Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #проза из разных блогов

Янтарь, блог «Резной ларчик»

Отчет

Итак. Новости с фронта (плохая поговорка в нынешних реалиях, но что вспомнила).

 

1. Вчера меня выписали. Без комментариев. Просто порадуемся.

2. С утра сделала рейд по больнице, который мог бы оказаться бесполезным, если бы не заведующий отделением, который отправил меня на перевязку и сказал прийти за тем же в понедельник. Раз мне не нужна никакая справка, то поиск вообще левого врача непонятно зачем отменяется. А я ради этого встала в половину седьмого. Впрочем, не трагедия. В больнице привыкла.

3. Пыталась вчера пересмотреть "Аркейн". Скажу сразу: с первоисточником не знакома - не играю, Геншин в прошлом и не в счет, - но мне ооочень нравится сериал. Начала с четвертого эпизода, потому что первые, конечно, прикольные, но я могу их наизусть цитировать. На волне увлеченности стим-панком поскакала пилить подругу-ролевика.

4. Сговорились на ролевую. Это все, что мы сделали. Мира почти нет, зато есть персонаж и мое "хочу механизмы, золото и медь, и шоб красиво было". Не поверите, но с вот такого описания у меня вырастали целые государства и сюжеты.

5. Написала (потому что дорвалась до ноута) зарисовку по концепту, который даже не в проработке: кривые четыре столпа, на которые я смотрю, когда на все остальное смотреть надоедает. Когда мой счетчик "раз-два-три-четыре-пять" сломается, приведу парочку цитат оттуда.

6. Решила взяться за "Немного Нервно". Слушаю "Дети из внутренних комнат". Не хочу много про это говорить: люблю тексты, уважаю солистку и очень ей теперь сочувствую, практически ничего не знаю о группе, но это не мешает мне рыдать над "Серебряным лисом" и "Она была добра ко мне". И над "Светлей", конечно же. Кто ж над "Светлей" не рыдал?

 

А теперь цитаты. Ну а че? Имею право!

 

«Ему говорили, понижая голос до шепота: Степной Шаман присылает вещие сны и шьет из дыма проклятия, перемалывает кости с древесным углем, кожу смешивает с высушенной рябиной, льет теплую кровь в свои зелья и эти зелья густо растекаются по земле болезнями. Джа никогда не думал, что тот, кого боялись и чтили, у кого просили совета, кто стоял на страже мира, на самом деле давно не мог стоять – сидел, скрестив под собой онемевшие ноги, и медленно умирал, доживая четвертый или пятый век».

«Шаман говорил спокойно, но в каждом его слове слышалась горькая издевка: будто он ждал Джа несколько десятков лет, а тот никак не мог дойти, то не родившись, то не окрепнув».

«Темное колдовство, густое, как горная смола, черное, как сажа, как тушь, которой Джа подводил глаза, сделало из него изгоя - мужчину, носящего женские одежды и заплетавшего волосы в косу, женщину с низким голосом и жилистым гибким телом».

«Когда Лада распустила косу и поднесла к русым волосам резной деревянный гребень, услышала горький запах дыма. Вдохнула поглубже, но запах исчез, оставив только сырость Болот и кислоту раздавленной клюквы».

Янтарь, блог «Резной ларчик»

* * *

Второе свободное утро, но одна нехорошая ситуация перечеркнула даже новость о завтрашней выписке. О ситуации не распространяюсь, выпиской хвастаюсь, а говорить буду, ожидаемо, о парочках.

 

Бифлифы! Для тех, кто немножко в танке, поясню: бифлифы, или дабл!Сюани - это не канонный (хотя я бы поспорила) пейринг из книги "Благословение Небожителей" Мосян Тунсю. Мастер Ветра (Повелитель Ветров) Ши Цинсюань и Хозяин Черных Вод Хэ Сюань. Отсюда и название.)

Очень.

Очень.

ОЧЕНЬ.

Сложная пара.

Настолько сложная, что, мне кажется, даже их фанаты сидят с большими глазами и думают, как бы помягче это все себе объяснить. Не буду спойлерить сюжет, скажу только, что даже Вики с трудом об их отношениях говорит.

Но тем интереснее!

Это та форма любви, которая с приставкой "недо-": много хорошего, сделанного из-за маски, много плохого, сделанного с оглядкой на прошлое, много поводов подумать и много поводов не думать вовсе. Кто знает, тот знает.)

Признаться, недо-любовь остаётся для меня восхитительным элементом в чужих текстах и абсолютно кривым - в моих. Вот все мне не так. И когда я в очередной раз захотела раскрутить отношения хоть кого-то в недо-любовь, на ум пришли бифлифы.

До сих пор считаю, что ни чертяки у меня не получилось, но попытки были.

Хорошо помню примечание к одной прекрасной работе на ФБ (1): "Слэш заметно дженовый". Описание пейринга в трёх словах. И у меня никак не получается сделать Слэш заметно дженовым. Я слишком категорична, вероятно...

Впрочем, и мало тренировалась.

 

У Райры с Анеей нечто похожее, если быть честной: смешанные чувства, странная ревность, непонимание, что происходит и как с этим жить. И все рвется от взмаха обоюдоострым кинжалом. И нужно много времени, чтобы это сшить. Если Янтарь позволит.)

 

(1) "Синяя рыба" Pingwina.

Янтарь, блог «Резной ларчик»

* * *

А говорили мне умные люди: "Не перечитывай свои тексты, когда не в настроении". Но я же упертая, как баран. И такая же рогатая.

Уф. Если серьезно, то полезла на ФБ, чтоб глянуть на главу. Не спрашивайте зачем, я не знаю. Посмотрела на текст. И скрыла работу. Хотела удалить, но стало жаль форматирования.

Короче говоря, "Ворона и Вертишейка" пока в ступоре и тишине. Я ничего не могу сказать. Вроде хочу, а вроде и нет. Поэтому делаю то, что делаю всегда в таких случаях: сижу и жду. Прямо сейчас жду выписки. Потом - с моря погоды.

Янтарь, блог «Резной ларчик»

К слову, о ХуаЛянях

У меня дохрена свободное утро, видимо, а говорливость никуда не делась.

Про ХуаЛяней можно писать и спорить очень долго, но в моем случае все прозрачно и держится на трёх китах:

1. Я люблю ХуаЛяней.

2. Я не заставляю никого любить ХуаЛяней.

3. Я вообще на их счёт не спорю. Иногда рассуждаю, но не спорю.

И есть у меня одна беда: обожаю всей душой арты и фанфики, перечитываю некоторые главы и экстры, но совсем не могу по ним писать. Верне, могу - грамматику не забыла, клавиатура под пальцами, физически все замечательно, если не считать больницу, - но получается лютая хрень.

Упорно не понимаю, каким образом могу приложить свой стиль и видение чего угодно в этом мире к тому, что пишу по ХуаЛяням. АУ! получаются какие-то ООСные, нервы сдают на второй странице, а страх чистого листа душит до последней точки.

Безусловно, здесь включается также и моя извечная паника по поводу любых АУ!: боюсь до чёртиков выйти за рамки канона, поэтому топчусь на одном месте, делая вид, что танцую. Спасает только слог, да и это - не мои слова. Слог бы я отдельно разносила.

В общем, бедую, сидя над крутым концептом: философским, щемящим и искренним. Эх...

Янтарь, блог «Резной ларчик»

* * *

Пока я валяюсь в больнице в надежде, что меня выпишут хотя бы на неделе (если не к пятнице, то до понедельника), много думаю об учебе (к слову, зря) и совсем мало (тоже очень зря) - о "Вороне и Вертишейке".

Между попытками написать фанфик по ХуаЛяням и таблицами для решения задач возвращаюсь в "Ласточкину горку", где переплетаются три временных линии. Самая большая Академия, чего вы хотели?)

Сейчас будет много букв. Не о сюжетах и поворотах, не о смысле каждой реплики, не о старых обидах и их последствиях - об этом будет потом, если вообще будет. Будет немного о людях. И много о том, почему автор не вписывает в текст себя.

На самом деле, я попросту не знаю, кем могла бы быть в любом из своих миров: я не вижу себя со стороны, не могу выцепить пару деталей, раскрутить их и сделать камео в сюжете. В мире ВиВ я могла бы быть похожей на Анею или Лиану, могла бы стать более тихой версией Райры, из меня бы получился хороший или плохой преподаватель, беспроблемная студентка с магией как... Как что? Какой магией? Какой бы был почерк? Какой запах? А вкус?

Проблема ли это? Да. Потому что сублимировать персонажей, конечно, интересно, перекручивать черты характера знакомых, чтобы создать протагонистов, вливать героям серую мораль, чтобы они конфликтовали с собой - замечательно. Но когда впихиваешь себя - на второй или третий план, какая главная роль, о чем вы? - то смотришь на мир изнутри, лучше его понимаешь.

Впрочем, вероятно, мне достаточно сидеть крупицами в каждом из созданных мной персонажей. В любом случае, мир вращается.

Янтарь, блог «Резной ларчик»

* * *

Уф... Я паровозик, который смог.

Дописала главу. Получилось почти две с половиной тысячи слов, и я очень горда собой.

Доделала эти чертовы Академии. Беда была уже не в названиях, а в том, чтобы сесть и написать. Лапками по клавиатуре. Но таки закрыла гештальт, хотя одну из Академий считайте слила (но это по секрету).

Бонусом прописала двух второстепенных персонажей, которые важны, нужны, без них никуда не деться, но которых можно было и не вносить в документ.

В общем, такие вот дела. Осталось теперь не разочароваться во всем этом. А я могу.

Янтарь, блог «Резной ларчик»

* * *

Раз, два, три, проверка связи. Пробный пост.

Сижу над очередным миром (в копилку, видимо, которую скоро не надо будет бить - сама треснет) и злюсь на себя за то, что названия вообще не придумываются. Да, с ними и раньше были проблемы, но есть же разница между игрой слов для пары населенных пунктов и целыми словосочетаниями для семи учебных заведений. А между этим всем - наборы букв для имен и фамилий, картинки птиц, названия, сто вкладок, связанных только алфавитом, да и то не всегда... И когда сажусь за текст, то думаю: "А нахрена вот это вот все?"

А персонажи-то смотрят.

И я не выдерживаю.

В тексте пока только неполная главушка, где раскачивается одна из девочек. С ней вместе раскачиваюсь и я. Поднимаются пласты зарождающегося сюжета, выглядывает носик истории: буду откатывать время назад и смотреть на всех юными и талантливыми, импульсивными и наполненными верой в лучший мир.

Но пока они еще совсем взрослые, и прошлое лукаво выныривает и обещает наведаться в гости.

А я обещаю, что завтра придумаю названия.

Darth Juu, блог «Пыльца на пальцах»

Рассказы-мемуары.

Верба

Сегодня утром иду на работу - цветочница Таня торгует вербой. Я поздоровалась, спросила, почем - я иногда покупаю цветы возле кладбища, но просто для себя, а один раз белые хризантемы, купленные там, подарила матери на день рождения, а Таня говорит - так бери. Я приятно удивилась, выбрала себе букетик. Люблю запах вербы - чуть горьковатый и свежий. А еще полынь - в детстве даже душилась полынью, то есть рвала соцветия, мяла в руке и натиралась, как духами. И вообще всякое разнотравье, лимон, грейпфрут. Парфюмеры сказали бы, что я люблю зеленые запахи, но почему-то тогда сюда примешиваются тяжелые масла - сандал, роза, мускус. Сочетание довольно любопытное. Эх, еще духи такие были бы! Недавно оценила дяди Толин одеколон, как раз такой - плотный, основательный, но с сердечной лимонной нотой. А на работе делать было нечего под конец дня, поэтому решила отвлечься и порисовать прямо на бумажках для записок.

...Я ехала домой. В руках у меня была верба. Ее серебристые пушистики выделялись на моем черном пальто, и запах... пьянящий, свежий, живой... Аромат весны, кружащий голову и путающий мысли. Я вспомнила о Маргарите перед ее встречей с Мастером... только у нее, помнится, была мимоза. Я подумала, что моя жизнь кажется такой же пустой... Аромат вербы отвлекал от грустных мыслей, мелькающие за окном старые деревянные домишки успокаивали и навевали ностальгию. Хотелось представить времена, когда они еще были новыми... Я как будто видела то время – другая одежда, другой ритм жизни... Многое из того, что есть сейчас, тогда было еще неизвестно, и многое еще не случилось, и это было хорошо. С моей точки зрения, которую жившие тогда люди могли и не разделять. Почему прошлое кажется нам лучше, чем оно было на самом деле? Потому что, уходя в тень, оно окрашивается совсем в иные цвета. Исчезают контрасты, которые режут глаз и душу в настоящем и пугают в будущем. Прошлое – оно мягкое.

Я погладила вербу, оставившую на ладони резкий аромат, выдернувший меня из моих фантазий. Оказалось, автобус уже ехал по мосту. Река с лопнувшим льдом и холмы с остатками снега выглядели солидно. Казалось, я вижу не привычный с детства пейзаж, а незнакомую, фантастическую страну. Может быть, там есть возможность любить?

Автобус ехал дальше. Река осталась позади, за окнами мелькнули купола церкви. Я снова вспомнила Маргариту. Я бы так не смогла, ради любви ли, по какой ли иной причине... Нет. А возможно, я все неправильно понимаю... Языческое единение с природой вновь захватило меня, придавая сил. Я впитывала лучи весеннего солнышка, снова уплывая в далекое прошлое... Если мои мечты обитают там, то как же они исполнятся в настоящем? Аромат вербы и кошачья мягкость ее пушистиков напоминали о близких праздниках. Близких ли для меня? Я ведь никогда не задумывалась об их истинной сути, я просто впитывала силы природы, как сейчас. И я просто ехала домой, прожив в воображении целую жизнь. Просто дорога, просто запах вербы...

 

Восточный базар

Вчера узнала, что у нас проходит ярмарка, на которой торгуют товарами из Индии. И сегодня последний день. После занятий я поехала на пл. Ленина. Приехала, зашла в павильон... и окунулась в атмосферу восточного базара - пахло благовониями, стучали барабаны, пели мантры... Сутолока, блеск украшений и яркость тканей... Продавали все - от чая и специй до ковров и мебели из красного дерева. Естественно, самая большая толпа была возле украшений. Я обошла ярмарку, сначала робко, потом осмелела. Приценивалась ко всему... Кое-что было неплохим - например, сарафаны из настоящего, маслянисто-гладко-скользкого шелка, украшения из слоновой кости... Но я бы разорилась на этом... Были вещи и подешевле, конечно - из тканей попроще, юбки с восточными орнаментами. Это красиво и по деньгам хватило бы, но они длинные, практически в пол, и как только я представила, что кое-кто такой моей покупкой был бы очень доволен - отказалась от идеи.

А в конце павильона, когда я дошла, наконец, до источника музыки, меня заловила индианка в сари. Я задержалась возле музыкантов, прислушалась и улыбнулась. Тут-то она меня и поймала, стала говорить о том, что вера выше религий и от них не зависит, предлагала книги и попросила пожертвовать на храм. Я стала перебирать ее книги, и почувствовала, что одна из них просто-таки ложится в руку, как своя. Я дала денежку и получила книгу. Посмотрела, а она о жизни после смерти. А еще там оказались правила правописания и фонетика санскрита (ох уж эти вопросы столетней давности!) Отдельное слово об улыбках... Когда я перебирала сумки, слышала, владелец лавки что-то спел, покупательница улыбнулась, и он сказал, что рад, что его песня сделала ее счастливой. Кстати, и та индианка мне сказала: если вы счастливы - подпевайте.

Я купила себе духи и упаковку сандаловых палочек. А потом, когда поняла, что благовоний для меня многовато, вышла и ломанулась в "Дом книги" разведывать насчет литературы по кельтской мифологии - собственно, ради этого я и поехала на ярмарку - потому что после могла зайти в "Дом книги". Идея оправдалась и я пол учила желаемое. Книга, правда, больше обзорного характера, чем прицельно, но это даже хорошо - в таких книгах даются ответы на простые вопросы, а без знания этих ответов трудно двигаться дальше. Потом прошла по улице Советской - люблю я эту улицу, тем более что в доме №7 когда-то жила моя бабушка. В метро я включила музыку в телефоне, а голова все еще кружилась от благовоний, и у этого сочетания - валлийской музыки и атмосферы Востока - оказался интересный привкус... можно сказать, что уникальный.

А еще я поняла, что контакт потерян - это в детстве я любила индийские фильмы, и отец их любил, даже плакал, а сейчас... Сейчас все по-другому, хотя иногда могу вспомнить, но я же помню, да и знаю это ощущение контакта...

Адам Чейз, блог «МММ»

Ангелы смерти

Под светом багряной луны,

В ночи, покрываема тьмой,

Приди в мои тайные сны,

И стань моей правой рукой!

Они расплатиться должны,

За всё, что случилось с Землёй,

Приди в мои тайные сны,

И стань моей правой рукой!

Друг другу вовеки нужны,

Мы связаны кровью одной,

Приди в мои тайные сны,

И стань моей правой рукой!

Под светом багряной луны,

В ночи, что заведует тьмой,

Они поплатиться должны,

Так стань моей правдой святой!

 

 

Земля наполнилась болью, страдания этого мира полились через край. Люди задыхались среди сумрака, грязи и боли. Даже чистейшие из смертных душ, рано или поздно, темнели от боли и слёз.

 

И чудеса… чудеса не замечались.

Кончилось время чудес. Настало время смерти.

Мы создали птиц, для истребления гусениц, что губят цветы и растения — гусениц не должно быть слишком много, или мир погибнет.

 

И теперь мы создали ангелов, для истребления людей, губящих невинные души, ангелов, что подобно птицам, будут спасать цветы невинных человеческих душ, поглощая испорченных индивидов.

Мы создали ангелов смерти.

Смерть придёт за каждым, но, порою, её стоит поторопить. Ради света.

 

Ведь как одна гусеница может загубить сотню прекрасных цветов, так и одна пропащая душа способна загубить сотню чистых и невинных.

Убийство? Вовсе нет. Изъятые души попадают в чистилище, и их воспитанием займутся Ангелы Надежды.

А Ангелы Жизни приведут их в мир вновь, уже чистыми и светлыми.

 

Кончилось время чудес. Настало время ангелов смерти!

 

 

Он сидел и смотрел в стену. Прямая спина и блуждающий взгляд. Он не видел никого и ничего, и, в то же время, видел всё и каждого. Он сам мысленно называл себя Чейз. Именно мысленно – ведь он не говорил. Как называли его другие – он не знал, это было не важно.

 

Чейзу не нравился этот мир, и жить в нём он не хотел, потому и не видел особой необходимости в познании окружающей действительности, и в общении с кем бы то ни было. Он знал всё, что ему необходимо было, и он знал гораздо больше, чем все прочие люди, просто никогда и никому не раскрывал своих знаний.

 

— Алексей, позови брата обедать!

 

Четырнадцатилетний подросток нехотя оторвался от монитора, и, скорчив недовольную гримаску, передразнил мать:

 

— Позови брата обедать! – Потом взглянул на брата, и вздохнул. – Ну ма-а-ам, он ведь не пойдёт, ну ты же знаешь!

 

— Что такого интересного он опять увидел? – Миролюбиво спросила женщина.

 

— СТЕНУ!!! Блядь, не поверишь, стену!!! – Вдруг вспыхнул подросток. – Да какого чёрта вы вообще с ним возитесь?!!! Да ему вообще на всё плевать, плевать где он, с кем, сдали бы давно в психушку, и…

 

— Алексей!

 

— Мам, он псих!!! Чёртов псих! Овощ, не животное даже!!!

 

— Алексей, а ну-ка прекрати! – Прикрикнула женщина. – Садись и ешь сам!

 

— А ты?

 

— А я не буду!

 

Она вздохнула. Порой она и сама начинала сомневаться в том, что есть смысл ежедневно тратить столько сил на уход за старшим сыном. Уже девятнадцать лет она только и делает, что кормит его с ложки, моет, одевает, выгуливает, да бесконечно водит по врачам. А толку всё нет и нет. Ни один врач не помог ни на грамм, за девятнадцать лет парень не сказал ни слова, и даже не отзывался на своё собственное имя…

 

 

— Чейз!

 

Он вздрогнул, и обернулся на зов. Ему подумалось, что это лишь кажется, но голос повторил:

 

— Чейз!

 

Перед ним стояла девушка в красном платье. В красном платье и с тёмными большими крыльями, у неё были тёмные же волнистые волосы, и завораживающие карие глаза.

Он встал. Парень ростом два метра и пять сантиметров, широкий в плечах, а напротив – маленькая крылатая девушка. Он посмотрел ей в глаза, и тихо произнёс:

 

— Дария…

 

Произнёс так, будто был знаком с ней целую вечность. И это было первое его слово за всю жизнь в этом мире.

Cool-Assassin, блог «Криптология экспансивного»

Пена и паутина

В комнате Стайлза, на полу, на столе, на кровати – всюду – разлилось бескрайнее море бумаг, освобожденных от папок и файлов, обнаженных, бестрепетной рукой выставленных на всеобщее обозрение.

 

Когда Стайлз открывает дверь, море, подхваченное сквозняком, приходит в движение, омывает носки его кед и отливает, поспешно, словно напуганное собственной дерзостью. Из пены бумажной, как Афродита из вод морских, рождается Лидия: кожа кипенная, как окружающие листы, ржавые потеки подсыхающей крови, густыми локонами упавшие на плечи и высокую грудь, тревожный кармин губ.

 

Взгляд испуганный, мечется, как мечется и сама Лидия, в густой паутине алых шерстяных ниток, оплетающих комнату.

 

Она опускается на корточки медленно, дрожащими руками зарывается в пену, в волны, в воды, вытягивает какой-то листок – правой, левой – в то же время, стараясь быть незаметной – подхватывает ножницы, разворачивает в ладони, укрывает запястьем.

 

– Что. Ты. Такое? – почти твердо произносит Лидия, выпрямляясь. Протягивает руку – нервные пальцы, пастельный маникюр – лист дрожит, полусмятый. С такого расстояния деталей рассмотреть не удается – лист белый, в заломах, ровные следы лазерного принтера, краткая приписка от руки – ниже.

 

– Что ты? – повторяет Лидия.

 

Стайлз улыбается ей и закрывает за собой дверь.

 

Ножницы не помогут, Лидия.

Страницы: 1 2 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)