Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #Scum_Villains_Self_Saving_System из разных блогов

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея

Оглавление

Глава 40. Бегство от смерти в Хуаюэ. Часть 1

Глава 41. Бегство от смерти в Хуаюэ. Часть 2

Глава 42. Потасовка в винной лавке

Глава 43. Конец всему

Глава 44. Пособие по самовозрождению

Глава 45. Особенности демонической культуры

16

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 40. Бегство от смерти в Хуаюэ. Часть 1

Разумеется, Гунъи Сяо тоже подумал о том, чтобы использовать какого-нибудь случайного адепта в качестве противовеса. После того, как Шэнь Цинцю проделал это сам, он вздохнул с облегчением, что ему не пришлось нападать на товарища по ордену. После этого они наконец покинули платформу. Глядя на то, как Шэнь Цинцю бессознательно запахивает потуже полы черного одеяния, Гунъи Сяо ощутил ком в горле.

У него болело сердце за Шэнь Цинцю, которого положение горного лорда не спасло от заточения и унижений, венцом которых было то, что ему даже нечем было прикрыть тело, кроме одежды своего же мучителя. Воистину, это зрелище переполнило бы состраданием любое сердце!

При виде того, что глаза Гунъи Сяо блестят от сочувствия и чего-то вроде праведного гнева, Шэнь Цинцю оставалось лишь сохранять безучастное выражение на лице.

читать дальшеНаконец Гунъи Сяо не выдержал:

– Старейшина, прошу, снимите это!

Шэнь Цинцю воззрился на него в немом изумлении.

Что?

Не дожидаясь его реакции, Гунъи Сяо принялся стягивать собственное верхнее платье. Прежде чем Шэнь Цинцю успел решить, не стоит ли осадить этого чересчур сердобольного юнца, Гунъи Сяо уже протянул ему свое одеяние обеими руками.

– Прошу, наденьте это!

В мозгу Шэнь Цинцю наконец-то забрезжила догадка.

Так вот что он имел в виду! Одежды Ло Бинхэ были черны, словно его душа – ученик Шэнь Цинцю не устоял перед столь эффектным образом подчеркнуть свою мнимую невиновность, вырядившись столь отличным от прочих обитателей дворца образом. Эти одежды неминуемо притягивали взгляд, так что Шэнь Цинцю и впрямь лучше бы переодеться в куда менее заметный белый – как выяснилось, Гунъи Сяо на поверку был весьма предусмотрительным юношей.

Мужчина решительно скинул черное одеяние, переодевшись в белое с плеча Гунъи Сяо. Прежде чем уйти, он потратил пару мгновений на то, чтобы аккуратно сложить верхнее платье Ло Бинхэ, прежде чем положить его на пол.

Стоило Шэнь Цинцю покинуть Водную тюрьму, как ноги сами понесли его вперед, и все же он не мог не признать, что лабиринт дворца Хуаньхуа – поистине ужасающее место. Пещеры и переходы соединялись друг с другом так, что на каждые три шага приходилось по девять поворотов, отчего у него вскоре немилосердно закружилась голова. Он шел, чуть не наступая на пятки Гунъи Сяо, но при этом несколько раз умудрился почти потерять своего провожатого. Если бы Гунъи Сяо не знал этих подземелий как свои пять пальцев, кто знает, на сколько патрульных команд они бы уже наткнулись?

Полчаса спустя они наконец выбрались на свет божий и, прошагав с десяток ли [1], вышли к лесу Бай Лу. Поскольку по пути они так и не услышали сигнала тревоги, пропажу пленника, по-видимому, еще не обнаружили. Положа руку на сердце, Шэнь Цинцю не мог не признать, что отчасти успеху побега способствовал сам Ло Бинхэ, запретив остальным посещать Водную тюрьму.

Немного передохнув, Шэнь Цинцю заявил:

– Молодой господин [2] Гунъи, дальше я управлюсь сам. Вам следует вернуться, пока никто не заметил вашего отсутствия. – Помедлив, он добавил: – Если в течение этих семи дней вам случится проезжать через город Хуаюэ [3], то вы непременно найдете меня там.

– Раз старейшине не требуется моя помощь, то этот адепт его оставит, – отозвался Гунъи Сяо. – Хотя старейшина наверняка знает, что делает, я все же попрошу его быть предельно осторожным. Что до суда, то старейшине не следует тревожиться по этому поводу: как сказал он сам, правда будет говорить сама за себя. Главы кланов и прочие члены суда наверняка очистят ваше имя от всякой клеветы.

При этих обнадеживающих словах Шэнь Цинцю не смог сдержать горькой усмешки. Прежде всего, его темное прошлое никуда не денется. А во-вторых, на самом деле, предстоящее судилище нимало его не занимало. Небрежно сложив руки в вежливом жесте, он поклонился:

– Мы еще встретимся.

Тропа, ведущая от владений дворца Хуаньхуа к городу Хуаюэ, проходила прямиком по Центральной равнине – многолюдному процветающему региону, а это значило, что и недостатка в больших и малых орденах заклинателей в этом районе не наблюдалось.

Заклинатели этих мест отличались тем, что делали упор на защиту с воздуха. Подобно городу Цзиньлань, места их обитания окружали гигантские защитные купола. Потому-то любой, пролетающий по этой местности на мече, будет немедленно замечен, и о нем тотчас донесут главам господствующих орденов.

Иными словами, воспользоваться этим видом транспорта было все равно что объявить о своем появлении из рупора на полной громкости.

Пролетев часть пути, Шэнь Цинцю спешился и шагал без остановки, пока не достиг города Хуаюэ к исходу следующего дня.

Уже подходя к городу, он понял, что выбрал крайне неудачное время для визита. Он прибыл аккурат в канун празднования дня основания Хуаюэ, так что украшенные венками фонари заливали мостовую ярким светом всю ночь напролет. Улицы кишели парящими драконами и танцующими львами, грохот музыки оглушал. Люди и лоточники вперемешку толклись на улице, не давая пройти – похоже, в эту ночь все население города повысыпало из домов.

Но еще более неудачным было то, что аккурат к его прибытию плотные облака затянули светлый лунный лик.

Без лунного или солнечного света вероятность неудачи многократно возрастала. Сознавая это, Шэнь Цинцю решил, что, пожалуй, придется выждать хотя бы до завтрашнего дня, но если облака так и не разойдутся, придется действовать на свой страх и риск: дольше медлить он не мог. Пан или пропал. Всяко лучше рискнуть, чем потом рыдать над перезревшим цветком росы луны и солнца. Он подозревал, что, даже если результат аграрных усилий Шан Цинхуа хорошенько приправить специями и подать с вином, даже это не отобьет стойкого химического привкуса получившегося блюда.

Хоть Шэнь Цинцю шел не торопясь, он то и дело натыкался на расшалившихся детей. Проходя мимо стаек смеющихся девушек, он не мог не пожалеть о том, что, подстегиваемый смертельной опасностью, не может беззаботно гулять по праздничному городу.

Внезапно на него вышли несколько мужчин с длинными мечами за спиной в одеяниях сходного цвета и покроя. По их надменной позе и самоуверенно выпяченной груди можно было без труда угадать в них гордых адептов из разных орденов.

Как это ни парадоксально, чем меньше был орден, тем старательнее его адепты подчеркивали принадлежность к нему – с тем же успехом они могли бы вышить его название на одежде гигантскими буквами. Шэнь Цинцю как ни в чем не бывало подхватил валяющуюся на обочине дороги маску демона и прикрыл лицо. Поскольку шесть из десяти празднующих также носили маски, у него были все шансы затеряться в толпе. Проходя мимо, он услышал, как один адепт говорит другому:

– Шисюн, а это правда, что меч Сюя сейчас в Хуаюэ, где завладеть им может любой?

– Как ты можешь сомневаться в словах четырех великих орденов, сулящих меч в качестве награды? – упрекнул его старший. – Разве ты не видел своими глазами, сколько людей прислали, чтобы окружить город? Полагаю, обещанное дворцом Хуаньхуа вознаграждение сыграло свою роль – разве ты сам здесь не из-за него?

При этих словах в голове Шэнь Цинцю разом пронеслись тысячи мыслей. Выходит, он уже обратился в беглого преступника, голове которого назначена цена.

– Неудивительно, что дворец Хуаньхуа расщедрился, – вступил еще один адепт. – Ведь их постигло такое несчастье…

«И какое же, хотел бы я знать? – мрачно подумал Шэнь Цинцю. – Я всего-то вырубил одного средней руки адепта, а они опять раздули из мухи слона?» Он хотел бы узнать подробности, но адепты уже удалялись, отделяемые от него потоком людей, так что в конце концов он сдался. Как только Шэнь Цинцю принялся оглядываться в поисках временного приюта, одна из его ног внезапно налилась тяжестью. Опустив взгляд, он обнаружил, что на ней повис ребенок.

Он медленно поднял бледное худое лицо с большими блестящими глазами, свет которых словно пронизывал Шэнь Цинцю насквозь, и еще теснее обхватил его ногу.

Заклинатель ласково похлопал ребенка по макушке:

– Из какой ты семьи? Ты потерялся?

Тот кивнул, вымолвив дрожащим голоском:

– Потерялся.

Этот ребенок показался Шэнь Цинцю смутно знакомым, так что он, не задумываясь, поднял его на руки, усадив на сгиб локтя.

– С кем ты сюда пришел?

Тотчас обхватив мужчину за шею, мальчик ответил:

– С наставником [4].

Может, он тоже маленький адепт какого-то ордена? Если взрослый заклинатель его ищет, это может быть чревато проблемами. Однако что-то в растерянном голосе мальчика затронуло потаенные струны в сердце Шэнь Цинцю, так что он просто не мог бросить этого несчастного ребенка на обочине дороги. Похлопав дитя по попке, он посетовал:

– Твой наставник плохо о тебе заботился, должно быть, ему сейчас очень стыдно. Ты помнишь, где вы с ним расстались?

Мальчик хихикнул прямо ему в ухо:

– Конечно, помню. Наставник сшиб меня одним ударом – как ты мог это забыть?

Внутри Шэнь Цинцю все похолодело.

Его охватило чувство, что он держит на руках не ребенка, а ядовитую змею, которая кольцами обвилась вокруг его шеи, обнажив ядовитые клыки.

С силой отшвырнув эту тварь, он обернулся, чувствуя, как по спине бегут мурашки, а волосы встают дыбом.

Все прохожие замерли, глядя на него.

И те, что в масках, и те, что без них, словно остолбенели, задержав дыхание.

Кривляющиеся демонические личины были поистине пугающими, но еще больше страху нагоняли те, что без масок – у них вовсе не было лиц!

Первым побуждением было выхватить Сюя, но Шэнь Цинцю тотчас одернул себя: он не мог их атаковать!

Именно этому он некогда учил Ло Бинхэ: нападая на «людей» из своего сна, он на самом деле ранил бы собственную душу.

Лоб Шэнь Цинцю покрылся холодным потом. Он не заметил, как очутился здесь, но ведь люди никогда не замечают, как соскальзывают в сон. Быть может, его тело истощилось до такого предела, что он попросту свалился на обочине дороги?

Юный нежный голос из-за спины окликнул его:

– Учитель!

Когда-то этот голос и впрямь был усладой для его ушей, теперь же в мелодичном звучании ему чудилась скрытая угроза.

За его спиной стоял маленький Ло Бинхэ.

– Почему ты больше меня не хочешь? – тоскливо позвал он.

Однако Шэнь Цинцю решительно двинулся вперед, не оглядываясь.

Безликие горожане продолжали таращиться на него – вернее, учитывая, что у них не было глаз, их лица просто поворачивались в его направлении, и все же спиной Шэнь Цинцю безошибочно ощущал их пристальные взгляды.

Делая вид, что не обращает на них внимания, Шэнь Цинцю ускорил шаг. Когда на пути попадались прохожие, он попросту отбрасывал их в сторону. Внезапно его замах блокировала чья-то рука; она была тонкой, будто тростинка, но при этом ее сила наполняла душу невольным страхом: Шэнь Цинцю словно натолкнулся на железный прут.

Его запястье крепко обхватил четырнадцатилетний Ло Бинхэ, и, несмотря на покрывавшие лицо мальчика синяки на разных стадиях выцветания, его выражение было грозным, будто туча. Угольно-черные глаза впились в лицо Шэнь Цинцю.

Ты и тут меня настиг!

Шэнь Цинцю пришлось трижды тряхнуть рукой со всех сил, прежде чем он сумел высвободиться, чтобы сорваться на бег, расталкивая толпу. Сперва ребенок, теперь подросток – если подтянется еще и взрослая версия, его хрупкой психике этого точно не выдержать!

Однако улица все не кончалась. Пробегая второй раз мимо лотков, возле которых резвились дети и смеялись сбившиеся в кучки девушки, Шэнь Цинцю понял, что эта улица закольцована – он не сможет покинуть ее, двигаясь вперед!

Поскольку идти назад было бы столь же бесполезно, оставалось поискать иного пути. Оглянувшись по сторонам, Шэнь Цинцю поспешил к винной лавке.

Тусклый красный свет висящих высоко над дверью фонарей манил путников темной ночью. Деревянные двери были плотно закрыты, но Шэнь Цинцю распахнул их и зашел вовнутрь. Стоило ему переступить порог, как створки сами собой захлопнулись.

Внутри его встретила непроглядная тьма с гуляющими по помещению сквозняками – казалось, он очутился отнюдь не в лавке, а в какой-то пещере.

Подобная метаморфоза ничуть не удивила Шэнь Цинцю: в конце концов, законы здравого смысла ко сну неприменимы, и любая дверь может открываться куда душе угодно.

Стоило Шэнь Цинцю подумать об этом, как его ушей достигли странные звуки.

Более всего они походили на тяжкие хрипы человека, раненого в грудь.

Более того, похоже, он был там не один!

Шэнь Цинцю щелкнул пальцами, и с них сорвалось пламя, устремившись к источнику звука.

Едва огонь осветил происходящее, зрачки Шэнь Цинцю резко сузились от шока.

Стоявший перед ним Лю Цингэ приставил к груди меч Чэнлуань, готовясь всадить его в себя.

Примечания:

[1] Ли 里 (lĭ) – около 0,576 км.

[2] Молодой господин 公子 (gōngzĭ) – гунцзы – в пер. с кит. буквально «сын дворянина/чиновника» или «сын общества».

[3] Город Хуаюэ 花月城 (huā yuè chéng) – название города в пер. с кит. означает: Хуа – «цветок», Юэ – «месяц».

[4] Наставник – здесь в англ. тексте – shizun (учитель), однако в кит. тексте употребляется слово шифу 师父 (shīfu) в пер. с кит. означает «наставник, мастер», в то время как «учитель» – шицзунь 师尊 (shīzūn) – именно зовет учителя Ло Бинхэ.


Следующая глава

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 41. Бегство от смерти в Хуаюэ. Часть 2

Предыдущая глава

Кровь из бесчисленных ран сплошь пропитала одежду Лю Цингэ, ручейком стекая изо рта. Похоже, он уже потерял счет нанесенным самому себе ударам. Искаженное лицо заклинателя красноречиво свидетельствовало о том, что рассудок покинул его, пав под натиском искажения ци.

В красноватых отблесках огня эта сцена предстала запредельно жуткой. На мгновение Шэнь Цинцю позабыл, что пребывает в Царстве Снов, и бросился к Лю Цингэ, чтобы отобрать у него Чэнлуань.

Но меч уже пронзил сердце его шиди. Шэнь Цинцю осторожно извлек лезвие, высвободив новый поток крови. Невзирая на весь ужас происходящего, ему удалось взять себя в руки. Отступив на пару шагов назад, он на кого-то налетел и резко развернулся.

Перед ним с опущенной головой стоял Юэ Цинъюань.

читать дальшеХоть его лицо было обращено к Шэнь Цинцю, в глазах главы ордена не было ни малейшего проблеска света. Все его тело было сплошь утыкано черными стрелами.

Он был пронзен десятью тысячами стрел.

Тут-то Шэнь Цинцю понял, что предстало его глазам: изначальные смерти его братьев по ордену!

Те, что оригинальный Шэнь Цинцю подстроил собственными руками!

Шэнь Цинцю почувствовал, что не в силах более на это смотреть. Уж лучше безликая толпа, чем подобные зрелища!

Он решительно двинулся в том направлении, откуда пришел. Как ни странно, скользящая дверь обнаружилась на том же месте. Миновав ее, Шэнь Цинцю бросился прочь, словно человек, которому только что даровали помилование, в неизменности которого он не уверен. В голове творился сущий кавардак. Идя по улице, он умудрился несколько раз споткнуться на ровном месте – должно быть, он представлял собой на редкость жалкое зрелище.

Душевного спокойствия не добавляло и то, что «горожане» продолжали на него глазеть. Казалось, все окрестности окутала мертвая тишина.

Шэнь Цинцю сам не знал, сколько времени несся вперед, не разбирая дороги, прежде чем на всех парах врезался в прохожего.

Этот мужчина машинально заключил его в крепкие объятия.

Он был слегка повыше, чем Шэнь Цинцю, весьма худощав и с головы до ног укутан в черное, за исключением открытого учатка шеи. Его лицо скрывала маска гневного призрака.

Шэнь Цинцю не успел вымолвить ни слова, прежде чем из-под маски донеслось насмешливое:

– Учитель, вам следует быть осторожнее.

Право, ему не требовалось заглядывать под маску, чтобы понять, кто перед ним.

Шэнь Цинцю принялся вырываться. К его удивлению, человек в маске не сопротивлялся, легко разомкнув объятия. Лишь отступив на приличное расстояние, Шэнь Цинцю смог поднять глаза на этого человека, не теряя самообладания.

– Ты создал этот город? – спросил он.

Ло Бинхэ неторопливо снял маску. Судя по выражению его лица, он отчасти сожалел, что игра в кошки-мышки завершилась так быстро.

– Да. И что о нем думает учитель?

Шэнь Цинцю медленно кивнул:

– Ты воистину заслуживаешь звание лучшего ученика Мэнмо.

Столь проработанная иллюзия воистину внушала невольное уважение: в сравнении с той ловушкой, в которую они оба попались несколько лет назад, эта ничуть не проигрывала.

И так же, как и та, была способна разбередить худшие страхи.

Изначально Ло Бинхэ казался весьма благодушным, однако после этих слов улыбка исчезла с его лица.

– Я никогда не был учеником Мэнмо.

Это утверждение показалось Шэнь Цинцю по меньшей мере странным:

– Скажешь, что не приносил ему ученических обетов?

Задохнувшись от возмущения, Ло Бинхэ выплюнул:

– Нет!

Что ж, нет так нет – в конце концов, Шэнь Цинцю и сам не горел желанием развивать эту тему.

– Учитель, если вы согласитесь вернуться по доброй воле, вы сможете обговорить любые условия, – вновь подал голос Ло Бинхэ.

– Надо думать, мы ведем речь о том, что называют «явкой с повинной».

– Но вы же понимаете, что, покуда моя кровь пребывает в вашем теле, любые попытки бегства бессмысленны, – парировал Ло Бинхэ.

– Так вот в чем дело? – невесело усмехнулся Шэнь Цинцю. – Что ж, в таком случае, почему бы тебе просто не схватить меня?

В глазах застывшего Ло Бинхэ полыхнул огонь.

При виде выражения его лица сердце Шэнь Цинцю упало.

– Что-то с твоим мечом? – догадался он.

Помоги мне небо!

После падения в Бесконечную бездну Ло Бинхэ нашел во внутренностях древнего монстра уникальный меч, который выковал сам Верховный Демон [1], используя кровь собственного сердца.

Потому этот меч носил имя «Зло, Сокрытое в Сердце» – Синьмо [2].

Одного имени достаточно, чтобы понять, что эта вещица далеко не безобидна, верно?

И, разумеется, в точности так и обстояло дело! Чем более мощным было наделенное духовной силой оружие, тем труднее было его контролировать. С древних времен до нынешних дней Синьмо успел сменить сотни хозяев, каждый из которых был несомненной жемчужиной своего ордена – и все же ни один из них не сумел избежать гибели от собственного меча.

Синьмо неустанно сопротивлялся любым владельцам, но в руках того, кто обладал достаточной силой духа, чтобы обуздать его, он становился непревзойденным оружием – однако, стоило владельцу дать слабину, как он становился очередным тельцом на заклание.

Ло Бинхэ из оригинального романа впервые пострадал от дурного нрава своего оружия вскоре после того, как попал в Царство Демонов – тогда меч его едва не пожрал. В попытках разобраться с этой проблемой минуло около полутысячи глав пространного ответвления сюжета, на протяжении которого Ло Бинхэ успел обзавестись почти десятком новых сестричек.

Но теперь-то изначальный сюжет пошел в разнос – и, если судить по хронологии, Ло Бинхэ предстояло вот-вот получить по полной от собственного оружия!

А это, надо вам сказать, не шутки. Неудивительно, что Ло Бинхэ не смог явиться во плоти: разбираясь со своим мечом, он попросту не мог возглавить облаву.

Внезапно Ло Бинхэ вновь схватил его за плечо, с силой дернув за одеяние.

Ну вот.

Опять он за свое!

Лицо Ло Бинхэ потемнело, словно днище котла на огне. Медленно роняя слова, он вымолвил:

– Хоть я и не могу отправиться в погоню сейчас, учителю рано радоваться.

«Хорош уже рвать мою одежду!» – мысленно возопил Шэнь Цинцю, схватившись за полу разорванного одеяния.

– Что ты творишь! – гаркнул он вслух. – Что, не придумал ничего другого, чтобы меня унизить?

– Разве не учитель меня унизил первым? – как ни в чем не бывало парировал Ло Бинхэ.

В последнее время Система явно взяла за правило встревать в самые неудачные моменты – вот и сейчас в голове тренькнуло:

[Начислено 50 баллов крутости.]

«За это, что, еще и баллы начисляют? – возмутился про себя Шэнь Цинцю. – Да ведь ненормальность происходящего просто зашкаливает! И почему это никого, кроме меня, не беспокоит?»

Ло Бинхэ сжал кулак, распылив белую ткань на множество частиц, тут же сметенных ветром. Сделав шаг вперед, он приблизился к Шэнь Цинцю вплотную, отчего в сердце мужчины закрался тошнотворный страх, хоть в выражении лица ученика пока не было ничего особо угрожающего.

Пусть Шэнь Цинцю прежде не замечал за учеником пристрастия к разрыванию чужой одежды, он не собирался покоряться своей участи. Пользуясь эффектом неожиданности, он нанес Ло Бинхэ с дюжину стремительных ударов, после чего поспешил сделать ноги.

Хоть на стороне Ло Бинхэ было явное преимущество, он предпочел поиграться с добычей, прежде чем вновь ее сцапать.

Какую бы скорость ни развил Шэнь Цинцю, Ло Бинхэ не составило бы труда нагнать его в два прыжка. Когда же Шэнь Цинцю пытался атаковать, он без труда уклонялся, чтобы нанести символический удар в ответ. В сочетании с неуместными комментариями Системы, которая то и дело пиликала, что крутость главного героя возросла то на 20, то на 30, а то и на все 50 баллов, это было воистину выше его сил!

После пары рывков туда-сюда в глазах у Шэнь Цинцю потемнело.

Чего ты хочешь этим добиться? Играть со мной вздумал? Разве главная цель противостояния – не повергнуть противника в прах как можно скорее?

На что это вообще похоже? Это даже не обмен уколочными ударами – скорее уж, бессовестное избиение младенцев!

Забывшись в этих мыслях, Шэнь Цинцю на мгновение утратил бдительность, врезавшись прямиком в Ло Бинхэ.

Тот вместо того, чтобы уклониться, лишь развел руки, так что учитель непроизвольно вновь очутился в его объятиях.

– А ведь некогда учитель сам предостерегал меня насчет этого приема, - почти добродушно бросил Ло Бинхэ. – У есть свои достоинства и недостатки, главный из которых – что нижняя часть тела теряет стабильность. Как учитель мог об этом забыть?

В этот момент разум Шэнь Цинцю был слишком занят цветистыми выражениями типа: «Ах ты мелкий сукин сын!!!»

Ведь именно в этом он некогда наставлял Ло, мать его, Бинхэ!

Память перенесла его к тем временам, когда Ло Бинхэ только-только перебрался из дровяного сарая в пристройку. Тогда его необычайно одаренный ученик умудрился разработать собственный стиль боя – однако же все, что он напридумывал, за исключением нескольких основных движений, которым обучали всех младших адептов, было чистой воды хренью.

Глядя на то, как ученик с энтузиазмом демонстрирует ему выпады мечом, удары ногами и ладонью, Шэнь Цинцю едва мог удержаться от фэйспалма. Ученик же с нетерпением ожидал его вердикта.

Будучи не в силах спустить его с небес на землю, Шэнь Цинцю, поразмыслив, выдавил расплывчатое:

– Твой стиль весьма… гибок.

Ради того, чтобы хоть немного подправить пребывающие в плачевном состоянии навыки ученика, Шэнь Цинцю устраивал ему персональные ежедневные тренировки, не жалея времени и сил – и все же по какой-то неведомой причине этот способный и восприимчивый ребенок прогрессировал крайне медленно. Ло Бинхэ, который, если верить книге, вполне способен был запомнить урок, лишь единожды его прослушав, в этой реальности отчего-то тут же выкидывал из головы все, что ему преподал Шэнь Цинцю. Он зачастую перебарщивал с силой импульса, со всего маху врезаясь в учителя, пока у того не иссякло терпение.

«Можно подумать, что ты делаешь это специально!» – едва не рявкнул он вслух.

В сердцах шлепнув ученика по лбу, он прикрикнул на него:

– Так ты собираешься сокрушать своих противников? Ты ж практически бросаешься им в объятия!

После этого покрасневший до ушей Ло Бинхэ наконец-то начал уделять больше внимания наставлениям учителя, опасаясь новых ошибок.

И вот настал тот день, когда ученик журит его за тот самый просчет.

Куда катится этот мир!

Шэнь Цинцю ощутил, что его профессиональной гордости нанесен тяжкий урон.

Пока он сокрушался на этот счет, руки Ло Бинхэ скользнули вниз по его спине, заставляя кожу покрыться мурашками.

– Ло Бинхэ! – прошипел сквозь стиснутые зубы Шэнь Цинцю.

Система не замедлила подключиться:

[Начислено 100 баллов крутости! Наши поздравления!]

Задницу мою поздравь!

Оторвав новый клок от без того пострадавшего одеяния, Ло Бинхэ заметил:

– Вид учителя в этих одеждах переполняет мое сердце печалью. Лучше вовсе их снять.

«Он что, не успокоится, пока не разденет меня догола?» – запаниковал Шэнь Цинцю.

– Нечего вымещать свою ненависть на платье, – выпалил он. – Оно принадлежит не мне, а Гунъи Сяо!

От этого лицо Ло Бинхэ потемнело еще сильнее.

– Это учитель ненавидит меня. Он даже не пожелал принять мое платье лишь потому, что его носил я.

Какого черта два взрослых человека лаются из-за тряпок посреди толпы безликих зевак? Ло Бинхэ, неужто ты и впрямь способен на подобные переживания, достойные девицы на выданье?

Я ведь даже отряхнул твое одеяние и сложил его как следует – чего ж тебе еще надо? Мне, что, следовало собственноручно его выстирать и торжественно вручить тебе?

Видя, как выражение лица Шэнь Цинцю то и дело кардинально меняется, Ло Бинхэ не выдержал:

– О чем думает учитель? – и добавил внезапно похолодевшим голосом: – Если о Гунъи Сяо, то я искренне советую учителю оставить подобные мысли.

При этих словах сердце Шэнь Цинцю наполнилось зловещими предчувствиями.

– А что не так с Гунъи Сяо? – наконец выдавил он.

Согласно оригинальному сюжету, Гунъи Сяо сослали в какую-то тьмутаракань охранять границы ордена сразу после того, как Ло Бинхэ с молодой госпожой Дворца предались постельным игрищам.

Но при нынешнем положении дел с этим самым сюжетом, который нынче даже родной автор не признает, с юношей могло произойти все что угодно.

Прежде чем Ло Бинхэ успел ответить, безликая публика внезапно пришла в движение.

До этого момента они лишь безмолвно глазели на происходящее, словно слабоумные, или продолжали как ни в чем не бывало заниматься своими делами, теперь же они целенаправленно взяли Шэнь Цинцю в кольцо, которое стремительно сжималось. Не в силах противостоять им, мужчина бросил отчаянный взгляд на Ло Бинхэ.

Тот стоял, прижав ладонь ко лбу, брови от напряжения сошлись в единую линию – со стороны казалось, будто борьба с чем-то, проникшим в его голову, поглотила все его внимание.

Вспомнив о возможных причинах этого, Шэнь Цинцю моментально пришел в чувство: должно быть, вышедшая из-под контроля мощь Синьмо пытается захватить разум Ло Бинхэ. Поскольку источник энергии, поддерживающей иллюзию, при этом иссяк, она начала распадаться на глазах.

Сейчас или никогда!

Поскольку Ло Бинхэ, всецело занятый противостоянием с собственным мечом, не сможет ему помешать, то, согласно своему опыту, Шэнь Цинцю сможет прорвать истончившуюся грань сновидения, если сумеет преодолеть свой величайший страх.

С этой мыслью заклинатель воплотил в жизнь принцип: «уходя – уходи». Ло Бинхэ и впрямь не мог сдвинуться с места из-за ослепляющей головной боли – ему оставалось лишь выкрикнуть вслед учителю:

– Осмелишься сделать еще хоть один шаг – увидишь, что случится!

Сделав еще с десяток шагов, Шэнь Цинцю развернулся, невозмутимо поинтересовавшись:

– И что же?

Это до такой степени разъярило Ло Бинхэ, что он готов был харкать кровью. Сдержав этот позыв, он выплюнул:

– Погоди-И-Увидишь!

На сей раз Шэнь Цинцю даже не обернулся, холодно бросив:

– Прощай!

Неужто ты впрямь полагал, будто я стану этого дожидаться? Нашел дурака!

Оглядевшись, Шэнь Цинцю выбрал одну из ближайших лавок и решительно распахнул дверь.

Что бы ни ждало его внутри, он встретит это с бестрепетным сердцем.

В конце концов, с чем бы он там ни столкнулся, оно не могло оказаться хуже, чем Ло Бинхэ!

Стоило двери закрыться, как шум толпы словно отрезало ножом, погрузив помещение в пучину мертвой тишины.

Шэнь Цинцю затаил дыхание, молча выжидая.

Спустя некоторое время комната постепенно осветилась, будто кто-то затеплил свечу. Опустив глаза, Шэнь Цинцю встретился взглядом с чужим, но все же таким знакомым лицом.

Перед ним на коленях стоял истощенный мальчик.

Его облаченная в лохмотья из грубой ткани фигурка со связанными за спиной руками являла собой воплощение отчаяния и безнадежности. На мертвенно-бледном лице ясным светом сияли глаза.

Шэнь Цинцю не мог оторвать глаз от этого ребенка.

Такого он абсолютно точно не помнил, и все же черты лица смутно напоминали ему то, что он видел в зеркале в последние годы – добавь к облику мальчика обретенный с годами лоск прославленного заклинателя, сбросив со счетов свежесть юности, и сходство будет полным.

Это был Шэнь Цинцю, и все же не он.

По всему выходило, что это… Шэнь Цзю!

Шэнь Цинцю рывком поднялся с пола.

Оглядевшись, он убедился, что лежит в заброшенном строении. Сквозь щели в ветхих рамах и дыры в рисовой бумаге в хижину просачивался яркий дневной свет.

Воспоминания не заставили себя ждать: вчера, в разгар праздника, он бродил, пока не наткнулся на пустой дом, где и решил передохнуть немного – тут-то его и настиг Ло Бинхэ, затащив в Царство Снов.

Припомнив окончание сновидения, Шэнь Цинцю поневоле призадумался.

Пусть оригинальный Шэнь Цинцю и он сам были совершенно разными людьми, они все же делили одно тело, так что не следовало удивляться тому, что оно оказывает некоторое влияние на сознание нынешнего обладателя. Должно быть, то, что он увидел, было детскими воспоминаниями Шэнь Цзю.

Вообще-то, с его стороны это было сродни жульничеству: поскольку нынешний Шэнь Цинцю не испытал всего этого на собственной шкуре, воспоминания не вызвали у него особых эмоций, так что он без труда сокрушил власть иллюзии.

И все же червячок неосознанного сомнения продолжал скрестись в его мозгу. Во сне Шэнь Цзю был связан – следовательно, этот эпизод должен относиться к тому времени, когда он был в руках работорговцев, однако же пол комнаты устилал мягкий ковер, на стенах висели изящные образцы каллиграфии и живописи, да и прочие вещи выглядели весьма ценными. Эта со вкусом обставленная комната куда больше напоминала кабинет благородного человека, чем логово торговцев людьми…

Похоже, что в этом семействе Шэнь Цзю не отнюдь не пользовался столь безграничной любовью и доверием, как утверждала Цю Хайтан.

Примечания:

[1] Верховный Демон 魔族铸剑大师 (Mó zú zhù jiàn dàshī) – в пер. с кит. «родоначальник демонов, мастер меча».

[2] Синьмо 心魔 (xīn mó) – в пер. с кит. Синь – «сердце, дух, желания, воля, решимость», Мо – «злой дух, демон, одержимость, магия», все вместе – «рассвет». В английском тексте переводится как «Heart Devil», то бишь, «дьявол в сердце».


Следующая глава

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 45. Особенности демонической культуры

Предыдущая глава

Перед ним в ужасе скорчилась группа людей… вернее, демонов, но на поверку разница была не так уж велика.

Тот, что спереди, прямо-таки трясся от страха:

– Мы всего-то навсего… позаимствовали пару безделушек из Царства Людей, чтобы обменять их…

Поскольку собственных денег у демонов не было, они по большей части пробавлялись бартером. Если что-то радует глаз, то они готовы это обменять – в противном случае и не позарятся. Что же до уровня развития ремесел у демонов, то достаточно сказать, что даже самая примитивная вышивка считается у них чуть ни не произведением искусства, так что не стоит удивляться, что различные поделки из Царства Людей здесь довольно высоко ценятся. Духовные кристаллы, напротив, почитаются тут почти за мусор, который валяется на каждом углу.

читать дальшеА ведь в Царстве Людей на них можно было бы неплохо разжиться!

Шэнь Цинцю со щелчком захлопнул веер.

– На этих нищих, позабытых богами землях на краю мира люди едва сводят концы с концами, и все же вам не совестно наживаться на их несчастье [1], грабя их напропалую – воистину, я не назвал бы подобный образ действий приемлемым.

Маленький демон явно растерялся.

Насколько он помнил, в тот момент, когда он был пойман, этот… великий заклинатель был занят примерно тем же самым – таскал… ох, простите, одалживал – одежду с веревки?

Не говоря уже о том, что веер, которым он столь эффектно размахивал, имел то же происхождение.

«Меня вынудили обстоятельства, – тотчас подыскал себе оправдание Шэнь Цинцю. – Не мог же я, в самом деле, разгуливать в сплошь перемазанной грязью одежде, словно какой-нибудь дикарь [2]?

Это навело его на куда более продуктивную мысль: а ведь если дать этим воришкам от мира демонов средства на приобретение этих безделушек, то, быть может, это заложило бы основу мирного и процветающего общества, поставив демонов в совсем иные отношения с людьми, которые прежде только и помышляли, как бы от них избавиться?

В любом случае, Шэнь Цинцю, как типичный безответственный представитель сонмища подобных ему героев, посчитал, что, коли он собирается взять этих бедолаг под свое крылышко, не помешает сперва разузнать о них побольше.

– Вы едите разлагающуюся плоть? – поинтересовался он с дружелюбной улыбкой.

Демоны растерянно покачали головами. Однако едва Шэнь Цинцю собрался вздохнуть с облегчением, как стоявший впереди маленький демон заявил:

– Отец говорит, что такое могут позволить себе лишь настоящие богачи…

– Довольно, – поспешил прервать его Шэнь Цинцю.

«Ну ладно, в конце концов, это не имеет никакого отношения к экономике, – рассудил он про себя. – Ло Бинхэ ведь сделался важной шишкой, верно? Однако что-то я не припомню, чтобы он лакомился подобными вещами на страницах романа…»

Помедлив, он задал другой вопрос:

– Как тебя зовут?

– Лю Гэцю [3], – отозвался маленький демон.

– Что это еще за имя такое? – не удержался Шэнь Цинцю.

– Когда я родился, отец поднял меня на руки и сказал, что я вешу как шесть шаров.

«М-да, что тут скажешь…»

Каких, спрашивается, шаров? Для пинг-понга или для боулинга? Одним словом, то еще имечко…

Прочие поспешили последовать примеру собрата, наперебой принявшись выкрикивать свои имена: похоже, назваться в числе первых для них было делом чести.

И все они именовались исключительно по принципу «что вижу, то пою»!

Такого понятия, как фамилия, у демонов не существует; что до имен, то тут полет их фантазии ничем не ограничен [4]. Чего стоят имена поднявшихся из нижних социальных слоев старейшин Тяньчуя и Дуби [5]. У знати, однако, дело обстояло несколько лучше – взять хоть Мобэй Цзюня, Ша Хуалин и отца Ло Бинхэ.

Шэнь Цинцю посетила непрошеная мысль, что можно счесть удачным стечением обстоятельств, что Ло Бинхэ не угодил в Царство Демонов сразу после рождения – в Царстве Людей, по крайней мере, не называют детей так, словно они заведомо в чем-то провинились перед родителями.

А ведь в самом деле любопытно, какое имя даровали бы ему собратья-демоны?

Личико-С-Обложки [6]?

Ну уж нет, наверняка они придумали бы что-нибудь более впечатляющее, вроде «Раскалывающего Горы, Сокрушающего Небеса[7] ». Помнится, какая-то застенчивая девица из оригинального романа именно так описывала его выдающиеся «таланты» в этой самой области. После трех тысяч ночей в своем необъятном гареме… да что там, тысячелетия спустя его золотой жезл все так же крепок. На самом деле, ему идеально подошло бы имя «Непревзойденный огурец», но коли его уже застолбил Шэнь Цинцю, то… как насчет «Лорд Небесного Столпа [8]»?

Ха-ха-ха, святые помидоры, вот ведь угар… Лорд Небесного Столпа Ло… Ужасающе пошло, но, черт побери, и впрямь будоражит!

Поймав себя на том, что смеется в полный голос, Шэнь Цинцю отвесил себе увесистую оплеуху.

Ты, черт побери, совсем с катушек съехал!

Подумать только, докатился до пошлых каламбуров с именем главного героя!

Смешно тебе, да? Ты хоть соображаешь, над кем смеешься?

Маленькие демоны были изрядно озадачены тем, как великий заклинатель перед ними сперва едва не свалился наземь от хохота, а затем наградил себя звонкой пощечиной по столь же неведомой им причине, но на всякий случай не отваживались даже дышать, не то что выказать свое изумление. Затем на лице Шэнь Цинцю застыла широкая улыбка. Опустив веер на плечо Лю Гэцю, он притянул маленького демона к себе.

– Где ты это взял? – вопросил он, подхватив висящие на поясе демона ножны.

Само собой, он неспроста обратил внимание на эту вещь.

Ведь эти ножны по праву принадлежали мечу Шуйсэ, которым, в свою очередь, владела одна из главных героинь этой истории, Лю Минъянь!

Это ж залог бессмертной любви между главным героем и героиней, ясно вам? Именно поэтому еще тогда, на хребте Цанцюн, Шэнь Цинцю уделил особое внимание этому предмету – и потому тотчас узнал его с первого же взгляда! И как, спрашивается, этот артефакт угодил в грязные ручонки этого мелкотравчатого демона?

– Я-я-я его не крал, – принялся запинаться Лю Гэцю, – просто подобрал…

Неплохо для случайной находки, ничего не скажешь! Не слишком убежденный этим объяснением Шэнь Цинцю потребовал:

– Где ты его нашел?

– П-п-пару дней назад, – начал Лю Гэцю, – эту дорогу наводнили важные персоны, веля своим подручным расчистить путь. Нам стало любопытно, так что мы спрятались у обочины и подобрали это, когда они ушли.

«Важные персоны»?

По всей видимости, речь шла о знати Царства Демонов.

Обычно их нечасто встретишь в таких пограничных областях, как Граница – подобные пустынные места им не больно-то по нраву – оттого их появление и привлекло к себе подобное внимание. Что же за важные особы могли прошествовать тут процессией, оставив на дороге ножны меча Лю Минъянь, с которыми она не расстается?

Разумеется, кое-кто из таких персон тотчас пришел Шэнь Цинцю на ум.

– Одной из этих важных персон часом не был… недурной собой юнец? – Поразмыслив, он поправился: – Вообще-то, он не то чтобы просто недурен собой. Можно сказать, он довольно привлекателен. Весьма. Белая кожа, правильные черты лица, высокий, не очень-то улыбчивый, а когда все-таки улыбается, то от этого всем малость не по себе?

Лю Гэцю покачал головой, отчего-то краснея.

Что же его так смутило? Шэнь Цинцю возобновил допрос, но больше не сумел вытянуть из него ни слова. Вновь все обдумав, он пришел к выводу, что, быть может, это был вовсе не Ло Бинхэ.

В конце концов, Ло Бинхэ обладал супероружием, которое, отрицая любые законы физики, разрезает самою ткань мироздания, открывая проходы между двумя мирами по произволу владельца – так зачем ему тащиться в эти забытые богами земли по дорогам нищих контрабандистов?

Однако это лишь порождало новые вопросы: могло ли то, что вещи Лю Минъянь оказались в распоряжении какого-то клана демонов, свидетельствовать о том, что она сама, оплошав, попала к ним в плен?

Шэнь Цинцю напряг память, силясь припомнить эпизод оригинального романа, где главная героиня оказалась бы в подобной ситуации. Хотел бы он знать, что за злополучный бандит имел несчастье покуситься на жену Ло Бинхэ…

Хоть брат и сестра Лю почти не покидали своих пиков, в оригинальном романе упоминалось, что между ними всегда были хорошие отношения. Поскольку они оба были не слишком-то большими поборниками семейных нежностей, редкие встречи не были помехой их дружбе. К тому же, даже не будь девушка младшей сестренкой Лю Цингэ и любимой ученицей Ци Цинци, Шэнь Цинцю все равно не смог бы пройти мимо, не выяснив, что сталось с одним из адептов Цанцюн.

Помимо всего прочего, он не мог не воспользоваться тем, что наконец-то избавился от тирании Системы (хотя бы на время), так что теперь можно было не страшиться ее противоречивых директив и внезапной потери баллов; почему бы и не глянуть, что там стряслось?

– Так где здесь проход между мирами? – наконец поинтересовался он.

***
В полночь Шэнь Цинцю укрылся в кроне дерева, тщательно скрыв все следы своего пребывания, и принялся наблюдать за дорогой.

Он понятия не имел, сколько времени прошло до того момента, когда воздух разрядился настолько, что это стало заметно невооруженному глазу.

Глаза Шэнь Цинцю загорелись в предвкушении, и он затаил дыхание, прислушиваясь – из разрыва выскочил один-единственный облаченный в черное юноша.

Хоть между ними оставалось приличное расстояние, исключительное зрение Шэнь Цинцю позволило ему рассмотреть незнакомца как следует: лет семнадцати, в резких чертах красивого лица читается напряжение – Шэнь Цинцю явно где-то его видел, но не мог вспомнить, где именно.

Внезапно тишину ночи прорезал звонкий женский голос – прохладный и мелодичный, он отдавался эхом в глубине леса:

– Как я и предполагала, адепты пика Байчжань и впрямь превосходят все ожидания – подумать только, даже будучи связанным сотнями вервий бессмертных, ты умудрился одолеть множество моих подчиненных и столь упорствовал в попытках совершить побег, ни на мгновение не поддаваясь слабости!

При звуках этого голоса Шэнь Цинцю посетило озарение.

Прекрасная, благородная, окруженная многочисленной свитой, при одном упоминании о которой краснеют даже демоны – да это же Ша Хуалин!

Пардон, еще одна главная героиня. Как говорится, давненько она не давала о себе знать – а ведь ее не стоило сбрасывать со счетов!

Если Лю Минъянь и впрямь угодила в ее когти, то дальнейшее уже не выглядело столь же радужным. При одной мысли об этом Шэнь Цинцю побледнел.

Неудивительно, что в движениях бегущего ощущалась некая скованность – прежде Шэнь Цинцю всматривался лишь в его лицо, теперь же, опустив взгляд, заметил множество серебристых нитей, обвивших его тело. Судя по его одеждам, это и впрямь был адепт Байчжань, но Шэнь Цинцю не припоминал там столь юного ученика.

Видя, что ему не убежать от преследовательницы, юноша внезапно остановился – выражение его лица прямо-таки излучало решимость.

– Хочешь сразиться со мной – так дерись!

Ша Хуалин тотчас материализовалась под деревом алым пятном, заметным даже в ночной тьме, и приблизилась к юноше, завлекательно покачивая бедрами. Разразившись низким грудным смехом, она изрекла:

– Я же потратила столько сил, чтобы заполучить тебя – как же я могу с тобой биться? Почему бы тебе не проявить любезность, пойдя со мной по доброй воле?

Однако взрывной темперамент юноши явно противился подобной капитуляции, так что он просто плюнул ей под ноги вместо ответа.

– Не желаешь? – бросила Ша Хуалин. – Хоть я не могу вредить твоей душе, отчего бы мне не отрубить тебе руку или ногу – это никак не повлияет на твою полезность.

С этими словами она попыталась схватить юношу, но вместо этого ощутила необъяснимую вибрацию в кончиках пальцев. Решив, что адепт попросту увернулся, она отдернула руку, но, когда поднесла ее к лицу, то обнаружила, что все пять длинных пурпурных ногтей срезаны до основания.

Хоть ее тело при этом не пострадало, волосы демоницы встали дыбом.

– Кто здесь? – выкрикнула она.

Если этот кто-то сумел с такой легкостью лишить ее ногтей, то он с подобной непринужденностью мог бы походя перерезать ей горло!

Тем временем довольный своей выходкой Шэнь Цинцю вернулся на наблюдательный пост.

На самом деле, он хотел лишь припугнуть Ша Хуалин – да и вообще, она же должна понимать, что, разгуливая с ногтями подобной длины, создает всем массу трудностей! Всякий раз, когда она оказывалась рядом, Шэнь Цинцю все время подсознательно боялся нечаянно задеть один из них – право, сломав его, он бы почувствовал себя ужасно. А уж как от них настрадается спина Ло Бинхэ… Пусть этого извращенца Сян Тянь Да Фэйцзи заводят такие штуки, и пусть Ло Бинхэ обладает поистине нечеловеческой способностью к регенерации – это ж ведь не значит, что так и надо, верно?

Однако вместо того, чтобы расхолодить Ша Хуалин, это происшествие, похоже, лишь подстегнуло ее агрессию: один взмах кушака – и вокруг оставшихся ногтей закрутился шар зловещей демонической энергии, который она незамедлительно швырнула в юношу. Она не только не замерла от страха, а еще пуще распалилась – вот это баба, я понимаю.

Не в силах оставаться в стороне, Шэнь Цинцю спрыгнул на дорогу, словно по волшебству материализовавшись между двумя соперниками. Собрав духовную энергию в ладони, он сделал выпад в сторону Ша Хуалин.

Он знал, что его новое тело прямо-таки распирает от духовной энергии, но не ведал, до какой степени: их ладони еще не соприкоснулись, когда Ша Хуалин внезапно отлетела, словно отторгнутая одноименным полюсом магнита, а одежды, которые и без того так себе прикрывали ее наготу, слетели окончательно…

Хоть это и можно было счесть приятным бонусом, Шэнь Цинцю с самого начала взял за главное правило выживания в этом мире: «Ни в коем случае не пялиться на мало-мальски симпатичную особу женского пола», так что мысленно зацензурил ее, безусловно, стоящее внимание тело. Ша Хуалин, в свою очередь, не стала терять времени даром: соразмерив силы соперника со своими, она быстренько откатилась в сторону разреженного пятна, чтобы тотчас раствориться в воздухе.

Перебросив веер из руки в руку, Шэнь Цинцю вдохнул в него поток духовной энергии, преобразившей его в лезвие. Единое движение руки – и вервие бессмертных распалось на тысячи кусков. Юноша, к которому тотчас вернулась величественная осанка, сложил руки перед собой, отвесив поклон:

– Множество благодарностей старейшине за спасение!

Приняв столь же торжественный вид, Шэнь Цинцю первым делом поинтересовался:

– Ты действительно адепт пика Байчжань?

– Это верно.

– Чей же?

– Мой наставник – лорд пика Байчжань, Лю Цингэ.

Шэнь Цинцю застыл в немом удивлении.

У Лю Цингэ никогда не было учеников. Да и вообще, большая часть обитателей Байчжань была его ровесниками, поскольку он никогда не проявлял интереса к воспитанию подрастающего поколения. Хоть и считалось, что на пике Байчжань также производится обучение, на самом деле, они просто отбирали людей и…

– Как твое имя? – подозрительно переспросил Шэнь Цинцю.

– Ян Исюань, – недрогнувшим голосом отозвался юноша.

«Я ж помню, что где-то его видел!» – возликовал про себя Шэнь Цинцю.

Смерив Ян Исюаня оценивающим взглядом, он признал, что за прошедшие пять лет этот ребенок изрядно возмужал.

– Старейшина? – осторожно переспросил Ян Исюань, дивясь внезапному интересу незнакомца.

– Твой учитель – как он вообще в последнее время? – не преминул спросить Шэнь Цинцю.

Должно быть, поражение от Ло Бинхэ в Хуаюэ стало для Лю Цингэ жестоким ударом, так что Шэнь Цинцю почитал своим долгом справиться о самочувствии своего шиди.

– Проигрывает все битвы подряд, – честно признался его ученик.

Шэнь Цинцю не знал, что и сказать на это.

Надо же было ему дожить до того дня, когда подобные слова в отношении лорда Байчжань уже не звучали как полная бессмыслица! Это подкосило бы кого угодно, что уж говорить о Лю Цингэ…

– А с кем он сражается? – наконец спросил Шэнь Цинцю. – С Ло Бинхэ?

– С кем же еще, как не с этим мелким ублюдком [9]? – буркнул Ян Исюань.

При этих словах губы Шэнь Цинцю непроизвольно дернулись – сам Ян Исюань был ребенком в сравнении с Ло Бинхэ, так ему ли называть того «мелким»? Хотел бы он знать, от кого юнец этого нахватался…

Впрочем, похоже, с недавних пор весь хребет Цанцюн взял за моду именовать Ло Бинхэ исключительно «мелким мерзавцем», «гнусным демоном» и «белоглазым волком [10]» вместо положенного титула. На этом фоне «эта тварь [11]» звучало почитай что лестно.

– И как же ты угодил в лапы этой ведьмы? – возобновил расспросы Шэнь Цинцю. – Кое-что в ее словах показалось мне странным – к примеру: «как же я могу с тобой биться».

Ян Исюань тотчас залился краской.

– Это все ее коварство… Сперва она прикинулась девой в беде, а потом, когда я начал что-то подозревать, она внезапно сняла… сняла… В противном случае ей бы ни за что не удалось застать меня врасплох!

Шэнь Цинцю мигом все понял.

– Ты только посмотри на себя, – принялся он отчитывать юношу. – Разве по тебе скажешь, что ты с пика Байчжань? Даже если тебе не доводилось иметь дела с женщинами [12], это не значит, что ты должен шарахаться от них в ужасе. Ну подумаешь, сняла пару тряпок – что с того? Твой учитель некогда сражался с целой пещерой обнаженных демониц! – Хотя, справедливости ради, в тот момент он сам заподозрил, что Лю Цингэ то ли импотент, то ли его склонности далеки от общепринятых…

– С целой пещерой? – протянул Ян Исюань, обмирая от восхищения. – Воистину, это мой учитель! – Однако, вместо того, чтобы предаваться восторгам и дальше, он тотчас поймал собеседника на слове: – Старейшина знаком с моим наставником? В противном случае, откуда бы вам это знать?

– Ах, дела давно минувших дней, – вздохнул Шэнь Цинцю и поспешил сменить тему разговора на более животрепещущую.

По всему выходило, что Ша Хуалин заполучила не только Ян Исюаня, но и Лю Минъянь, хватая адептов Цанцюн среди бела дня – и этому могла быть лишь одна причина.

С Ло Бинхэ что-то не в порядке.

Система развития бывшего подопечного Шэнь Цинцю всегда была на редкость хаотичной, если не сказать, антинаучной. В теле любого другого человека духовная и демоническая энергия взаимно отторгались и уничтожали друг друга, в Ло Бинхэ же сосуществовали в полной гармонии.

Однако вмешательство Синьмо должно было подстегнуть демоническую энергию, тем самым нарушая баланс.

Примечания:

[1] Наживаться на их несчастье – в оригинале используется идиома 趁火打劫 (chènhuǒdǎjié) – в букв. пер. «пользуясь пожаром, заняться грабежом», образно в значении «извлекать выгоду из чужих затруднений».

[2] Дикарь 野人 (yěrén) ежэнь – также варвар, простолюдин, снежный человек.

[3] Лю Гэцю 六个球 (Liù Gèqiú) – в пер. с кит. букв. «шесть мячей/шаров/луковиц».

[4] Полет фантазии ничем не ограничен – в оригинале используется идиома 天马行空 (tiān mǎ xíng kōng) – в букв. пер. с кит. «небесный скакун мчится по воздуху», в образном значении – «сильный и свободный» (о стиле литературы или каллиграфии), «невозможно доискаться сути», «полёт мысли, неуемная фантазия».

[5] На всякий случай напоминаем: Тяньчуй 天錘 – «небесный молот», Дуби 独臂 – «однорукий».

[6] Личико-С-Обложки 封面脸 (Fēngmiàn Liǎn) – Фэнмянь Лянь – в букв. пер. с кит. Фэнмянь – «обложка», Лянь – «лицо».

[7] Раскалывающий Горы, Сокрушающий Небеса 石破天惊 (shípò tiānjīng) Шипо Тяньцзин – в букв. пер. с кит. «камни раскалываются, небеса содрогаются», в образном значении «потрясающий», «изумительный, трогательный».

[8] Лорд Небесного Столпа 天柱 (Tiānzhù) – Тяньчжу, в букв. пер. с кит. тянь – «небо», чжу – «колонна», вместе - «небесный столп», «опора небосвода», образно в значении «заметная, выдающаяся личность»; также название сорта чая «Опора небес».

[9] Мелкий ублюдок 小畜生 (xiǎochùshēng) сяочушэн – грубиян, в букв. пер. с кит. «мелкая скотина».

[10] Белоглазый волк 白眼狼 (bái yǎn lánɡ) – в букв. пер. с кит. «выкатить глаза по-волчьи», метафора для неблагодарного, злобного и коварного человека.

[11] Эта тварь 这厮 (zhèsī) – также «этот субъект».

[12] Не доводилось иметь дела с женщинами 不近女色 (bùjìn nǚsè) – буддийское понятие «не иметь близости с женщиной, не увлекаться женской красотой».

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 44. Пособие по самовозрождению

Предыдущая глава

Пограничные земли [1]

Еле ощутимый ночной ветерок овевал разрозненные домики крохотного городка.

На темной улице лишь окна маленькой чайной струили теплый свет, давая понять, что жизнь еще не совсем покинула его.

Эти так называемые «пограничные земли» отделяли друг от друга не города или страны, а целые Царства – Людей и Демонов.

читать дальшеТе и другие жили в совершенно разных мирах, разобщенных Бесконечной бездной, и все же в ткани мироздания существовало несколько лазеек, где искривлялось время и пространство, благодаря чему обитатели обоих Царств нередко пересекали Границу, спасаясь от опасности, или с иной, нередко злокозненной, целью.

Ни один нормальный человек не пожелал бы жить в том месте, где демоны появляются и исчезают, подобно теням [2], сегодня – таская кур и собак [3], а завтра – предавая все огню и мечу [4], и потому население Границы уменьшалось день ото дня. Прежде здесь был процветающий город, но люди тотчас покинули насиженные места, как только грани двух миров начали размываться – лишь несколько адептов различных школ остались стеречь эту точку перехода.

Лу Лю [5] налил новоприбывшему чашу горячего вина, обменявшись приветствиями с ним и несколькими другими посетителями, сгрудившимися у очага.

– Откуда ты, брат?

– С юга, – лаконично отозвался тот.

– О, надо же! – принялись многозначительно переглядываться остальные. – Нынче там жарковато, верно?

– Откуда вам это известно? – нахмурился новоприбывший, глядя на них поверх чаши. – Да уж, что ни день – то сражение. Такое не всякому под силу.

– Одного не понимаю, – вставил кто-то из угла, – ведь хребет Цанцюн и дворец Хуаньхуа – крупнейшие школы заклинателей, так почему от них в последнее время столько бед? Ученики одного не могут пройти мимо адептов другого, не затеяв потасовки – почему бы главам школ не разобраться с этим раз и навсегда?

– Сколько лет ты проторчал в этом богами забытом месте [6]? – задумчиво заметил Лу Лю. – Уж явно чересчур много, иначе знал бы, что адепты этих школ не дают друг другу спуску с полного одобрения своих глав!

– Как так? Лу-гэ [7], не мог бы ты пояснить поподробнее!

– Это не так-то просто, – прочистив горло, начал Лу Лю. – Вы, ребята, хотя бы в курсе, кто нынче во главе дворца Хуаньхуа?

– Я слышал, что какой-то выскочка [8].

– Если уж Ло Бинхэ – выскочка, – холодно кашлянул Лу Лю, – то такие, как мы с тобой, и вовсе не имеют права на существование. Не так-то легко в двух словах рассказать вам о том, кто такой Ло Бинхэ. Он – выходец из школы Цанцюн, и некогда был старшим учеником лорда пика Цинцзин Шэнь Цинцю. В те дни он занял первое место на собрании Союза бессмертных, оставив прочих далеко позади. Это было поистине впечатляюще.

Кто-то с сомнением произнес:

– Раз он с хребта Цанцюн, каким же ветром его занесло во дворец Хуаньхуа?

– После собрания Союза бессмертных Ло Бинхэ таинственным образом исчез на три года. Никто не ведал, где он был и чем занимался все это время. Шэнь Цинцю заявил, будто его ученик погиб, и прочие не видели смысла сомневаться в его словах. Кто ж знал, что три года спустя он всплывет во дворце Хуаньхуа, причем ни много ни мало как правой рукой старого главы? Тогда-то он принудил Шэнь Цинцю уничтожить собственную душу в городе Хуаюэ.

– Никогда не понимал, – не преминул заметить новоприбывший, – этот Шэнь Цинцю где-то перешел Ло Бинхэ дорогу, или он и вправду заслуживал смерти?

– Как знать, – дипломатично заметил Лу Лю. – Наверняка можно утверждать лишь одно: заклинатели с хребта Цанцюн изобьют до полусмерти любого, кто посмеет хотя бы упомянуть об этом. По правде, они всегда этим грешили – семейственность для них стоит превыше всего прочего [9]. Они не терпят обсуждения даже столь очевидных вещей, как предательство лорда пика Аньдин Шан Цинхуа, переметнувшегося к демонам. В общем, вскоре после происшествия в Хуаюэ власть в Хуаньхуа перешла в другие руки: старый глава Дворца удалился на покой, и теперь вы даже тени его не сыщете, а Ло Бинхэ вознесся на пост главы школы, убивая любого, кто противился этому решению.

– И все из-за одного-единственного мертвеца [10], – пробормотал кто-то.

– Не стоит недооценивать роль этого мертвеца, – со значением произнес Лу Лю. – Шэнь Цинцю не просто принадлежал к школе Цанцюн, но и был вторым по значению горным лордом. Само собой, его тело стоило захоронить на пике Цинцзин, рядом с местом упокоения его предшественников – но проблема состояла в том, что Ло Бинхэ отказался вернуть его тело на родную гору.

Все тотчас представили, как Ло Бинхэ бичует труп, выставляет его на всеобщее обозрение и занимается тому подобными вещами – и их волосы невольно встали дыбом.

– Раз он не отдает тело добром, почему бы хребту Цанцюн не забрать его силой? В конце концов, у них ведь есть лорд Байчжань!

– Очевидно, Ло Бинхэ ему не по зубам [11], – пожал плечами Лу Лю.

– Что? – Картина мира многих присутствующих была в одночасье разрушена до основания. В сознании простых людей лорд пика Байчжань был чем-то вроде недосягаемого Бога Войны [12], так что у них попросту в головах не укладывалось это «не по зубам».

– Вы что, не в курсе? – устало бросил Лу Лю. – После Хуаюэ лорд Байчжань бесчисленное множество раз сходился с Ло Бинхэ в поединке – и не одолел его ни разу! Но и это еще не все. Доставив тело Шэнь Цинцю во дворец Хуаньхуа, всего несколько дней спустя Ло Бинхэ собственноручно похитил лорда Цяньцао Му Цинфана!

Кто-то удивленно заметил:

– Но ведь пик Цяньцао всегда был далек от мирских дел, ограничиваясь исцелением недужных и спасением умирающих [13] – чем они-то не угодили этому самодуру [14]?

– Притащив его во дворец Хуаньхуа, Ло Бинхэ потребовал, чтобы он воскресил Шэнь Цинцю, – поведал Лу Лю, прибавив со вздохом: – Но тело-то уже окоченело – что тут, спрашивается, воскрешать?

– Наблюдая со стороны за очередной схваткой, – заметил новоприбывший, – я слышал, как заклинатели с хребта Цанцюн величали своих сотоварищей из дворца Хуаньхуа «прихвостнями [15] демонов». С чего бы им говорить такое?

– Да все потому, что все члены хребта Цанцюн, как один, по одним им известной причине продолжают настаивать на том, что Ло Бинхэ имеет какое-то отношение к расе демонов – даже после того, как сам глава храма Чжаохуа лично обследовал его и подтвердил, что его духовная энергия в полном порядке. Полагаю, что дело тут в банальной кровной мести, и, как это обычно бывает в таких случаях, вражда лишь разрастается. Моя точка зрения такова, что они не успокоятся, пока не перебьют друг друга. – При этих словах в его голосе послышалось легкое сожаление. – Так что, если подумать, не так уж плохо мы тут устроились, охраняя Границу – ни хлопот, ни тревог, – удовлетворенно заключил он.

– И все же я так толком и не понял, – вновь принялся недоумевать человек из угла, – что произошло между этой парочкой – учеником и учителем?

– Ну, многие говорят, что тут имеет место быть ненависть, что глубже и шире моря. Но есть и другое объяснение, которое лично мне, старому Лу, кажется более правдоподобным. Некоторые поговаривают что… – Его цветистую речь прервал резкий стук в дверь.

Все в зале тотчас насторожились – куда только подевалась былая ленивая нега? – опустив руки на рукояти мечей.

Немногочисленные местные жители Границы являли собой жалкое и неприглядное зрелище – после наступления темноты они и носа-то не смели высунуть наружу, не то что долбить в двери с подобной настойчивостью. Что до стражей Границы, то все они собрались здесь, за исключением тех, что несли дозор, но им еще рано было возвращаться.

Никто не отозвался на стук, и некоторое время спустя раздалась еще пара ударов.

– Кто там? – сурово потребовал Лу Лю.

Внезапно в зал проник порыв холодного ветра, задув масляную лампу и свечи на столе. Комната погрузилась в кромешный мрак, освещаемая лишь неверными красноватыми отсветами от углей очага.

На обтянутом бумагой окне двери проступил силуэт мужчины с мечом за спиной. Раздался сильный и чистый голос:

– Лю-гэ, это я. Сегодня слишком холодно, так что я решил вернуться пораньше. Впусти-ка меня поскорее, чтобы я мог разделить с вами чашу горячего вина.

Бессознательно сдерживавшие дыхание заклинатели с облегчением принялись его бранить:

– Смерти ищешь, старый Цинь [16]? Стучать в дверь и молчать! Скажи спасибо, что мы не решили, что ты – призрак [17]!

Человек за дверью усмехнулся. Где-то на грани сознания Лу Лю скреблось, что что-то здесь не так, но, не в силах понять, что именно, он в конце концов бросил:

– Заходи! – отворяя дверь.

В дверь ворвался мощный порыв холодного ветра. На пороге никого не было.

Лу Лю судорожно захлопнул дверь.

– Зажгите лампу! Скорее, зажгите лампу!

Новоприбывший вызвал огонь щелчком слегка трясущихся пальцев, и зал наполнили трепетные тени. Однако ему не удалось зажечь фитиль с первой попытки – обернувшись, он, запинаясь, спросил, прежде чем попробовать снова:

– Лю-гэ, я хотел бы… спросить у тебя кое-что еще.

– Не тяни! – недовольно отозвался Лу Лю.

– Нас ведь в этой комнате вместе со мной было шестеро? Отчего же теперь… я вижу шестерых?

В зале воцарилась мертвая тишина.

Столь же внезапно он наполнился шумом – неизвестно, кто первым сорвался с места, но теперь воздух полнился криками и звоном оружия.

– Свет! Свет! – закричал Лу Лю, и все тотчас призвали пламя, но из-за спешки языки огня плясали как бешеные, рассыпая по стенам неистово корчащиеся тени, так что в глазах зарябило. При подобном освещении невозможно было понять, кто есть кто. Все боялись нечаянно поранить сотоварища, так что их движения были слишком скованными, и неведомая тварь с легкостью ускользала от ударов. Тут мелькнул коготь, там – нож, и вот уже Лу Лю к его вящему негодованию кто-то схватил за шею.

Ноги заклинателя тотчас оторвались от земли, так что, как бы он ни закатывал глаза, ему не удавалось разглядеть душителя. Он уже успел распрощаться с жизнью, когда дверь вновь распахнулась, впуская новый порыв ледяного ветра – и человеческую фигуру.


Казалось, влетевший в чайную ничего особенного не делал – но над самым ухом Лу Лю раздался пронзительный вскрик, и захват тотчас ослаб.

Все шестеро стражей границы были изрядно потрепаны, а кто-то уже лежал на полу бездыханным. Незнакомец щелкнул пальцами – и все лампы в комнате зажглись одновременно.

Склонившись к лежавшим, он тотчас распрямился со словами:

– Не пострадали – просто без сознания.

Сам незнакомец, с ног до головы покрытый грязью, казалось, вылез прямиком из могилы. Более того, черты его лица скрывала густая борода. Обгоревшее на солнце, словно у крестьянина, лицо разительно контрастировало со стройной худощавой фигурой. Когда Лу Лю наконец перестал надрывно кашлять, он оглядел незнакомца с ног до головы, прежде чем сложил руки перед собой в поклоне [18]:

– Тысячи благодарностей Вашей Милости [19] за спасение моей недостойной жизни от этого демона!

Мужчина опустил руку ему на плечо:

– Ответьте мне на один вопрос.

– С радостью, – отозвался Лу Лю.

– Который сейчас год?

***
То катясь кувырком, то сползая с горы на четвереньках, больше всего на свете Шэнь Цинцю мечтал придушить Сян Тянь Да Фэйцзи – а потом порешить его еще десять тысяч раз иными способами: уничтожить его душу, спалить его дом – а главное, его гнусную писанину!

Справедливости ради, когда-то он сам решил, что симуляция смерти – единственно возможный выход.

Но на поверку оказалось, что это куда проще сказать, чем сделать! У него не возникло бы затруднений с тем, чтобы создать марионетку-двойника, который подменил бы его, чтобы «оригинал» сумел смыться [20], но этот сюжетный ход настолько набил оскомину, что был очевиден даже для героев, не то что для читателей!

Итак, по всему выходило, что он должен умереть взаправду.

В тот день он по-настоящему, без каких бы то ни было уловок, разрушил свою душу, обеспечив себе красивый уход – и по ходу дела оттянув на себя изрядную дозу неконтролируемой темной энергии Ло Бинхэ. Сказать, что все его энергетические каналы обратились в пыль, было бы не таким уж преувеличением.

Перед лицом смерти ему оставалось лишь бороться за жизнь.

Просторечное название семян цветка росы луны и солнца, «корень бессмертия [21]», полностью отражало сущность этого растения. Пусть для обычной заклинательской практики он не представлял собой ровно никакого интереса, это растение все же питалось чистыми солнечными и лунными лучами. Выращенный в богатом духовной энергией месте, тщательно возделываемый и обильно поливаемый цветок в конце концов обращался в полноценное человеческое тело к моменту созревания. Но, пусть тело и формировалось, душе в нем было взяться неоткуда – иными словами, оно было чем-то вроде пустой раковины, наилучшим сосудом для бесприютного духа. Короче говоря, фраза: «Посади по весне маленького Шэня – по осени соберешь большого!» – больше не была пустыми словами!

Но при этом не стоило впадать в заблуждение, будто цветок росы луны и солнца – это какая-то там капуста, которая будет только мясистее от толики удобрения: Шэнь Цинцю угробил несколько ростков «корня бессмертия», прежде чем сумел вырастить один полноценный.

Они с Шан Цинхуа тщательно рассчитали место, проведя ряд отдаленных приготовлений: проложили подземную линию от самого высокого здания города Хуаюэ, по которой, когда солнце достигнет зенита, душа Шэнь Цинцю будет доставлена посредством импульса, отправленного Шан Цинхуа с хребта Цанцюн, прямиком к созревшему «корню бессмертия», запрятанному в безлюдных землях Границы.

Три локации, три линии. Соединившись, они образовывали совершенный равносторонний треугольник. Тогда этот план казался ему безупречным и беспроигрышным.

Как водится, его ошибка крылась в выборе сообщника.

Верховное Божество Сян Тянь Да Фэйцзи чересчур ответственно отнесся к своему заданию.

Несмотря на то, что главные опасения Шэнь Цинцю – что его руки и ноги так и не вырастут, или что, к примеру, существенная часть тела вовсе не образуется – не сбылись, ускорение созревания цветка росы луны и солнца с помощью минеральных удобрений не обошлось без побочных эффектов.

Очнувшись, Шэнь Цинцю некоторое время ждал в неподвижности, но так и не услышал до боли знакомого «гуглтранслейтного» треньканья.

Сперва его сердце возликовало: «Система не объявилась! Ха-ха, я провел саму Систему! Я сменил свой хард, и больше не поведусь на твое вирусное обновление!» Пусть это и было лишь временным облегчением, от радости он едва не пустился в пляс [22]… Ага, в пляс, мать вашу!

При том, что он был с головы до ног закопан в землю, не в силах даже шевельнуться!

Он копил силы весь день, аккумулируя их, начиная от пальцев, пока не почувствовал, что в состоянии двигать конечностями. Лишь тогда он наконец вылез наружу, содрогаясь всем телом от напряжения.

Выбравшись из земли, он хотел было испустить ликующий клич свободы – но вместо этого свалился лицом в грязь. Ну вот, тело опять отказывается подчиняться.

Он битый день делал разогревающие упражнения, но лишь к ночи наконец вернул себе способность передвигаться походкой нормального человека. В конце концов, его руки и ноги в прямом смысле слова были не теми, что раньше.

Планируя это тело, он основывался на былой внешности Шэнь Юаня – конечно, она не была столь впечатляющей, как у бессмертного Шэнь Цинцю, но его все еще можно было счесть весьма недурным на вид. Единственным его недостатком было то, что оно принадлежало парню, одной ногой стоящему в могиле. Однако, поскольку они использовали толику его бессмертной крови, взращивая цветок, она была должна оказать эффект несмотря ни на что. Когда, перекатившись к берегу ручья, Шэнь Цинцю использовал острый край камня, чтобы сбрить бороду, из воды на него уставилось лицо, процентов на восемьдесят [23] идентичное… да все тому же Шэнь Цинцю. Поразмыслив, он со вздохом поднял сбритые клоки волос и прилепил их обратно.

И вот теперь, когда он наконец-таки спустился с горы и поймал «языка», оказалось, что… святые помидоры, прошло пять гребаных лет!

Понятное дело, его душе нужно было время, чтобы освоиться и приспособиться к новому телу, но покоиться в земле пять лет, словно какой-то редис – как такое вообще возможно?

Однако же, несмотря на ряд претензий, положа руку на сердце, ему было грех жаловаться – это тело просто переполняла духовная энергия!

В общем-то, если бы не «Неисцелимый», то и изначальное тело Шэнь Цинцю ничуть не уступало бы этому, но теперь, фигурально выражаясь, у него словно бы появилось два аккумулятора – один использующийся, и один, полностью заряженный – резервный. Проще говоря, вдобавок ко всему, он сам стал чем-то вроде ходячего генератора энергии!

Интересно, можно ли это считать переформатированием?

И знаком того, что теперь он сам сродни главному герою?

Спустя многие годы после первого «перерождения» Шэнь Цинцю наконец-то ощутил себя достаточно компетентным в этой области – теперь он не просто тащился в хвосте череды своих славных предшественников-попаданцев, но и внес в этот процесс что-то новое!

***
Вынырнув из потока мыслей, Шэнь Цинцю прислушался к болтовне Лу Лю:

– Мне действительно неловко, что Вашей Милости пришлось спасать нас от этой твари. Ума не приложу, как…

Шэнь Цинцю нетерпеливо прервал его:

– Очевидно, это существо из породы тех, что способны принимать облик знакомых людей, подражая их манерам и голосу, однако не может войти в жилище без приглашения. Ваш незваный гость явно пожаловал из Царства Демонов.

– За последние несколько лет нам все труднее справляться с их нашествиями, – посетовал Лу Лю. –Какие только твари не проникают в Царство Людей, и я боюсь, что близится… Ох, боюсь, я забыл спросить имя Вашей Милости!

«А, я – Шэнь Цинцю, лорд Сюя с Центральной равнины…» – по счастью, эти слова не успели достичь гортани, когда он спешно дал им от ворот поворот. Черт, это было близко – он чуть не выпалил свое былое имя. Не в силах придумать ничего с ходу, он, мгновение помедлив, произнес два слова:

– Цзюэши Хуангуа [Непревзойденный огурец] [24].

Его прошлое истаяло, словно дым [25]. Отныне он больше не ступит на проторенную тропу, используя старый добрый ник, никогда не подводивший его на широких полях литературных сайтов.

Сразу после этого Шэнь Цинцю выскользнул из чайной, оставив полный зал остолбеневших от неожиданности людей.

Спустя некоторое время новоприбывший озадаченно пробормотал:

– Что он сказал? Непревзойденный… чего?

– Непревзойденная… Хризантема [хуанхуа] [26]! – догадался Лу Лю.

– А может, Непревзойденная Корона [хуангуань] [27]? – предположил другой.

– Нет-нет, это определенно Непревзойденный Полевой Цветок [куан хуа] [28]! – возразил третий.

Тем временем, Шэнь Цинцю успел пройти от силы несколько чжанов, когда ноги вновь едва его не подвели, стоило ему услышать это многоцветье версий.

Возможно, в будущем ему стоит придумать более удачное имя…

Пока что же, вступая в новую жизнь, он машинально цеплялся за то, с чем лучше всего знаком в старой. И прежде всего ему понадобится складной веер.

Шелковый, с нарисованным чернилами горным пейзажем.

Раскрыв веер привычным движением, Шэнь Цинцю сделал пару взмахов, отчего борода и волосы так и взметнулись в воздух. Возможно, со стороны это было не столь уж притягательное зрелище, поскольку этот веер совершенно не подходил своему нынешнему владельцу, но со своим «оружием B [29]» Шэнь Цинцю чувствовал себя на порядок увереннее: живой и вновь готовый пускать пыль в глаза.

Утвердив одну ногу на камне, Шэнь Цинцю принялся репетировать:

– А ну выкладывай: с какой целью ты проник в Царство Людей?

Примечания:

[1] Пограничные земли 边境之地 (Biānjìng zhī dì).

[2] Появляются и исчезают, подобно теням – в оригинале используется идиома 神出鬼没 (shénchūguǐmò) – в пер. с кит. появляться как дух и исчезать как призрак, в значении: «мгновенно, как по волшебству; неуловимо»

[3] Таская кур и собак 偷鸡摸狗 (tōujī mōgǒu) – кит. идиома, означающая «тащить что попало», «вести бесчестный образ жизни», «заниматься втихую любовными делами».

[4] Предавая все огню и мечу 杀人放火 (shārénfànghuǒ) – еще одна китайская идиома, в пер. с кит. – «убийство и поджог».

[5] Лу Лю 卢六 (Lú Liù) – в пер. с кит. Лу «жаровня», «глубокое черное блюдо», «черный зрачок», «черная гончая собака»; Лю – просто «шестой».

[6] В этом богами забытом месте – в оригинале используется идиома 鸟不拉屎 (niǎo bù lā shǐ) – в букв. пер. с кит. «[место, где] даже птицы не гадят» в значении «захолустный, глухой».

[7] -Гэ 哥 (gē) – букв. «уважаемый старший брат», почтительное обращение для старшего лица мужского пола своего поколения.

[8] Выскочка 毛头小子 (máotóu xiǎozi) маотоу сяоцзы – разг. «малец, юнец, парнишка», в букв. переводе «мальчишка с пушком на голове».

[9] Семейственность для них превыше всего – в оригинале используется идиома 一致对外 (yīzhìduìwài) – в пер. с кит. «держаться единого направления во внешней политике», «единодушно давать отпор внешнему врагу». Этот лозунг «Единство вовне [обратить]» использовался во время антияпонской войны в 1935-1938.

[10] Комментарий от переводчиков: «Какой-то мертвец – это ТЫ, приятель!» ©Ло Бинхэ.

[11] Не по зубам – в оригинале используется идиома 打不过 (dǎbuguò) – в букв. пер. с кит. «быть не в состоянии ударить», «невозможно побороть», «не чета кому-либо».

[12] Бог Войны 战神 (zhànshén), в частности, так переводят имя Ареса/Марса.

[13] Исцеление недужных и спасение умирающих 救死扶伤 (jiùsǐ fúshāng) – в пер. с кит. «спасать от смерти, заботиться о раненых, исцелять умирающих и облегчать страдания больных» (о благородном труде медицинских работников).

[14] Самодур – в оригинале используется идиома 混世魔王了 (hùnshìmówáng) хуньшимован – в букв. пер. «князь демонов, дезорганизующий мир», в образном значении – «великий смутьян, злой гений мира, главный преступник».

[15] Прихвостни 走狗 (zǒugǒu) Цзоугоу – в букв. пер. с кит. «гончая собака».

[16] Старый Цинь 你老 (nǐlǎo Qín) - в пер. с кит. Нилао – «уважаемый, почтенный», Цинь – фамилия, происходящая от топонима.

[17] Что ты – призрак – в оригинале – «что тебя съели призраки».

[18] Сложил руки перед собой в поклоне 抱拳 (bàoquán) – обнимать ладонью одной руки кулак другой (приветствовать сложенными руками на уровне груди, малый поклон).

[19] Ваша Милость 閣下 (Géxià) Гэся – в пер. с кит. «Ваше Превосходительство».

[20] Создать марионетку-двойника, который подменил бы его, чтобы «оригинал» сумел смыться – в оригинале используется идиома 金蝉脱壳 (jīnchán-tuōqiào) – в букв. пер. с кит. «золотая цикада сбрасывает оболочку», в образном значении «пустить в ход отвлекающий маневр для отвода глаз, чтобы ускользнуть».

[21] Корень бессмертия 肉芝 (ròuzhī) жоучжи – в букв. пер. с кит. – «мясной гриб-трутовик», мифический чудодейственный корень бессмертия, являющийся в разных обличьях: гнома, ласточки, летучей мыши, лягушки, корня женьшень.

[22] Пустился в пляс 手舞足蹈 (shǒuwǔ zúdǎo) – в букв. пер. с кит. «руки пляшут, ноги притоптывают», в образном значении «прыгать от радости».

[23] Процентов на восемьдесят – в английском переводе почему-то «на 30-40», хотя 八分 переводится как «8 из 10; 80% вероятности».

[24] Цзюэши Хуангуа 绝世黄瓜 (Juéshì Huángguā) – Непревзойденный огурец. Не вполне приличное словосочетание, так как 黄瓜 – «огурец» в переносном смысле означает… кхм. Возможно, именно с этим связано недоумение стражей Границы )))

[25] Истаяло, словно дым 往事如烟 – кит. идиома, в букв. пер. – «былое, как дым».

[26] По-китайски хризантема –黄花 (huánghuā) – хуанхуа – звучит почти так же, как огурец – хуангуа.

[27] Корона –皇冠 (huángguàn) – хуангуань – тоже звучит почти так же.

[28] Полевой цветок –狂花 (kuáng huā) – куан хуа – тоже звучит почти так же.

[29] Оружие В – веер; Оружие А – само собой, Сюя :’-(


Следующая глава

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 43. Конец всему

Предыдущая глава

– Отличный удар, шимэй! – возликовал Мин Фань.

– Но это не я… – слабым голосом отозвалась Нин Инъин.

– Не робей! – подбодрил ее юноша. – Это ты врезала ей – и правильно сделала! Все свидетели, что она первая начала! Подумать только – так подло ударить того, кто боялся поранить ее из великодушия! Это послужит ей хорошим уроком! – Все адепты Цинцзин поддержали его ободрительными выкриками.

В глазах молодой госпожи Дворца засверкали слезы.

читать дальше– Вы… вы… да как вы посмели меня ударить! Даже мой отец ни разу меня не бил!

– Но это не я! – продолжала настаивать Нин Инъин.

– А кто же? – не выдержал Мин Фань. – Или ты забыла, что, если кто-то осмеливается нападать на адептов Цинцзин, то наш долг – ответить ему тем же в двойном размере! В противном случае мы преступим заветы нашего учителя!

Шэнь Цинцю возликовал в душе наряду с прочими: этот парень и впрямь воспринял его учение всем сердцем! Верно-верно, око за око и никак иначе!

Затесавшись в толпу адептов дворца Хуаньхуа, Шэнь Цинцю наконец-то изловил орущего благим матом кота и принялся поглаживать его, успокаивая. Однако, какими бы недалекими ни были молодая госпожа со товарищи, они не могли не заметить, что тут что-то нечисто. Прикрывая уродливо раздувшиеся щеки ладонями, молодая госпожа уставила на Шэнь Цинцю ненавидящий взгляд:

– Эй! А ты еще кто такой? Смеяться надо мной вздумал?

Ее собратья мигом окружили Шэнь Цинцю, перекрикивая друг друга:

– Молодая госпожа задала тебе вопрос!

Неторопливо наклонившись, Шэнь Цинцю выпустил кота. Разогнувшись, он указал на маячившего за их спинами понурого адепта:

– Почему бы вам, ребята, вместо этого не поинтересоваться, кто он такой?

Все взгляды тотчас переместились на таинственного юношу.

Прежде света белого не взвидевшая от злости молодая госпожа Дворца попросту не замечала этого субъекта, теперь же, приглядевшись, и она почуяла недоброе. Мигом позабыв про Шэнь Цинцю, она уставила гневный взор на внезапно сделавшегося центром всеобщего внимания адепта.

– Ты кто такой? Почему так странно себя ведешь? Ты точно из дворца Хуаньхуа? Почему я тебя прежде не видела?

Казалось, адепт утратил дар речи, ошеломленный обрушившимся на него потоком вопросов. Так и не дождавшись от него ответа, молодая госпожа обернулась к сотоварищам:

– А как насчет вас? Кто-нибудь его знает?

Видя, что обстоятельства обернулись не в его пользу, таинственный адепт испустил странно звучащий вопль. На него тотчас же нацелился целый лес мечей. Сделав глубокий вдох, Шэнь Цинцю выкрикнул:

– Не подходите к нему! – В то же мгновение он поднял еще один зеленый листок, запустив его ловким движением запястья.

Наконец отвлекшись от Нин Инъин, Мин Фань завороженно проследил, как, скользнув по воздуху, сияющий духовной энергией лист разрезал платье ученика, выставляя напоказ голое тело.

Все прочие тут же попятились, словно увидели привидение; некоторые, вскрикнув с перепуга, опрометью бросились вон из лавки.

Багровая кожа!

Именно это и подозревал Шэнь Цинцю. Основываясь на своих познаниях, он заключил, что подобным образом может вести себя лишь замаскированный под человека сеятель!

Загримировав видные из-под одежды участки кожи, он не побеспокоился о прочих частях тела, из-за чего был столь легко разоблачен. Решив, что терять ему все равно нечего, сеятель с налитыми кровью глазами ринулся вперед, оглушительно крича. Большинство присутствующих были совсем юными адептами, не побывавшими в Цзиньлане – на их долю пришлись лишь рассказы об этих странных созданиях, одно из которых, внезапно явившись во плоти, накинулось на них, перепугав до потери сознания. Видя, что сеятель вот-вот бросится на одного из учеников с пика Цинцзин, Шэнь Цинцю ринулся наперерез, ударив его ногой в грудь. Перелетев через пару столов, тварь принялась отчаянно харкать кровью. Оглянувшись, Шэнь Цинцю раздосадованно крикнул:

– Почему вы до сих пор здесь?!

– Учитель, это правда вы? – одновременно заливалась слезами и смехом Нин Инъин.

«Быть того не может – как ты умудрилась узнать меня с этим гримом и бородой, закрывающей пол-лица?» – подивился Шэнь Цинцю. Подобная проницательность ученицы против воли затронула его сердце, однако то, что она в такой момент, вместо того, чтобы послушно ретироваться, предпочла раскрыть его маскировку при всем честном народе, свидетельствовало о том, что мозгов у нее не шибко прибавилось!

Тем временем, сеятель проявил недюжинное упорство, вновь ринувшись в атаку. Одной рукой – нежной и заботливой – Шэнь Цинцю оттолкнул из-под удара Нин Инъин, другой же – твердой и бестрепетной – послал сгусток огня в противника.

Но пламенный шар не достиг цели.

Вернее, он и не думал вылетать!

Годами копившаяся в груди кровь вновь подступила к горлу Шэнь Цинцю. Нет, он был решительно сыт по горло этим «Неисцелимым» ядом, который взял за обыкновение проявляться в самые неудачные моменты!

Он еще несколько раз щелкнул пальцами – и хоть бы искорка вылетела. Более всего это походило на зажигалку, у которой кончился бензин: сколько ни жми, толку не добьешься. За те драгоценные мгновения, что он потратил на эти бесплодные попытки, сеятель успел преодолеть разделяющее их расстояние и вцепился в бедро Шэнь Цинцю.

Устало выругавшись про себя, Шэнь Цинцю машинально поднял свою «злосчастную» правую руку – так и есть, тотчас выскочившие на ней три красных пятнышка разрастались с такой прытью, что это было заметно невооруженным взглядом.

Вот где в жизни справедливость? Почему именно у него эта инфекция распространяется со скоростью пожара?

Быть может, гнев и обида на судьбу сыграли роль пресловутого топлива – последний щелчок пальцами наконец-то запалил огненный шар на ладони Шэнь Цинцю. Отшвырнув сеятеля пинком, он со всей силы послал в него пламенный заряд.

Тело вопящего сеятеля в мгновение ока скрыла огненная завеса. Нин Инъин и Мин Фань тотчас ринулись к Шэнь Цинцю с двух сторон, со слезами на глазах восклицая:

– Учитель!

Прочие адепты Цинцзин были явно не прочь присоединиться к этому празднику жизни, однако их остановил красноречивый взгляд Шэнь Цинцю, словно говорящий: «А ну марш на улицу и наверните вокруг этого дома сотен пять кругов!»

Поскольку в его маскировке больше не было никакого смысла, Шэнь Цинцю с силой провел руками по лицу, возвращая себе истинную внешность.

– Кто-нибудь заразился? – первым делом вопросил он, после чего наконец произнес фразу, которую вот уже несколько лет мечтал обратить к кому-нибудь другому: – Быстрее, примите лекарство! Вам не следует забывать о лекарстве!

Его уши тотчас осадили причитающие голоса: один – высокий и нежный, другой – низкий, но от этого не менее жалостливый:

– Учитель, наконец-то мы нашли вас!

– Учитель, этот ученик так сильно по вам скучал!

Но только Шэнь Цинцю собирался ответить на их стенания, как ощутил пробежавший по спине холодок. Он успел оттолкнуть своих адептов как раз вовремя: вылетевший из-под верхнего платья Сюя со звоном блокировал удар железной плети молодой госпожи Дворца.

Если на протяжении размолвки про молодую госпожу можно было сказать, что ей вожжа под хвост попала, то теперь ею определенно овладела жажда убийства. Пляшущая в ее руках плеть разила словно кинжал и крушила подобно топору, грозная и неуловимая.

– Совсем из ума выжила? – брякнул Шэнь Цинцю. – И где ты только получаешь такой заряд злости каждый день? – На самом деле, он уже давненько поджидал шанса задать ей этот вопрос.

– Предатель! – завопила в ответ девица. – Верни жизни моих шисюнов и шицзе!

Сперва Шэнь Цинцю решил, что она голосит по сотоварищам, погибшим или раненым на собрании Союза бессмертных. Как он мог предвидеть, что она добавит:

– Шисюн Ма провинился разве что в том, что был не слишком учтив с тобой, заключая тебя под стражу, а ты… ты… его постигла столь трагическая кончина, столь ужасная…

Да кто, черт побери, этот шисюн Ма? Неужто тот рябой зубоскал?

– Покидая дворец Хуаньхуа, я не забрал ни единой жизни, – с достоинством отозвался Шэнь Цинцю. – Так к чему вещать мне о его кончине? – Оглянувшись, он шепотом спросил у учеников: – Он что, правда умер? И насколько же трагично?

– Да, и очень, очень трагично, – шепнул в ответ Мин Фань. – Все тело посинело и раздулось – сказывают, что это все демонический яд.

По правде, звучит весьма похоже на деяние рук Ло Бинхэ.

– Что толку отрицать это! – прервала их молодая госпожа. – Сегодня я заставлю тебя заплатить за жизни адептов дворца Хуаньхуа своей собственной!

– Сказать по правде, я не очень-то сведущ в ядах, – невозмутимо отозвался Шэнь Цинцю. – Существуют многие тысячи способов расправиться с твоими сотоварищами из Хуаньхуа, так зачем бы мне прибегать к самому хлопотному из них? Я признаю, что бежал из тюрьмы, но где доказательства, что при этом я кого-то убил?

Один из адептов Хуаньхуа не замедлил с ответом:

– А где доказательства, что не убивал?

Если сейчас же не разрубить этот гордиев узел, то, чего доброго, он так и останется камнем преткновения в отношениях двух великих школ. Поразмыслив пару мгновений, Шэнь Цинцю осторожно поинтересовался:

– А что на этот счет говорит старший адепт Гунъи Сяо?

Глаза молодой госпожи Дворца широко распахнулись, отчего сдерживаемые слезы вновь хлынули по щекам.

– И у тебя еще хватает наглости поминать шисюна Гунъи?

Уставив плеть на Шэнь Цинцю, она вопросила:

– Думаешь, что, раз он погиб, никто не в состоянии уличить тебя за неимением свидетелей?

Шэнь Цинцю словно громом поразило.

Поймав хлыст двумя пальцами, он переспросил, все еще надеясь, что неверно расслышал:

– Что ты такое говоришь? Гунъи Сяо умер? Когда это произошло? Кто это сделал?

Разве не было самым трагичным, что случилось с Гунъи Сяо в оригинальном романе, его изгнание на отдаленные рубежи дворца Хуаньхуа?

– Кто это сделал? – злобно процедила молодая госпожа. – И как у тебя язык поворачивается об этом спрашивать?

Все адепты дворца Хуаньхуа разом бросились на Шэнь Цинцю по команде молодой госпожи:

– Уничтожьте этого гнусного предателя, отмстив за шисюна Гунъи, а также шисюна и шицзе, которые стерегли Водную тюрьму!

Сердце Шэнь Цинцю сжалось. Неужто Ло Бинхэ и впрямь убил всех, кто отвечал за охрану Водной тюрьмы, включая Гунъи Сяо, не пощадив никого?

Неужто и сотни жизней жертв поветрия также на его совести?

– Ты что, человеческую речь понимать разучилась, дуреха? – не выдержала Нин Инъин. – Не видишь, что наш учитель впервые об этом слышит? – Адепты Цинцзин мигом присоединились к заварухе. Когда зазвенели мечи, Шэнь Цинцю уже не мог мыслить здраво. Чувствуя, что все это добром не кончится, он выскочил из лавки, окликнув остальных:

– Эй, вы, за мной!

Расчет оказался верным: обе стороны тотчас позабыли про сражение, спеша протиснуться на улицу сквозь узкую дверь.

Однако Шэнь Цинцю рано радовался успеху своего маневра.

Оказавшись на улице, он нос к носу столкнулся с большой группой заклинателей в одеяниях разных школ – выстроившись в линию, они мерили его одинаково враждебными взглядами.

И то верно – люди попросту не могли не обратить внимания на тот тарарам, что они учинили в винной лавке.

Ударив ногой о землю, Шэнь Цинцю взмыл на загнутый скат кровли. Вдохнув побольше воздуха в грудь, он направил духовную энергию в даньтянь и заорал что было сил:

– Лю-Цин-Гэ!!!

Один из заклинателей взмыл на мече, тотчас набросившись на него:

– Шэнь Цинцю, ты настоящий злодей! Признайся, ты специально заманил сюда заклинателей из различных школ, чтобы, снюхавшись с демонами, ударить по всем нам одним махом? Надеешься воспроизвести трагедию собрания Союза бессмертных? Мой клан Баци остановит тебя!

Теперь можно смело навешивать на него все грехи мира, так, что ли?

Однако Шэнь Цинцю был не в настроении отвечать ему. С востока послышался резкий свист ветра, и человек в белом подлетел с быстротой молнии. Сам того не желая, он развил такую скорость, что поток воздуха сбросил бахвала с его собственного меча.

Твердо стоя на Чэнлуане, Лю Цингэ скрестил руки.

– Что еще?

Незаменимый [1] обновленный мастер Лю собственной персоной!

– Забери меня отсюда! – взмолился Шэнь Цинцю.

Лю Цингэ воззрился на него в немом изумлении.

– Мой яд опять куролесит, так что я не могу лететь на мече. Если ты меня не заберешь, все, что мне останется – спрыгнуть с крыши.

– Залезай, – вздохнул Лю Цингэ.

«Группа поддержки» внизу продолжала засыпать их речевками вроде: «Хребет Цанцюн – гнездо злодейства!» или «Пики Байчжань и Цинцзин – сообщники в преступлениях [2]!», но оба заклинателя делали вид, будто ничего не слышат. Чэнлуань взмыл в воздух, в ушах раздался задорный посвист ветра, и вскоре они оставили пустившихся вдогонку заклинателей далеко позади.

– Куда? – бросил Лю Цингэ.

– На крышу самого высокого здания в этом городе. И, прошу, подержи всех их некоторое время на расстоянии.

– Да что с тобой такое? – не выдержал Лю Цингэ. – Если не желаешь отправляться в тюрьму, то почему бы тебе не заявить об этом раньше, вместо того, чтобы все настолько усложнять? Неужто ты думаешь, что мощи хребта Цанцюн не хватило бы, чтоб раскатать эту тюрьму по камушку и вызволить тебя оттуда?

– Не стоит… – оторопел Шэнь Цинцю. – Нет нужды рушить Водную тюрьму…

– Слезай, – отрезал Лю Цингэ.

– Я всего лишь хотел сказать, что это малость чересчур, – забеспокоился Шэнь Цинцю, – но на самом деле я очень благодарен вам за подобные намерения! Вот только не надо сбрасывать меня на полной скорости, ладно?

– Что-то приближается, – бросил Лю Цингэ.

Шэнь Цинцю без слов спрыгнул с меча.

Приземлившись на черепичную крышу, он наблюдал за тем, как Лю Цингэ проделал головокружительный вираж, чтобы затормозить, после чего принялся всматриваться вдаль.

Шэнь Цинцю как раз пытался проследить за его взглядом, когда за спиной раздалась усмешка:

– На что вы смотрите?

От неожиданности Шэнь Цинцю чуть не свалился с крыши.

Выходит, это «погоди-и-увидишь» все-таки не было простым сотрясанием воздуха.

Что ж, этого можно было ожидать: когда слова Ло Бинхэ расходились с делом [3]?

Даже под угрозой внезапной атаки меча Синьмо Ло Бинхэ таки явился, чтобы собственноручно с ним разделаться… насколько же глубока его ненависть?

Меряя двух заклинателей недвижным угрюмым взглядом, Ло Бинхэ протянул руку:

– Пойдем со мной.

– Гунъи Сяо мертв, – тихо отозвался Шэнь Цинцю.

Ло Бинхэ замер.

– И стражи Водной тюрьмы тоже. – Помедлив, Шэнь Цинцю добавил: – Ло Бинхэ, неужто то, что теперь меня ненавидит весь мир, стоит стольких жизней адептов дворца Хуаньхуа?

В глазах Ло Бинхэ мелькнула красная вспышка, и он холодно произнес:

– Ты все равно не поверишь ни единому моему слову, так что нет нужды ломать эту комедию. Я в последний раз тебя спрашиваю: ты пойдешь со мной по доброй воле или нет?

Он по-прежнему протягивал ему руку, словно забыл, как ее опускать. Но Шэнь Цинцю не успел ответить: их окружило множество парящих на мечах заклинателей.

Одним из них был глава клана Баци. На сей раз он встал в более низкую стойку, явно опасаясь, что новый порыв воздуха вновь его сбросит.

– Шэнь Цинцю – наша законная добыча! – взревел он. – Даже не думай о том, чтобы хотя бы пальцем…

– Прочь! – выкрикнул Ло Бинхэ, вскинув голову.

Ему даже не понадобилось расчехлять меч, чтобы от него разошлась мощная волна энергии, оставив ощущение пронзительного свиста в ушах. В одно мгновение более десятка человек отлетели на несколько чи [4], причем половина врезалась в стены или столбы, отчего у них горлом хлынула кровь.

Повстречавшись со столь мощной подавляющей аурой, клан Баци окончательно вышел из игры. Наблюдатели пребывали в состоянии священного трепета, наперебой переспрашивая друг друга: кто знает имя этого юноши в черных одеждах, уровень духовного развития которого затмил всех присутствующих?

Лю Цингэ подтолкнул Шэнь Цинцю:

– Уходи. Делай, что собирался!

– Ты уверен, что в состоянии с ним справиться? – засомневался Шэнь Цинцю. У него перед глазами вспыхнул давнишний счет: 5:2 в пользу Ло Бинхэ. По правде, он призвал на помощь Лю Цингэ, лишь чтобы тот прикрыл его и помог выиграть время, но вовсе не собирался бросать его под этот локомотив!

Но в одном Лю Цингэ не отличался от Ло Бинхэ: оба едва ли станут слушать, втемяшься им что-нибудь в голову. Не тратя времени на разговоры, они ринулись в бой. Меч Чэнлуань обладал невероятной мощью, однако Ло Бинхэ даже не стал обнажать свой клинок: собрав в руке духовную энергию, он атаковал, используя ребро ладони как лезвие.

Шэнь Цинцю знал, в чем причина подобного: в бою между двумя мастерами меча не было места ошибке, и потому этот момент был оптимальным для Синьмо, чтобы захватить разум Ло Бинхэ, воспользовавшись его концентрацией на сражении. Если же демоническая сущность обретет над ним власть у всех на глазах, это положит конец всем его начинаниям. У Ло Бинхэ в теле существовало две независимых системы каналов: одна – для духовной энергии, другая – для демонической. Поскольку в нем человеческая кровь успешно смешалась с кровью демона, две эти системы до поры мирно сосуществовали, не оказывая друг на друга никакого воздействия. При желании он мог использовать разные виды энергии для атаки правой и левой рукой, или же комбинировать их для пущего эффекта. Но сейчас, во-первых, использовать меч было небезопасно, а во-вторых, он не желал прежде времени раскрывать свою демоническую сущность при всем честном народе. То обстоятельство, что разрушительная энергия была ему недоступна, непредвиденным образом сыграло на руку Лю Цингэ, поставив их на один уровень.

Грохот схватки сотряс крышу, над которой воссияла ослепительная дуга духовной энергии. Битва была столь яростной, что прочие подоспевшие заклинатели не отваживались приблизиться. Даже самый недалекий адепт с первого же взгляда понял бы, что, затронь его убийственная аура одного из бойцов, ему уже не понадобятся заклинательские навыки, чтобы отлететь на другой конец города!

Это зрелище не оставило равнодушным и Шэнь Цинцю: с растущей тревогой глядя на сражение, он всем сердцем жалел, что непредсказуемый характер «Неисцелимого» лишает его возможности присоединиться к бойцам. К сожалению, время было на исходе, так что, сощурившись на ясное небо, он запрыгнул на конек крыши.

Там его встретил ветер такой силы, что, казалось, того и гляди сбросит наземь.

Ло Бинхэ бросил на него гневный взгляд; не имея никакого желания тратить время на эту бесполезную схватку, он, яростно сверкнув глазами, завел руку за спину и взялся за рукоять меча.

Неужто он и впрямь на это решится?

– Ло Бинхэ, не пори горячку! – поспешил предостеречь его Шэнь Цинцю.

– Слишком поздно! – отрубил тот. Стремительное движение запястья – и из ножен выскользнул Синьмо, окруженный ореолом клубящейся темной энергии.

К нему тотчас устремился Чэнлуань, но Ло Бинхэ лишь легонько постучал по грани Синьмо, тонкого, словно крылышко цикады – из самой сердцевины меча с торжественной неторопливостью разошлись волны ужасающей мощи, и Чэнлуань застыл в воздухе.

Однако меч не подчинился воле Ло Бинхэ. Тот впервые сталкивался с подобным сопротивлением – об этом можно было судить по выражению неподдельного шока на его красивом лице. И лишь в тот момент Шэнь Цинцю осознал, насколько на самом деле серьезна сложившаяся ситуация.

Если Синьмо выбрал этот момент, чтобы одолеть Ло Бинхэ, все люди в Хуаюэ и на много ли [5] окрест почитай что трупы!

Хватаясь за соломинку, Шэнь Цинцю призвал Сюя из ножен, крикнув:

– Ло Бинхэ, иди сюда! Давай разберемся с этим раз и навсегда!

Подняв голову, Ло Бинхэ бросил на него исполненный мрачности взгляд. В следующее мгновение он взмыл в воздух, чтобы приземлиться в трех чи от Шэнь Цинцю, и поднял руку, окружая эту часть крыши куполом, отрезавшим ее от остального мира.

Его лицо исказил злобный хохот:

– Разберемся, говоришь? И как же ты собираешься это сделать? Учитель, неужто ты все еще думаешь, что это возможно после всего, что было?

«А какие у тебя предложения?» – подумал Шэнь Цинцю с досадливым вздохом.

Хоть у него в руке был обнаженный меч, он не собирался скрещивать его с Синьмо. На самом деле, в настоящий момент он не был уверен, что вообще на это способен.

– По правде говоря, мне нечего сказать, – не кривя душой, выдохнул Шэнь Цинцю. – Как ни юли, от судьбы не убежишь.

– От судьбы? – оскалился Ло Бинхэ. – Какой такой судьбы? Той, что предписывает другим издеваться над четырехлеткой, которому не к кому воззвать о помощи? Или обрекает на мучительную голодную смерть старушку, от которой никто не видел ничего, кроме добра?

С каждой фразой он напористо шагал вперед, продолжая перечень своих обид:

– Или заставляющей меня сражаться с собаками за объедки? Или дозволяющей тому, кого я боготворил всем сердцем, покинуть меня, обмануть и предать, обрекая меня на существование в месте, что хуже любой преисподней? – Переведя дыхание, он произнес: – Учитель, скажи… Теперь я достаточно силен? Известно ли тебе, как я жил все эти годы там, куда не проникает ни единый луч солнца? За все эти три года в Бесконечной бездне не было ни единого мгновения, когда бы я не думал об учителе. О том, почему он так поступил со мной, не дав мне ни единого шанса объясниться и вымолить прощение. И теперь ты хочешь сказать, что все это – ничто иное, как воля судьбы? Я так долго раздумывал над этим, и теперь, кажется, наконец понял. – В улыбке Ло Бинхэ проявилось что-то первозданно жестокое. – Ничто не имеет значения, кроме осуществления моих желаний. Судьбы же вовсе не существует, а если она и есть, то и ей предстоит быть попранной моей пятой!

Пламенное солнце стояло в зените, последние клочья облаков истаяли без следа. Палящие лучи заливали весь город, заставляя крыши сверкать, будто позолоченные.

Шэнь Цинцю наконец опустил взгляд. Из-за того, что он неотрывно следил за солнцем, глаза нещадно слезились.

Даже если подобный финал был неотвратим, он и впрямь потрудился на славу, превращая светлого жизнерадостного мальчика в этого озлобленного на весь мир юнца. Желая удержать ученика от впадения в крайности, он лишь усугубил ситуацию, подпитав тем самым огонь его лютой ненависти.

При виде выражения его лица Ло Бинхэ осекся – он был мало сказать, что поражен подобной реакцией учителя. Но в то самое мгновение его голову пронзила острая боль. Стиснув зубы, он что было сил ухватился за рукоять Синьмо, который пытался вырваться из его рук.

Похоже, дело дрянь. Этого нельзя было допускать ни в коем случае!

Шэнь Цинцю тихо воззвал к нему:

– Не дай ему подчинить твое сердце!

Услышав этот голос, Ло Бинхэ словно бы перенесся в годы обучения на Цинцзин.

Теперь ему было еще труднее совладать с собой. Казалось, его разум нещадно кромсают острым ножом, а из Синьмо вырываются языки испепеляющего черного пламени.

На сей раз было куда тяжелее, чем в прочие разы, когда меч пытался захватить контроль; скрючившийся от непереносимой боли Ло Бинхэ внезапно почувствовал, как кто-то бережно обнял его.

С этим прикосновением в его тело хлынул мощный поток духовной энергии, словно прорвав плотину охватившей его разум тьмы; дарованное им облегчение было сродни проливному ливню после длительной засухи. В этом светлом потоке мгновенно растворилась темная энергия загнавшего его в тупик Синьмо.

Дыхание Ло Бинхэ постепенно выровнялось, и мир начал приобретать прежние очертания, когда его слуха достигли леденящие сердце слова:

– Это же саморазрушение!

Собравшиеся на крыше чуть поодаль потрясенно восклицали:

– Шэнь Цинцю только что уничтожил себя!

В этот момент заклинатель наконец разжал руки, выпуская Ло Бинхэ из объятий, и сделал нетвердый шаг назад.

Меч Сюя выпал из его руки. Его владелец только что израсходовал всю духовную энергию, за счет которой существовал меч, и он рассыпался на осколки, так и не достигнув поверхности крыши.

У Шэнь Цинцю издавна была дурная привычка сглатывать подступающую к горлу кровь, но нынче он уже не мог сдержать ее поток.

Уничтожив всю свою духовную энергию, он теперь был беспомощнее обычного человека. Его голос был еле слышен – казалось, его сносил малейший порыв ветра – и все же Ло Бинхэ четко разобрал каждое слово:

– Сегодня я расплачусь с тобой за все былое.

Это прозвучало прощальным напутствием.

После этого он попятился назад – и рухнул с крыши.

Поначалу Ло Бинхэ просто уставился на него непонимающим взглядом – в это мгновение время словно замедлилось в несколько раз, так что Шэнь Цинцю падал невыносимо долго.

Казалось, его тело парило в воздухе, словно заляпанный кровью воздушный змей [6]. Когда Ло Бинхэ наконец вышел из ступора, ринувшись вниз, чтобы подхватить тело Шэнь Цинцю, то обнаружил, что оно едва ли тяжелее настоящего бумажного змея – лишившись энергии, оно стало столь невесомым и хрупким, что мнилось, будто его так же легко порвать неосторожным движением.

Но этого и не нужно было делать. Это тело уже было сломано.

Ло Бинхэ все еще был не в силах поверить в случившееся.

Разве учитель не ненавидел его сородичей больше всего на свете?

Разве он не потому держал ученика на расстоянии, словно проведя между ними четкую границу?

Тогда откуда взялась нежность в его голосе, когда он сказал Ло Бинхэ, что тот не должен позволить мечу подчинить свое сердце, столь же всесокрушающая, как тогда, в последнее мгновение?

…и почему он уничтожил свою душу, чтобы помочь Ло Бинхэ справиться с атакой Синьмо?

Словно сквозь туман до него долетали злобные выкрики: «Казнить демона!» и «Справедливость превыше верности [7]». В его сознании творилась такая неразбериха, что все, на что его хватало – это шептать телу, которое он бережно сжимал в объятиях:

– Учитель?

Заслышав о случившемся, адепты пика Цинцзин и дворца Хуаньхуа оставили свое сражение и поспешили на место происшествия. Нин Инъин уже довелось услышать о том, что Ло Бинхэ жив, так что она была одновременно удивлена и обрадована неожиданной встречей, но затем ее взгляд упал на смежившиеся, будто во сне, веки учителя, и вместо слов приветствия она дрожащим голосом произнесла:

– А-Ло… Учитель… что с ним?

Подошедший Лю Цингэ, из уголка рта которого стекала струйка крови, отрубил:

– Он мертв!

Ученики застыли, словно громом пораженные.


– Кто убил его? – внезапно выкрикнул Мин Фань.

Хоть, строго говоря, Шэнь Цинцю погиб не от руки Ло Бинхэ, нельзя было отрицать, что он умер из-за него.

Мин Фань со товарищи обнажили мечи, изготовившись к битве, но Лю Цингэ остановил их:

– Вам его не одолеть.

Глаза Мин Фаня стремительно краснели.

– Шишу Лю, вы же сможете убить его, отомстив за учителя?

– И я тоже не смогу, – ровным голосом отозвался заклинатель.

Мин Фань задохнулся от нахлынувших чувств.

Стерев кровь с лица, Лю Цингэ добавил:

– Он не убивал Шэнь Цинцю. – Помедлив, он добавил, четко выговаривая каждое слово: – Но, хоть ваш учитель и не был им убит, он умер за него. – Казалось, падавшие с его уст слова были остры, словно лезвие меча. – И хребет Цанцюн воздаст ему за это!

Казалось, Ло Бинхэ вовсе утратил способность воспринимать то, что творится рядом с ним – он все еще пытался осознать боль своей потери, не зная, что делать дальше. Тело в его руках быстро остывало. Больше всего на свете Ло Бинхэ хотелось как следует встряхнуть учителя, громко его окликнув, чтобы тот наконец очнулся, но он не осмеливался, словно до сих пор боялся гнева Шэнь Цинцю. Все, на что он смог решиться – это медленно повторить:

– Учитель?

– Прекрати называть его учителем! – выкрикнул Мин Фань. – Не оскорбляй его этим хотя бы сейчас! Братья, что нам за дело до того, что мы не сможем его одолеть? По крайней мере, умрем с честью рядом с учителем!

Однако Нин Инъин остановила его движением руки. Едва способный связно мыслить от охватившей его разум ярости, Мин Фань решил, что она сделала это из былой привязанности к Ло Бинхэ.

– Шимэй, это переходит всякие границы! – выплюнул он. – Как можно быть такой сердобольной дурочкой?

– Замолчи! – оборвала его Нин Инъин. – Что сказал бы учитель, видя, как тебе не терпится свести счеты с жизнью? Он дозволил сеятелю заразить себя, чтобы защитить нас, и так-то ты чтишь его жертву?

Все эти годы Нин Инъин отличала неизменная аура женственности и очарования, и потому внезапно проявленная ею твердость характера ошарашила Мин Фаня, заставив позабыть про героическое самопожертвование.

Он так и стоял, словно громом пораженный, пока по лицу не покатились слезы.

– Но… как можно стерпеть подобную несправедливость? – беспомощно всхлипнул он. – Учитель не сделал ничего дурного, а его обвинили в том, что он имел дела с демонами, убивал людей, заклеймили злодеем, заточили в Водной тюрьме… Ему ведь не дали ни единого шанса оправдаться! – Его голос заглушили новые всхлипы, и он не сразу смог выговорить: – А все потому, что он слишком любил этого мелкого проходимца… Он даже поставил на него тысячу духовных камней на собрании Союза бессмертных, так он в него верил! Он так искренне радовался, когда другие хвалили этого лживого прохвоста… А потом он отказался возвращать Чжэнъян на пик Ваньцзянь, вместо этого устроив могилу меча за горой… Казалось, его сердце разбито, и он никогда не оправится от этой потери… и теперь, после всего этого, встретить подобный конец?

Ло Бинхэ внимал его словам, не в силах понять, наяву это происходит или во сне.

Так вот оно как было на самом деле?

Неужто сердце учителя… и вправду было разбито?

Нин Инъин сделала шаг назад. Несмотря на то, что ее глаза были не менее красны, чем у Мин Фаня, ее голос звучал ровно.

– А-Ло, хоть мы и не присутствовали на судилище, затеянном в городе Цзиньлань, мы все о нем наслышаны. Не знаю, почему ты не пожелал возвратиться на пик Цинцзин, хотя и выжил, и тем паче не могу понять, почему не заступился за учителя. Мне еще меньше известно о том, что случилось во время собрания Союза бессмертных, но ты мог бы, по крайней мере, воздать учителю за все, что он для тебя сделал за годы твоего обучения – его поддержка и желание защитить тебя были искренними, это подтвердит любой из моих сотоварищей. – Помедлив, она продолжила: – Если ты до сих пор держишь на учителя обиду за то, как он обращался с тобой долгие годы назад, то вспомни тот день, когда ты потерял свою нефритовую подвеску. Когда кто-то внезапно напал на шисюна и остальных, ты тоже должен был кое-что заподозрить: кто еще на пике Цинцзин способен столь искусно применять листья бамбука, чтобы тайком проучить провинившихся адептов?

Ло Бинхэ бессознательно притянул тело Шэнь Цинцю ближе к груди.

– Я так ошибался, учитель… – слабым голосом пронес он. – На самом деле, я… я знаю, что кругом неправ. Я… я не хотел убивать тебя…

Нин Инъин решительно прервала его:

– Все, что должно было быть сказано, уже сказано. Даже если учитель в чем-то виноват перед тобой, и ты не смог исцелиться от этой обиды, сегодня он сполна с тобой расплатился, верно? Так что отныне… – Тут голос все-таки изменил ей, и она вынуждена была отвести глаза. – Я прошу тебя… никогда не звать его учителем.

«Расплатился»?

Да. Ведь именно об этом были его последние слова.

Неужто он имел в виду, что… за то, что столкнул Ло Бинхэ в Бесконечную бездну, он заплатит падением с крыши – причем с крыши самого высокого дома в этом городе?

Ло Бинхэ почувствовал, как к сердцу подступает тошнотворный приступ паники.

– Я вовсе не хотел, чтобы ты заплатил мне за это… – произнес он вслух, обращаясь к самому себе. – Я… Я просто не мог обуздать свой гнев, потому что всякий раз, видя меня, ты менялся в лице, словно встретил призрака… Ты как ни в чем не бывало болтал и смеялся с другими, словно ничего особенного не случилось! Прежде ты выделял меня, но после не желал со мной даже словом перемолвиться, обвинял во всех грехах… Я… я так ошибался, – запинаясь, повторил он, стирая кровь с лица Шэнь Цинцю. – Ты ведь обвинил меня в том, что я пошел по тропе демона, потому я и не явился на пик Цинцзин – боялся, что ты вновь прогонишь меня прочь. Я думал, что, если заполучу власть во дворце Хуаньхуа, став равным тебе, если наша слава сравняется – то, быть может, ты наконец меня признаешь… – С трудом справляясь с собой, он закончил дрожащим голосом: – Учитель… я… я… на самом деле…

Примечания:

[1] Незаменимый 巨巨 (jùju) – в букв. пер. с кит. – «гигант-гигант», сленговое обозначение неимоверно важного человека, что-то вроде «супер-пупер».

[2] Сообщники в преступлениях 同流合污 – кит. идиома, в букв. пер. – «сходятся в одном мутном потоке».

[3] Слова расходятся с делом 说说而已 – кит. идиома, означающая «сотрясать воздух», в букв. пер. «одна болтовня».

[4] Чи 尺 (chĭ) – единица длины, равная около 32,5 см.

[5] Ли 里 (lĭ) – около 0,576 км.

[6] Бумажный воздушный змей 纸鸢 (zhǐyuān) чжиюань – устар. назв. «бумажный коршун».

[7] Справедливость превыше верности 大义灭亲 – в пер. с кит. букв. «поступиться родственными отношениями ради великой цели».

Полное название этой главы – 主角卒全剧终 – в пер. с кит. «Смерть главного героя – конец фильма». Мы его немного подсократили, дабы убрать спойлер из названия.


Следующая глава

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 42. Потасовка в винной лавке

Предыдущая глава

Подскочив с голого деревянного пола, Шэнь Цинцю бессознательно ощупал себя – одеяния были на месте.

Однако, хоть одежда покамест была цела, его не оставляло пакостное ощущение, что она может быть сорвана с него в любой момент.

В конечном итоге Шэнь Цинцю принял решение «одолжить» чью-нибудь одежду. Мог ли он предвидеть, что, спрыгнув с конька крыши после пресловутого «одалживания», он наткнется на потрясенно уставившихся на него преследователей?

читать дальшеПротивниками, с которыми судьба свела его на узкой дорожке [1], оказались те самые адепты, с которыми он повстречался в ночь празднества. Шэнь Цинцю не успел вымолвить ни слова, когда их предводитель, выхватив меч, в исступлении заорал:

– Шэнь Цинцю, так ты и правда был здесь все это время! Сегодня сокрушительная мощь нашего клана Баци [2] обрушит на тебя возмездие во имя небес!

Этот эпизод вполне вписывался в русло оригинального сюжета, но при чем тут «возмездие во имя небес»? Разве не они вчера толковали о вознаграждении от дворца Хуаньхуа? Или нынче считается хорошим тоном за глаза говорить одно, а в лицо – другое?

И о какой такой «сокрушительной мощи», позвольте спросить, идет речь? Я об их клане прежде даже не слышал!

По правде говоря, Шэнь Цинцю нынче было просто не до этих безымянных сюжетных проходимцев. Плавным движением руки он отправил в полет несколько свежеизготовленных талисманов. Стоило им приземлиться на лбы заклинателей, как их конечности мигом задеревенели: у них не было ни единого шанса против изделий Шэнь Цинцю.

Этот инцидент еще сильнее подпортил настроение Шэнь Цинцю, так что тот, поддаваясь хулиганскому порыву, произвел медленный жест, будто что-то разрывая.

Скованные талисманами адепты вновь зашевелились – вот только движения не поддавались их контролю.

– Ты что делаешь? Зачем рвешь мое платье?

– А ты что, по-твоему, делаешь?

– Прости, шисюн! Я не могу контролировать свои руки!

Выместив на них свою досаду, Шэнь Цинцю не торопясь переоделся в простые белые одежды и двинулся прочь, не оглядываясь.

Пройдя всего несколько шагов, он обнаружил, что награда за его голову привлекла в Хуаюэ немало преследователей.

Хотя многие заклинатели сменили свои одеяния на платье простых горожан, подделываясь под обычных уличных торговцев, манера держаться выдавала их с потрохами. Осознав, что ему нельзя просто так разгуливать по улице без маскировки, Шэнь Цинцю размазал по лицу желтый грим и аккуратно наклеил бородку, лишь после этого вернувшись на улицу.

Бросив взгляд на небо, он убедился, что облака истончились – если так дальше пойдет, скоро они вовсе истают. Если не случится ничего непредвиденного, то лучше всего осуществить задуманное в полдень.

Однако стоило Шэнь Цинцю опустить голову, как его взгляд тотчас наткнулся на стройную снежно-белую фигуру, что вышагивала по улице со стремительной легкостью. Тонкие черты прекрасного лица выдавали в нем незаурядного человека.

Лю Цингэ!

А вот и мой телохранитель [3] подоспел! Глаза Шэнь Цинцю радостно загорелись, и он хотел было броситься вслед быстро удаляющейся фигуре, как вдруг из винной лавки послышался приятный голос с отчетливой ноткой упрека:

– Да как у тебя только язык повернулся?!

Этот тонкий мелодичный голос показался Шэнь Цинцю настолько знакомым, что он невольно задержался. Пока он медленно разворачивался, чтобы украдкой взглянуть на его источник, изнутри раздался грохот, и прохожие также замедлили шаг, чтобы поглядеть на потасовку.

Из лавки послышалось фырканье другой девушки:

– А с чего мне вдруг нельзя об этом говорить? Ничего удивительного, что этот мерзавец Шэнь Цинцю вышел из вашей школы! Все вы, в особенности те, что с Цинцзин, только и думаете о том, как бы заткнуть людям рот! Ха! К вашему глубокому сожалению, весь мир уже в курсе, что представляет собой этот фрукт! Неужто вы все еще надеетесь, что вам удастся все замять?

Ее голос прямо-таки сочился презрением, однако первая девушка нимало не смутилась:

– Такой человек, как наш учитель, не способен на подобные злодейства! А ты не смей на него клеветать!

Кто еще мог возносить ему подобные хвалы, как не Нин Инъин?

Мин Фань не замедлил поддержать подругу:

– Мы были с тобой вежливы лишь из почтения к старому главе Дворца, так что и тебе не повредило бы соблюдать приличия и следить за языком!

Хоть в настоящий момент для Шэнь Цинцю самым важным было отыскать Лю Цингэ – судя по тому, что он тут наблюдал, события принимают дурной оборот – и все же он решил задержаться, чтобы убедиться, что его ученики не попадут в беду: мало ли, во что может вылиться эта ссора!

Тем временем, публика в зале на первом этаже винной лавки успела разделиться на два лагеря.

Предводителями одного из них были Мин Фань и Нин Инъин, за которыми сгрудились адепты Цинцзин с одинаково гневными выражениями на лицах. Другой возглавляла молодая госпожа Дворца, которая стояла против них, уперев руки в боки. Лица толпящихся позади нее адептов дворца Хуаньхуа перекашивала еще более сильная ненависть, а их мечи уже покинули ножны.

Две пышущие юностью девы, каждая из которых прекрасна по-своему, застыли друг против друга в яростной решимости – хоть воздух едва не искрился от напряжения, представшая перед Шэнь Цинцю картина заставила его замереть от восторга.

Ло Бинхэ, опять на твоей клумбе непорядок [4] – явившись в Хуаюэ, адепты Цинцзин, само собой, первым делом схлестнулись с адептами Хуаньхуа. Похоже, в этом городе все дорожки воистину узкие.

Шэнь Цинцю мигом смекнул, что дело пахнет керосином: эта молодая госпожа настолько отчаянная, что готова бросаться на любого, за исключением Ло Бинхэ! Избить кого-нибудь до полусмерти было для нее столь же обыденным делом, как перекусить на скорую руку [5]!

– Такой человек, как он? – выплюнула молодая госпожа Дворца. – Тогда скажи-ка мне, почему он бежал от справедливого наказания? И почему он… он… делал такие вещи! – От переизбытка ненависти ее голос почти сошел на хрип, глаза покраснели, и Шэнь Цинцю показалось, что он расслышал зубовный скрежет.

– Приговор еще не вынесен! – парировала Нин Инъин. – Что же ты имеешь в виду под «справедливым наказанием»? Лучше бы занялась поиском истинного виновника! Мы, адепты хребта Цанцюн, не спешим заклеймить ваших с Хуаньхуа за то, что вы перешли все границы дозволенного в своей подозрительности и предвзятости! Это вы настояли на заточении нашего горного лорда в вашей Водной тюрьме – если бы не это, то ни о каком побеге не было бы речи!

«За каким хреном я виноват еще и в этом? – неистовствовал про себя Шэнь Цинцю. – А главный, мать его, герой опять вроде как ни при чем!»

Ладони Шэнь Цинцю вспотели, а сердце затрепетало от недоброго предчувствия.

Без того затянувшие душу тучи сгустились пуще прежнего [6].

Судя по реакции этих людей, что-то стряслось во дворце Хуаньхуа уже после его отбытия. Выходит, на его старую голову свалилось еще одно обвинение в дополнение к вороху предыдущих.

Молодая госпожа Дворца явно была вне себя – впрочем, как заключил про себя Шэнь Цинцю, это было вполне обычным ее состоянием.

– Как ты смеешь винить дворец Хуаньхуа, будто он сам навлек на себя все беды? Что ж, похоже, хребет Цанцюн в своем непревзойденном величии возомнил, будто ему все дозволено. Вместо того, чтобы принести извинения, вы пытаетесь возложить вину на пострадавших! И с такими-то моральными принципами вы осмеливаетесь зваться первой школой заклинателей из всех существующих! Подумать только!

Губы Нин Инъин дрогнули.

– Хребет Цанцюн носит звание первой школы заклинателей по всеобщему признанию – ты сама только что об этом упомянула. Но, как бы ты ни относилась к нашей школе, ты не можешь не признать, что первой нарывалась на ссору! Адепты Цинцзин мирно закусывали, никому не создавая беспокойства – ты же, едва переступив порог, принялась оскорблять нас, выворачивая наизнанку любое наше слово, и договорилась до того, что всю нашу школу следовало закопать живьем вместе с жертвами поветрия в Цзиньлане – на что это вообще похоже? Город Хуаюэ – это вам не ваш задний двор! Или вы почитаете таковым весь белый свет?

Шэнь Цинцю был до глубины души поражен этой речью, высказанной чистым нежным голоском. Как такое возможно, чтобы невинная и добродушная глупышка Нин Инъин решилась на столь резкие слова? И почему молодая госпожа Дворца ведет себя, словно бешеная собака, только что вырвавшаяся из клетки, чтобы искусать первого встречного?

– Пик Цинцзин славится учтивостью своих адептов, – добавила Нин Инъин, – и мы твердо следуем заветам учителя. Одним из них было, что не стоит спорить с невоспитанными людьми – потому-то мы и терпим подобное поведение. Ты уже все высказала? Тогда ступай прочь и не мешай нашей трапезе! Хотя, по правде, у меня напрочь пропал аппетит от одного взгляда на тебя. – Взяв чашку с одного из столов, она выплеснула ее под ноги соперницы.

Юная госпожа Дворца отпрыгнула, но несколько капель чая все же попали на подол ее одеяния.

– Ах ты, сучка! – взвизгнула она.

Мин Фань больше не мог притворяться, будто поглощен едой. Швырнув палочки на стол, он угрюмо усмехнулся:

– Не думай, будто мы тебя боимся, потому что ты – дочь старого главы Дворца. Ты – всего лишь испорченная девчонка, и нам стыдно даже принадлежать к одному поколению с тобой. Думаю, что тут есть только одна сучка, и она стоит прямо перед нами. Ты позоришь свою школу подобным поведением!

Шэнь Цинцю пребывал в полном шоке.

При нем его ученики не проявляли никаких иных черт, кроме покорности и послушания [7] – при нем они бы и пукнуть не посмели. Про таких говорят: «Велишь покормить кур – собаку гулять не выведет [8]». Когда он поручал им готовку, они даже кашу доварить как следует не решались – а оказавшись «на вольном выпасе», разгулялись будь здоров!

Юная госпожа Дворца побледнела от гнева. Будто мало было полученной выволочки, так она еще и припомнила, что, по словам Цинь Ваньюэ, эта мелкая ведьма с ангельским личиком долгие годы была шимэй Ло Бинхэ – да не просто товарищем по играм [9], а кем-то вроде сердечной подруги [10]! Ненависть, круто замешанная на зависти, окончательно затмила ей разум, и в воздетую руку молодой госпожи Дворца скользнула черная тень, подобно выползшей из рукава ядовитой змее.

Ма-а-ать! Еще одна плеть!

Видя, что вот-вот начнется заварушка, глазевшие на перебранку посетители поспешили к выходу. Стоявший у них на пути Шэнь Цинцю отметил, что все они до странного невозмутимы: похоже, для жителей Хуаюэ происходящее было совершенно рядовым явлением. Разносчик даже сумел неведомо как собрать со всех плату за снедь и выпивку.

Любимая дочь старого главы Дворца могла похвастаться превосходно развитыми боевыми навыками, к тому же, ее оружие также обладало недюжинной мощью – удары этой плети способны были крушить кости; Нин Инъин же была всего лишь младшим адептом пика Цинцзин, с которой старшие братья привыкли сдувать пылинки. Опасности, встреченные ею на жизненном пути, можно было перечесть по пальцам, а боевого опыта у нее почитай что и вовсе не было. Хоть ее меч метался в стороны с приличной скоростью, было очевидно, что ей не отбить удары хлыста. Мин Фань, само собой, рвался на помощь, но ему было не пробиться сквозь заслон, образуемый смертельным танцем высокоуровневого железного хлыста, так что молодому человеку оставалось лишь с растущим беспокойством наблюдать за ходом сражения. Видя, какой оборот приняли события, Шэнь Цинцю наклонился, чтобы сорвать листик с цветника, и щелчком запустил его в воздух.

Нежный зеленый листик, наполненный духовной силой, порхнул к железной плети – и по залу раскатился оглушительный грохот влетевших друг в друга на огромной скорости массивных твердых предметов. Поначалу не обратив на это внимания, молодая госпожа вскоре ощутила, что ее большой и указательный пальцы занемели. Плеть выпала из ослабевшей кисти.

Нин Инъин была озадачена не меньше нее самой: стоило ей замахнуться мечом, как она заметила, что юная госпожа Дворца не может блокировать ее удар. Опасаясь невольно ее задеть, Нин Инъин поспешно отвела меч. Однако реакция молодой госпожи Дворца оказалась куда быстрее: выронив плеть, она использовала приданный руке импульс, чтобы влепить Нин Инъин пощечину.

Раздался оглушительный хлопок ладони по нежной коже щеки.

Твою мать [11]!!!

Красный отпечаток пятерни на лице Нин Инъин и быстро опухающая щека свидетельствовали о ярости, которую вложила в этот удар соперница. Сердце Шэнь Цинцю беспомощно обливалось кровью.

Я свою ученицу ни разу пальцем не тронул, а ты осмеливаешься ее бить?

Миловидное личико Нин Инъин мигом утратило симметричность – теперь, опухнув с одной стороны, оно казалось уродливым. Раздувшаяся от гордости молодая госпожа Дворца, потирая запястье, вздернула подбородок со злорадным смешком:

– Поскольку твой учитель так и не научил тебя ничему путному, прими урок от этого мастера Дворца: следи за своим языком и за своими руками.

Какого хрена ты о себе возомнила, что осмеливаешься поучать моих учеников у меня на глазах?!

Выхватив меч из ножен, Мин Фань во всеуслышание завопил:

– Ах ты, дрянь! Это уже чересчур! Братья, к бою!

Терпение прочих адептов Цинцзин также лопнуло: как они могли стерпеть, чтобы их шимэй избивали у них на глазах? С воодушевленными криками они выхватили ослепительно сверкающие мечи.

Мысли Шэнь Цинцю носились со скоростью света в попытке измыслить способ предотвратить кровопролитие и при этом не дать знать о своем присутствии. Внезапно он заметил какую-то странность в поведении одного из адептов дворца Хуаньхуа: он определенно выглядел весьма подозрительно.

Поглазев на него пару мгновений, Шэнь Цинцю ощутил, как стремительно ускоряется его сердце, словно подавая мозгу сигнал тревоги.

Похоже, выпутаться из этого будет не так-то просто.

С первого взгляда этот адепт выглядел совершенно обычно, однако, стоя среди своих сотоварищей, он явно ни с кем не желал встречаться взглядом.

Но Шэнь Цинцю выделил его из толпы не по этой причине, а из-за того, что цвет его лица разительно отличался от кожи на шее, то же можно было сказать о его правой и левой кистях рук. Находясь в самой гуще событий, он, в отличие от прочих, не торопился вытаскивать меч из ножен с гневными воплями – по правде говоря, казалось, происходящее его вовсе не занимало. Он лишь стоял с опущенной головой, словно карманник, поджидающий подходящий момент для кражи.

И Шэнь Цинцю отлично знал, кому могло быть свойственно подобное поведение.

Мин Фань улучшил момент, чтобы поинтересоваться:

– Шимэй, ты как?

Нин Инъин довольно долго пребывала в прострации, словно этот удар вышиб все остатки разума, имевшиеся в этой хорошенькой головке, но, казалось, окрик Мин Фаня привел ее в чувство. Ее распухшее личико сперва побледнело, затем покраснело от злости и обиды, и она также ринулась в атаку с мечом наперевес. За свою доброту она получила жесточайшее оскорбление – что ж, на сей раз соперница не дождется от нее ни капли милосердия!

На улице, среди толпы зевак, Шэнь Цинцю заметил старого кота – греясь на солнышке, он лениво вылизывал шерстку. Подхватив зверька, заклинатель швырнул его прямиком в винную лавку. Перепуганный кот истошно заорал, проносясь между дерущимися партиями. Пригнув голову как можно ниже, Шэнь Цинцю проскользнул следом за зверьком.

При появлении постороннего обе стороны мигом присмирели. Боясь поранить невиновного, Нин Инъин не спешила возобновить схватку. Молодая госпожа Дворца, напротив, медлить не стала: вскинув плеть, она нанесла новый удар. Шэнь Цинцю принялся гоняться за одуревшим котом, окликая его только что придуманными кличками: «Цветик! Серенький!» Нин Инъин не решалась шевельнуться в этой неразберихе; внезапно она ощутила, как кто-то подхватил ее под локоть, подпихивая за плечи. Ее меч принялся танцевать в воздухе практически без какого-либо участия с ее стороны, рассыпая серебристые блики по залу.

Один за другим раздались два хлопка, и молодая госпожа Дворца закрыла лицо, замерев на месте.

Эти удары были куда звонче, чем та пощечина, которую она нанесла Нин Инъин.

Прочие же увидели, как Нин Инъин с головокружительной быстротой взмахнула руками, врезав молодой госпоже Дворца сперва по одной щеке, потом по другой. В то же мгновение сражение прекратилось как по мановению руки.

Примечания:


[1] Судьба свела на узкой дорожке – 冤家路窄 (yuān jiā lù zhǎi) – в пер. с кит. «Для врагов всякая дорога узка», кит. поговорка.

[2] Клан 宗 (zōng) чжун – в пер. с кит. «род, семья, дом». Баци 霸气 (Bàqì) – в пер. с кит. «дерзкий, уверенный в себе, бравый, вызывающий». В английском переводе в этом месте эти иероглифы трактуются как характеристика клана, т.е., «великий клан», но дальше – как название.

[3] Телохранитель 打手 (dǎ shǒu) – силач, громила, боец, охранник.

[4] На твоей клумбе непорядок – 后院起火 (hòu yuàn qǐ huǒ) – в пер. с кит. «пожар на заднем дворе», кит. идиома для внутренних конфликтов.

[5] Перекусить на скорую руку – 家常便饭 (jiā cháng biàn fàn) – в пер. с кит. «домашний обед», кит. идиома для повседневного явления.

[6] Тучи сгустились на душе пуще прежнего – 膝盖已经千疮百孔了 в пер. с кит. – «колено уже поразили сто дыр и тысяча язв», кит. идиома для нестерпимых страданий.

[7] Покорность и послушание 唯唯诺诺 (wěi wěi nuò nuò) – в букв. пер. с кит. «человек “да, да!”», образно – «во всем поддакивать».

[8] Велишь покормить кур – собаку гулять не выведет 让喂鸡不敢遛狗 – кит. идиома .

[9] Товарищ по играм 两小无猜 (liǎng xiǎo wú cāi) – в пер. с кит. «товарищи по невинным играм», «чистая детская дружба».

[10] Сердечная подруга 青梅竹马 (qīng méi zhú mǎ) – в букв. пер. с кит. «зеленые сливы и бамбуковые лошадки», кит. идиома для детской влюбленности.

[11] Твою мать – в оригинале используется ругательство 你妹 (nǐ mèi) – в букв. пер. с кит. – «Твою младшую сестру».


Следующая глава

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)