешал мне смотреть! Может быть, там было что-то про то, как от них спастись? Задыхаясь и кашляя противной железистой на вкус мокротой, девочка поползла обратно в свою квартиру. Она нашла в шкафу свои старые комиксы, но в них чумные зомби только нападали на людей, а потом прилетали бравые Космические Десантники и всех спасали.

Наверное, если к нам и прилетят Космические Десантники, то силы карантина их не пустят, решила Селия. Она даже немного поплакала из-за этого – ей очень хотелось увидеть хотя бы одного Космодесантника, хоть одним глазком! – но даже на плач у нее не хватало сил, и вскоре она отключилась.

Когда Селия проснулась, голод терзал ее внутренности, будто консервным ножом.

Она пыталась успокоиться. Попила воды из-под крана – хорошо, что она еще капала оттуда, хотя и очень слабо. Пожевала страничку комикса. Это помогло заглушить голод, но очень ненадолго.

Селия не знала, сколько она пролежала среди комнаты. Подняться не было сил, – она не могла даже перебраться с пола на кровать, которая стояла совсем рядом. И вдруг с улицы послышались выстрелы.

«Живые!» – обрадовалась Селия. Следовало как-то дать о себе знать, но сил не было даже на то, чтобы подтащить тело к окну. Выстрелы грохотали, чумные зомби ревели, и кто-то выкрикивал команды. Селия глотала слезы.

Какое счастье слышать настоящий теплый, живой голос! Даже если обладатели этих голосов не найдут Селию и не спасут – какое счастье, что они здесь!

Сколько в них живого теплого мяса.

Сколько в них живой теплой крови.

У самой Селии и того, и другого оставалось уже очень немного. Она до того исхудала, что любимые синие штаны и джемпер теперь болтались на ней, как на вешалке. С трудом девочка выпрямилась – сперва на коленях, потом встала на ноги. Ноги плохо слушались, но упорно несли ее на улицу, ведь на улице ее могло ждать спасение. По крайней мере, Селия очень на это надеялась.

Но она двигалась так медленно…

Когда ей все же удалось выбраться, никого живого на улице уже не было. Только валялось несколько тел в мундирах. Окровавленные мундиры были разорваны, а тела – обглоданы, и Селия закашлялась, потому что заплакала – и задохнулась.

Это были имперские гвардейцы. Они-то наверняка пришли спасти выживших – и погибли от атаки чумных зомби.

Селии доводилось видеть имперских гвардейцев на многочисленных пиктах, но такие ей еще не попадались. Их мундиры были камуфляжной расцветки, а на шевронах была какая-то крепость с крыльями. Селия наклонилась и по складам прочла надпись: «Ка-да-я». «Кадия», – повторила она, поправившись. Кадия, не Кадая.

Какая разница? Эти люди были героями, и если бы она успела выйти, они бы ее спасли. А теперь их тела лежат здесь, беспомощные и окровавленные, обглоданные чумными зомби…

На них еще оставалось мясо.

Голод снова скрутил внутренности так, что в голову ударила волна боли.

Погибшим гвардейцам все равно, кто ест их мясо. Это как соседям. Им уже не нужны консервы, и их собственное мясо им тоже не нужно.

Заострившимися и пожелтевшими от истощения ногтями Селия вспорола бицепс лежавшего перед ней гвардейца, попыталась вырвать кусок его тела, наконец, урча от голода, впилась в его руку зубами.

Мясо…

Живое…

Еще не успевшее остыть…

Она жевала и жевала, заливаясь слезами и чувствуя, как кусочки чужой плоти проскальзывают в ее живот. Казалось, вместе с чужим телом к ней возвращается жизнь. «Я помолюсь Императору за этого человека, – думала Селия, успокаиваясь; насыщение вернуло ей душевное равновесие и пробудило укол совести. – И за папу с мамой, и за соседей. Я помолюсь, и Он меня простит».

Она побрела дальше – по улице, в том направлении, куда вел след от траков армейской машины. Конечно, это была машина гвардейцев. Может быть, они обернутся и увидят маленькую девочку, которую нужно спасти? Главное – вытереть с лица остатки крови и мяса их товарища…

Вместе с кровью Селия вытерла гной, оставшийся на ее руке.

Бубон. У нее бубон…

Может быть, у гвардейцев с Кадии все-таки есть лекарство?

Она шла и шла, стараясь не попадаться на слепые желтые бельма чумных зомби. Многие из них умерли во второй раз: Селия видела их тела, то развороченные выстрелами, когда мертвая плоть разбрызгивалась во все стороны, а из дыр вытекала трупная жидкость, то с проломленным черепами, в которых гнила серая дряблая кашица, оставшаяся от мозга, то раздавленные машинными траками. Сырое мясо, багрово-синюшное, тошнотворное, распадалось на глазах, и осколки размозженных костей торчали из него, как торчали архитектурные чудеса погибаюшего Катура из гниющего месива улиц.

Время от времени между трупами чумных зомби обнаруживались тела гвардейцев. Их было мало, очень мало – должно быть, гвардейцы забирали своих, чтобы потом похоронить. А может быть, Селии просто так казалось.

Потому что трупы были единственным, что она могла есть.

Ей было стыдно, чертовски стыдно. И она всякий раз мысленно возносила молитвы Императору, потом извинялась перед мертвецом, потом повторяла сама себе, что мертвому уже все равно. А потом набрасывалась на тело, вырывала отросшими ногтями и зубами из него куски и жадно жевала.

А потом благодарила мертвого из неведомой Кадии.

Мысленно – потому что говорить она не могла, горло ее сдавило будто гниющей рукой или веревкой.

И наконец, Селия заметила между зданий какое-то движение.

Она застыла от ужаса. Это могли быть чумные зомби, а они не стали бы ждать ее смерти – они бы набросились на нее и убили. Или еще страшнее: разорвали бы в клочья еще живую. Селия содрогнулась, представив их коричневые зубы, которые жевали бы ее руки и грудь…

Это могли быть те самые гвардейцы с Кадии, которых она искала. Но нужно было придумать, что им сказать. Не признаваться же, что ты глодал тела их мертвых друзей. Надо соврать что-то, подумала Селия. Учительница в схоле говорила, что врать нехорошо. Но правда еще хуже. Надо соврать, что я украла консервы у умерших соседей. Я ведь и в самом деле их воровала.

Она стояла посреди улицы, пропахшей раздавленной падалью, и внезапно перед ней очутилась гигантская черная фигура. Она походила на человека, но была больше, намного, намного больше. Прочный керамитовый доспех тускло блестел, лицо закрывал шлем с горящими глазными линзами, на одном из наплечнике белела эмблема – белая птица, а в одной руке было оружие – болтер, вспомнила Селия, это болтер.

Космодесантник!

Голова у Селии закружилась от радости. Настоящий Космодесантник! Он пришел, чтобы спасти ее! Герой Империума сейчас подхватит ее в свои могучие руки и унесет…

Космодесантник поднял болтер, оружие рявкнуло, и Селия не сразу поняла, что стреляют в нее.

Удара болта она не почувствовала.

Ей показалось, что до нее донесся печальный вздох, как будто Космодесантник сожалел о ней. Липкие от трупных жидкостей обрывки джемпера разлетелись в стороны, и разлагающееся мясо вместе с осколками ребер, выбитое ударом болта, брызнуло во все стороны. Запах гниения резко усилился.

Селия осела на землю, раскрывая рот и пытаясь что-то сказать. Трупные бубоны на ее лице лопались, гной и сукровица текли по лицу. Космодесантник посмотрел на нее – и выстрелил еще раз.

И в этот момент Селия успела осознать, что пришло ее настоящее спасение.
Страницы: 1 2 3 7 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)