Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #легенды из разных блогов

Семь Бед Одно Несчастье, блог «Семь бед одно несчастье»

Беда вторая. Не стать тенью. Часть Первая

 

Беда вторая. Не стать тенью.

Раскачиваясь меж ненавистью и любовью, он вспомнил, что был всегда один.

 

Часть первая

 

Башня Магии. Что она из себя представляет? Это учреждение, где юные маги учились управлять и принимать свою силу, развивать её. Таких башен было несколько, но та, в которой мне предстояло учиться, находилась ближе к Северным горам. Я с нетерпением ждал этого дня, когда меня так же заберут из дома, проведут всем особняком. Ждал встречи с братом. Но…

 

— Ты хочешь поступить в Башню Магии? — Удивилась леди Рэйна.

 

— Да, — кивнул я.

 

— Ты же понимаешь, что для этого нужен магический дар, а не только связи и сильное желание?

 

— Да, — тихо повторил я, разжигая в руке маленький огненный шар. Леди Рэйна лорд Тай’эр были удивлены, но не более. Казалось, они этого и ждали. Точно, в их семье не могло быть иначе.

 

— Хорошо, я поговорю с Мирайем, он поможет с этим, — кивнул лорд. — Жаль, что уедешь так скоро и не успеешь побывать на дне рождении Сийи.

 

— Спасибо, лорд Тай’эр, леди Рэйна, я постараюсь на учёбе. А сестричке Сийе позже пришлю подарок с нового места.

 

После отъезда Тео леди Рэйна родила девочку. Её назвали Сийя, Сийярен Лиар Тирвисская. Всё внимание было отдано ей, но я не был против. С самого первого её дня для этого нового члена семьи в моём сердце открылась новая дверь. Ей очень нравились мои рога, как и её брату с отцом. Она очень напоминала мне Тео, я скучал по брату.

 

И вот настал тот день, когда меня должен был забрать дядя Мирай и перенести в Башню магии. Это было зябкое, промозглое весеннее утро. Провожать меня вышел только лорд Тай’эр, леди Рэйна с маленькой сестричкой остались в поместье, чтобы не простудиться. Меня всё так же пронизывали насмешливые взгляды слуг, только теперь через окна. Ведь никто из них не вышел проводить господина Сбона из дома.

 

— Ну что, малыш, пора нам уходить, — тихо сказал дядя Мирай. — Всё взял? Со всеми простился?

 

— Да, мне больше ничего не нужно, — кивнул в ответ, сжимая в руках небольшую сумку, за это время у меня появилось не так уж и много собственных вещей. Я забрал всё то, что мне было дорого, ведь я не собирался возвращаться сюда снова. — Прощайте, лорд Тай’эр. Скажете леди Рэйне и сестре, что я ушёл?

 

— До свидания, малыш. Надеюсь, тебе понравится в Башне Магии. Передавай Тео привет.

Так мы и расстались. Несколько секунд на переход через портал и вот перед нами высокий зал. Сердце стучало, готовясь вырваться из оков моего тела, но я старался сдерживаться.

 

— Сейчас мы с тобой встретимся с мэтром Трейлотом и проведем тест на уровень магии. Ты главное ничего не бойся, ладно? — Мирай всегда вызывал у меня доверие, он никогда не сравнивал меня с братом. Либо он уважал меня, либо ему было всё равно. Это меня не могло не радовать в любом случае.

Через пару минут к нам подошел седой маг, и мы спустились в зал измерений. В центре его на небольшом постаменте был прозрачный хрустальный шар. А под потолком сияли сотни магических светлячков. Я разглядывал зал столь восторженно, что чуть не споткнулся об собственную ногу, следуя за магами. На их лицах заиграли улыбки, но они не стали смеяться.

 

— Сбон, поднеси руку к кристаллу, — попросил седой маг.

 

— Хорошо, — кивнул в ответ, поднося ладонь к поверхности кристалла. Воздух вокруг моментально нагрелся, а сам шар покрылся белёсыми пятнами. Это мне казалось весьма неожиданным. В какой-то момент мне до ужаса захотелось отдернуть руку, но меня опередил Мирай, хватая мою тощую кисть и оттягивая от шара. В этот момент кристалл лопнул, а его осколок впился в мою ладонь, омывая алым белые плиты и мои одежды.

 

— Какого пса, Трейлот? Ты что хотел угробить мальчишку? — заорал у меня над ухом перепуганный рыжий мужчина.

 

— Это я хотел спросить, какого пса ты не сказал что это не простой маг? — голос седого мага, кажется, тоже дрожал. — Этому кристаллу всего несколько лет! Было… Ему ещё служить и служить! Что ж за беда, я понять не могу?

 

— То есть, ты хочешь сказать, что кристалл просто так взорвался?

 

— Я здесь точно не причем. Скорее уж какой-то Бог решил подшутить. Но это не важно, нужно срочно залечить мальчику руку, смотри, он ведь истекает кровью.

 

— Что я скажу Тай’эру, он же меня прибьёт, — стенал Мирай, залечивая мне ладонь.

 

— Скорее уж леди Рэйна, — поправил его седой маг.

 

— Ой, молчи уже, — скривился Мирай, заклинанием стирая алые пятна крови с белых одежд и плит. — Скажи, пацан прошёл?

 

— Прошёл, — кивнул мэтр Трейлот. — Перед тем как красталл взорвался, я заметил подтверждающие знаки.

 

— Замнем произошедшее? — взгляд Мирая был полон энтузиазма и коварства. Он так и подбивал на авантюру седого мага, и тот, естественно, не устоял.

 

— Но взамен ты поможешь мне в замене кристалла, идёт?

 

— Отлично, будет тебе замена, а пока давай вернем парнишу с облаков на землю и покажем ему его новый дом.

 

— Сбон, как тебя представить перед новыми одногруппниками? Думаю, им будет интересно узнать, что ты брат Героя.

 

— Нет, просто Сбон, — не хочу, чтобы меня снова начали сравнивать, чтобы меня ценили только за то, что я его брат. — Им ни к чему знать об этом. Я не хочу выделяться. Поэтому просто Сбон.

 

— Ты же вроде как уважал своего брата, что-то случилось? — удивился дядя Мирай.

 

— Нет, это не касается моего отношения к Тео. Если кто-то узнает, что я его брат, ко мне станут относиться иначе. А я этого не хочу. Мне важна учеба. А снисходительное отношение мне ни к чему.

 

— Малыш дело говорит, — кивнул седой маг. — Даже среди наших преподавателей есть несколько слегка помешанных на пророчествах и герое. Так что, думаю, будет рационально скрыть эту информацию. Осталось придумать ему фамилию, чтоб занести в реестр.

 

— Сбон из Леса? — предложил я первое, что пришло в голову.

 

— Хм, Давай лучше Сбон Изелес? Сути не меняет, но хотя бы похоже на нормальное имя, — предложил рыжий мужчина, почесывая щетинистую щеку.

 

— Так и запишем, — пробубнил мэтр Трейлот, выводя нас из зала измерений.

Мы шли по длинным коридорам, поднимались по извилистым лестницам и, наконец, добрались до кабинета директора. Там уладили официальные вопросы и меня отвели в мою келью. Мой новый дом, хах. Вокруг было тихо, мэтр объяснил, что сейчас большинство учеников на занятиях, но скоро будет обед, так что нам ещё предстоит увидеть заполненные коридоры.

 

— Твои занятия начнутся завтрашнего утра. За тобой зайдет куратор и проведет к месту учебы. А пока осваивайся. Книги, ливреи и расписания получишь завтра, — мэтр Трейлот тепло улыбнулся. — Что ж, добро пожаловать в Башню Магии, малыш.

 

Мирай записал воспоминания.

 

— Почему ты назвал его Сбоном? — от моего вопроса Тай’эр поперхнулся вином, выпрыснув половину бокала на мой светлый ковер. Глаза друга округлились, и он стал похож на нашкодившего кота. У меня сразу возникли неутешительные подозрения на этот счет.

 

— Я-я не специально! — заикаясь, начал Тай’эр.

 

— Та-а-ак, а с этого места, пожалуйста, поподробнее…

 

— Понимаешь, в первый же день нашего знакомства я заметил за ним некоторую особенность, если так можно выразиться, — Тай’эр тщетно отводил взгляд, а подозрения во мне крепли с каждым его словом.

 

— Сначала он умудрился поймать волосами рыбу, нырнув за мной с обрыва. А потом наступить на колючку, обжечь язык горячей едой, удариться во сне об пенёк и многое другое…

 

— То есть, ты осознанно назвал сына: Семь Бед, Одно Несчастье? — Тай’эр вжался в кресло в приступе легкой паники.

 

— Ты хоть понимаешь, что ты напророчил несчастному мальчику? — я всегда подозревал, что мой друг тот ещё идиот, несмотря на всю его силу и успехи. Видимо, не ошибался в своих мыслях. — Хорошо хоть Тео получил имя от матери, а не от тебя. Уж не представляю, как бы ты его назвал.

 

— Не хотелось бы тебя расстраивать, но Тео это тоже аббревиатура, — гаденько улыбнулся Тай’эр, заставляя рухнуть моё представление о мире. — Теос – Ты Единственный Осколок Солнца.

 

— Вы больные! Вы с Рэйной точно из одного теста. Боги, надеюсь, ваши дети об этом никогда не узнают.

 

— Он, — неуверенно начал друг, уставившись в одну точку. — Знал язык. Сбон сразу начал меня понимать. Мне показалось, что этот ребенок когда-то разговаривал, жил как все мы, но потом попал в лес и одичал. Поэтому не сразу понял мои слова. Уже на второй день он пытался разговаривать со мной, осознанно, а не повторяя за мной звуки. Понимаешь?

 

— Думаешь, Сбон врёт о том, что вырос в лесу?

 

— Отнюдь, — помахал головой Тай’эр, всё так же не сводя взгляда с винного пятна на белоснежном ковре. — Он никогда мне не врал. Тут дело в чем-то другом, словно его заставили что-то забыть или что-то такое. Я так и не понял причины.

 

— Этот ребёнок, он что-нибудь ещё говорил? — друг поднял на меня взгляд и грустно улыбнулся.

 

— Сбон сказал, что его бросила мать, едва тот научился ходить и говорить. Он сказал, что она называла его Ойэн.

 

— Ойэн? Ты серьёзно? — удивление заставило меня вскочить с мягкого кресла. Это было не просто имя, которым стоило разбрасываться. Оно звучало в одном из пророчеств, древних как сам мир.

 

— И ты ничего не сказал Рэйне? У тебя же под крышей теперь растут оба и герой и..

 

— Ребёнок ни в чем не виноват, Мирай. Сейчас он просто потерявшееся дитё, — Тай’эр посмотрел на меня сурово, придавливая взглядом к креслу. — То, что должно произойти, произойдет ещё очень не скоро. Я смею надеяться, что мы сможем повлиять на итог. Поэтому не стоит опускать руки.

 

Лорд Тай’эр, мой друг, как всегда был прав. Что бы нас ни ждало в будущем, сейчас они всего лишь дети, которые хотят веселиться и радоваться жизни. Мы будем присматривать за ними и незаметно направлять. Возможно, нам удастся…

 

— Мирай, — тихо спросил мэтр Трейлот, почесывая седую бороду. — Ты мне ничего не хочешь сказать про этого мальчика? На нем же защит больше чем на всех наших башнях вместе взятых. Его не то чтобы прочитать не возможно, оценить реальные способности тяжело. Хотя, я сомневаюсь, что он сильнее своего брата, но всё же.

 

— Ты же слышал, откуда его притащил наш общий знакомый? Так вот, все эти щиты были на нём ещё с тех самых пор. Так что ничего сказать тебе не могу на этот счет. Мы можем пока только наблюдать и ждать.

 

— Н-да, — причмокнул губами старый мэтр. — Кстати, Мирай, в этом году тебе достанется группа особого набора.

 

— То есть? Снова крылатые? — кажется, за мои проказы, мне решили воздать. Пахло это дело не лучше горючей жидкости.

 

— Не просто крылатые, Мирай, это внуки Сирин.

 

— Той самой Сирин? — вот это уже пахло глобальными проблемами. Слухи о этой женщине ходили разные. Но одно было ясно: она истинная дочь Орикона. Пусть её муж и сдерживал большую часть её порывов. От этого имени вздрагивало всё старое поколение магов. Говорят, её дочь угнала дракона и облетела весь континент. На спор. Среди сессии. Умудрившись сдать всё на одни четвёрки. Чего ждать от её детей, представить сложно.

 

— Именно, — гаденько улыбнулся Трейлот. — Сбона я определил в ту же группу, так что тебе не придется разрываться, чтобы присматривать за ним.

 

— За что ты так меня ненавидишь, Трейлот?

 

— Что ты, — махнул рукой мэтр. — Я ценю тебя выше и лучше всех!

 

Старый лис.

 

Вечером того же дня в мою комнату неуверенно постучали. За дверью оказался Сбон. На его смущённом лице читалась решительность и уверенность. Кончики ушей покраснели, но мальчик твердо смотрел вперёд.

 

— Ты что-то хотел? — малыш поступил взгляд и тихо произнес:

 

— Дядя… — осекшись он покраснел ещё сильнее, но собравшись с силами, он продолжил, подняв на меня ярый взгляд: — Учитель Мирай, прошу вас, не делайте мне поблажек во время учёбы, а так же не выделяйте из числа других учеников. Это очень важно.

 

— Ты настроен серьёзно, как я погляжу? — Сбон уверенно кивнул, немного отводя взгляд. Наверное он все же волновался, боялся что откажу ему в столь простой просьбе. Но я сам думал о том, чтобы поговорить с ним на этот счёт. Одного Тео летящего через всю башню с криком «дядя Мирай!» мне хватило в прошлом году. Повторения такого позора не очень хотелось.

 

— Не волнуйся, я сам хотел предложить тебе такой вариант.

 

— Спасибо, — неловко кивнул Сбон. — Тогда доброй ночи, учитель.

 

— Да, увидимся завтра на занятиях, — я не удержался и аккуратно потрепал малыша по волосам меж рогов. Невозможно было не улыбнуться от такого зрелища. — Не проспи свой первый день.

 

Коротко кивнув, Сбон убежал в свою келью. В башне детишки жили по одному, привыкая к самостоятельности. Так что первые друзья у него появятся только на занятиях. И что-то мне подсказывает, что первыми его друзьями станут именно крылатые братья. И да помогут боги устоять этой башне!

 

— Мирай, Мирай, — послышался смеющийся голос из-за спины. О этот голос, он сниться мне будет в кошмарах. Медленно повернувшись, я увидел молодого паренька, сидящего на моем рабочем столе. Его улыбка была до боли яркой и не сулила ничего хорошего.

 

— Орикон, — с тихим выдохом выдал я имя Бога, сидящего на моем рабочем столе.

 

— Давно не виделись, Мирай. Завтра прибудут мои дети. Син и Эран. — Орикон спрыгнул со стола и подошёл вплотную, не сводя с меня тяжёлого взгляда. — Я очень надеюсь, что ты позаботиться о них. Это мои любимые дети.

 

От взгляда Орикона хотелось бежать куда подальше, но ноги приросли к полу моей кельи. Воздух вокруг точно замёрз. Неожиданно бог проказ и обмана сделал шаг назад и слегка потупился. Казалось, что он погрузился в тяжёлые и грустные мысли.

 

— Впереди у них тернистый путь, — медленно проговорил юноша. — Я не хотел им такой судьбы, Мирай. Никто не хотел. То, что будет дальше лишь в наших руках. Покажи им новый мир, моё потерянное дитя.

 

С последним словом бог проказ и обмана истаял в воздухе. Орикон приходил и исчезал, когда только хотел. Совершенно не заботясь о том, что делают или думают другие. Я уже успел выдохнуть и расслабиться, как со спины снова послышался этот насмешливый голос:

 

— Тот парниша, за ним следит много глаз. Будь готов к неожиданностям. И да, запомни, слова пророчеств… продолжение следует…

Семь Бед Одно Несчастье, блог «Семь бед одно несчастье»

Беда первая. Часть вторая

Этот новый мир казался таким огромным, необычным. Я очень долго привыкал к тому, что здесь очень мало деревьев. Пришлось учиться быть таким как все, умывать лицо, мыть руки, носить одежду вместо шкур, сдерживать рык и звериное поведение. Мне очень пригодился мой навык наблюдения и подражания, чтобы адаптироваться в новом месте. Я пока не совсем понимал многие определения, поэтому приходилось по десять раз спрашивать, что есть что.

Через несколько дней нас отправили в дом лорда Тай’эра, в город Тирвис. Тай’эр очень волновался. Он сотню раз перевязал бант на шее, прежде чем грозный Мирай не пнул его прямо в открывшийся портал. Меня так звать не пришлось, я послушно шмыгнул за лордом в магический круг.

По ту сторону был огромный дом, намного больше, чем тот, что был у дяди Мира. Тут было больше деревьев, пахло яблоками. Тай’эр трясся как осиновый лист, осматриваясь по сторонам. Я совершенно не мог понять, почему он так боится. Лорд вернулся в свой дом, туда, куда так рвался всё это время, что же могло измениться за это время? Лорд Тай’эр странный.

— Дорогой! — неожиданно раздался приятный голос, от которого у лорда встали дыбом волосы. Я мог только подбодрить его мысленно. Мирай попросил никого не бить сразу по прибытию, что бы не произошло. Поэтому я стоял и молча наблюдал за тем, как Тай’эр летит в сторону от удара тонкой женской ногой в изящной туфельке. На моё плечо легла теплая большая ладонь Лэя, кивнувшего мне в знак признательности, или он просто боялся, что я всё же сорвусь.

Тем временем женщина перестала избивать Тай’эра и повернулась к нам с самой милой улыбкой. Но ей меня не обмануть. Мороз по коже пробежал самый настоящий, и, судя по дрогнувшей руке на моём плече, не только у меня.

— Рэйна, добрый день, как твои дела? — немного дрожащим голосом спросил Мирай с кривой улыбкой, стараясь не смотреть на кулаки женщины, покрытые тонким слоем крови и придорожной пыли. Да, теперь я понимаю, почему Тай’эр так боялся возвращаться, когда узнал, сколько лет его не было.

— Лэй, Мирай, я так рада вас видеть, — сказала она, со страшным хрустом разминая шею. — Вы так давно не заходили, маленький Тео так скучал по вам. Вы же останетесь на чай?

— Конечно, миледи… — сглотнул Лэй, приветственно склонив голову.

— О, — взгляд женщины упал на меня, заставив её немного оторопеть. — А что это за малыш? Неужели мой муж успел повеселиться с какой-то дриадой, пока она не выставила его вон? — при этих словах все присутствующие мужчины покрылись холодным потом, а взгляд леди Рэйны, направленный на мужа, готов был сжечь несчастного.

— Меня зовут Сбон, — влез я, пока дорога, ведущая к столь красивому дому, не покрылась алым. — Лорд Тай’эр нашёл меня в Великом Лесу и вытащил из лап опасного зверя ценой своей жизни.

— Сбон…— благодарно простонал лорд Тай’эр, силясь подняться, однако леди Рэйна тут же впечатала его голову в пыль, поставив на неё свою ногу в изящной туфельке.

— Сбон, значит, — она кивнула. — Раз этот кусок вонючего мяса посмел задолжать тебе жизнь, то я не прочь принять тебя вторым сыном. И даже не пытайся мне соврать, чтобы оправдать его. Это касается всех.

— Мама, — раздался детский голос так же неожиданно. Но в этот раз обошлось без кровопролития. Мальчик чуть старше меня в красивой одежде, схожей с той, что была на лорде в нашу первую встречу, подошел к нам. — Что это за мужчина и ребёнок? Я их раньше не видел.

— Тео, мальчик мой, — леди Рэйна улыбнулась искренне и ласково, поворачиваясь к ребенку. — Это твой младший братик, а вот этот мужчина твой отец, можешь его пнуть, но только сегодня.

— Это тот, кого ты ждала всё это время? — спросил мальчик и, не дожидаясь ответа, повернулся ко мне, словно бы не замечая боли на лицах взрослых: — Как тебя зовут?

— Сбон, — в очередной раз представился я. Мне было, конечно, совсем не трудно, но ситуация начинала напрягать. — Я родился и вырос в Лесу, где и встретил лорда Тай’эра.

— Тео, — мальчик протянул мне руку, как это делали взрослые в доме Мира.

— Теос Лиар Тирвисский, лорд северных земель, — продолжил мальчик, холодным тоном, пожимая мою руку. Однако в следующий момент он лучезарно улыбнулся и поправил себя: — Хотя, теперь я просто Тео, сын лорда и твой брат, Сбон.

— Что ж, раз всё разрешилось, стоит пойти в дом и выпить чаю, так, господа? — взгляд леди Рэйны заставил каждого вздрогнуть и решительно направить свои стопы в сторону дома. Интересное выдалось начало. Н-да.

 

 

Дневник вдовы, леди Рэйны

 

Я любила своего мужа ещё со времен учёбы в Университете магии. Он был лучшим, сильнейшим. Его улыбка заставляла меня теряться и краснеть. Она была похожа на солнечного зайчика, он сам был словно лучик солнца. Мой милый Тай’эр, я была так счастлива, когда ты стал моим мужем. Но сколько же боли испытала, когда ты исчез.

У меня точно забрали солнце, я потеряла вкус к жизни. Я бы сдалась, если бы ты вскоре не вернулся. Но под сердцем теплилась новая жизнь, которую ты оставил мне, прежде чем исчезнуть. Моё новое солнце.

Я искала своего мужа, как только могла, подключила всех знакомых, но это не помогало. Шло время, а ты не возвращался. Когда я уже готова была сдаться, родился Тео. Мой маленький лучик света, моё новое солнышко.

Мир снова заиграл красками. Оракулы и предсказатели словно сошли с ума, пророчили нашему сыну судьбу героя, но это было не важно. Для меня Тео и так был особенным. Я посветила себя воспитанию сына, попутно занимаясь делами северных земель. Это было сложно, но имя мне Рэйна Несломленная! Справилась.

Тео рос умным мальчиком, вскоре у него появились магические силы, чему я была ужасно рада. Твой сын взял от тебя только лучшее, лорд Тай’эр. Так прошли девять лет ожидания, я всё ещё ждала.

— Рэйна, — в голове раздался голос Мира, он был встревожен, но продолжил: — Сейчас я тебе кое-что скажу, а ты не волнуйся, хорошо? — разве я могла не волноваться от такого тона? Что же могло произойти? Но я не успела ничего спросить, прежде чем в голове прозвучало несколько слов, перевернувших всю мою жизнь, снова.

— Тай’эр жив, он вернулся.

Ноги перестали меня держать, в голове пропали все мысли, а из глаз нескончаемым потоком полились слёзы. Тай’эр, моё солнце, жив. Рухнув на пол, я не смогла сдержаться от немого крика, руки дрожали, сжимая голову.

— Вернулся, живой, вернулся. Вернулся. Вернулся. Где он? — тихо шептали непослушные губы в истеричном припадке. Хорошо, что Тео был в саду и не видел меня в таком…

— Рэйна? Ты слышишь? — голос Мира прорвался сквозь пелену, возвращая к реальности. — Через несколько дней мы приведём его домой. Сейчас надо выяснить, где он пропадал, что случилось. Сможешь подождать?

Конечно, я могла подождать, что мне пара дней, на фоне последних девяти лет? Каких-то сорок восемь часов, две тысячи восемьсот восемьдесят минут. Всего то. Вернулся.

Обняв себя за плечи, я закрылась в кабинете мужа, на старом диванчике, раскачиваясь из стороны в сторону. Было страшно ждать в неизвестности. Где ты был? С кем? Почему не подал о себе никакого знака? Что тебя так задержало?

— Мама? — тихий встревоженный голос Тео вырвал меня из этого оцепенения. Кабинет мужа, я не была здесь очень давно. Это место, только здесь мне становилось спокойнее, когда в сердце бушевал ураган. Надо возвращаться.

Вернув себе подобающий вид, я вернулась к сыну. Мой маленький лучик солнца, ты так переживал за меня. Мама рада.

— Мы идём, ты готова, Рэйна? — голос Лэя, заставил вздрогнуть всем телом. Да, я готова. Так мне казалось.

Ребята уже рассказали мне, что произошло, но разве я могла так просто простить ему эти девять лет? Пусть для него и прошло меньше года. Несправедливо. Мой лучший, сильнейший муж, оказался в столь плачевной ситуации, задолжал жизнь ребёнку.

— Сбон, значит, — кивнула я, принимая ситуацию. Тай’эр ещё не знал, что мне уже всё известно, но мне хотелось узнать всю картину от его лица. Но мальчик здесь совсем не причем, он вернул мне моё солнце. Я в долгу перед ним. — Раз этот кусок вонючего мяса посмел задолжать тебе жизнь, то я не прочь принять тебя вторым сыном.

Тео принял нового брата и отца с улыбкой и энтузиазмом. Всё же он вырос очень добрым и милым ребёнком, как ты, мой муж. Тебе ещё долго придется отплачивать мне эти девять лет.

 

 

 

Просто Тео, сын лорда и брат Сбона

 

В одночасье у меня появился сразу и брат и отец. Я всегда мечтал, что у меня появится отец. Не дядя Лэй и Мирай, что приходили играть со мной и учить чему-то, а именно папа. Мама всегда отшучивалась, старалась не предаваться грусти от моих вопросов на эту тему. Но она никогда не говорила, что он нас бросил, как шептали другие. Мама верила, что папа вернётся, что он просто потерялся и скоро к нам вернётся.

И вот, в один осенний день, у меня появился отец, тот, которого я так хотел. Мой новый брат Сбон совершенно не походил ни на меня, ни на отца, но мне это даже нравилось. У него были черные волосы, собранные в аккуратный хвост алой лентой, а на голове были белые рога. Я никогда не видел людей с такими. Ни были точно ветви юного дерева.

— Вот даже не думай пытаться мне их вырвать, — с опаской прошептал Сбон, прикрывая руками рога. — Они действительно растут прям из моей головы. Твой отец, лорд Тай’эр, первое время тоже пытался мне их подравнять.

— Где ты жил до этого времени? — Сбона поселили в моей комнате, пока не подготовят для него его собственную. Поэтому мы сбежали от взрослых в спальню и теперь болтали о всяком разном.

— В Лесу, дядя Лэй назвал его Великим и очень удивился тому, что я там рос.

— Ого! — удивляться и правда, было чему. — Великий Лес – это запретные территории. Туда невозможно попасть и никто никогда не выходил из барьера. Говорят, что там страшные монстры, поэтому его и закрыли древние маги прошлого.

— Лес, как лес, — Сбон пожал плечами, осматриваясь. — Да, там опасно, но по мне так здесь намного страшнее. Столько всего непонятного, неизвестного. Люди, которые следят за каждым твоим шагом, словно ты ядовитый паук, что ползет по стене. В Лесу было намного проще.

— Но ты всё равно вышел и сейчас здесь, разве нет?

— Да, хоть мне до ужаса страшно, я решил рискнуть и изменить свою жизнь.

— Страшно?

— Очень, — глаза Сбона были полны решимости и серьёзности, казалось, в этих ясных глазах бушевал огонь.

— Не бойся, теперь я твой старший брат. И если кто-то посмеет тебя тронуть – им придется иметь дело со мной.

— Спасибо, — слабо улыбнулся Сбон, немного успокоившись. Так началась наша совместная жизнь

Мой новый брат был ужасно диким и милым в своей серьёзности. Многие вещи были для него в новинку, но он быстро учился и запоминал. Однако иногда Сбон немного зависал, чуть наклонив голову с нечитаемым выражением лица, явно что-то не понимая. Это были самые милые моменты.

Видимо, пока они с отцом шли по лесу, тот безустанно болтал о мире вне барьера, поэтому брат многое знал, но не всё ещё успел идентифицировать и принять. Так же ему было совершенно не знакомо воспитание и поведение приличных молодых людей. Поэтому первое время он был как уличный пес в дорогом ошейнике.

Сбон честно пытался либо подражать мне, либо психовал, забирался на какое-нибудь дерево и злился. Через пару дней мама пригласила для него учителя, который занялся его обучением. Но от этого брат всё чаще забирался на дерево. Это было и смешно и грустно. Я только чуть позже начал понимать, почему так происходит. И причина меня изрядно удивила и озадачила, или скорее разозлила.

Мама меня редко ругала и не давала это делать другим. Но при этом не пыталась избаловать меня. Она говорила, что пусть я и рожден стать героем, в первую очередь я человек. Мне следует вырасти сильным и честным человеком, который сможет всецело осознать собственные силы и оценить поступки и действия. Но вокруг было много слуг, учителей, пророков, которые называли меня героем с пелёнок и пророчили мне великое будущее со спасением мира. Эти лицемерные люди выводили матушку из себя, поэтому в особняке часто менялись такие лица.

Новый учитель часто говорил брату, что ему никогда не сравниться со мной, героем, что он навсегда останется позади. Я подслушал как-то под дверью. Он не ставил брата ни во что, словно тот был не больше моей тени. Зря. Этот учитель вылетел из дома через несколько часов, после того как я рассказал маме о случившемся.

Дело быстро замяли, и в доме появился новый учитель. Жизнь снова начала налаживаться. Стало намного интереснее тренироваться, ведь теперь я был не один. Как-то зимой брат пришел посмотреть на мои занятия с мечом и захотел попробовать. Первое время у него ужасно получалось, вот только после трёх тренировок он уложил меня на лопатки в спарринге. Это меня удивило, но мне понравилось.

Сбон всегда делал то, что хотел и как хотел, ему было всё равно на то, что я старше, какое место в доме занимаю и так далее. Брат всегда был честен, силен и собран. Пусть мне и не нравилось проигрывать, это был стимул стать лучше.

А весной я поступил в Башню Магии. Помню, как брат стоял на пороге и провожал меня испуганным взглядом.

 

 

***

 

— Ты всего лишь ребёнок. Тебе просто надо делать то, что я тебе говорю, — скрипучий голос учителя режет уже не в первый раз мой слух. — Ты же просто тень героя, будь тихим и послушным, не выделяйся. Все заслуги достанутся твоему брату. Тебе не стоит даже рыпаться. Запомни правила приличия и поведения и постарайся не опозорить семью. Это же отразится на репутации героя. Как жаль, что меня позвали учителем для тебя, а не для господина Тео. Ведь это такая честь, учить героя!

Снова. Снова я бегу и прячусь на высоком дубе. Не об этом я мечтал, выбираясь из леса. Да, мне не суждено стать героем, не стать Тео, но к чему такое отношение? Почему он меня так ненавидит?

Я знал, что никому нельзя верить, что положиться можно только на себя. Но мне так хотелось довериться хоть кому-то так же как моему новому отцу, Тео, леди Рэйне. Слёзы текли по щекам, обжигая кожу. Было обидно, очень.

— Брат? — Тео всегда находил меня, даже когда начался белый сезон, и стало… продолжение следует…

Семь Бед Одно Несчастье, блог «Семь бед одно несчастье»

Беда первая. Герой, что выбран небесами. Часть первая.

Глава первая. Беда первая

 

Герой, что выбран небесами

 

Обидами полно было сердце, но разум был жаден к знаниям и жизни.

 

Часть первая

 

Я родился в Лесу. Возможно, его можно назвать Великим, но мне он всегда казался страшным и пугающим. Кроме места своего рождения я не знал о себе ничего. Где-то в глубине памяти маячили теплые и яркие воспоминания о матери, но они мне казались слишком далекими. Их вытеснили и забили картины выживания в Лесу.

Моё утро начиналось с добычи воды, потом - еды. В зависимости от сезона нужно было следить за следами или прятать их. За каждым деревом мог прятаться зверь, хорошо, если пушной, им кроме травы ничего не нужно, а если это были хищники, спасти меня могло лишь чудо и быстрые ноги.

В моей норе я хранил только некоторые припасы, стараясь носить своё всегда при себе. Ведь никогда не знаешь, когда понадобится острый камень или куда тебя занесёт течением. Я знал это из опыта, ведь это была уже вторая моя нора. В прошлый раз, спасаясь от хищника, я упал в реку, и та унесла меня далеко вниз по течению. Это был уже совершенно другой лес. Пришлось заново учиться выживать на новом месте.

Несколько дней назад в поле моего зрения попали неизвестные следы. Форма и размер никак не соотносились ни с одним из известных мне животных. Любопытство сгубило мышь, но меня лишь насторожило. Я стал обходить те места стороной, дабы ненароком не попасть в неприятности.

Ветер принес мне странный запах, так пахли цветы, но сейчас не их время, что-то не так. В следующий миг я услышал громкий неистовый крик, топот зверя и хруст веток. Любопытство погнало меня вперед, видимо, я всё же не лучше мыши.

Звук привел меня к оврагу, на высоком дереве у самого края сидело что-то неизвестное и громко кричало, посыпая кабана шишками и палками, явно пытаясь отпугнуть. Зря. Этот зверь не любил такого поведения, и сейчас он начнет бить дерево, пока то не рухнет. Это глупое существо само загнало себя в тупик.

Присмотревшись, я понял, что мы с ним были немного похожи, на его теле не было волос, только на голове, они отливали на солнце золотом. На нем были красивые шкуры, гладкие, цветные, таких я ещё не видел. Строение тела было тем же, только на его голове не было рогов. Приглядевшись, я увидел глаза, и уже не смог сидеть в стороне как наблюдатель. В этих глазах плескался страх, тот, что я испытал сам, впервые оказавшись в этом Лесу в полном одиночестве.

Не помня себя, я вылетел из укрытия и встал перед кабаном, а в следующую секунду моя нога впечаталась в глаз зверя, раскидывая кругом грязь. Пока кабан не успел прийти в себя, моё тело сгруппировалось, приготовившись к защите. Из горла вырвался гортанный рык. Я слышал, так одни хищные звери отпугивают других. Если он не отступит, придется сражаться.

Вопреки моим ожиданиям, существо на дереве не замолкло, а начало закидывать шишками ещё и меня, забираясь на дерево всё выше. Вопрос о том, откуда оно их брало, у меня, конечно, возник, но не было времени об этом думать. Кабан, фыркнув, удалился, всем своим видом показав, мол, разбирайся с этим идиотом сам.

Пока я разбирался со зверем, существо уже забралось на самый верх и вжалось в кору с особым остервенением. Глупо. В ответ на мои мысли дерево с печальным треском наклонилось над обрывом и сломалось у самого основания. Пусть оно было и высокое, но молодое и тонкое для таких нагрузок. Существо было в несколько раз крупнее меня, следовательно вес был куда выше моего, собственно, такого исхода и следовало ожидать.

На секунду крики прервались, а потом возобновились с пущей яростью и тоном, поднимая громкость до такой степени, что мои уши заложило. Но раз я решил ему помочь, пришлось и тут спасать несчастное существо. На дне оврага текла быстрая река, от неожиданного падения можно лишиться чувств и уйти на дно. Поэтому, не теряя времени, я прыгнул за ним, благо там было глубоко.

Существо, как и ожидалось, от удара о воду лишилось чувств и сразу пошло на дно, так что моё своевременное решение оказалось верным. Вытащив его на берег, осознал, что понятия не имею, что делать дальше. Почесав макушку, сел перед телом на колени.

Такой же нос как у меня, только какой-то длинный, узкий, как у птицы. Рот не был похож на звериный, он напоминал мне что-то до боли знакомое. Зубы без клыков - белые, ровные. Глаза с круглым зрачком, цвета неба. Таких у зверей нет. Глаза? Оно пришло в себя? Задумавшись, я не заметил, как существо открыло глаза и с интересом разглядывало меня. Н-да, теряю бдительность.

Существо село и что-то сказало, указывая на мои волосы. Наклонив голову вбок, я так и не понял, что оно от меня хотело, но из любопытства оглянулся. Это было смешно, но спутанные клоки волос справились не хуже ловчих сетей, поймав три небольших рыбешки. А я-то думал, что ж так тяжело после реки.

Существо рассмеялось, потом встало и начало собирать хворост, а через пару секунд в его руках запылал огонь. Не видел его так близко раньше, красиво.

— Это огонь, — сказало существо, рокочущим голосом. — О-го-нь, понимаешь меня?

Оно оказывается разумное, забавно, но я не понимал его и сказать ничего не мог. Изо рта вырывался лишь рык. Я уже и забыл, как когда-то очень давно мог говорить, пусть и совсем мало слов. Потом Существо направило на себя руку и сказало:

— Я Тайэр, а как зовут тебя, малыш?

 

Записки лорда Тай’эра.

 

 

Я шел по лесу уже второй день. Великий Лес действительно казался безграничным и, по-видимому, не имел конца, это меня ужасно удручало. Есть хотелось неимоверно, но вокруг не было даже кустика с ягодами.

Как я здесь оказался? Просто, мой друг пригласил меня посетить город эльфов на границе с Великим лесом, отправиться на охоту и придаться разврату в обилии эльфийского вина, эх. Однако когда я вводил координаты точки выхода в заклинание портала, кажется, ошибся. Поэтому меня занесло в самое сердце Великого Леса.

Самое поганое заключалось в том, что на заклинание я потратил большую часть резерва, расстояние то было не маленькое. Стоило воспользоваться стационарным порталом или магическим камнем, но нет же, решил похвастать своими умениями.

Стыдно признаться, но у меня не получилось даже подать сигнал. Видимо, Великий Лес действительно блокировал исходящую магию и искажал сигнал. Вопрос только в том, как я умудрился пробраться сквозь барьер?

Не время об этом думать, надо найти еду. Задумавшись, я случайно споткнулся обо то-то мягкое, что тут же начало визжать. Это не предвещало ничего хорошего. В следующую секунду я осознал степень своей невезучести.

Так бегать мне не приходилось уже очень давно. За мной гнался огромный кабан, я таких никогда не видел, он, наверное, раза в два больше обычных. Нет, я конечно не трус, но когда на вас несётся такая махина в пол вашего роста… Поймите меня правильно.

Загнав меня на дерево, весьма шаткое, я вам скажу, кабан начал долбить моё несчастное укрытие своими огромными клыками. Да, я орал, орал как потерпевшая юная леди при виде огромного паука. Да, честный лорд северных земель Тай’эр Тирвисский срывался на истеричный крик и кидался шишками в неразумного кабана. Стыдоба… Откуда на лиственном дереве шишки? Из воздуха конечно! Маг он и в опасной ситуации маг!

Ну а прежде чем я успел окончательно потерять достоинство и разум, подо мной раздался страшный рык и что-то черное, в шерсти преградило путь кабану, явно показывая, что это его добыча. Самообладание покинуло моё сознание и не вернулось, даже когда дерево предательски сломалось подо мной. Краткий миг полета, осознание приближающейся смерти, удар об воду…

Когда я открыл глаза, хотелось и плакать и смеяться. Черным чудищем, испугавшим меня до потери самообладания, оказался малыш лет шести. Видимо, он выживал всё это время один, поэтому его волосы отрасли почти до пят, спутавшись плотным плащом за спином, в котором дергалось несколько рыбёшек. Наверное, стоит именно ему сказать спасибо за спасение моей перепуганной тушки.

Ребенок активно разглядывал меня, тыкая в нос, щеки, осматривая зубы. Его лицо было перепачкано грязью, и виднелось парочка свежих царапин. Из черных спутанных волос на его голове торчали белые рога, хотя, я сначала подумал, что это веточки какого-то кустарника.

Так и произошла моя первая встреча с малышом, что вскоре назову сыном. Видимо, раньше он никогда не видел людей, огня и магии, но к моему удивлению понимал меня хоть и вполне условно, да и сказать ничего не мог. Отсутствие практики и не такое может сделать.

Итак, шла третья неделя в Великом Лесу. Я научился охотиться на кабанов, разделывать их туши, готовить на костре и есть без соли. У меня очень быстро отросла борода. Оказывается, я два дня ходил, не замечая под ногами ценные съестные сокровища. Вот что делает с людьми город и блага: они теряют навык поиска еды и самозащиты в диких условиях.

Малыш честно учил меня всему, что знал, взамен, я рассказывал о мире и тренировал его речь. К концу второй недели мы уже могли немного общаться. Он не помнил своего имени, так что пришлось дать ему временное имя.

Сбон, так я его назвал, с радостью решил дойти со мной к краю Великого Леса. Раньше он и не знал, что за его пределами что-то есть, поэтому и не стремился покинуть это страшное место. Как же я скучаю по городу, кто бы знал.

 

***

 

Мы шли по Лесу на север уже третий день. Тай’эр всё порывался расчесать мои волосы или остричь их своим острым камнем, который он называл «нож», но я не сдавался. Его истории меня интересовали, но всё это казалось мне сказками, обманом. Точно как те воспоминания.

Но этот мужчина говорил со мной, учил чему-то новому. Особенно меня интересовала его магия, то, как он разжигал огонь. Это завораживало и заставляло сердце биться чаще.

Но этот мужчина вел себя иногда очень странно, в первый же день попытался сломать или выдрать мне мои прекрасные рога. Я понимаю, он лишен такой красоты, зачем других принижать на свой уровень. Так же Тай’эр вечно пытался меня отмыть. Что получалось у него весьма плохо. Я же не дурак, сопротивлялся. Запах излишне чистого тела мог заинтересовать хищников. На третью неделю мужчина это понял и перестал с упоением оттирать грязь, при этом лицо его было бесконечно расстроенным. Но свежие царапины от лап хищника добавляли ему энтузиазма и сдержанности.

Неизвестный мир впереди и интересовал и пугал меня одновременно. С каждым днем граница Леса становилась ближе, а ощущение щекотки на нервах только усиливалось. Мне казалось, словно я иду по краю обрыва, балансируя между жизнью и смертью.

Луна третий раз показала свой лик во время нашего пути. Тай’эр немного изменился, его лицо покрылось шерстью, а одежда сменилась на шкуры. Он больше не кричал и не убегал, завидев кабана. Теперь мужчина мог сам о себе позаботиться в этом мире Великого Леса.

Недавно Тай’эр сделал из странного камня с помощью магии какую-то посудину. Назвал её «котелок». Так я впервые попробовал что такое «суп» и «чай». Вкусно.

Наше путешествие близилось к концу. Какой же он, край моего мира?

— Сбон, ты такой серьёзный, хоть тебе всего лет шесть, — ворчал мужчина, помешивая отвар в котелке.

— Мне семь. Семь раз я переживал белый сезон. Что такое серьёзность?

— Белый сезон? Ты о зиме? Когда холодно и всё покрывается снегом? — Тай’эр с удивлением смотрел на меня огромными глазами. — Подожди, а сколько мы с тобой уже идём?

— Мы идём уже восемь лун, приближается красный сезон, короткий, за ним серый и белый. Нам стоит ускориться.

Мужчина молча кивнул, видимо попасть в «зиму» ему тоже не очень хотелось.

— Как же ты всё это время выживал? — прошептал он, уставившись в огонь.

— Молча. Я родился в Лесу и это всё, что мне было известно, кроме того, что мне хочется жить.

— А твои родители? Те кто дали тебе жизнь,— какой же больной вопрос, лживые воспоминания.

— Мать оставила меня, когда я сделал свой первый шаг. «Теперь ты в состоянии выжить сам. Тебе больше не нужна моя поддержка. Выживи Ойэн, и покажи мне…» - не помню что. Вот что она мне сказала, прежде чем уйти навсегда из моей жизни, оставив меня одного в Лесу.

— Так тебя зовут Ойэн? — удивился мужчина, словно я открыл ему неведомую тайну.

— Сбон. Ойэн - это не то, что я хочу помнить.

— Знаешь, когда-то очень давно, — размеренно начал мужчина, растягивая фразу. — Я слышал легенду. В ней говорилось о Боге, что отказался от своего имени.

Костер потрескивал, а маленькие крупицы ещё горящего пепла уносились вверх, падая точно снежинки. Мне нравилось, когда Тай’эр начинал неожиданно рассказывать какую-то историю, легенду или предание. Мир за краем казался всё ближе.

— Это был сильный, властный Бог, но одна женщина пророк предсказала ему смерть в муках от рук собственного сына. Она назвала его имя и точно прокляла его. Бог рассердился, ведь он как никто другой любил своих детей и никому из них он не хотел страшной смерти, но и сам не очень то жаждал умереть. Тогда он отрекся от своего имени. « Моё имя останется лишь в словах той женщины. Отныне и вовек быть мне безымянным богом. И тот, кто осмелится поднять из времени реки его и назовет меня им, тому пророчу я несчастье, что пойдет за бедами».

Голос Тай’эра ещё звучал в моей голове, когда догорел костер. Наверное, тот бог действительно не хотел умирать, но готов был пустить своё имя по реке Времён. Глупый бог.

Когда деревья окрасили листья красным, желтым и оранжевым, а в небе должна была взойти девятая луна с начала нашего путешествия, мы вышли из Леса. Так началась моя новая история. Как я думал. За спиной оставался целый мир, то, что я не хочу вспоминать, переживать снова этот страх. Пусть и жизнь в одиночестве мне давно привычна, мужчина, что стоял сейчас рядом со мной, дал мне надежду. Я доверюсь ему.

 

Записки лорда Тай’эра.

 

Боги, я выжил! Не из ума, не обольщайтесь. Мы стояли перед барьером и смотрели через него на совершенно другой мир.

— Готов? — тихо спросил у малыша. Сбон в ответ лишь коротко кивнул, делая маленький шажок навстречу прозрачной стене.

Я словно вернулся домой после долгого… продолжение следует…

Darth Juu Skywalker, сообщество «Там, где восходит солнце»

Есть о чем подумать...

Публикация из блога «На двадцать третьем градусе эклиптики» (автор: Тёмная сторона Луны):

Притча о самурае и чайном мастере
Однажды чайный мастер шел по улице с большим подносом, уставленным чашками и баночками с чаем. Вдруг из небольшого бакалейного магазинчика на улицу вывалился разъяренный самурай.Чайный мастер старался уступить дорогу, но самурай, не замечавший ничего вокруг себя, все-таки налетел на него. Поднос упал, чашки разбились, а порошок чайного листа просыпался на рукав самурая.
— Смотри, куда прешь, — зарычал самурай.
— Мне очень жаль, господин, — вежливо произнес чайный мастер, пытаясь счистить зеленый порошок с рукава самурая.
— Убери руки, — проревел самурай. Чайный мастер отдернул руки, но нечаянно задел рукоятку меча, висевшего у самурая на поясе.
скрытый текст — Ты коснулся моего меча! — возмутился самурай. Его глаза сверкали гневом.
— Прошу прощения, господин. — Чайный мастер поклонился.
—Ты трогал мой меч! Хочешь меня оскорбить — лучше ударь по лицу. Это будет меньшим оскорблением, чем трогать мой меч.
— Но послушайте, господин, — пробовал успокоить его чайный мастер. — Я не нарочно дотронулся до вашего меча. Это получилось случайно. Простите меня, пожалуйста.
— Поздно просить прощения, — самурай был настроен очень решительно. — Я — Гэндзи. Вызываю тебя на поединок. Завтра вечером приходи к моему дому. Меч взять не забудь.
Самурай гордо удалился. Чайный мастер дрожащими руками собрал то, что осталось от чашек. У него не было меча, и он совершенно не умел обращаться с оружием. Чайный мастер вернулся домой, взял новые чашки и чай и поспешил к дому своего ученика по чайной церемонии. Он опоздал, и ученик — богатый и влиятельный человек — спросил, где мастер задержался.Чайный мастер рассказал о столкновении с самураем.
— Говоришь, его имя Гэндзи?
— Да, — ответил чайный мастер.
— И ты будешь драться с ним?
— Придется.
— Значит, можно считать тебя покойником, — объявил богач. — Гэндзи — сильный боец и не прощает оскорблений. Если ты вступишь в поединок, он тебя убьет.
— Тогда перейдем к уроку, — предложил чайный мастер. — Похоже, это последний урок, который я могу вам дать.
Вечером чайный мастер зашел в гости к своему другу — кузнецу, мастеру по изготовлению мечей. Как обычно они сидели рядом и пили сакэ.
— Что с тобой такое, приятель? — спросил кузнец.
— Я хочу попросить тебя продать мне меч, — ответил чайный мастер. Кузнец улыбнулся.
— Слушай, друг, ты же сам знаешь, что я делаю каждый меч несколько лет — специально для заказчика. А с каких пор тебе понадобился меч?
— С сегодняшнего дня, — ответил чайный мастер. Он рассказал другу историю с самураем. Кузнец слушал, затаив дыхание. — Вот видишь, меч мне очень нужен. Может, одолжишь мне один — любой. Я договорюсь с ассистентами Гэндзи, чтобы тебе его вернули, когда все закончится.
Кузнец долго молчал. В голосе друга он услышал твердое решение умереть.
— Если уж умирать, — сказал наконец кузнец, — то зачем же тебе умирать как новичку, впервые взявшему в руки меч? Лучше умереть тем, кто ты есть, — мастером чайной церемонии, одним из лучших мастеров нашего времени.
Чайный мастер задумался над словами Друга, потом встал, похлопал друга по плечу и, не сказав ни слова, вышел на ночную улицу. Приняв окончательное решение, он направился к дому Гэндзи. У ворот стоял один из ассистентов самурая.
— Передайте, пожалуйста, господину Гэндзи мое приглашение, — сказал чайный мастер. — Я помню, что завтра вечером у нас поединок, встреча здесь, у ворот его дома. Но я хочу пригласить его завтра днем к себе в чайный домик. Я хочу сделать ему подарок.
На следующее утро чайный мастер встал пораньше, чтобы приготовиться к приходу самурая. Он подмел дорожку и подстриг куст около чайного домика. Приготовил стол и приборы, расставил цветы в простых, но элегантных букетах. Потом тщательно почистил свое лучшее кимоно и надел его. Теперь все было готово, и чайный мастер пошел к воротам встречать самурая. Вскоре появился самурай с двумя слугами. Чайный мастер поклонился.
— Очень рад, что вы пришли, — сказал он.
— Мне сказали что-то про подарок. — На лице самурая появилась ехидная усмешка. — Хочешь предложить выкуп, чтобы я отказался от поединка?
— Что вы, господин, конечно, нет, — ответил чайный мастер. — Я не посмел бы так оскорбить вас.
Он пригласил самурая зайти в чайный домик, показав слугам скамейку в саду и попросив их подождать.
— Ну, если не выкуп, значит, будешь просить сохранить тебе жизнь?
— Нет, — ответил чайный мастер. — Я понимаю, что вы должны получить удовлетворение. Но я прошу вас разрешить мне в последний раз показать свою работу. Они зашли в домик, и чайный мастер пригласил самурая сесть.
— Я — мастер чайной церемонии, — объяснил он. — Чайная церемония — это не только моя работа и мое искусство, это мое воплощение. Я прошу позволить мне поработать последний раз — для вас.
Самурай не совсем понял, но опустился на колени и кивком показал чайному мастеру, что можно начинать. Простое убранство маленького чайного домика создавало атмосферу уюта и спокойствия. Снаружи доносился шелест листвы и журчание ручья. Чайный мастер открыл коробочку с чаем, и запах зеленого чая смешался с ароматом стоящих на полке цветов. Медленно, спокойно, точными движениями чайный мастер насыпал немного чайного порошка в чашку. Затем зачерпнул специальной ложкой горячей воды из котла и налил в чашку. Самурай смотрел на церемонию, зачарованный красивыми и уверенными движениями мастера. Маленькой лопаточкой чайный мастер взбил чайный порошок с водой до пены, долил горячую воду, подал чашку самураю и поклонился ему, сохраняя полное спокойствие и сосредоточенность. Самурай выпил чай. Возвращая чайному мастеру чашку, он заметил, что тот все так же спокоен и при этом сосредоточен и внимателен.
— Благодарю вас, — сказал чайный мастер, когда самурай поднялся, собираясь уходить. — Теперь я готов идти с вами к вашему дому, чтобы начать поединок…
— Поединка не будет, — заявил самурай. — Я никогда не видел такого спокойствия и уверенности перед схваткой — ни у кого из своих противников. Даже я сегодня нервничал, хотя был уверен в своей победе. Но вы… Вы не только сохранили полное спокойствие, но смогли передать спокойствие мне.
Чайный мастер посмотрел в глаза самурая, улыбнулся и низко поклонился. Самурай ответил еще более низким поклоном.
— Мастер, — сказал самурай. — Я знаю, что недостоин, но прошу вас быть моим учителем. Я хочу научиться искусству чайной церемонии, чтобы обрести уверенность и спокойствие, которых мне так не хватает. — Я научу тебя. Можем начать сегодня вечером, ведь мы уже назначили встречу. Я соберу все, что нужно, и подойду к твоему дому.




© Источник: https://blog-house.pro/na-dvadcat-tretem-graduse-ekliptiki/post-87218/

Darth Juu Skywalker, сообщество «Там, где восходит солнце»

Мечи Мурамаса и Масамунэ.

Увидел в ленте стихотворение, и вспомнил...

У подножья сосны, где поток пробегал,
И пронзительный ветер слетал к нему пить,
Зову предков внимая, самурай умирал.
Мне ж судьба повелела — его проводить.

Уходил из груди жизни пламенный сок…
Умирающий дар свой успел передать.
Два меча предо мною вонзились в песок.
Прошептал, уходя, он: «Тебе выбирать!..»

Я прохожий буси, но обычай святой,
Перед павшими долг мне велит исполнять.
И, омыв тело воина чистой водой,
Я богов попросил его дух к себе взять!

Что ж, к оружью привык я неплохо, весьма,
И завещан мне был восхищенья исток!
Да! На этих клинках два известных клейма:
Мурасамы – Дракон, Масамунэ – Цветок!

скрытый текстВ созиданьи меча есть родство колдовству.
Мастер должен отречься от всей суеты,
Пролагая пути, своему естеству,
Он поэму кует вековой красоты.

Перед тем, как начать, он уходтит туда,
Где его созерцанью не будет преград.
А затем его тело очистит вода,
И на плечи опустится белый наряд.

Мастер меч свой куёт месяцами порой,
Говоря с ним, как будто с ребёнком своим.
И выходит из горна бесстрашный герой,
А быть может, убийца с изгибом косым.

Имена мастеров, чьи мечи я узрел,
Были славы достойны на множество лет.
Мурасамы клинок — алым светом горел,
Масамунэ — сверканием снежным одет.

Как мне выбрать своё продолженье руки?
Чтобы лезвия кончик был пальцу под стать,
Чтобы души слились, как весной ручейки,
И в бою, словно братья могли мы стоять.

В воду древней реки каждый меч погружён.
В ней опавшие листья неслись на восток.
Каждый встречный листок рассекает Дракон,
А другие легко огибают Цветок.

Будто пеной кровавой вскипала струя,
О багровый клинок разбиваясь, как ртуть.
Что ж, вседа вдалеке от него буду я.
Тот, кто щедр на милость, разделит мой путь…

© Мистраль




ДВА ВЕЛИКИХ МАСТЕРА
В истории создания японских мечей навсегда остались имена двух выдающихся оружейников:Масамунэ и Мурамаса. Кто-то говорит, что они были братьями, кто-то — что друзьями, кто-то — что Учителем и Учеником. Как бы то ни было, мечи этих мастеров отличает то, что у них есть свой собственный характер. И они отражают две возможных испостаси меча — меч разящий и меч, предотвращающий столкновение.

Масамунэ называли Белым мастером. Он был монахом и владел множеством секретов по изготовлению мечей. Говорят, меч Масамунэ обладал такой силой, что его владельцу даже не было необходимости вынимать его из ножен — уже сама сила, вложенная в него мастером, даровала победу.

Масамунэ создал школу ковки меча, его ученики также стали великими мастерами. Но один из его учеников использовал полученные знания и мастерство для того, чтобы создавать мечи, несущие смерть. Имя этого ученика — Мурамаса.

скрытый текстМурамаса, согласно преданиям, совершал суровые аскезы и обладал мистической силой, которая позволяла ему заковывать в свои мечи заклинания и воинствующих духов. Считалось, что меч Мурамаса, который вынули из ножен, требует крови и несет смерть.

По легенде, Мурамаса был не согласен с политикой Токугавы, который стремился завладеть властью над всей Японией, поэтому вкладывал в свои мечи проклятия для всей семьи Токугавы.
Согласно преданиям, когда меч Масамунэ и меч Мурамаса воткнули в дно ручья, то опавшие листья, которые плыли по течению, огибали первый меч. А меч Мурамаса разрезал их надвое. Таким образом была явлена природа этих клинков: клинка, сохраняющего жизнь, и клинка, несущего смерть.

МИСТИКА МЕЧА


На самом деле Мурамаса — это целая династия оружейников. Согласно общепринятой версии, первым в этой семье великих мастеров был Сэнго Мурамаса, который работал в поздний период эпози Муромати (около 1460 года). Он получил духовное имя Нюдо Мёдаи, но подписывался всегда светским именем — оно состояло из двух иероглифов, которые вы можете увидеть на хвостовике меча на следующей фотографии.

Вторым в династии бы его сын, которого также звали Сэнго и он подписывался точно такими же двумя иероглифами — Сэнго Мурамаса. Его сын также стал оружейных дел мастром, а подписывался как Мэису Кувана дзю Мурамаса.

Историки до сих пор теряются в догадках — сколько же на самом деле поколений было в этой династии. Дело в том, что мастера Муромаса не утруждали себя проставлением дат, и до наших дней дошел всего один меч с датой.
Судя по всему, это меч второго Мурамаса. Однако, если это на самом деле так, первый Мурамаса никак не мог жить в то же время, что и его предполагаемый учитель Масамунэ. Между тем, большинство старинных книг и хроник настаивают на том, что между двумя этими величайшими мастерами существует преемственность.

Исходя из этого факта историки сделали предположение, что в династии было еще одно поколение — четвертое — о котором не осталось никаких упоминаний в летописях.


На самом деле Мурамаса — это целая династия оружейников. Согласно общепринятой версии, первым в этой семье великих мастеров был Сэнго Мурамаса, который работал в поздний период эпози Муромати (около 1460 года). Он получил духовное имя Нюдо Мёдаи, но подписывался всегда светским именем — оно состояло из двух иероглифов, которые вы можете увидеть на хвостовике меча на следующей фотографии.

Вторым в династии бы его сын, которого также звали Сэнго и он подписывался точно такими же двумя иероглифами — Сэнго Мурамаса. Его сын также стал оружейных дел мастром, а подписывался как Мэису Кувана дзю Мурамаса.

Историки до сих пор теряются в догадках — сколько же на самом деле поколений было в этой династии. Дело в том, что мастера Муромаса не утруждали себя проставлением дат, и до наших дней дошел всего один меч с датой. Судя по всему, это меч второго Мурамаса. Однако, если это на самом деле так, первый Мурамаса никак не мог жить в то же время, что и его предполагаемый учитель Масамунэ. Между тем, большинство старинных книг и хроник настаивают на том, что между двумя этими величайшими мастерами существует преемственность.

Исходя из этого факта историки сделали предположение, что в династии было еще одно поколение — четвертое — о котором не осталось никаких упоминаний в летописях.
Накайима Хисатае написал короткое стихотворение, посвященное мастерам Мурамаса:

Заключен ли в них злой дух или нет,
Этого мне знать не дано.
Но в реальности
Мечи Мурамаса – большая редкость,
Это я знаю точно




ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕЧЕЙ МУРАМАСА

В книгах по оружейному искусству, которые были написаны много позже после жизни Мурамаса утверждается, что их мечи больше похожи на традицию Мино, а не Масамунэ. Но по сути, мечи сочетают в себе характеристики и той, и другой традиции.

Мечи всех троих (или четверых) мастеров обладали следующими характеристиками:
— Лезвия были следующих форм:катана, вакидзаси, танто, несколько тати и совсем мало яри (копье). В целом по форме они соответствовали лезвиям Мино, за исключением того, что клинок был более широким и тонким, линия синоги размещалась выше, острие длиннее.
— Текстура поверхности — итамэ-масамэ (прямая слоистость).
— Цвет поверхности — чистый темно-синий с ниэ (относительно крупнозернистые зеркально-подобные частицы мартенситы на линии закалки).

— Линии закалки волнистые или по форме напоминающие голову божества Дзидзо.
— Гравировка на клинке встречается редко, чаще бывают желобки.
— Хвостовик формы «живот рыбы».

— Хамон с поверхностью нанако (поверхность в виде «икры рыбы»), в которой гранулы расположены диагональными линиями с образованием ромбиков, или нотарэ — волнистая линия, смешанная с хако (неровная линия с «коробочками»), многие с укрупнением к рукояти. Основание линий часто продолжается до края, иногда с аси (тонкие секторы мягкой стали на клинке, идущие до самой режущей кромки лезвия). Цвет якибы (закаленной части клинка) чистый кристалльный белый с голубоватым оттенком.

Источник

Darth Juu Skywalker, сообщество «Там, где восходит солнце»

Танабата

Так как сообщество создано почти в день Танабаты, в первой записи я расскажу вам об этом празднике.

 

 

Танабатой японцы называют традиционный июльский фестиваль, где чествуется искусство во всех его проявлениях. Этот праздник отмечается 7 июля, но не является государственным выходным днем. Фестиваль считается общедоступным, сегодня в нем нет разделения на классы и касты. Хотя его истоки можно найти в развлечениях знати, жившей в эпоху раннего Эдо.

История праздника Танабата

Императорский двор Киото – то место, где впервые начали отмечать Танабату. Японские вельможи стали развешивать на деревьях тандзаку, которая выглядела, как кусочки цветной бумаги с написанными в стихах желаниями.

Позже эта традиция распространилась по всей Японии. К празднованию добавились фейерверки, шумные и красочные парады, народные гуляния.

Многое в современный фестиваль Танабата было привнесено из праздника Обон. История появления данной традиции объясняется японцами при помощи одной легенды.

В Японии верят, что дочь небесного правителя Тенко по имени Орихиме умела ткать и прясть столь чудесные одежды, что была вынуждена делать это все свое свободное время. Отец очень гордился умениями дочери, требовал от нее неустанного их совершенствования.

Девушка была рада услужить отцу, но грустила о том, что не может встретить любовь из-за непрерывного ткачества. Тогда Тенко решил познакомить ее с пастухом коров Хикобоси, который пас стадо на другом берегу небесной реки.

В тот миг, когда молодые люди увидели друг друга, они влюбились. После их свадьбы все шло хорошо, только на создание одежд для небесного императора у Орихиме не оставалось времени. Тенко разгневался и разлучил влюбленных. Орихиме вновь принялась шить, но была так печальна, что ее работы стали никчемными. Тенко разрешил дочери увидеться с любимым, но и здесь возникли определенные сложности.

Чтобы попасть на другой берег, девушке нужен был мост. Она так рыдала, что на ее плачь слетелись сороки, пообещавшие мост построить. Только птицы не сдержали своего обещания, поэтому Орихиме и Хикобоси ежегодно в определенный день подходят к берегам небесной реки, надеясь на исполнение своих желаний.

Эта легенда объясняет тот факт, что на Танабату поздравляют всех маленьких девочек и взрослых швей, желая им достичь успехов в своей работе.

Как празднуется Танабата сегодня?

Современная Танабата празднуется с большим размахом. В Сэндай фестиваль длится целых три дня. В других городах подготовка к нему начинается с 6 июля. В данное торжество вовлечены школьники, студенты и старшее поколение. По всей Японии 7 июля можно увидеть висящие на деревьях записки, где люди указали свои желания на текущий год.

На Танабату читаются стихотворения, поются песни, устраиваются ярмарки. Правящая династия появляется на главной веранде своего дворца, чтобы прочесть для народа стихи вака. В этот праздник включены все: от мала до велика.

 

 

источник

Miju, блог «Дневник чтения»

Предания, сказки и мифы западных славян.

В то время как мир вокруг сходит сума некоторые погружаются в чтение сказок. Я как раз и отношусь к этим некоторым, с удовольствием ухожу в мир героев, истинной любви, чудес и торжества добра над злом (в большинстве историй). )))

Предания, сказки и мифы западных славян.

В издание вошли сборники чешских, польских, моравских и других сказок К. Я. Эрбена, Б. Немцовой, М. Микшичека, А. Венига. Я догадываюсь, что и на чешском языке эти сказки читаются легко и приятно, но и в переводе они прекрасны. Гораздо легче воспринимаются, чем сказки из сборника Афанасьева. Хотя чувствуется единый корень, некоторые сказки практически повторяют наши. Но тут никто и не отрицает родство и, вообще, единство.

В книге в сносках и пояснениях пишут, что практически каждый школьник учит стихотворение "Букет" в начальной школе. Какое то грустное тяжелое стихотворение для началки, как мне кажется. У нас то в начальной школе в основном позитивненькое учат или патриотическое, а вот такого что-то не припомню.

 

Некоторые моменты читать было особенно интересно.

... Они прислушались, и им показалось, будто бы издалека послышался приближающийся конский топот. Сапожник быстро вытащил из кармана кусок, очертил им по краю дороги большой круг, вошел в него и притянул к себе друга. Внезапно подул ветер, верхушки деревьев стали гнуться к земле, а сухие ветви ломались. Топот конских копыт приближался, и показались двенадцать всадников в черных доспехах. (О таинственных всадниках у Ржитониц. А. Вениг ).

За небольшим исключением полное совпадение с кадрами из экранизации первой части ВК.

Не хочет ли Питер Джексон... заняться экранизацией сказок? )) Сказки - это же целая вселенная. В них столько образов, сюжетов, иногда встречаются очень интересные...уникальные.

При современных возможностях сколько зрелищных и мудрых готовых сюжетов ждут воплощения или ремикса.


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)