Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #Шаукар из разных блогов

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Эпилог.

Юрген не любил охоту. Он понимал её смысл и необходимость, но не любил. Когда ты в степи и хочешь есть, конечно, ты отправишься стрелять уток или зайцев, но когда ты живёшь в городе и еду тебе приносят на блюдечке, то ехать стрелять в диких зверей совершенно не хотелось. Однако Оташ видел в охоте что-то своё и не мог отказать себе в удовольствии выехать в степь или в лес. Новоиспечённый главный ловчий рьяно приступил к своим обязанностям и очень скоро занялся организацией охоты для великого шоно. Юрген мог и не ехать, а остаться в городе, но на такую большую охоту собрались ехать почти все министры, а также Алтан и Бальзан, и визирь просто не мог оставаться в стороне.
Шу не вдавался в тонкости, знал только, что охота была на кабана. Охотники, находившиеся теперь в подчинении Омари, выследили зверя у мест его кормёжки, и теперь великому шоно и его подданным нужно было лишь дождаться появления кабана. Юрген участвовать в самом процессе не собирался и держался в стороне. Это был небольшой перелесок, и Шу намеренно отстал от других охотников, спешился и дал коню отдохнуть. Тюльпан, которого тоже мало интересовала охота, принялся мирно щипать травку. Юрген сел у высокого дерева и прислонился к стволу. Под таким же деревом три года назад они с Оташем похоронили Энеле. Когда волк был уже совсем старым, Юрген забрал его в город, где, как мог, ухаживал за ним. Но годы вязли своё и Энеле не стало. Юрген несколько ночей молча плакал в подушку, переживая потерю друга.
Вдруг Тюльпан поднял голову и зашевелил ушами. Шу встал и прислушался. Ничего. Где-то вдалеке послышались выстрелы.
– Нашли кабана, живодёры, – проговорил Юрген, подойдя к коню и потрепал того по гриве. Тюльпан фыркнул в ответ. Не прошло и минуты, как конь вновь будто прислушался к чему-то.
– Что такое? – спросил Шу. – Ты нервничаешь? Боишься?
Тюльпан вдруг заржал и отпрянул в сторону. Юрген обернулся и увидел огромного раненого кабана, двигающегося прямо на него. Сердце заколотилось, как сумасшедшее. Шу прекрасно понимал, насколько опасен может быть подранок. Изначально не собираясь охотиться, Юрген не брал с собой ружьё, имея при себе только пистолет. Пули такого калибра никак не могут стать смертельными для разъярённого кабана, но Шу всё-таки схватился за оружие и выстрелил. Зверь только споткнулся и, кажется, ещё больше разозлился. Юрген выстрелил снова, и в этот момент появился Оташ и другие охотники. Шоно выстрелил из своего ружья, и кабан упал. Затем Оташ подбежал к поверженному зверю и ещё раз выстрелил тому в голову.
читать дальше– Эне, ты в порядке? – повернувшись к Юргену, обеспокоенно спросил шоно.
– В порядке, – тихо ответил тот.
– В следующий раз бери с собой ружьё.
– В следующий раз я просто не поеду.
– Неужели визирь трусит? – послышался рядом знакомый голос Михата.
– Настолько трусит, что выходит против огромного кабана с одним пистолетом, – ответил подоспевший Омари. – Отличный выстрел, великий шоно.
– Забирайте тушу, едем в город, – распорядился Оташ.
Всю дорогу до Шаукара Юрген молчал. Он уже представлял, какие разговоры теперь пойдут по дворцу. Визирь чуть не погиб в схватке с разъярённым диким кабаном. На мёртвого зверя он старался не смотреть. Кабана всё равно было жалко, даже несмотря на то, что Юрген сам приложил руку к его убийству, а может, как раз именно поэтому.
Уже во дворце Шу начал думать, как бы теперь избежать участия в пире по случаю хорошей охоты, но ему помог слуга, принёсший письмо из «Дома сладостей». Кимико, а точнее, Ким, таким было его настоящее имя, писал на языке айни, явно не желая, чтобы кто-то ещё мог прочитать его послание.
«Юрген,
У нас тут происходит что-то очень нехорошее. Нам нужно встретиться и поговорить. Я не стала сама приходить во дворец, и ты не приходи в дом. Давай увидимся на берегу озера вечером в шесть. Если не сможешь быть, пришли кого-нибудь.
Ким».

Показав письмо Оташу и объяснив его содержание, вечером Юрген отправился к озеру. Шоно хотел, чтобы он взял с собой кого-нибудь, но Шу заверил его, что и сам сможет за себя постоять. Когда Юрген прибыл на место, Ким уже ждал его. Сейчас узнать в нём Кимико из «Дома сладостей» было практически невозможно. Это был молодой мужчина-айни, очень похожий на Митсуо.
– Что случилось? – поинтересовался Шу.
– Не знаю, слышал ты или нет, но погибла одна из девочек, Лайла.
– Нет, не слышал. Как она погибла?
– Её нашли задушенной. Агсар, наш хозяин, решил, что её случайно убил клиент. Будто в порыве страсти. Нашёл последнего клиента Лайлы, тот правда утверждал, что когда уходил, она была жива-здорова. Но проблем он не хотел, поэтому заплатил Агсару кругленькую сумму. И всё, дело замяли. Может быть, мы бы забыли об этом, но прошедшей ночью погибла Гулли, её тоже задушили. Это не может быть совпадением.
– То есть кто-то убивает девочек из «Дома сладостей»?
– Получается, что так. С этим надо разобраться. Конечно, я понимаю, что мало кого волнует судьба таких женщин, но они тоже люди. К тому же, вы всегда можете получить у нас информацию о разных людях, разве не так?
– Это не обсуждается, Ким. Конечно, надо разобраться и найти того, кто это делает. Я сам этим займусь. Мне надо предупредить Оташа, а затем я приду к вам.
– Спасибо, Юрген.
Быстро вернувшись во дворец, Шу рассказал другу обо всём, что он узнал от Кима.
– Ты не хочешь обратиться к кому-нибудь за помощью в расследовании? – поинтересовался Оташ.
– К кому? Рейн, насколько я знаю, уехал в Нэжвилль по делам.
– Можно написать Альфреду. И если отправить письмо как срочное, то…
– Нет, – перебил Оташа Юрген. – Я сам этим займусь.
– Тебе делать нечего?
– Ты хочешь убивать кабанов, а я хочу расследовать. Что не так?
– Да всё так, – вздохнул шоно.
– Тогда я пошёл.
Когда за Юргеном закрылась дверь, Оташ достал бумагу, чернила и принялся писать письмо в тайную канцелярию Нэжвилля.

Продолжение истории Оташа и Юргена в моей книге "Шаукар".

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава пятая. Часть пятая.

Вернувшись во дворец, Шу сначала приказал слугам разыскать Эсфиру и передал ей кулёк с баурсаками для Сабиры, а затем направился в покои Оташа. В дверях он буквально столкнулся с Михатом, занимавшим пост министра просвещения. Михат подчёркнуто фальшиво улыбнулся, поклонился и пошёл по коридору. Юрген едва не скривился в ответ, но всё же изобразил улыбку.
Михат был родом из сиваров и его отец когда-то был ярым сторонником отделения от Шоносара, а сам Михат в юности отличался довольно ехидными высказываниями против белого брата. Однако он был довольно умён и с радостью принял предложение отправиться на учёбу в Нэжвилль. Проведя там год, Михат неслучайно получил пост министра просвещения и стал надзирать за открывшимися в Шаукаре и поселениях школами. Юрген признавал его ум и был согласен с тем, что Михат был на своём месте, но отношения между ними так и не сложились. Он и был причиной, по которой Шу едва не расплакался прямо на заседании министров, которое он проводил без участия Оташа. Шоно был в отъезде, и молодое правительство осталось на попечении Юргена. Шу тогда переволновался и очень боялся, что где-нибудь да ошибётся. Держать в голове все обсуждаемые вопросы было трудно, и он то и дело подглядывал в заранее написанную шпаргалку.
– Без бумажки пока не получается? – с ехидной улыбкой поинтересовался Михат. В зале повисла тишина – все остальные члены правительства опасались перечить новоиспечённому визирю, зная, что это приравнивалось к тому, чтобы идти против самого великого шоно. За глаза они, конечно, могли говорить что угодно, но вот так в лицо, да ещё и при свидетелях – нет.
– Хочешь мне помочь? – отозвался тогда Юрген. – Что ж, слушаю внимательно твои предложения по вопросам строительства угольной шахты.
Тогда Михат замолчал, но ненадолго. После заседания Шу бросил все бумаги Оташу на стол, а сам побежал к Сабире и, всхлипывая, жаловался на Михата и на всех остальных.
– Чего он хотел? – поинтересовался Шу, заходя в покои Оташа.
– Бумагу подписать. Об образовании ремесленного училища. Помнишь, мы с тобой говорили? Вот Михат довёл это ума.
читать дальше– А я баурсаки принёс.
– Давай чаю тогда попьём.
– Может, лучше у меня на балконе?
– Идём, – кивнул шоно.
Пока ароматный напиток заваривался в пузатом цветастом чайнике, Оташ и Юрген расположились в ажурных креслах и любовались видом на озеро.
– Помнишь, как ты подарил мне Шаукар на день рождения? – с улыбкой спросил Шу.
– Конечно, помню, – ответил Оташ.
– Иногда мне кажется, что уже лет сто прошло, а порой, будто это было только вчера.
– Забыл тебе сказать, я получил письмо от Асимы.
– И что она пишет? – оживился Юрген.
– Зовёт в гости. Говорит, что надо ехать, пока в Нэжвилле лето, а то потом ты замёрзнешь.
– Ну, сколько можно? То ты, то твоя сестра! Не мёрзну я. И вообще я норт.
– И шуба у тебя есть.
– Вот именно. Так что? Когда поедем?
– Можно на летний праздник. Ты его любишь.
– Договорились! – обрадовался Шу. – А про ребят она писала?
– Да. Говорит, что Шелдон растёт хулиганом, и она удивляется, в кого это он такой. Я ей напишу, что в неё, в кого же ещё? – заулыбался Оташ. – Жалуется, что Шепард на него дурно влияет. А, по-моему, не может Шепард дурно влиять, он хороший мужик.
– Шепард замечательный, – согласился Юрген. – А что Фелиция?
– Чудесная девочка, папина любимица. Такая же белокурая.
– Она на ангелочка была похожа, когда я её видел последний раз. Надо будет накупить им подарков. И Фарлею тоже.
– Обязательно привезём им подарки, – кивнул шоно. – Кстати, я тебя из-за всей этой суеты так и не спросил про твоего кузена, когда ты из Яссы вернулся. Ему понравился твой подарок?
– Да, понравился. Феликс до этого играл только на флейте Витольда, этот жмот ему свою так и не купил. Так что теперь у мальчишки будет своя собственная флейта. Знаешь, – задумчиво проговорил Юрген, – чем старше он становится, тем больше похож на мою маму. Разве так бывает?
– Дети иногда бывают похожи на дядю или тётю, почему нет?
– Но я и рад, что он на мою маму похож больше, чем на своего отца. Раз уж он в нортов пошёл, а не в родню Илинки.
– Пригласи его как-нибудь к нам в Шаукар.
– А ты не будешь возражать?
– Почему я должен возражать?
– Ну, он сын Витольда, а Витольд тот ещё…
– Феликс не должен отвечать за грехи своего отца. И он всё-таки твой брат, пусть и двоюродный. Значит, он и мой брат.
– Хорошо, Таш, я обязательно его приглашу. Спасибо тебе.
– Чай уже заварился, эне. Давай пить.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава пятая. Часть четвёртая.

За последние годы Сабира немного сдала, но по-прежнему выглядела так, будто она не находилась под домашним арестом, а жила в королевских покоях. Женщина расположилась на кушетке с вышивкой в руках.
– Давно ты не заходил ко мне, – поднимая глаза на Юргена, проговорила Сабира.
– Ты наверняка слышала о том, что творилось во дворце, – Шу подошёл и сел рядом.
– Эсфира говорила, будто бы у тебя украли какую-то ценную вещь.
– Верно.
– Судя по тому, что ты не выглядишь так, будто сейчас расплачешься как девчонка, вы нашли эту вещь.
– Умеешь ты поддержать, – усмехнулся Юрген. – Но ты права, нашли. А вообще я плакал при тебе всего один раз.
– Ошибаешься, милый мой. Минимум дважды. И это я ещё не считаю, как ты шмыгал носом, когда той самозванке голову отрубили.
– Подожди… а второй когда? Я помню только тот случай сто лет назад, ещё в степи.
– Ну, не сто, а чуть больше десяти, я так долго не живу. А второй был, когда ты провёл заседание с министрами, разве не помнишь?
– Неправда, я не ревел. Да, расстроился немного, что они все такие тупые и необразованные.
– И жестокие.
– Да ну их всех, – махнул рукой Юрген. – Как ты тут? Может, что-то нужно?
– Эсфира со всем справляется, – улыбнулась Сабира. – Лучше ты скажи, как ты сам? Может, это как раз тебе что-то нужно?
– Нет, просто я устал. И нет, я ничего такого не делал, просто из-за этой кражи я как-то весь извёлся.
– Это та самая вещь, которую вы с Оташем храните как зеницу ока?
– Ты же мне обещала, – Шу поднялся.
– О чём ты?
– Я тогда с тобой случайно поделился. Ты обещала, что никто никогда не узнает. Между прочим, меня спрашивали о том, говорил ли я кому-то об этой вещи. И я не признался, что тебе. Если Оташ узнает, он сочтёт это предательством и будет прав.
читать дальше– Но я и не знаю ничего толком, белый брат, – проговорила Сабира. – Не пугайся так. Ты же мне почти ничего и не сказал тогда. И слово я своё сдержу. Великий шоно никогда ничего не узнает.
– Ладно, – Юрген снова сел. – Хочешь сладкого? Я могу принести чего-нибудь.
– Не утруждайся сам, передай через Эсфиру. Я давно не пробовала баурсаки.
– Хорошо, будут тебе баурсаки, – улыбнулся Шу.
Прежде чем уйти, он коротко обнял Сабиру, вдыхая аромат сандалового дерева, её любимого ароматического масла. Заперев дверь, Юрген зашагал по коридору и заметил Оташа, стоявшего в оконной нише.
– Снова был у неё? – спросил шоно.
– Спрашивал, вдруг что надо, – ответил Шу.
– Да я не сержусь, эне. Мне кажется, что я даже понимаю. У меня матери не было никогда, а у тебя была. Ты знаешь, что это такое. Ты больше потерял, чем я.
– Ты баурсаки будешь?
– Чего?
– Ну, я пойду за баурсаками. На твою долю брать?
– Бери, – усмехнулся Оташ.
Когда Юрген уже вышел из кондитерской Али с двумя большими кульками и зашагал обратно во дворец, то увидел, как по той же улице шёл помощник шамана Донир с сумкой через плечо.
– Привет, – нагнав мужчину, поздоровался Шу.
– О, Юрген! Рад тебя видеть! – отозвался Донир.
– Какими судьбами в Шаукаре?
– Тут ведь самые лучшие торговцы. Все сюда перебежали. Ты в степи ещё поди найди что тебе нужно, а тут всё как на подбор.
– Как дела у Сагдая? Мы с начала лета не виделись. Как вы прибыли на стоянку и всё. Он не передумал? Не хотите перебраться в столицу?
– Как много вопросов, – улыбнулся Донир. – Нет, Сагдай не передумал. Он рад, что у его сыновей всё хорошо сложилось в столице, но он шаман и он считает, что ему не место в городе. Дом шамана степь. А моё место рядом с ним.
– Наверное, он прав, – вздохнул Юрген. – Мы должны быть ему благодарны.
– Он знает, что вы ему благодарны. И ты, и Оташ. Он всегда просит за вас. И за Шаукар.
– Ты передай ему, что мы скоро заедем к нему в гости.
– Обязательно, – кивнул Донир. – Мы будем ждать.
– У нас новость, кстати. Мы ввели новую должность – главного ловчего.
– Это что такое?
– Это тот, кто отвечает за охоту. Это ведь давно надо было как-то урегулировать. Так что я прописал там кучу пунктов, например, разделил охоту на виды.
– На какие?
– Промысловая, любительская, научная и регулирующая.
– Регулирующая – это как?
– Это когда, к примеру, какие-то хищные животные сильно мешают скотоводству. Ну, или если вдруг бешенство. А ещё я давно мечтал законодательно запретить охоту, когда у зверей детёныши. Теперь это будет работать.
– И кто же назначен главным ловчим? – поинтересовался Донир.
– Только не удивляйся. Омари.
– Он разве не старейшина сиваров?
– Уже нет. Он отказался от должности. Сам захотел новую.
– Теперь я знаю, у кого будут лучшие меха в Шоносаре, – усмехнулся Донир.
– Ну, уж нет! – возмутился Юрген. – У меня будут лучшие меха.
– А должны быть у великого шоно.
– Да шучу я.
– Я тоже. Рад был тебя повидать, белый брат.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава пятая. Часть третья.

Вдвоём они поднялись в комнату к Кимико. Увидев Оташа, девушка поклонилась.
– Этим меня не удивишь, – проговорил Оташ. – Я бывал в Ямато. Вот только…
– Что? – спросил Юрген.
– Ты говоришь по-нашему? – поинтересовался шоно у Кимико.
– Да, мой господин, – ответила та.
– Где ты служила у себя на родине?
– В чайном доме в клане Нагаи, господин.
– То есть ты ойран?
– Да.
– Ясно. Твой брат мёртв. Ты хочешь вернуться на родину или ты хочешь остаться?
– Хочу остаться, мой господин.
– Ты будешь служить мне?
– Сочту за честь.
– Тогда ты будешь под моей защитой.
– Благодарю, мой господин, – Кимико опустилась на колени.
– Мне кажется, я чего-то не понимаю, – проговорил Юрген.
– Что, в твоих умных книгах про это ничего не было? – с улыбкой спросил Оташ.
– Про что?
– Пойдём, эне.
Когда они спустились вниз, шоно подошёл к торговцу и сказал:
– Если я узнаю, что с ней что-то случится или что с ней плохо обращаются, три шкуры с тебя спущу.
читать дальше– Да ни в жизнь! – воскликнул тот. – Мамой клянусь! Всё хорошо будет.
– Ты объяснишь мне или нет? – уже на улице спросил Юрген.
– В Ямато есть обычные проститутки, юдзё, – начал Оташ.
– Это я знаю, – кивнул Шу.
– Это женщины, которые работают на улицах или в порту. А есть ойран, которые служат в чайных домах. Ойран – это своего рода артист. Ойран должна знать много вещей, уметь поддержать разговор, выслушать, помочь расслабиться и так далее. Очень многие ойран работали на предводителей кланов. Мне рассказывали, что среди ойран были даже профессиональные убийцы.
– То есть ты предложил Кимико стать твоим шпионом, что ли?
– Да. А ещё она мужик.
– Чего? – не понял Юрген.
– Все ойран – мужчины. Женщин не допускают к чайным домам.
– Не.
– Что не?
– Кимико не мужик.
– Ты проверял?
– Да не может же такого быть.
– То есть принц Густав в образе барда-Греты – это для тебя нормально. Или ты сам в чадре, изображающий любовницу Омари. А тут что не так?
– Но это же бордель.
– Рад, что ты заметил. Знаешь, эне, это даже забавно. Ты обычно такой умный и сообразительный, что рядом с тобой начинаешь чувствовать себя тупицей. И вот он мой звёздный час! – Оташ рассмеялся.
– Слууушай, Таш, – с улыбкой протянул Юрген.
– Что?
– А ты тоже бывал в чайных домах?
– Нет, конечно. Кто ж пустит простого моряка в такое культурное место? Но вот с юдзё я общался.
– Таш, ты сильно на меня сердишься? – вдруг посерьёзнел Шу.
– За то, что сбежал вместе с Кайсаром? Да.
– Но я правда очень надеялся на то, что он приведёт меня к колесу солнца.
– Знаю.
– Но ты ещё кое-что не знаешь. Кайсар оказался женихом Рузалины.
– Той самой?
– Да.
– А ты ему что, признался?
– Да.
– Порой ты всё-таки такой идиот, эне. Вот сколько лет я тебя знаю, и ты не устаёшь меня поражать. Как в тебе сочетаются такой острый ум и такая непроходимая глупость?
– Ну, в тебе они тоже спокойно уживаются. Это у нас с тобой семейное. Братья же.
– Ты договоришься.
– Таш, а с колесом солнца ты что будешь делать?
– В каком смысле?
– Мне больше не отдашь?
– С чего ты взял?
– Я его не уберёг.
– Мы его не уберегли, а не ты.
Оташ огляделся по сторонам, затем снял с себя подвеску и надел её на шею Юргену.
– Ты уверен? – осторожно спросил тот.
– На все сто, – кивнул шоно.
Вернувшись во дворец, Оташ предложил Альфреду выделить кого-нибудь для сопровождения Кайсара в Нэжвилль, но тот заверил, что они с Элли прекрасно со всем справятся вдвоём. Поблагодарив великого шоно за содействие в поимке преступника, Брунен и его помощник покинули Шаукар.
Попрощавшись с нортами, Юрген отправился в самую отдалённую комнату дворца, куда он пусть редко, но приходил, в отличие от Оташа, который почти никогда не бывал там. Пройдя мимо стражи, Шу открыл дверь своим ключом и вошёл.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава пятая. Часть вторая.

Когда они поднялись на второй этаж и зашли в указанную комнату, Юрген опешил. Он представления не имел, что в Шаукаре можно было увидеть такое. Девушка, сидевшая на полу, словно сошла с картинки одной из книг, которые он читал на языке айни. Её лицо было выбелено, глаза ярко подведены, а губы были будто у фарфоровой куклы. Одета она была в вафуку, Юрген запомнил, как назывался этот яркий халат с широким поясом и просторными рукавами.
– Здравствуй, Кайсар, – проговорила Кимико на языке сарби с сильным акцентом. – Что-то случилось?
– Митсуо погиб, – ответил тот. Лишь лёгкая тень пробежала по лицу девушки.
– Как это случилось? – спросила она.
– Великий шоно застрелил его. Вот с его помощью, – Кайсар показал на Юргена.
– А колесо солнца?
– Его при нём не нашли.
– Но оно было у него, – Кимико слегка повысила голос. – Как знала, что не надо было ему это доверять. Это я должна была довести дело до конца.
– Митсуо был не единственным, кто пробирался во дворец? – вдруг спросил Юрген на языке айни.
– Ты знаешь мой язык? – удивилась Кимико.
– Знаю. А ты знаешь, кто я, ведь так?
– Да. Это правда, что сказал Кайсар?
– Что великий шоно убил Митсуо? Да. Вот только я в этот момент был связан, а нож Митсуо был у моего горла.
– Глупец. Самоуверенный глупец с давно устаревшими представлениями о чести. И дружка нашёл себе под стать.
– Мне кажется, Кайсар думает, что ты будешь мстить мне за Митсуо.
– Да какой в этом смысл? – усмехнулась Кимико.
– А ты тоже хотела вернуть власть вашему клану?
читать дальше– Это Митсуо хотел. Я не возражала.
– И что ты теперь собираешься делать?
– Нет, это ты мне скажи, визирь, что ты собираешься делать, зная, что я помогала Митсуо?
– Кто убил охранника: ты или он?
– Он ещё и охранника убил? Весь в отца, – вздохнула Кимико.
– Ты его сестра? – догадался Юрген.
– Родители у нас общие, в этом ты прав. Так что ты будешь делать? Ты не ответил.
– Ты в самом деле не знаешь, где колесо солнца?
– Нет.
– Значит, ничего, – и Шу развернулся к выходу.
– Эй, что происходит? – воскликнул Кайсар.
– Тебя будет искать Брунен, – проговорил Юрген на языке сарби. – И найдёт. И вряд ли ты сможешь покинуть Шаукар, он схватит тебя раньше. Тебя ждёт суд в Нэжвилле. А я на тебя зла не держу.
– Нет, стой, – Кайсар схватил Шу за руку. – Ты поможешь мне бежать.
– Я же сказал. Тебя ждёт суд в Нэжвилле. Расскажешь им правду. Альфред знает, что ты не убивал Уигема.
– Нет.
– Откуда это всё? Ты ещё вчера был абсолютно безразличен к своей судьбе.
– Вчера я многого не знал.
– Значит, это из-за Рузалины?
Кайсар промолчал.
– Я приняла решение, – подала голос Кимико. В следующее мгновение Кайсар упал, как подкошенный, схватившись за шею.
– Надеюсь, это снотворное, – проговорил Юрген.
– Да, – кивнула девушка. – Надо его связать, а потом зови этого Брунена. Я хочу остаться здесь. По крайней мере, пока.
Вдвоём они связали Кайсара, и Юрген спустился вниз, подошёл к тому же торговцу, что их встретил, и проговорил:
– Если ты меня не узнал, то я визирь Шоносара.
– Как не узнать? – отозвался тот. – Узнал, конечно.
– А раз узнал, то мне нужно, чтобы ты послал кого-то во дворец с поручением от меня. Необходимо привести сюда господина Альфреда Брунена из Нэжвилля.
– Он уже здесь, – послышался голос Альфреда.
– Какими судьбами? – обернулся Шу. Вслед за Бруненом в «Дом сладостей» зашли Оташ и Алтан.
– Нам Карсак намекнул, – ответил шоно. – Мы отправились на твои поиски, когда нас вдруг догнал запыхавшийся Карсак и затараторил о том, что это может быть, было важно, а он сразу не рассказал. Он продолжал искать информацию о Кайсаре и Митсуо и узнал о том, что Митсуо часто бывал здесь. Так что и мы первым делом решили проверить бордель.
– Это вы правильно пришли, – кивнул Юрген. – Кайсар на втором этаже, связанный. Но… я так и не нашёл, – Шу вздохнул.
– Ты ведь понимаешь, что тебя мало в карцер посадить за всё, что ты устроил? – проговорил Оташ.
– Понимаю. Но давай обо мне потом. Там Кимико, сестра Митсуо. Она помогла мне задержать Кайсара.
– Задержать? – вмешался Брунен. – А не ты ли сам его отпустил?
– Я ли. Но я же не просто так. А он думал, что Кимико мне мстить будет за смерть брата. Но она встала на мою сторону.
– Что это за Кимико?
– Я же говорю, сестра Митсуо. Работает здесь.
– Она очень ценный сотрудник, – подал голос торговец, который поначалу опешил от появления великого шоно в его заведении.
– Попрошу вас не продолжать и избавить нас от подробностей, – проговорил Альфред.
– Забирай уже Кайсара и поезжай в Нэжвилль, – сказал Юрген. – Всё равно он ничего не знает.
– Эне, – позвал Оташ, а затем коснулся цепочки на шее и слегка приподнял её.
– Как?! – Шу едва не подпрыгнул на месте.
– У Омари, – с улыбкой ответил шоно.
– Ты шутишь.
– Оташ, я забираю Кайсара, – проговорил Брунен.
– Забирай, – кивнул шоно. – Алтан, помоги ему.
– Нет, серьёзно, как? – не унимался Юрген. Тем временем Альфред и Алтан направились на второй этаж.
– Митсуо спрятал в его покоях, – ответил Оташ. – Он, видимо, был уверен, что уж там-то мы точно искать не станем. Но мы с Альфредом додумались.
– А что Омари?
– Удивился, – усмехнулся шоно. – Ты мне вот что скажи. Эта проститутка как-то замешана в краже?
– Может, и замешана. Но она никого не убивала и помогла остановить Кайсара. Думаю, мы можем оставить её в покое.
– И должность ей дадим, – хмыкнул Оташ. – Вон говорят, что она ценный сотрудник.
– Таш.
– А что? Может, попробовать?
– Попробовать что?
– Не что, а кого. В чём ценность-то? Может, мы с тобой многое теряем.
– Вам бесплатно! – засуетился торговец.
– Тем более, – проговорил Оташ.
На лестнице показались Брунен и Алтан, тащившие сонного Кайсара.
– Хочешь, иди к ней, – сказал Юрген.
– Пошли вместе.
– Только не удивляйся.
– Чему?
– Ну, она необычная.
– У неё три ноги или что?
– Фу, Таш.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава пятая. Часть первая.

Кайсар выглядел задумчивым и даже растерянным.
– Как ты вообще в Нэжвилле оказался? – решив немного отвлечь его, спросил Юрген.
– Да я просто пошёл, куда глаза глядят, – вздохнул сарби.
– Почему?
– Была у меня невеста. Вернее, я думал, что была. А она так не думала, она хотела другой жизни. Сначала её братец отправился на заработки в Шаукар, а потом и она за ним уехала. Не знаю, что там такое приключилось, но она совершила какое-то преступление, и её казнили. Тогда я и ушёл.
– Её звали Рузалина? – осторожно задал вопрос Шу.
– Да, а откуда ты… – Кайсар осёкся. – Ты же визирь, да, я понимаю. Может, ты тогда скажешь, что она совершила?
– Пыталась убить великого шоно.
– Да это же бред! – воскликнул сарби. – Не могла она так поступить! Да и зачем?
– За брата мстила. Её поймали с поличным.
– А что брат?
– Он первым пытался убить Оташа, и его тоже казнили.
– Да с какого ему это взбрело в голову?
Юрген промолчал.
– Ты ведь знаешь? – проговорил Кайсар.
– Знаю.
– Так говори!
– Её брат думал, что Оташ обесчестил Рузалину.
– Думал? Или, может, так и было?
читать дальше– Не было.
– Тебе откуда знать? И почему ты его защищаешь? Сам же от него пострадал.
– Я точно знаю, – вздохнул Шу. – Рузалина была со мной ещё до Оташа.
– Что?! Ты спал с моей невестой? – Кайсар загромыхал кандалами и схватил Юргена за грудки.
– Она уже не была твоей невестой, – спокойно ответил Юрген. – Да и не был я у неё первым.
– Врёшь!
– Нет.
Кайсар отпустил его, сел, взъерошив волосы.
– Рузалина хотела стать женой Оташа, – проговорил Шу. – Но чтобы подобраться к нему поближе, она сначала закрутила со мной. Но она просчиталась. Оташ не собирался жениться.
– Я тебе не верю, – тихо сказал Кайсар.
– Дело твоё. И мне жаль, что так вышло.
– Жаль ему… Я ведь Рузалину пальцем не тронул. Обидеть страшился.
– Не знаю, утешит ли это тебя, но палачу хватило одного удара, – голос Юргена дрогнул.
– Ты что, смотрел?
– Нет. Мне доложили.
– А что если я смогу показать тебе место, где Митсуо мог спрятать колесо солнца? – вдруг спросил Кайсар.
– Ты что-то вспомнил?
– Да. Если не в рыбацкой хижине, то точно там.
– И ты хочешь сам мне показать?
– Да, сам. Доложишь шоно?
– Я разберусь.
Теперь они вдвоём шли по улицам Шаукара, и если кто и узнавал в Юргене визиря, то не подавал виду. Шу старался не думать о том, что Кайсар мог его обманывать, хотя и не исключал такой возможности. Юрген слишком сильно желал вернуть колесо солнца, поэтому очень хотел верить Кайсару.
– Куда мы идём? – наконец спросил он.
– В бордель, – ответил сарби.
– Ты серьёзно? – Юрген остановился.
– Да. Не веришь?
– Не верю. Как Митсуо мог доверить такую ценную вещь проститутке? И если это Лорена, то разве она не на постоялом дворе работает?
– Это не она. Лорена – это случайность. Она просто была там, где остановился тот амма с дурной славой.
– То есть у вас много знакомых проституток?
– Она не совсем проститутка.
– А как? Наполовину? – усмехнулся Юрген.
– Она из Ямато, они с Митсуо вместе приехали в Нэжвилль. А потом она вместе с нами отправилась в Шаукар. Я не упоминал о ней раньше, не хотел впутывать.
– И как её имя?
– Кимико. Митсуо объяснял мне, но я всё равно не понял до конца. У них там в Ямато всё сложно. Кимико по-ихнему называется ойран. И это не то, что наши проститутки. Такие у них тоже есть, мне Митсуо говорил. Но они по-другому называются, я не запомнил.
– Юдзё, – сказал Юрген.
– Во! Точно! Ты знал?
– Знал. Я знаю язык айни и читал их книги. Но если Кимико работает в нашем борделе, то вряд ли она ведёт себя как ойран. Кто ей позволит?
– В Нэжвилле она была на вес золота, – ответил Кайсар. – За неё всегда много платили, и она сама решала, с кем ей быть.
– В Шаукаре всё наоборот, – проговорил Шу. – У нас скорее больше заплатят таким, как Лорена, потому что она норт.
– Это всё не моё дело. Я просто думаю, что если кому-то Митсуо и передал колесо солнца, то только ей.
– Кто она ему? Подруга?
Кайсар не ответил. Вскоре они дошли до «Дома сладостей», в котором действительно можно было приобрести шербет или халву, но только днём. Вечером в этом доме продавали сладости иного рода.
– Нам нужно поговорить с Кимико, – сказал Кайсар торговцу за прилавком. – Скажи, что я от Митсуо.
Кивнув, торговец удалился, но очень скоро вернулся и проговорил:
– Кимико вас ждёт в комнате наверху.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава четвёртая. Часть пятая.

Оташ быстрыми шагами направился в свои покои, дабы Альфред не успел спросить о чём-либо ещё. Разумеется, он доверял Юргену, но именно сейчас, когда подвеска с колесом солнца была у него на шее, Оташ понимал, что Кайсар обманывает визиря. Шу представления не имел о том, что колесо солнца уже было найдено, поэтому и ушёл с Кайсаром. Преступник вряд ли знал о том, где Митсуо спрятал украденную вещь, а значит, он просто воспользовался ситуацией, чтобы сбежать. И возможно, Юрген был в опасности.
Оташ распорядился позвать к нему Нарана, и когда тот появился, вкратце рассказал о том, что произошло.
– Так себе ситуация, – присвистнул думен.
– Бери с собой Бальзана и отправляйся их разыскивать. На тебе восточная часть города. Я же пойду на запад с Алтаном. Всё ясно?
– Разумеется, великий шоно.
– Больше никому не слова.
Кивнув, Наран удалился. Оташ быстро разыскал Алтана и сказал ему идти с ним в город.
– Это как-то связано с кражей? – догадался тот.
– Да. Но мы с тобой сейчас будем разыскивать Юргена и Кайсара. Бальзан занимается тем же самым с Нараном.
Но покинуть дворец они не успели. У выхода Оташа поджидал Альфред. Он стоял, прислонившись к дверному косяку и скрестив руки на груди.
– Очень интересно, – проговорил Брунен. – Сначала куда-то срываются Наран и Бальзан. Теперь вот вы. Это ведь наиболее приближённые к тебе люди, разве не так? Ну, после визиря, конечно. Вот только его я что-то не наблюдаю. Где же он?
– Ты не в Нэжвилле, – ответил Оташ. – Здесь закон представляю я. И отвечать на твои вопросы я буду, только если сам захочу. В данный момент такого желания у меня нет.
– В таком случае и приказывать ты мне не можешь, так как я подданный его величества.
читать дальше Не ответив, шоно прошёл мимо Альфреда, поманив за собой Алтана. Брунен последовал за ними.
– Я тебя не звал, – проговорил Оташ.
– А ты мне не указ. Я могу свободно передвигаться по Шаукару.
– Это если я позволю.
– Я подданный Нэжвилля.
– Но ты на территории Шоносара.
– Это угроза?
– Вовсе нет. Идём, Алтан.
Брунен не отставал.
– Ты же не принимаешь меня за идиота? – проговорил он.
– А должен? – отозвался Оташ.
– Юрген помог Кайсару бежать. Это же очевидно.
– Нет, не очевидно.
– Разве? Да надо было всего лишь сложить два и два.
– Юрген считает, что Кайсар приведёт его к украденному предмету. Ни о каком побеге речь не идёт.
– Это Юрген тебе так сказал?
– Я это сам знаю.
– То есть не сказал.
– Чего ты добиваешься? – не выдержал Оташ.
– Правды, – ответил Альфред. – И ты должен меня поддерживать. Не тебя ли зовут Оташ Справедливый?
– Как только мы найдём Кайсара, он твой. Какая ещё справедливость тебе нужна?
– Тогда позволь помочь в его поисках.
– Я не запрещаю.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава четвёртая. Часть четвёртая.

Вернувшись во дворец, Юрген убрал найденные деньги в комод, а затем позвал Бальзана и попросил снова заковать его в кандалы и отвести в темницу. Когда за Шу захлопнулась дверь карцера, Кайсар удивлённо уставился на него. Юрген похромал к стене и, охая, опустился на сено.
– За что? – спросил сарби.
– Нет там колеса солнца, – ответил Шу.
– В тайнике? В рыбацком доме?
– Да. Мы пошли туда. Всё, как ты сказал. Рыба эта на ручке, половица. Нет там колеса.
– Как же так?
– Думаешь, если бы мы нашли колесо, я бы вернулся сюда? Я ещё ляпнул, что ты Уигема не убивал. Оташ теперь думает, что я вообще с тобой в сговоре.
– Но куда же Митсуо запрятал эту подвеску? – задумчиво проговорил Кайсар.
– Если ты не знаешь, то никто не знает.

Оташ пытался вникнуть в бумаги, которые принёс ему Наран, но строчки скакали перед глазами, а мысли путались. Он уже хотел бросить всё и пойти на стрельбище, когда к нему зашёл Альфред и задал вопрос, который шоно и сам уже себе задавал:
– Что ты будешь делать, если Юрген ничего не сможет узнать, просто потому что Кайсар сам не в курсе, где может быть колесо солнца?
– Отдам тебе Кайсара, – ответил Оташ. – Ты же этого добиваешься?
– Не совсем. Да, я хочу, чтобы Кайсар предстал перед правосудием Нэжвилля. Но я также хочу, чтобы ты нашёл то, что у тебя украли. Я понимаю ценность этой вещи.
читать дальше– Она непросто нам досталась, Альфред. Юрген рисковал жизнью ради неё. Арчибальд Рейн был серьёзно ранен. Да и Наран тоже пострадал. Я бы очень хотел вернуть колесо солнца, но ещё больше я не хочу, чтобы оно попало в руки человека, который неправильно истолкует его значение.
– И захочет захватить мир?
– Да.
– Послушай, Оташ, я вот что думаю. Это логично, что мы не обнаружили колесо солнца в том тайнике. Не стал бы Митсуо держать такую ценную вещь в месте, где её легко обнаружить.
– И где же тогда?
– Мы установили, что у них с Кайсаром не было больше сообщников.
– Кроме той проститутки.
– Опять же я полагаю, что Митсуо не доверил бы ей колесо солнца.
– Согласен. К чему ты ведёшь?
– Он должен был спрятать колесо солнца в таком месте, что даже подумать нельзя. Там, где мы точно не станем искать.
– Там, где мы уже искали? – предположил Оташ.
– Вполне вероятно, – кивнул Брунен.
– Не мог же он вернуть колесо солнца на место?
– Нет, надо подумать немного шире.
– И какие у тебя предположения?
– Пока никаких, я рассуждаю вместе с тобой.
– Допустим, Митсуо припрятал колесо солнца, когда приходил за фальшивым манускриптом.
– Он явно ощущал свою полную безнаказанность. Несколько раз пробраться во дворец и остаться незамеченным. Он вполне мог рассчитывать на то, что ещё вернётся. И не стоит забывать, что Митсуо не предполагал, что Кайсар будет арестован.
– Омари? – вдруг пришло в голову Оташу.
– Нужно проверить, – согласился Альфред.
Новоиспечённый главный ловчий явно не ожидал появления великого шоно в отведённых ему покоях. Одетый в халат Омари сидел в кресле с бокалом вина и слушал Ако, который читал ему вслух книгу явно не об охоте.
– Я снова что-то украл? – увидев Брунена, спросил амма, вставая.
– Очень может быть, – ответил Оташ и принялся обыскивать комнату.
– Серьёзно?
– Нет, это у великого шоно такое чувство юмора, – проговорил Альфред, принимая активное участие в обыске.
– Да, – кивнул Оташ. – Люблю вместо обеда обыскивать подданных. Привыкай. Сам хотел жить в столице.
– Но господин Омари ничего не крал, – вступился за хозяина Ако.
– Похвальная преданность, – заметил Брунен.
– Вообще-то я там сплю, – проговорил Омари, когда шоно с ногами забрался на его кровать и начал шарить руками по месту, где крепился балдахин.
– Есть! – довольно объявил Оташ, доставая подвеску.
– Что и требовалось доказать, – улыбнулся Альфред.
– Вы, конечно, можете, меня снова арестовать, но я понятия не имею, как эта штуковина попала ко мне, – ответил Омари.
– Да я тебе верю, – сказал шоно. – Самому странно это говорить. Я знаю, что ты не крал. Значит так, – Оташ слез с кровати. – Никому не слова о том, что ты видел.
– Да я бы и сам предпочёл об этом молчать, – кивнул амма.
Шоно надел подвеску на шею, и они с Бруненом покинули покои Омари.
– Теперь ты можешь забирать Кайсара, – проговорил Оташ.
– Что я и сделаю, – ответил Альфред.
– Я распоряжусь освободить Юргена.
Найдя Бальзана, Оташ сообщил ему, что визирь может быть свободен.
– Так он уже свободен, – отозвался тот.
– То есть как? – не понял шоно.
– Он сам позвал меня и сказал, что они с Кайсаром уходят, потому что этот амма покажет ему, где та вещь, которую вы ищете.
– С Кайсаром?
– Оташ, ты всегда говорил нам, что мы должны подчиняться Юргену так, как если бы услышали приказ от тебя. До сих пор ты своё слово назад не взял.
– Я не виню тебя. Давно они ушли?
– Да где-то с полчаса. Что прикажешь делать?
– Ничего. И молчи об этом.
Оташ медленно шагал по коридору дворца, размышляя о том, как поступить дальше, когда к нему снова подошёл Альфред.
– Когда я смогу забрать Кайсара? – поинтересовался он.
– Явно не сегодня, – ответил Оташ.
– Могу я знать почему?
Шоно смотрел на Брунена и думал о том, что скрывать от него правду смысла не было, ведь этот человек был в курсе всего с самого начала. Но всё же сообщить ему, что Юрген ушёл вместе с Кайсаром, учтивая то, что колесо солнца было уже найдено, могло стать ошибкой.
– Пока не можешь, – сказал Оташ.
– Ты покрываешь преступника? Пошёл на поводу у Юргена?
– Кайсара я не покрываю и с радостью выдам его Нэжвиллю, когда будет такая возможность. Но не сейчас. Разговор окончен.
– Ты освободил Юргена?
– Освободил. Повторяю. Разговор окончен.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава четвёртая. Часть третья.

Когда через некоторое время объявился Бальзан с завтраком, Шу проговорил:
– Передай великому шоно, что я хочу его видеть.
Бальзан вернулся очень скоро и увёл Юргена за собой. Едва они покинули пределы темницы, Шу попросил снять с него кандалы.
– Они жутко неудобные! И руки мне все натёрли.
– Зато достоверно, – ответил Бальзан, но кандалы снял.
Шу потёр запястья и поспешил к Оташу.
– Кайсар рассказал мне про тайник! – выпалил Юрген, влетев в покои великого шоно.
– И где же он? – спросил Оташ.
– В одном из рыбацких домов.
– Ну, и рожа у тебя, эне.
– А кто виноват? Сам сделал, так что получай и не жалуйся.
– Да я не жалуюсь. Идём искать тайник?
– Идём, только…
– Что?
– Кайсар Уигема не убивал. Он вообще не виноват ни в чём.
– Приехали, – вздохнул Оташ.
– Что не так?
– Может, ты ему ещё и должность предложишь?
– Дурак ты, Таш. А ещё великий шоно.
– Будем считать, я этого не слышал. Пойдём к озеру.
В коридоре они встретили Альфреда, который, скептически осмотрев Юргена, спросил:
читать дальше– Что, есть результаты?
– Есть, – кивнул Оташ. – Кайсар рассказал о тайнике. Мы как раз туда направляемся. Хочешь, можешь пойти с нами.
Уже на выходе к ним присоединился Элинор, который отправлял письмо в Нэжвилль. Увидев Юргена, он округлил глаза и встревожено спросил:
– Неужели это Кайсар тебя так?
– Вообще-то это Оташ меня так, – ответил Шу.
– Я же объяснял тебе, Элли, – проговорил Альфред. – Кайсар должен был поверить в то, что великий шоно разгневался на своего визиря.
– Тебе надо было холодное приложить, – заботливо произнёс Акст.
– Поздно уже, – усмехнулся Юрген.
По пути к озеру он рассказал о том, что узнал от Кайсара.
– Так что он не убийца, – закончил Шу.
– Отлично, – вздохнул Брунен. – И что ты мне предлагаешь доложить господину Латимору?
– Что убийца Уигема мёртв. Его Оташ застрелил.
– Не думаю, что это его обрадует. Нет, я в любом случае заберу Кайсара в Нэжвилль.
– Это зачем?
– Он соучастник.
– Но он житель Шоносара. Таш, подтверди.
– Я совершенно не против того, чтобы Кайсара судили в Нэжвилле, – ответил шоно.
– Но ведь он покрывал преступника, который украл колесо солнца! – возразил Юрген.
– То есть ты настаиваешь, что судить его должен я? – спросил Оташ. – Подобное преступление карается казнью, эне.
– Казнью каралось преступление Митсуо. Ты его и убил. А Кайсар ничего не сделал.
– Определись. Если он ничего не сделал, то мы должны отдать его Альфреду, потому что его участие в убийстве Уигема и ранении его дочери – это дело доказанное.
Юрген промолчал в ответ. Когда они добрались до берега, то нужный дом нашёлся очень быстро. Как и описал Кайсар, на ручке одной из дверей была резная рыба.
–Заперто, – подёргав за ручку, проговорил Оташ. – Я выломаю.
– Подождите! – остановил его Элинор. – Зачем же сразу ломать?
– У тебя есть ключ?
– Почти, – ответил Акст и, достав из кармана отмычку, бросил вопросительный взгляд на Брунена.
– Открывай, – кивнул Альфред. Элинор довольно скоро справился с замком, дверь открылась, и первым в дом зашёл Оташ. В хижине хранились рыболовные снасти и пахло сыростью. Обойдя друга, Юрген зашагал в левый угол и, опустившись на пол, стал нащупывать нужную половицу. Достав кинжал, Шу подцепил доску, и та поддалась. Под ней действительно оказался тайник, однако кроме денег в нём больше ничего не было.
– Здесь нет колеса солнца, – разочарованно вздохнул Юрген, забирая деньги.
– Всё ещё хочешь дать ему должность? – проговорил Оташ.
– Да какую должность? Прекрати это.
– Не думаешь, что Кайсар тебя обманул?
– Может, и обманул, а, может, он сам не знал. Я снова пойду к нему.
– Что, снова тебя ударить? – усмехнулся шоно.
Фыркнув в ответ, Юрген направился к выходу. В дверях он споткнулся о порог, оступился и упал.
– Эне, ты там живой? – спросил Оташ. Элинор подал Юргену руку, тот поднялся и потёр ушибленное колено.
– Да он сам прекрасно справляется, – проговорил Альфред. – И бить не надо.
– Больно, между прочим, – ответил Шу.
– А деньги из тайника ты что, забираешь? – поинтересовался Брунен.
– Разумеется, – кивнул тот. – Это называется конфискация.
– При конфискации денежные средства поступают в казну государства.
– Так я туда и отнесу.
– Ну-ну.
– Что, тоже дошли слухи? – спросил Оташ.
– О том, что визирь берёт взятки? – уточнил Альфред.
– Значит, дошли.
– Что, это не так?
– Так это, так, – отозвался Юрген. – Визирь – взяточник.
– А ещё у визиря физиономия грязная, – проговорил Оташ.
– Пусть так, – кивнул Шу. – Кайсар больше посочувствует.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Визирь великого шоно. Глава четвёртая. Часть вторая.

Юрген и не подозревал, что кандалы настолько неудобные, и порадовался тому, что ему надели их только на руки, обойдясь без поножей. В карцер его сопроводил Бальзан, которого в общих чертах ввели в курс дела. Кайсар уже был там, он угрюмо сидел на ворохе сена, заменявшим постель. Войдя в роль, Бальзан толкнул визиря внутрь, а затем громко хлопнул дверью. Юрген погрузился во тьму.
– Вот чёрт, – вздохнул Шу и опустился на пол.
– Визирь? – удивлённо спросил Кайсар.
– Он самый.
– Что ты здесь делаешь?
– То же, что и ты. Жду наказания.
– Не понимаю.
– А что тут понимать? Наш великий шоно бывает грозен в гневе. Что, не слышал?
– Но ты же визирь.
– Да ты что? Правда, что ли?
– Не ёрничай. Объясни, как есть.
– Вы у меня из-под носа спёрли колесо солнца. И не отпирайся. Знаю, что вы. Оташ приказал мне беречь его как зеницу ока, а я не сберёг. Я поклялся, что отыщу. Не отыскал. Да ещё за тебя заступился, идиот.
– Так он тебя из-за меня?
– Ты стал последней каплей. Как это я посмел защищать преступника? – Юрген снова вздохнул.
– Я тебя не просил, – ответил Кайсар.
– А я и не жду слов благодарности.
– Послушай…
читать дальше– М?
– Что произошло там, в лавке?
– Надо тебе, пожалуй, кое в чём признаться, – проговорил Шу.
– Это в чём?
– Не было никакой второй части легенды. Это я её сочинил. И манускрипт тоже я написал. Мы просто хотели выманить твоего друга, а мой перстень был наживкой.
– Хитро, – после паузы ответил Кайсар.
– Так вот в лавке Митсуо усыпил меня, связал и хотел отрезать мне палец, потому что перстень туго снимается. Я очнулся и рассказал ему всю правду. В этот момент зашёл Оташ. Твой приятель приставил мне нож к горлу. Оташ предупредил его, что выстрелит, но Митсуо не послушал его.
– Он не собирался тебя убивать, – тихо проговорил сарби.
– Ты так думаешь?
– Он просто понял, что его затея провалилась, и предпочёл умереть. Для него это было дело чести. Митсуо не мог позволить арестовать себя. Это позор.
– Как вы вообще познакомились? – поинтересовался Юрген.
– В цирке, – ответил Кайсар. – Я пришёл туда, потому что единственное, что я умел делать хорошо, было драться. Да и понравились мне эти циркачи. Дружные ребята. Митсуо пришёл туда почти одновременно со мной. Мы как-то сразу сдружились. Не сразу, но он рассказал мне о том, откуда он, о своём клане, о том, что вообще произошло там, в Ямато. Когда Митсуо говорил о Ямато, у него загорались глаза. Со мной такого никогда не было. Мне кажется, я никогда ничего не любил так, как Митсуо любил свою родину и свой клан. Я даже ему завидовал. А потом я познакомился с этим Уигемом. Так вышло, что я ему помог. А Уигем решил поделиться со мной старинной легендой, о которой он узнал. Легенда была о моём народе, поэтому он и рассказал.
– О колесе солнца, – сказал Шу.
– Да, о нём. Я всё рассказал Митсуо, и он будто помешался. Он вдруг решил, что колесо солнца спасёт его клан. Глаза у него горели ещё сильнее, чем раньше, и я решил помочь ему раздобыть это колесо. Для начала Митсуо хотел заполучить бумагу, которую Уигем хранил у себя дома. Я должен был отвлекать хозяина, а Митсуо бы пробрался и похитил её. Но что-то пошло не так. То ли Уигем о чём-то догадался, то ли это было дело случая. Уигем увидел Митсуо, – Кайсар замолчал.
– Это твой друг убил Уигема? – вдруг осенило Юргена.
– Да, – тихо ответил сарби. – Может, и не надо было, но… Митсуо скрылся через крышу, а я не такой ловкий. Я выбежал из комнаты, а там эта девица. Я толкнул её, я не знал… я не хотел, чтобы она пострадала. Мне просто надо было убежать. Ну, и потом мы с Митсуо отправились в Шаукар. Мы хотели подзаработать денег, чтобы затем добраться до гор Хаал, где вроде бы и хранилось колесо солнца.
– И как же вы узнали, что колесо у меня?
– Случайно. Я работал на стройке, и вдруг туда нагрянул великий шоно, да не один, а с визирем.
– А я помню! Я уже собирался уезжать в Яссу, как Оташ потащил меня на стройку. Чёрт! Я понял. Меня тогда случайно облили каким-то раствором.
– Да. И ты снял рубашку. Я был совсем неподалёку, и я увидел эту подвеску. На той бумаге, которая хранилась у Уигема, был рисунок. На твоей подвеске было всё точь-в-точь. Я рассказал об этом Митсуо, и он решил проследить за тобой. Когда он увидел, что ты прячешь подвеску в тайник, он убедился, что это именно то самое колесо. Дальше, думаю, ты знаешь.
– Да, дальше я знаю, – ответил Юрген.
– Объясни и ты мне одну вещь, – попросил Кайсар.
– Что?
– Если великий шоно так суров, то почему ты не уйдёшь? Ты же норт.
– Потому что Оташ – мой друг. Он мне больше, чем друг. Он мой брат. Десять лет назад мы совершили обряд кровного братания. Вот и всё. И вообще я сам облажался. Это моя вина. И это моя затея с фальшивым манускриптом провалилась. И это я позволил себя усыпить и связать. Я заслужил быть здесь.
Утром, когда свет, наконец, проник в стены карцера, Юрген увидел, как на него буквально таращился Кайсар.
– Что такое? – не понял Шу. – У меня рога, что ли, на голове?
– Это великий шоно тебя так? – спросил сарби.
– А, ты про это? – Юрген дотронулся до синяка на лице. – Да, он, кто же ещё? Больше визиря бить никто не имеет права.
– Как ты думаешь, великий шоно простит тебя, если ты вернёшь ему колесо солнца?
– Очень надеюсь на это.
– Я не знаю точно, но, может быть… У нас с Митсуо был тайник. Если он куда и припрятал колесо, то туда.
– Что за тайник?
– На берегу озера есть рыбацкие домишки. У одного на дверной ручке рыба.
– Живая?
– Вот ты чудак человек, как может живая рыба выжить без воды?
– Да что за рыба-то на ручке? Дохлая?
– Резная, – усмехнулся Кайсар. – Только одна там такая. И вот в этом доме в дальнем левом углу приподнимается половица.
– Спасибо, – улыбнулся Юрген.
Страницы: 1 2 3 25 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)