Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #Елизавета и иже с ней из разных блогов

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Борода Филиппа Испанского. Часть 5

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Итак, Дрейк скучает, ботфортой качает, дырки в расписании изучает.

  А расписание довольно плотное. Кто кренгуется, кто стоит в боевом охранении, а кто по округе шастает аки семь богатырей — с теми же противоправными намерениями. За десять дней в Сагресе отловлено (и сожжено или утоплено) больше сотни судов. Половина — рыболовецкие. Остальные — большей частью торговцы. Захвачено и сожжено 1700 тонн досок для бочек.

  Это, господа, дело очень полезное и потом сказавшееся. Потому что выдержаный дуб для бочек — а где еще прикажете и воду хранить, и солонину — товар редкий. Так что одно это обстоятельство на пару месяцев армаду задержало и очень ей жизнь испортило — в новых бочках, часть которых была совершенно не того качества, портились сухари и гнила вода.

  А уж тех корабельных сухарей еще 700 тонн перехватили — и тоже сожгли.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Борода Филиппа Испанского. Часть 4

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Итак, Дрейк взял Сагрес и тут же занялся двумя полезными делами. Во-первых, принялся кренговать корабли, потому что порох должен быть сухим, а днище — чистым, а во-вторых — раскатывать по камешку крепость Сагрес, потому что, с его точки зрения, была она на мысу св. Винсента совершенно лишним украшением. Испанцы о визитере, в конце концов, узнали. Но пока новости дошли, пока выслали эскадру, прошло больше недели — а Дрейка через пять дней и след простыл.

  Куда простыл? Да до самого Лиссабона.

  А Лиссабон — это серьезно. Лиссабон — это самая защищенная гавань на побережье. Это роскошная перекрестная система фортов. И это, не будем забывать, адмирал моря-океана Санта-Крус. И пусть у него не на всех кораблях пушки стоят (поймал их Дрейк в момент перевооружения, поймал, не зря служба Уолсингэма свою яичницу ела), зато все прочее — при нем. Так что испанцы Дрейка ждут с нехорошим интересом — хотя и не без беспокойства, потому что Кадис тоже считался крепостью серьезной.

  А Дрейк заходит в гавань, блокирует ее — и то к одному форту качнется, то к другому. Испанцы нервничают, пушки таскают туда, где к интервентам поближе, Санта-Крус клянется оторвать все тем капитанам, которые хоть кончик бушприта высунут из-за огневого прикрытия... В общем, нехорошо. Попробовал Дрейк испанцев на чистую воду выманить — не идут. Еще попробовал — не идут. Встал посреди гавани, высылает парламентера. Предлагает обмен пленными. У испанской стороны некоторое недоумение — с каких пор? На всякий случай, отвечают, что никаких англичан у них нету — а вдруг отпущенные пленные что про форты и гавань разгласят? Дрей говорит, что цена их слову грош, потому что ему доподлинно известно, что на испанских галерах примерно вот столько английских гребцов (яичницу, повторяю, не зря ели), но раз не захотели по-хорошему, будет иначе. Он просто продаст всех своих испанских пленных в Алжир, а на вырученные деньги своих выкупит.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Борода Филиппа Испанского. Часть 3

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  С Сагресом было что. Эту крепость построил Энрике Мореплаватель — в очень удобном месте. Туда заходили все корабли, возвращающиеся из ост- и вест-Индий. Найти — хоть с закрытыми глазами. Тогдашняя инструкция гласила: добраться до 37 параллели и идти на восток, пока ветер не принесет запах смолы (Сагрес стоял посреди огромного соснового леса).

  Лучше базы не придумаешь: свежая вода есть, обороняться, при случае, можно в свое удовольствие. До любого испанского начальства — неделя пути (пока заметят, пока соберутся, пока войска дойдут...). И зверь будет бежать на ловца, даже пока ловец кренгуется.

  Дрейк вообще считал необходимым в дальних рейсах оборудовать временные базы на твердой земле. И днища после месяца в море обрастают до безобразия, и люди устают. Английские корабли были легче, быстрее и маневренней, но зато и команда на них была больше, а свободного места — меньше. Плюс дизентерия, плюс цинга... В общем, все возражения по поводу бредовости самой идеи захвата малоприступной крепости на вражеской территории Дрейк отмел в своей обычной манере (то есть, недовольные могут плыть домой, причем, самостоятельно, потому что плавсредства для дела нужны и вообще они королевские и разбазаривать их нечего).

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Борода Филиппа Испанского. Часть 2

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Педро де Акуна воспрял духом. Ветра нет, преимущество в маневренности утеряно. Гости доигрались.

И поближе к вечеру, на мелководье под защитой крепостных пушек начали ладить брандеры. Поскольку ничего заранее подготовленного не было, испанцы просто взяли десяток суденышек поменьше, начинили их всяким горючим материалом, подтащили поближе к английским кораблям и зажгли.

  А галеры, тем временем, попытались подобраться поближе и открыть огонь.

  Но увы, обе кампании велись из расчета, что у противника — обыкновенные боевые корабли. То бишь, такие же, как у испанцев. Что было, мягко говоря, ошибкой. Подойти к англичанам с носа или кормы совершенно не получалось — ветер там, не ветер, а английский "плоский" галеон был много легче и не в пример маневренней. Прием, который применил Дрейк, был оскорбительно прост — выбирать и отдавать якоря. Тяжесть якорей и якорных цепей, если маневр осуществлялся достаточно быстро и резко, разворачивала корабль — так что англичане все время оказывались к галерам бортом. Ну а корабельные орудия у них, как уже было сказано, сильно превосходили испанские по дальнобойности.

  И под прикрытием этих орудий пинассы и шлюпки эскадры Дрейка просто перехватывали брандеры и отволакивали их к берегу — где те себе мирно горели.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Борода Филиппа Испанского. Часть 1

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Итак, сэр Френсис Дрейк был послан Ее Величеством поджигать бороду Филиппу II. В конце апреля его флот подошел к Кадису. Эскадра была по английским меркам основательной – 4 галеона, три торговых судна Левантийской компании (отличавшихся от галеонов только большей грузоподъемностью и меньшей маневренностью), 7 военных кораблей малого тоннажа и дюжина пинасс. С этим составом Дрейк и собирался заняться парикмахерским делом.

  Надо сказать, что мимо Геркулесовых столпов и фортов гавани эскадра прошла совершенно беспрепятственно. Во-первых, в городе ждали де Рекальде с бискайской эскадрой, а во-вторых, никто в Кадисе и представить себе не мог, что у кого-то хватит наглости вломиться в один из самых укрепленных портов самой могучей империи мира. Поэтому на флаги, под которыми шла эскадра, обратили внимание только когда англичане сыграли атаку. Сказать, что фактор внезапности сработал на славу, будет сильным преуменьшением – примерно как назвать пуму средних размеров кошкой. Испанское командование не столько испугалось, сколько попросту не поверило своим глазам и впало в ступор. Только недавно прибывшая гибралтарская эскадра Педро де Акуны (шесть галер и галиот) сориентировалась и выдвинулась навстречу противнику, закрыв ему вход в нижнюю гавань. Одна из галер попыталась атаковать английский авангард, угодила под бортовой залп, получила повреждения малосовместимые с и выбыла из дела. Впрочем, остальные тоже продержались недолго. Скорость и маневренность, до тех пор дававшие им преимущество на средиземноморском театре, не очень помогали против почти столь же маневренных, но куда лучше вооруженных английских кораблей даже когда соотношение сил было в пользу испанцев. А сейчас ситуация была обратной. Так что де Акуна, потеряв две галеры, довольно быстро отошел на мелководье, где его не могли достать. Помощи он не получил. За его спиной — что в гавани, что в городе – царил хаос. Горожане были в панике. Комендант города приказал отослать женщин, детей и больных в старую крепость Матогордо – а комендант Матогордо, опасаясь английского десанта, тем временем закрыл ворота форта и приказал никого не пускать. Человек двадцать – в основном как раз женщин и детей – просто затоптали насмерть.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Юридический бублик с отступлениями. История третья: дырка от юридического бублика

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Итак, Мария Тюдор осталась жива и сделалась королевой… а сэр Николас Трогмортон остался ровно там, где был, хотя, естественно, все очень быстро узнали, кому Ее Величество, собственно, обязаны жизнью, если не короной. Узнали, однако, из вторых рук – от ювелира и свиты. Оба главных действующих лица как воды в рот набрали – к немалому удивлению окружающих. Впрочем, младший брат сэра Николаса, замешанный в «деле Джейн Грэй» по самый воротник, никак не пострадал. Его попросту не заметили – как будто это не он составлял манифест о воцарении Джейн. Так что, возможно, Мария просто тихо «отдарилась» — голову за голову. И более не считала себя обязанной.

  Трогмортон, кажется, был с ней согласен. Потому что в дальнейшем за сторонника Марии его можно было принять разве что спьяну, причем выпить пришлось бы много. После коронации никто не успел сносить башмаков, как Мария возжелала выйти замуж. И не за кого-нибудь, а за Филиппа, сына императора Карла Пятого. Парламент по сему поводу возражал в выражениях непарламентских, причем голоса легли поперек религиозного водораздела – ибо английским католикам испанский вариант католицизма казался столь же малоприемлемым, что и английским протестантам. Депутат Трогмортон речей не произносил, но за сценой шуршал так, что попал во все документы. В том числе и в испанские. С пометкой «хуже мятежника».

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Юридический бублик с отступлениями: история вторая, закольцованная или ни одно доброе дело...

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  За полвека до того. Июль 1553 года. Король Эдуард Шестой только что умер, оставив после себя фантастическую путаницу.

  Дело в чем. У его отца, короля Генриха Восьмого, было не только шесть жен и никакой совести, у него было еще семь пятниц на неделе. Иногда восемь. Особым королевским эдиктом.

  Первый Закон о Престолонаследии от 1533 года, принятый в его царствование — в 1534 (потому что юридический календарь и человеческий календарь это два разных календаря) — объявлял незаконнорожденной его дочь Марию, а наследницей называл свежерожденную принцессу Елизавету.

  Потом Генрих поссорился со следующей женой, так что Второй Закон о Престолонаследии от 1536 года объявлял незаконнорожденной уже Елизавету, но Марию не восстанавливал, вы не подумайте.

  И Генрих остался вообще без наследника до самого 1543, когда был принят Третий Закон о Престолонаследии, объявивший таковым принца Эдуарда, а так же восстанавливавший в правах Марию и Елизавету, которые теперь имели право на престол, но только после брата. А следом уже за ними шли потомки сестры Генриха, Мэри Тюдор — то есть леди Джен Грей и ее сестры.

  Эдуард же, умирая, вычеркнул из списка сестер и завещал престол леди Джен Грей. Причин было несколько — леди Джен была убежденной протестанткой (в отличие от Марии), совершенно точно законной дочерью своих родителей (в отличие от Елизаветы) — и женой Гилфорда Дадли... каковой приходился сыном герцогу Нортумберлендскому, фактическому правителю страны за спиной Эдуарда.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Юридический бублик с отступлениями: история первая

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Как известно, при короле Иакове Первом сэра Уолтера Рэли обвинили в государственной измене. Как известно, прокурором на процессе был сэр Эдвард Кок. Как известно, обвиняемый прокурора и судей стер в порошок — под конец процесса на Кока трибуны шикали. Что не особенно известно, это кое-какие юридические подробности.

  Вещественных доказательств в деле не было. Повторяю, не было. Что вполне естественно, поскольку Иаков обвинил Рэли в заговоре в пользу Испании... что сильно затрудняло работу обвинения. Ибо сфабрикуй оно хоть что-нибудь убедительное, Его Католическое Величество вынужден был бы отреагировать... а Иаков как раз пытался наладить отношения и скандал по этой линии ему не требовался. Так что это был такой загадочный заговор в пользу Испании, о котором Испания знать не знала.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

Баллада о пользе сети – или жалостная песнь об английском Тайном совете, совершенно черных маврах и лиссабонской резидентуре

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

    В один прекрасный день пишет George-rooke:

«Как мы все знаем, в странах настоящей, кондовой, сермяжно-лапотной демократии не может быть рабства. Рабство — это же удел диких монголо-угорских орд на 1/6 части суши, ну и каких нибудь восточных варваров.

  Елизавета I очень гордилась, что Англии нету черных рабов и нет рабства. Тем не менее, черные "слуги" все же изредка в Англию попадали. И вот вопрос — а что делать с этими "гребаными ниггерами"?

  В 1568 году Уолсингем предложил Елизавете (имея с этого мзду, разумеется, иначе ведь не может быть в странах развитой демократии): есть голландский торговец, Каспер ван Шенден, который предлагает всех негров, находящихся в Англии.... продавать на невольничьих рынках Испании и Португалии. Это (за вычетом комиссионных и отступных на цивильный лист королевы) позволит английской казне частично возместить траты, выплачиваемые берберийским пиратам за захваченных в рабство англичан. Сказано — сделано. За африканцами на Острове началась настоящая охота, и к началу царствования Якова I Туманный Альбион был практически "белым" островом.

  Из статьи Miranda Kaufman, "The speedy transportation of blackamoores"»

 

  У читающих сии строки глаза вылезают на лоб как у бессмертного Билли (польза первая, потому что обзор у глаз на ниточках существенно больше и не нужно так шею выворачивать) – потому как рабства в тюдоровской Англии и правда не было и, что важнее, его там совершенно не понимали.

Читать дальше

Gun_Grave, блог «From the Cradle to the Grave»

О строгости высказываний

  Взято с Удела Могултая.

Пишет Antrekot:

 

  Рассматривается в суде дело некоего Питера Палмера, каковой вчинил иск барристеру по фамилии Бойер, обвиняя того в клевете и намерении повредить доходам и практике Палмера. По словам Палмера, Бойер заявил при свидетелях "Палмер — беспомощный адвокат, он разбирается в юриспруденции не хуже макаки."

  Судья рассмотрел дело и состава преступления не нашел. Мол, скажи Бойер, что Палмер разбирается в юриспруденции _хуже_ макаки, дело было бы ясное. А так я и сам разбираюсь в ней не хуже макаки, а значительно лучше. И если от этого высказывания отрезать вторую часть, первая не станет неправдой. Какая же тут клевета?

  На том дело и закрыли.

 

  Интересно, были ли такие вещи повседневной практикой и не отсюда ли растут ноги у шекспировского Кизила и прочих?

 

Страницы: 1 2 3 8 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)