Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #(с)тырено из разных блогов

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Жестокие законы войны

Циничную фразу «Одна смерть – это трагедия, тысячи смертей – статистика» часто приписывают многим политическим деятелям, в частности – Сталину. На самом деле это высказывание было растиражировано Эрихом Марией Ремарком в романе «Чёрный обелиск». Но и сам Ремарк не является автором цитаты: по свидетельствам современников, автор позаимствовал её у публициста времен Веймарской республики Тухольского.

А сама цитата из «Чёрного обелиска» полностью выглядит вот так: «Странно, думаю я, сколько убитых видели мы во время войны – всем известно, что два миллиона пали без смысла и пользы, – так почему же сейчас мы так взволнованы одной смертью, а о тех двух миллионах почти забыли? Но, видно всегда так бывает: смерть одного человека – это трагедия, а смерть двух миллионов – только статистика».

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Тест на ведьму

Представитель инквизиции очень внимательно посмотрел на подозреваемую — маленькую женщину чуть за двадцать. Ледяной ветер треплет рыжие пряди, пытается распахнуть ворот грязной рубахи, соблазняя святого мужа непотребным видом. Фигура гибка, словно лоза дикого винограда, руки стянуты за спиной так сильно, что кончики пальцев начали синеть. Девушка стоит прямо, как благородная дама на приёме, взгляд зеленых глаз устремлен вдаль.
Вокруг столпились деревенские, самые инициативные помогают разводить костёр у берега реки. Промозглый ветер только пытается затушить пламя, но хворост дымится, выстреливают алые язычки, облизывают котёл. Трое ребят споро таскают ведра для испытания водой.
В горах намедни прошел дождь и вода в реке мутная, взбеленившийся поток тащит узловатые коряги и мелкий мусор. Самая идеальная погода для старой доброй ордалии! Хотя какой смысл в божьем суде, коли все доказательства налицо?
Девка рыжая, верный признак ведьмы, зеленоглазая и весит около шести стоунов. А ведь даже распоследний дурень знает — метла не поднимет больше семи! Да еще и лицом на диво красивая, а это первейший признак чаровницы! Любая деревенская баба подтвердит!

скрытый текстТак что перед инквизитором самая натуральная ведьма. Можно без ордалии тащить на костёр. Вот только правила требуют провести, и хоть ты тресни.
Инквизитор вздохнул и громко спросил девушку:
— Как тебя зовут, дитя?
— Альва... святой отец.
Даже от имени веет чем-то языческим, тревожным. У инквизитора по спине побежали холодные мурашки, может, ледяной ветер виной, а может, немигающий взгляд ведьмы. Инквизитор поёжился, невольно задаваясь вопросом: как ей не холодно? Из одежды только грязная рубаха до колен, а кожа без единой мурашки, гладкая и даже розоватая. В то время, как он похож на стог сена, укрытый шкурами, и продолжает мёрзнуть.
— Альва, ты обвиняешься в колдовстве, порче и блудном образе жизни. Признаешь ли ты себя виновной перед ликом Господа?
«Ну, признайся! Тогда всё кончится быстро, я сам прослежу, чтобы дрова были сырыми, ты задохнешься прежде, чем пламя доберется до тела!»
— Нет, я не виновна!
Инквизитор едва удержался от страдальческого вздоха и провозгласил:
— Сим приговариваю тебя к Ордалии, Суду Божьему. Первым будет испытание огнём! Ты будешь держать руку над пламенем!
Девушка кивнула и, опережая конвоиров, зашагала к костру. Острые языки пламени вырываются из-под тяжелого котла, облизывают металл. Девушка замерла рядом, вопросительно посмотрела на инквизитора.
— Суй руку в огонь!
Конвоир ловко срезал путы, девушка начала растирать запястья, морщась от покалывающей боли и глядя в костёр. Котёл едва поднимается до живота, а пламя недотягивает до колен.
— Торопись, женщина! — Рявкнул Инквизитор, начиная стучать зубами. — Господь не ждёт!
Пленница глубоко вдохнула и, сев на колени, сунула кисть в костёр. В толпе охнули, особо впечатлительные зажмурились, отвернулись, зажимая уши. Огонь жадно обволок тонкие пальцы, девушка задумчиво повернула кисть, наблюдая, как пламя безвредно лижет кожу. У реки воцарилась тишина, инквизитор потянул носом, ожидая сладковатый смрад горелой плоти... ничего.
— Коснись котла!
В горле застрял колючий ком, продвинулся царапая пищевод, инквизитор судорожно сглотнул.
«Что происходит? Почему она не вопит от боли?!»
Девушка пожала плечами и приложила ладонь к раскаленному металлу, посмотрела на собравшихся. Ладонь осталась чистой, только кожа приятно порозовела. Деревенские начали креститься, впервые узрев пройденное испытание.
Инквизитор торопливо подбежал к костру, отшатнулся от жара. Сорвал с шеи крест и бросил в котел, торопливо перекрестил закипающую воду и начал тараторить молитву. Девушка тем временем, с отрешенным видом сунула в огонь вторую кисть. На губах играет легкая улыбка, а в глазах проскакивают шаловливые искорки.
— А теперь... — Инквизитор запнулся, глядя на ведьму, с трудом выдавил, — испытание водой. Достань крест из котла.
Девушка поднялась и молча сунула руку в бурлящую воду, зашурудила, прикусив язык. Победно вскинула руку, в тусклом свете, едва заметный в клубах белесого пара, блеснул золотой крест. Девушка медленно повернулась на месте и без замаха бросила крест инквизитору. Церковник инстинктивно поймал и взвизгнул, кусочек металла казалось, прожег ладонь, замахал кистью. Крест упал в траву, оставив на коже отчетливый красный отпечаток.
В толпе зашептались, начали неуверенно переглядываться. Девушка старательно вытерла руку о рубаху, придерживая подол от задувающего ветра. Прошла перед людьми, демонстрируя чистую кожу, закончив, обернулась к инквизитору, истово дующему на ладонь, спросила:
— Ваше Святейшество, ещё испытания?
Инквизитор не ответил, продолжая размахивать кистью и тихонько подвывать. Остальные церковники озадаченно сгрудились вокруг, пытаясь успокоить и узнать, что делать дальше. От деревенских вперёд вышел староста, пристально зыркнул на них и вкрадчиво поинтересовался:
— Святой Отец, а чего это «ведьму» крест не обжег, а вас як корову заклеймил? А не колдун ли вы часом?
Инквизитор застыл с распахнутым ртом, пуча глаза на старосту. От толпы отделился десяток крепких парней, отрезали церковникам путь к бегству, а инквизитора, скрутив, потащили к костру.
— Мы эвона чего подумали, падре, — продолжил староста, шагая рядом с брыкающимся инквизитором, — коли вы верный слуга Господа, то и сами Божий Суд сдюжите, девка и та сдюжила, а вы на неё поклеп возводили. Ну-ка, дайте руку...

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

И сказки больше уж не веруют в людей

мечтала золушка всего лишь
сходить на танцы в выходной
теперь её мужчина ищет
какой-то с обувью в руках
скрытый текст

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Логика и причинно-следственные связи — страшная вещь

Американские космические корабли имеют диаметр 14,55 футов. Конструкторы хотели бы делать их шире, но не могут. Почему? Дело в том, что корабли перевозятся на место сборки по железной дороге. Расстояние между рельсами стандартное: 4 фута 8.5 дюйма. Поэтому конструкторы могут делать корабли шириной только 14,55 футов, иначе их было бы невозможно перевозить.
Возникает вопрос: почему стандартное расстояние между рельсами именно 4 фута 8.5 дюйма? Откуда взялась эта цифра? Оказывается, железные дороги в Штатах строили по английским стандартам, а в Англии расстояние между рельсами 4 фута 8.5 дюйма. Но почему? Потому что первые поезда в Англии производились на том же заводе, на котором делали вагонетки для шахт. А длина оси самой большой вагонетки составляла 4 фута 8.5 дюйма.
Но почему? Потому что такая длина оси была стандартной для английских дилижансов. Дилижансы же их делали с таким расчётом, чтобы их колёса попадали в колеи на английских дорогах (таким образом колёса меньше изнашиваются). А расстояние между колеями по всей Англии 4 фута 8.5 дюйма.
Почему же так получилось? Потому что первые дороги в Великобритании прокладывали римляне, а точнее, их боевые колесницы. А длина оси стандартной римской колесницы равняется 4 футам 8.5 дюймам. Однако непонятно: ни в одной известной системе мер эта длина (4 фута 8.5 дюйма) не является числом целым. Почему же римлянам вздумалось делать оси своих колесниц именно такой длины?
А вот почему: в такую колесницу обычно запрягали двух лошадей. А 4 фута 8.5 дюйма - это был как раз средний размер двух лошадиных задниц.
Следовательно, даже теперь, когда человек вышел в космос, его наивысшие технические достижения напрямую зависят от размера лошадиной задницы 2000 лет назад.

скрытый текст

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

«Лёгким движением руки брюки превращаются...»

Зимняя одежда самая идеальная. Натянула носки до пупа, свитер до пяток, накинула небрежно на плечи жилетку из чебурашьего меха и парочку пуховиков (верхний можно не застегивать, а то жарко), намотала поверх всего этого великолепия огромный шарф и пошла красивой кучей по улице.

Зимой хорошо. Можно даже без трусов.

Осенью што? Осенью отлично. Заказала прозрачные резиновые ботфорты до подмышек, миллион разноцветных носочков и ходи себе под завистливые вдохи. Зонтик чоооорный с Эйфелевой башней или там с Мона Лизой, чтобы видели, натура утонченная и глубокая, как кружка кофе по утру.

Зашла в кафе, слушаешь, как дождь азбукой Морзе стучит в окно "закажи супа из вина, ТАЗИК!!"

и думаешь :"Ептваю зачеркнуто Как прекрасно жить!".

Весной здорово. То ли повеситься хочется, то ли новый шарфик купить, то повеситься на новом шарфике.

Летом начинается:

— какая собака серая ушила мои сарафаны, я в них еще в детском саду в них ходила?!

— господи, я не смогу выйти трезвая на пляж в этих ниточках и бусинке!

— ладно, главное, накупить побольше парео и огромную шляпу такую соломенную до щиколоток, как палатку. Дырочки для глаз вырезать и ходить прекрасным привидением по песку. Загорать всё равно вредно!

А на щиколотки цепочки золотые звенящие для пущего эротизма.

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

День вставания с той ноги

Совершенно важный день! От "той" ноги зависит вообще всё в этот день. Настолько всё, что малодушным может показаться, что лучше уж и вовсе не вставать... Или встать с той руки, или взлететь... Оно, конечно — дело хозяйское, но открою секрет. Как раз в этот день можно всё поправить и изменить. Например — лечь, и, соответственно, встать — повторно (да хоть подесяторно), назначить одну из ног — "той" самой ногой, маркировать тапочек, или подложить счастливый коврик. Главное, не останавливаясь на достигнутом, тренироваться...

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Проза жизни

— Кто-кто в теремочке живёт? Кто-то в невысоком живёт?!

— Это я мышка-норушка, лягушка-квакушка, ёжик-ни-головы-не-ножек, зайчик-побегайчик, лисичка-сестричка да волчок-серый бочок, а ты кто?

— А я представитель компании "Орифлейм", косметику купить не желаете?

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Времена не выбирают — в них живут и умирают

Ходила в детский садик, хотела в школу. Ходила в школу, хотела в институт. Ходила в институт, хотела на работу. Пошла работать, захотелось замуж.

Вышла замуж, теперь сижу и думаю – чё в детском садике-то не сиделось?

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Грехи наши тяжкие

— Есть три греха, — сказал мудрый человек.

Толпа замерла.

— Первый грех — это злорадство.Если у соседа сдохла корова, это не повод для веселья. Я не говорю, что вы должны чем-то помочь соседу, но хотя бы не надо радоваться чужому горю. Ваши соседи - тоже люди, не надо желать им зла.

Толпа одобрительно загудела.

Мудрый человек подождал, пока гул прекратится, и продолжил:

— Второй грех — это уныние. Даже если у вас всего одна корова, даже если она старая и больная, даже если она дает мало молока, не надо отчаиваться. Радуйтесь жизни. Да, она старая и больная, но это все-таки корова. Вот у некоторых, например, вообще нет коровы.

Толпа одобрительно загудела.

Мудрый человек подождал, пока гул прекратится, но услышал голос из толпы:

— Если я не унываю и радуюсь тому, что у меня есть корова, а у кого-то ее нет, получается, что я радуюсь тому, что этот кто-то живет хуже меня, а это уже злорадство.

Толпа замолчала, обдумывая сказанное, а мудрый человек завершил свою речь:

— Третий грех — это занудство.

Мисс Канаверал, блог «Полёты во сне и наяву»

Труд создал человека, а человек — трудности

Жили-были четыре человека. И звали их: Каждый, Кто-то, Любой и Никто.

Когда нужно было выполнить какую-то работу, Каждый был уверен, что Кто-то этим займется.

Любой мог бы это сделать, но Никто ничего не предпринял.

Кто-то возмутился, потому что это была обязанность Каждого.

Каждый полагал, что Любой с этим справится, но Никто не понял, что Каждый не будет этим заниматься.

В конце концов, Каждый стал обвинять Кого-то, когда Никто не исполнил того, что мог бы сделать Любой.

Страницы: 1 2 3 21 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)