Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #творчество из разных блогов

The Steppenwolf., блог «PAGE NOT FOUND»

В Централ парке сегодня дождь...

И всё-таки я решил выложить своё старьё и сюда.

Вот так бы­ва­ет - идёшь ку­да-то и не зна­ешь ку­да. Вро­де бы воз­вра­щал­ся с ра­боты поз­дним ве­чером и прос­то по­шёл че­рез парк, а жизнь буд­то ос­та­нови­лась. Я жи­ву на Вос­точной 63-ей ули­це - от мо­его клу­ба, сто­яще­го на За­пад­ной 66-ой в пе­ресе­чении с Брод­ве­ем, не­тороп­ли­вым ша­гом не боль­ше со­рока ми­нут. Я всег­да за­мечал это вре­мя, но се­год­ня что-то пош­ло не так, по­жалуй, с са­мого на­чала дня. Что-то, к че­му я не ус­пел при­вык­нуть и, воз­можно, рань­ше да­же не при­ходи­лось пы­тать­ся.
Нью-Й­орк - го­род кон­трас­та. Здесь да­же дождь на­чина­ет­ся нас­толь­ко не­ожи­дан­но, что не ус­пе­ва­ешь от­крыть зонт, как про­мок до нит­ки; но ес­ли жить в этом го­роде на про­тяже­нии всей сво­ей жиз­ни - ты уже зна­ешь та­кие тон­кости. Мок­нуть вхо­дит в при­выч­ку, зон­ты буд­то спе­ци­аль­но ло­ма­ют­ся и за­еда­ют. А вре­мя... вре­мя дик­ту­ет свои пра­вила. Я ак­компа­ниро­вал Фрэн­ку, ког­да раз­дался выс­трел. Это Боль­шое Яб­ло­ко, ре­бята, это со­роко­вые - ник­то да­же не сдви­нул­ся с мес­та, кро­ме при­ез­жих. Мес­тные же про­дол­жа­ли рас­слаб­лять­ся, нас­лажда­ясь го­лосом "го­лубог­ла­зой кры­сы" до­на Кос­телло. Всё как обыч­но: лей­те­нант, при­ехав­ший по вы­зову ка­кого-то сту­кача, по­лучил свою шту­ку бак­сов и у­ехал, заб­рав труп в ка­чес­тве до­пол­ни­тель­ной ус­лу­ги для семьи по­вели­теля ма­фии го­рода. Кста­ти, за­бав­но: по­жалуй, единс­твен­ное, по ка­кому кри­терию мож­но бы­ло де­лить по­ру для тех или иных со­бытий - вре­мена го­да. Сей­час осень - по­ра люб­ви, дож­дей и смер­ти. Зи­му же мы - "ко­рен­ные Й­ор­ки", проз­ва­ли спяч­кой. Это то вре­мя, ког­да весь при­выч­ный нам кон­траст за­сыпа­ет од­но­род­ной, бе­лой пе­леной сне­га. Но да­же тог­да я за­мечал те­чение вре­мени, что же сей­час про­ис­хо­дит со мной?
скрытый текстЗа­мед­лил шаг ещё силь­нее... нет, ни­чего не ме­ня­ет­ся. Раз­ве что я стал от­чётли­вее слы­шать стук по­дошв собс­твен­ных бо­тинок об ас­фальт. Раз-два, три-че­тыре - слов­но мет­ро­ном. И ве­тер иг­ра­ет­ся с плот­ной тканью длин­но­го трен­чко­та, пос­висты­вая как-то бо­лее ли­рич­но. Или мне так ка­жет­ся? Не знаю, в этом слу­чае сво­ему му­зыкаль­но­му слу­ху я до­верить­ся не мог. В го­лове буд­то всё плы­ло, я не чувс­тво­вал да­же вку­са та­бака си­гаре­ты, ко­торую ку­рил. Не слы­шал зву­ков бо­лее прос­транс­твен­ных не­жели собс­твен­ное ды­хание или пуль­са­ция кро­ви в вис­ках. Где со­баки? Где гул ма­шин? Выс­тре­лы или ноч­ная пар­ко­вая шу­миха а­ут­сай­де­ров ганг­стер­ских се­мей? Пус­то. И ни­чем не пах­нет. Обыч­но осен­ний Нью-Й­орк на­поми­на­ет пар­фю­мер­ный ма­газин по сво­ему раз­но­об­ра­зию аро­матов ги­перак­тивной го­род­ской жиз­ни, но сей­час ни­чего.
А вот и хо­лод­ная, тя­жёлая кап­ля во­ды упа­ла на моё пле­чо. За ней вто­рая, третья. На­чал­ся ли­вень, но я не взял зонт - за­был в клу­бе. Стран­но, буд­то так и дол­жно бы­ло слу­чить­ся. А рез­кий по­рыв вет­ра, слов­но нас­ме­ха­ясь над мо­ей бес­по­мощ­ностью пе­ред сти­хи­ей, ещё и сбил с го­ловы шля­пу. Обы­ден­ность, но се­год­ня ка­кая-то слиш­ком ощу­тимая.
Я ма­шиналь­но про­вёл ла­донью по се­дым во­лосам – сов­сем про­мок. И это злит, злит то, как быс­тро под но­гами на­чали об­ра­зовы­вать­ся лу­жи, а звук от ка­пель дож­дя гре­мит в ушах то­потом ты­сячи сло­нов. Я нер­вни­чаю? Гос­по­ди, буд­то при­ез­жий, хо­тя все 65 лет сво­ей жиз­ни жи­ву в этом су­мас­шедшем го­роде. И вот ещё что - я всё ещё не до­ма. Сколь­ко вре­мени прош­ло? Час-пол­то­ра? Чёрт! Вы­нимая ста­рые кар­манные ча­сы из брюк, я вы­ронил их под но­ги. Чуть не спот­кнул­ся, но это не важ­но. Я раз­бил ци­фер­блат. Пе­чаль­но, ведь эти ча­сы мне по­дарил сам Ди­но – Дин Мар­тин, а это ве­ликая честь для му­зыкан­та.
Ру­ки зад­ро­жали то ли от хо­лода, то ли от стре­митель­но на­каты­ва­юще­го от­ча­яния, за­менив­ше­го вре­мен­ную пус­то­ту в ду­ше. Бы­ло бы не пло­хо сей­час най­ти хоть ка­кую-то кры­шу над го­ловой. Как мож­но заб­лу­дить­ся в го­роде, ко­торый зна­ешь вдоль и по­перёк? Су­дя по ука­зате­лям, я уже как на пять квар­та­лов ото­шёл от род­ной ули­цы, а но­ги всё ве­дут и ве­дут в ни­куда сквозь кро­меш­ную ть­му.
Нас­коль­ко мне бы­ло из­вес­тно, по­лови­ну фо­нарей раз­би­ли ра­бочие в хо­де вче­раш­ней за­бас­товки. Те­перь при­ходит­ся ори­ен­ти­ровать­ся по све­ту звёзд, да и то с боль­шим тру­дом. Я впер­вые ви­жу свой го­род та­ким и это пу­га­ет. Но дей­стви­тель­но страш­но мне ста­ло, ког­да пос­ре­ди все­го это­го мра­ка я раз­гля­дел ре­бён­ка, ко­поша­щего­ся в по­мой­ке на ок­ра­ине пар­ка. Что-то не­мед­ленно по­тяну­ло ме­ня в его сто­рону.
Стран­ный па­рень. На го­лове че­рез чур боль­шая кеп­ка, а на пле­чах, по­верх за­ляпан­но­го грязью кос­тюмчи­ка, ви­сит ог­ромная во­ен­ная зим­няя ши­нель не на­ших вой­ск. Но­ги обу­ты в ис­топтан­ные бо­тин­ки, по­хожие на те, что но­сят со школь­ной фор­мой. Рос­том ма­лой не боль­ше пя­ти фу­тов с чет­вертью. Сов­сем ху­день­кий, по­хож на цы­ганён­ка, сбе­жав­ше­го с мес­та ноч­ле­га сво­их ро­дите­лей. Воз­раст оп­ре­делить так и не уда­лось из-за тем­но­ты и гря­зи на ли­це бед­ня­ги. Од­но я знал точ­но – мой слу­чай­ный зна­комый уже дос­та­точ­но умён, что­бы стре­мить­ся к зна­ни­ям. Бо­же, как ста­ратель­но он пы­тал­ся под­нять за­ев­шую крыш­ку по­лураз­би­того пи­ани­но, си­дя на де­ревян­ном ящи­ке из-под фрук­тов. И смот­ри­те-ка, сов­сем ме­ня не ис­пу­гал­ся. Маль­чик толь­ко улыб­нулся мне, дёр­нув за ру­кав: "Мис­тер-мис­тер, а за­чем хо­рошую му­зыку выб­ро­сили? Вы мо­жете от­крыть, мис­тер? Я иг­рать хо­чу!"
Ну как я мог от­ка­зать? У ме­ня не бы­ло ни де­тей, ни вну­ков. Юные про­сящие гла­за боль­но за­цепи­ли нут­ро по­жило­го че­лове­ка, про­пус­тивше­го в своё вре­мя все ра­дос­ти жиз­ни.
Я сог­нал па­рень­ка с им­про­визи­рован­но­го та­буре­та, са­дясь сам и от­кры­вая крыш­ку. А ведь и прав­да, за­чем выб­ро­сили инс­тру­мент? Он выг­ля­дел впол­не ра­бочим. Ну да, не бы­ло пе­ред­ней па­нели, за­щища­ющей мо­лоточ­ки и стру­ны, воз­можно, всё де­рево уже от­сы­рело или ста­рик боль­ше не под­да­ёт­ся нас­трой­ке, но всё рав­но что-то по­тяну­ло ме­ня взять пер­вый ак­корд. К то­му же маль­чиш­ка не го­рел же­лани­ем ме­шать. Что он чувс­тво­вал во мне? По­чему не бро­сил­ся от­ни­мать, как пос­ту­пил бы на его мес­те лю­бой дру­гой ре­бёнок? Он прос­то встал за спи­ной и мол­ча ус­та­вил­ся на мои ру­ки.
Пам... ба­совый ключ чис­тый, нас­тро­ен­ный, но крот­кий, встре­вожен­ный и очень ти­хий. На миг по­каза­лось, что он проз­ву­чал в мо­ей ду­ше, а не из недр пи­ани­но. Спус­тя ми­молёт­ную па­узу я по­ложил и пра­вую ла­донь на по­жел­тевшие кла­виши, слег­ка смах­нув с них кап­ли дож­дя, ко­торые тут же, слов­но в ка­чес­тве мес­ти, при­нялись ярос­тно ба­раба­нить по мо­им паль­цам. Бы­ло как-то дей­стви­тель­но боль­но, но я сде­лал глу­бокий вдох и поз­во­лил но­вому ак­корду заз­ву­чать в скри­пич­ном клю­че, нап­ра­шива­ясь на про­дол­же­ние ме­лодии эле­ган­тным раз­ре­шени­ем. Я иг­рал Ба­ха, да, оп­ре­делён­но. Толь­ко в его про­из­ве­дени­ях та­кие лёг­кие но­ты зву­чали в па­ре так тя­жело ло­жась на сла­бое, пред­чувс­тву­ющее ко­нец пу­ти, сер­дце. Но это луч­ше, чем ощу­щать хо­лод и уны­ние, ца­рив­шее в ноч­ном го­роде.
Я зак­рыл гла­за, пол­ностью под­чи­ня­ясь сво­им ру­кам, пос­ле столь­ких лет блю­за и джа­за всё-ещё пом­ня­щим клас­си­чес­кую му­зыку. Ды­хание за­мер­ло. Я чувс­тво­вал лишь ла­киро­ван­ное де­рево кла­виш; бе­реж­но при­каса­ясь к ним, слы­шал лишь неж­ное пе­ние сю­иты, стру­яще­еся из инс­тру­мен­та чёр­ной шёл­ко­вой лен­той и ови­ва­ющей ме­ня и маль­чи­ка сво­ими тёп­лы­ми объ­яти­ями. Тя­жёлый вдох, моё те­ло вол­ной кач­ну­ло вслед за ла­донью, пус­тившей­ся в плав­ный та­нец иг­ри­вых, бар­хатных пе­рехо­дов...
--------------------------------
В Цен­трал пар­ке се­год­ня дождь, а су­хие, длин­ные паль­цы ста­рого пи­анис­та так и ле­жали на инс­тру­мен­те, в пос­ледний раз иг­рая тра­гич­но­го клас­си­ка, всё ещё по­юще­го в ду­ше му­зыкан­та лас­ко­вой па­нихи­дой. О нём не бу­дут скор­беть, его не за­пом­нят, о его смер­ти ник­то не ста­нет жа­леть. Прос­то зав­тра один ре­бёнок ска­жет ма­тери: "я иду учить­ся"! А пос­ле вой­ны его имя гор­до воз­вы­сит­ся над за­голов­ка­ми пар­ти­тур к са­мым лю­бимым Брод­вей­ским мю­зик­лам и му­зыкаль­ным ки­нолен­там яр­ких, кра­соч­ных, ве­сёлых пя­тиде­сятых.

KirOpium, блог «Хаотичный оПисатель»

* * *

Зифра не спала третью ночь, хотя каждый вечер послушно выпивала вонючую мутно-зеленую настойку, пахнущую плесенью. Женщина боялась пропустить момент, когда глаза её первенца наконец откроются и их жилище наполнится хотя бы младенческим плачем, если уж не смехом. Но ничего не происходило слишком долго.

 

Её мужчина, шаман племени, навещал их шалаш трижды в первую ночь и один раз во вторую. Он обкладывал сына целительными листками и перьями принесенной в жертву птицы, пел молитвы и приказал ей, женщине, молиться озлобленной Аабх, чтобы та снова впустила душу ребенка в тело.

 

«Если с приходом милостивого Тутши, обратившего своим ясным взором грозного Грабонга в бегство, этот человек не последует за отцом нашим и не вернется…мы обратим его тело в прах. Во имя Аллаи, Аабх и Тщеста», - таковы были его последние слова.

 

Но Зифра не верила в богов своего мужчины, они были ей незнакомы, чужды и непонятны. Даже зная их имена, она не была готова клясться им и чтить волю. Ей казалось, что именно по их вине её перворожденный, принявший странное ей имя Тродас, словно горел заживо. С рождения её учили, что именно такая кара ждет любого, кто посмеет не склонить колено перед богом жизни и пламени Диуасом и не подносить ему подаяния. Но, будучи проданной другому племени в обмен на воду и сладкие ягоды для её родных, женщина обязана была отречься от старых богов, принимая новых – своего мужчины.

 

- Эллефра, мать моего духа, - шептала Зифра, склонившись над телом, - проведи сына моего через Лабиринт Потерянных Душ, подари ему свой воскрешающий поцелуй и помилуй от злой кары, уготовленной чужаками моего сердца.

 

На секунду она замолчала, прижав пересохшие губы к раскрасневшейся щеке Тродаса.

 

- И прими эту жертву во имя своей справедливости и сына твоего, мертворожденного.

 

 

С первыми лучами солнца следующего дня в шалаш явился шаман с двумя высокими молчаливыми мужчинами, выполнить волю великой троицы - Аллаи, Аабх и Тщесты, но никого живого в том месте больше не было.

Дракуловед, блог «Не могу не...»

* * *

Основное достижение недели: в моей будущей книжке наконец проработан персонаж, к которому его работодатель обращается не иначе как "моя верная тень".

Персонаж из-за своей природы (тень же!) был такой безликий и незаметный, что его непроработанность никак не мешала развитию сюжета. И вдруг внезапно оказалось, что надо срочно придумать, а почему этот персонаж, будучи по рождению греком, действует в ещё пока не захваченном турками Константинополе как турецкий разведчик-диверсант. Если этот персонаж по рождению грек, то, оказавшись среди греков, должен сразу переметнуться к ним. А он не только не переметнулся, но и основательно нагадил. У него должна быть веская причина. Наконец я эту причину придумала

 

Теперь новая проблема: как сделать так, чтобы раскрыть этого персонажа, но не слишком, ведь его безликость — часть образа.

Дракуловед, блог «Не могу не...»

Рекорд и антирекорд

В 2013 году я выложила свой первый текст на Самиздате (Самлибе) и время от времени проверяла по поисковикам, есть ли у кого-то шанс случайно узнать обо мне, если этот человек интересуется темой, на которую я пишу. Яндекс с Гуглом дружно отвечали мне, что если искать не по общеизвестному слову "Дракула", а что-то более конкретное, то меня вполне можно найти. Иногда даже на первой странице. И именно так в конце 2013 года меня нашли телевизионщики.
Затем ситуация начала ухудшаться, но люди, нашедшие меня, мне говорили, что обнаружили меня через Википедию, где было несколько ссылок.
И вот настал момент, когда Яндекс с Гуглом дружно говорят, что узнать обо мне случайно никак не получится. К тому же один из патрулирующих в русской Википедии читать далее...внезапно решил, что я слишком популярна, и что надо срочно это исправить. Теперь Википедия очищена от упоминаний обо мне и моих изданных книгах, то есть от наглой и навязчивой рекламы, которая провисела там несколько лет при полном попустительстве других патрулирующих русской Википедии.
Казалось бы, тут и сказочке конец. Однако посещаемость на моей странице Самиздата всё та же — тоненький ручеёк почему-то не иссякает. А ещё в Лабиринте моя недавно изданная книжка заняла 14-е место в рейтинге "Исторический роман". Это рекорд. Когда на меня можно было наткнуться в поисковиках и меня "рекламировала" Википедия, ни одна из моих книг не поднималась выше 20-го места.
Я не знаю, чем это объяснить. К сожалению, я не могу расспросить тех, кто ходит на мою страницу — они ходят молча. И так же не могу задать вопрос тем, кто покупает мои книги — покупается всё опять же молча. Хорошо, что хотя бы ходят и покупают. Но мне действительно интересно, как можно узнать обо мне, если не через интернет.
Мне всегда казалось, что проблема с продажами у большинства авторов заключается в том, что об их книгах просто никто не знает. Узнали бы — купили бы, и не надо никакой дополнительной рекламы, а достаточно просто проинформировать людей, что такая книга есть... Однако теперь получается, что всё наоборот. Чем больше тайны вокруг автора и чем меньше упоминаний об авторе где бы то ни было, тем он интереснее для читателя.
Я буду долго это обдумывать...

Дракуловед, блог «Не могу не...»

Итоги недели

Виртуальный дом перешёл ножками от хостера к хостеру, но на старом месте ещё остаются "неперевезённые коробки", которых никто не видит, но они есть.

 

Работу, которую надо было делать на работе, придётся брать домой на выходные.

 

А ещё в выходные придётся мыть окна в моём реальном доме, так как с крыши спустились люди на верёвках и заляпали нам окна краской из распылителей — подновляли фасад в рамках городской программы по благоустройству. (Краска, к частью, водорастворимая.)

 

Это будет третья помывка окон за этот год. Первая была плановая весенняя. Вторая случилась летом после того, как нам чистили фасад песком и забрызгали окна грязью. Слава городским властям! Да здравствует программа благоустройства района!

 

И именно в этих условиях из меня прёт новый художественный текст, который роман. Уже 120 вордовских страниц, а по плану ещё 120. Ничего не хочу делать кроме текста, но именно на него времени и нет Закон подлости в действии.

Дракуловед, блог «Не могу не...»

А у меня вышла ещё одна книга

Она даже кое-где начала продаваться
Это последняя из написанных мной книг, которые теоретически можно издать. Остальные — не формат, и чтобы издаться, придётся сочинить ещё форматных книг. Тут должно было быть нытьё по этому поводу, но я передумала и нытья не будет
Читать не призываю — просто порадуйтесь вместе со мной

Обложка выглядит так:
обложка

Аннотация от издательства:
1475 год. Молодая аристократка по имени Илона Силадьи, овдовевшая несколько лет назад, получает от своего двоюродного брата, венгерского короля Матьяша I, необычное предложение. Её просят выйти замуж за Ладислава Дракулу из Валахии, "того самого Дракулу", чтобы Матьяш смог заключить с этим человеком политический и военный союз против турок. Дурная слава Дракулы по-прежнему при нём и количество ужасных историй "об изверге и тиране" продолжают расти, но Илона всё же соглашается, желая помочь христианам победить общего врага. Несмотря на обещания родственников в случае чего не дать её в обиду, она готовится принести себя в жертву, но брак оказывается совсем не таким, как ожидалось. Книга является заключительной частью цикла произведений о князе Владе III Цепеше, куда также входят романы "Время дракона", "Драконий пир" и "Валашский дракон", ранее опубликованные в этой же серии.

Подробнее про книжку и большой отрывок из неё:
http://samlib.ru/l/lyzhina_s_s/dracula_ilona.shtml

Рисунок для обложки от художника:
глянуть...рисунок

Дракуловед, блог «Не могу не...»

О превозмогании

Увидела в общей ленте интересный текст, запощенный Trance Gemini. Подписываюсь под каждым словом, хотя в этом тексте отражена только одна сторона медали. Есть и другая. И я о ней кое-что знаю, поскольку одновременно являюсь и достигатором, и противником достигаторства. В зависимости от настроения))
Когда-то очень давно занесло меня на встречу начинающих поэтов — просто послушать, как они читают свои стихи. И был там один поэт, который очень сильно заикался. Настолько, что каждая фраза давалась с трудом. Он тоже читал свои стихи. Но не так, как можно ожидать в его ситуации. Он читал их замечательно! При желании мог бы на радио с ними выступать. Когда приходила его очередь, он набирал побольше воздуха и буквально на одном выдохе читал всё стихотворение: очень эмоционально и выразительно. Лучше многих, которые не имели трудностей с речью.
Понятно, что тот поэт превозмогал. И я абсолютно уверена, что он делал правильно, а если кто считает, что надо было молча сидеть и поручить чтение своих стихов кому-то другому, тот... не прав.
Из этого не следует, что каждый должен превозмогать. Или что никто не должен превозмогать, и что если тебе дано, то всё само получится. Превозмогание — вообще не вопрос долга. Это твоё личное право и твой личный выбор в каждом конкретном случае. И вот об этом чаще всего и забывают противники или адепты превозмогания, которые спорят о том, кто что должен или не должен. Тот поэт, читавший стихи, прекрасен и прав прежде всего потому, что его поведение — результат его личного выбора. Никто его не подталкивал в спину: "Ну, давай. А ты чего молчишь?"
Почему "истории успеха" порой так раздражают? Потому что это в большинстве случаев попытка давления, попытка повлиять на твой личный выбор, который на самом деле твой и только твой. Читать далее...Точно так же раздражают вопросы типа: "А надо ли? Зачем так напрягаться? А может, не надо?" Но особенно они раздражают, когда ты уверенно отвечаешь "надо", а к тебе продолжают докапываться и пытаются доказать, что на самом деле ничего ты не хочешь и тебя заставил злой социум. Докапывающийся явно не настроен уважать твой личный выбор в данном конкретном случае.
Сегодня я решила, что несмотря ни на что напишу три страницы текста, а завтра решила, что не буду. И это моё право.
А сколько у меня всяких "загубленных" талантов, которые проявлялись в детстве! Я могла бы их развивать, превозмогая, но не стала, и это мой личный выбор. Мне было важно развивать то, что я в итоге и развила, хотя, возможно, это был не самый большой мой талант. Теперь уже не получится узнать.
В том тексте абсолютно правильно сказано, что многие люди могут, например, талантливо кулинарить и при этом не стремиться в шеф-повара. Но там забыт другой очень важный момент: можно кулинарить абсолютно не талантливо, но упорно. И как правило именно к таким людям больше всего вопросов о том, надо ли превозмогать. "Ну, всё равно же не получается. Ну, брось ты это. Займись чем-то полезным". И эти замечания точно так же призваны вызывать стыд и вину у "неудачников". Талантливые, которые не превозмогают, и не талантливые, которые превозмогают, зачастую оказываются в одной и той же лодке, плывущей под флагом: "Позор!"
Это я к тому, что есть огромная разница между талантом и тягой к некоему занятию. Наличие таланта вовсе не обязательно означает наличие тяги. В том тексте говорится, что отсутствие тяги часто объясняется некими жизненными проблемами, перетекающими в проблемы психологические. Но ведь это вовсе не обязательно так! Если человек не хочет, то вовсе не обязательно, что это от внутренней усталости или ещё от чего. Просто не хочет. С ним всё нормально. Он не болен. И не должен выдумывать себе какие-то проблемы или болезни, чтобы оправдаться. Перерос своё увлечение, сменил приоритеты. Но часто в таких случаях сторонники превозмогания разочарованно вздыхают, а противники превозмогания радостно потирают руки: в их полку якобы прибыло.
У меня в Литературном институте был однокурсник, который превозмог, закончил этот институт со второй (или даже с третьей) попытки, а затем решил, что ему хочется реализовываться в первую очередь в фотографии и в музыке, а вовсе не в литературе. И это не значит, что у него какие-то проблемы. Его личный выбор.
А зачем тогда ему был нужен Лит? Да мало ли. Гештальт закрыл, весело время провёл. Какая разница, зачем? Никто не обязан объяснять. Хотя лично мне кажется, что в его случае тяга к писательству была куда сильнее, чем талант. И благодаря тяге он очень нехило прокачал те небольшие задатки, которые были. Отлично сочинял тексты "по заявкам", но сам выдумывать сюжеты мог с трудом. Многим авторам, у которых тяга о-го-го, даже такой недостаток не мешает. Но мой однокурсник, видимо, решил, что дальше не пойдёт. Это поражение? Нет. Потому что достиг цели, которую сам себе поставил: закончить обучение.
В том тексте говорится, что степень таланта и уровень успешности оцениваются в деньгах, а "остальное не в счёт". И это в общем правда. Но только в том случае, если человек сам не заявил о своих целях, отличных от "заработать". Если не заявил, тогда его оценивают (а иногда он и сам себя оценивает) по универсальной, то есть денежной шкале. И когда я об этом думаю, то сторонники превозмогания и любители всяких "историй успеха" становятся мне резко симпатичны, потому что именно они говорят, что цели бывают очень разные. Заработать денег — далеко не единственная возможная цель для успехера. То есть деньги — не всегда показатель. И более того — деньги вообще далеко не самый сильный мотиватор, а самый сильный мотиватор — социальное одобрение, которое и заставляет превозмогать. И дальше идут ссылки на некие американские исследования, которые это подтверждают.
Но когда я думаю об этом, сторонники превозмогания становятся мне резко несимпатичны, потому что вытаскивая человека из ловушки "всё меряется деньгами", они тут же кидают его в другую, которая называется "всё меряется одобрением окружающих". А как же важность собственной личности, важность собственных чувств, желаний? Если нет одобрения, то нет тяги что-то делать, потому что она перестаёт подпитываться? Так бывает далеко не у всех и не всегда.
Если человек считает некую цель нужной, то этого зачастую оказывается достаточно, чтобы к ней стремиться. Например, написание фанфикшена на социально неодобряемые темы. Особенно если другая часть социума этот самый фанфикшен читает с удовольствием. А если человек вдруг видит, что его не читают, то прекращает сочинять "грязный" фанфикшен? Совсем не обязательно. И совсем не обязательно продолжает, даже если у него в комментариях кричат "проду!". А всё потому, что это личное право и личный выбор — превозмогать или не превозмогать, заставлять себя закончить монстромакси или нет. И выбор не зависит по сути ни от чего, так что в том тексте правильно сказано, что всё очень индивидуально.

Дракуловед, блог «Не могу не...»

"Маска, я тебя знаю"

Мой творческий запой продолжается, поэтому заметки опять про творческий процесс
Работаю сейчас над новым отрывком, раскрываю персонажа, и тут на меня напала давняя фобия, что кто-нибудь когда-нибудь прочтёт этот отрывок не как вымышленную историю, а как текст, где автор старательно (или не очень) спрятал свою "странненькую" личность, которую при внимательном прочтении можно обнаружить.
Раньше эта фобия была гораздо сильнее, но ослабла после нескольких случаев, когда мне пытались предъявить то, что вообще не про меня, вот совсем мимо.

Что мне пытались предъявить...1) Мне пытались предъявить, что во всех историях я себя ассоциирую с подругой главгероя. (Мимо, потому что в каждом персонаже есть что-то от меня, а не только в женских, однако я стараюсь вливать в них по минимуму собственной крови. Если вливать много, то меня как автора не хватит надолго.)
2) Меня подозревали в том, что персонажей я списываю со своих родственников. (Мимо, потому что тогда мне будет нельзя давать читать свои книги родственникам. Родственники себя сразу распознают и, возможно, обидятся. А вот реальных исторических персонажей в моих текстах много. Есть также три текста, где главгерои — медиаперсоны. Эти герои носят другие имена, но узнаваемы.)
3) Меня подозревали в том, что я специально пишу свои тексты так, чтобы разозлить некоторых людей. (Мимо, потому что в большой текст вкладывается много сил и времени. Я ещё понимаю, если б меня обвинили в том, что я сочинила "на злости" рассказ. Но текст, где много-много страниц... И только ради того, чтобы кого-то позлить? Нет, мне это слишком трудно даётся.)
4) Меня подозревали в том, что в своих текстах я додаю себе того, чего у меня нет в реальной жизни. Например, пишу о правителях, потому что якобы хочу управлять людьми и вершить судьбы. (Мимо. И даже не буду объяснять, почему. Мне было просто очень смешно узнать, что меня в этом подозревают )


Конечно, моя "странненькая" личность отображается в моих текстах. Это неизбежно. Но то, что там действительно отображается, почему-то никто не видит. Или не пытаются мне это предъявить

У кого-нибудь ещё такое было в творческой жизни? Вам предъявляли то, что совсем не про вас?
Буду рада, если поделитесь

Дракуловед, блог «Не могу не...»

Мы мирные люди, но наш бронепоезд...

Все боевые сцены в моих текстах придумываются, только если я разозлюсь: на себя, на другого человека или на обстоятельства. Вот тогда сразу получается решить, кто кого и как будет бить и/или убивать. В спокойном состоянии не могу придумывать боёв. Могу обрисовать битву с точки зрения стратегии, могу придумать хладнокровное покушение на убийство персонажа. А вот чтобы кто-то кого-то дубасил — необходима злость. Причём для вдохновения лучше, чтобы ситуация, вызывающая чувство злости, имела место в реальной жизни, а не в виртуальной. Даже не знаю, почему так.

А может, это у всех авторов так?

Дракуловед, блог «Не могу не...»

* * *

Искала демотиваторы про творческий запой. Ничего интересного не нашла. Зато реклама, обещающая вывод из запоя, теперь преследует меня

Страницы: 1 2 3 12 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)