Автор: Profundum

Выкуп

Пэйринг и основные персонажи: Ло Бинхэ/Шэнь Цинцю, Мобэй Цзюнь/Шан Цинхуа, Ци Цинци, Ша Хуалин/Лю Минъянь
Рейтинг: PG-13
Жанры и предупреждения: Джен, Элементы слэша, Элементы фемслэша, Юмор, Дружба, Повседневность
Размер: 10219 ~ 6 страниц
Описание: Мобэй Цзюнь и Ло Бинхэ пытаются приготовить лапшу для Шан Цинхуа, Ци Цинци изучает особенности поведения демонов, а Шэнь Цинцю просто помогает своему ученику по мере сил и возможностей.

ЧитатьМобэй смотрел на него глазами, полными горя. Так, будто у него умер кто-то настолько дорогой, что жизнь без него потеряла всякий смысл.

Ло Бинхэ с ужасом уставился на него в ответ. Умереть мог только Шан Цинхуа — больше у Мобэя никого не было, только маньяк-дядя, он сам и толпы слуг. Это было уже плохо. Учитель, по страшному недоразумению привязавшийся к Шан Цинхуа после падения Ло Бинхэ в Бездну, мог расстроиться.

— Лапша, — тяжело уронил Мобэй Цзюнь.

Ло Бинхэ вытаращил глаза и на всякий случай обернулся. Вокруг никого не было. Может, кто-то попытался отравить Мобэя лапшой, и тот пришел к нему за помощью? Хотя зная Мобэя, тот скорее послал бы за ним на смертном одре, чтобы попрощаться и убедиться, что Ло Бинхэ справится еще и с северными землями. Пару раз они, конечно, помогали друг другу, но показывать себя слабым Мобэй все равно не любил. У этого его нежелания была какая-то очень длинная и муторная предыстория — вроде бы слабым короля Севера должен был видеть только один человек на всем белом свете. И не поймешь ведь, друг, враг или любовник.

— Что за лапша? — рискнул спросить он.

— Шан Цинхуа сказал, что хочет лапшу, — ответил Мобэй, тяжело вздохнув.

А Шан Цинхуа, видимо, был тем еще затейником. Ло Бинхэ облегченно вздохнул. С этим он мог справиться быстро, и не бросая учителя на произвол судьбы.
Все-таки временами Мобэя понять было сложно, да и сам он людей (и выросшего среди них Ло Бинхэ) не понимал. Было в этом что-то и забавное, и грустное. Даже говоря о том же Шан Цинхуа — Бинхэ еще что-то такое о них мимоходом подумал, учитывая, как часто Мобэй таскал его с собой, но, увидев, как Шан Цинхуа от Мобэя шарахается по стенам, решил, что его внимания это не стоит.

И вот как все это повернулось. Теперь лапша.

— Ты же бил его, разве нет? — все-таки поинтересовался он.

— Людям, оказывается, не нравится боль, — поделился сокровенным знанием Мобэй.

— Удивительно. А ты не знал? — выгнул бровь Ло Бинхэ. Мобэй, не почувствовав иронии, помотал головой.

Ло Бинхэ вздохнул. Почему тот его о людях и о том, что им нравится, не спросил, было понятно. Мобэй, при всей своей мужественности, демоничности и прозорливом уме, искренне считал, что все его действия были очевидны. Зло молчал, глядя в глаза, — значит, демонстрировал уважение. Протягивал руку, вытаскивая из проблемы — указывал на слабость.

Спасал кого-то из Бездны с мечом наперевес — хотел принести клятву верности.

Ло Бинхэ вздохнул и начал:

— Хорошо, какую лапшу ты хочешь, чтобы я приготовил? Какие-то приправы, из чего лапша будет сделана — Цинхуа ничего не говорил?

Он уже прикидывал список покупок и того, какая посуда ему понадобится. Хорошо, что лапшу он делал как раз недавно для учителя — кажется, именно тогда Шан Цинхуа к ним и примазался. Наверное, после этого и захотел.

— Я должен приготовить ее сам, — ответил на это Мобэй и встал. — Что для этого нужно?

Ло Бинхэ внимательно посмотрел на него, но Мобэй остался безмятежен.

Неужели Шан Цинхуа был ему так дорог, все удивлялся Ло Бинхэ. Сам он относился к нему терпеливо, ну ходит где-то рядом, вроде делает что-то полезное, и пусть.

А Мобэй, судя по всему, видел в Цинхуа что-то особенное. Именно то, что сам Ло Бинхэ не мог разглядеть, да и никто больше. То же, что он видел в учителе, а Ша Хуалин — в Лю Минъянь. Что-то поразительное и важное, что-то, без чего после того, как ты это заметил краем глаза, жить уже было нельзя.

— Значит, лапша будет пшеничная, — сказал он. Мобэй Цзюнь кивнул.

***

Ло Бинхэ мысленно пообещал себе, что больше никогда не будет помогать ни подчиненным, ни демонам, ни друзьям. Слишком дорого для него это обходилось.

Разве что учителю. И Ша Хуалин, если он сильно попросит.

Мобэй, конечно, был хорошим учеником — делал все ровно так, как Ло Бинхэ и говорил, но получалось у него как-то кривовато. Ло Бинхэ, как демону, которому из-за его умений в готовке периодически прощали почти все, смотреть на такое было невыносимо.

В первый раз получившиеся угольки они просто выкинули. Во второй раз склизкие отрезки, похожие на угрелонов из Бездны, они отправили за окно. Твердокаменные палочки, получившиеся на третий раз, они, не сговариваясь, спрятали за шкаф.

Мимоходом заглянувшая Нин Инъин, сморщив нос, отметила, что выкидывать в следующий раз их кулинарные эксперименты не стоит — лучше отдать наказанным ученикам, чтобы те на всю жизнь запомнили свои провинности. Мобэй ощутимо загрустил. Ло Бинхэ попробовал похлопать его по спине, но в тот момент Мобэй как раз держал в руке какие-то специи, разлетевшиеся по всей кухне.

В итоге они потратили еще полчаса на уборку, прежде, чем начать варить четвертую версию лапши. Ло Бинхэ честно предусмотрел все — лично отмерил пропорции составляющих, сам сбегал за водой и вскипятил ее. Все должно было быть идеально.

Получившееся варево даже едой назвать было нельзя. В странного вида жидкости плавали печальные холодные куски теста, а сама вода подозрительно булькала.

На шум пришел учитель, громко спросив от двери, кого они пытаются принести в жертву. Мобэй удивленно ответил, что никого. Ло Бинхэ заулыбался, и кинулся здороваться.

— Уж с тобой-то мы виделись три часа назад, — ласково пожурил тот своего ученика.

— Это слишком долго, — ответил Ло Бинхэ. Шэнь Цинцю улыбнулся ему.

Мобэй смотрел на них уж больно задумчиво, и Ло Бинхэ искренне посочувствовал Шан Цинхуа. Если бы Мобэй прямо у порога сказал бы, что Цинхуа отсутствовал слишком долго, тот бы решил, что его собираются бросить в тюрьмы Ледяного Дворца.

— Так что у вас случилось? — все же спросил Шэнь Цинцю.

Учитель посмотрел на последнюю их попытку, вздернул брови, и не глядя слил получившуюся жидкость в выгребную яму за домом.

— А теперь рассказывайте, что и как вы делали, — потребовал он, вернувшись.

Ло Бинхэ и рассказал — наглядно демонстрируя все то, что они только что делали с Мобэем, только в этот раз сам.

Лапша в этот раз вышла идеальной.

Мобэй нахмурился и вздохнул, постукивая когтями по столу.

— Убери пока, съедим с тобой позже. — Шэнь Цинцю расправил и захлопнул веер. — Может, дело в том, что Мобэй Цзюнь Ледяной Демон? Разве от этого температура лапши не будет меняться? Да и на огонь это тоже может влиять, — подумав, сказал учитель.

Ло Бинхэ пискнул и повис у него на шее, игнорируя чужие попытки выбраться.

В конце концов, его учитель был потрясающим.

К сожалению, специалистом по взаимодействию температур на Двенадцати Пиках был не он. Ло Бинхэ в глубине души был уверен, что сам учитель знал про такое получше, чем другие, но все равно согласился съездить за мастером в этой области.

Ци Цинци, которую в середине вечера оторвали от дел, была зла и жестока. По дороге отчитав мирно стоящих в стороне адептов, тремя фразами вогнав Ло Бинхэ, а потом и учителя в депрессию, обругав Шан Цинхуа и его глупости, на подходе к кухне она уже стала почти что веселой.

Ло Бинхэ в который раз подумал, насколько страшной все же была эта женщина. И пожалел Ша Хуалин.

Ци Цинци, увидев Мобэя, задумчиво прищурилась, а затем начала обходить его по кругу, попеременно то тыкая его пальцем, то поднося что-то, похожее на модель термометра ближе. Мобэю от этого было ощутимо некомфортно, но он покорно терпел, только мученически уставившись в стену. Стена, страдая вместе с ним, покрывалась тонкой коркой льда.

Ло Бинхэ устроился рядом с учителем, наблюдающим за всем этим безобразием.

— Шан Цинхуа же не просто так это придумал? Он же знал, что Мобэй не умеет готовить? — спросил он.

Учитель задумчиво обмахнулся веером, глядя на гору грязной посуды, оставшуюся после их с Мобэем кулинарных экспериментов. Гора кренилась, сползала, но не рассыпалась.

— Думаю, он просто идиот.

Бинхэ, подумав, уложил голову на плечо Шэнь Цинцю. Тот только вздохнул и легонько провел ему рукой по макушке, растрепав волосы.

— Вы, два бесстыдника, идите-ка сюда, — тут же позвала их Ци Цинци, видимо, закончив с Мобэй Цзюнем. Интересно, она специально выжидала такого момента, или и правда закончила только сейчас?

Вскоре Мобэй, уже выучивший рецепт лапши наизусть, вполне уверенно нарезал тесто. Ло Бинхэ, не желавший сдаваться на последнем рывке, поддерживал огонь нужной температуры, пока Шэнь Цинцю обмахивал его веером, видимо, забыв, что обычным демонам никакой жар был не страшен.

Не то чтобы Ло Бинхэ был против.

Ци Цинци внимательно наблюдала за ними, и от ее настойчивого интереса становилось не то чтобы неприятно, но странно. Взгляд она периодически переводила на Мобэя, сосредоточенно посыпающего лапшу в чане травами, и затем снова возвращалась к нему и учителю.

Это нервировало. Ло Бинхэ понимал, почему заклинатели шарахались от него и от Мобэя, но учитель-то ничего не сделал! Даже того же Шан Цинхуа при желании можно было обвинить в большем количестве вещей. В конце концов, именно он, а не учитель, шпионил для демонов.

Пока он сосредоточенно раздумывал над этим, лапша была почти доварена. Приятный запах почти перебил вонь от их предыдущих попыток, и лицом посветлел даже Мобэй.

Под конец лапшу они напряженно разглядывали все вместе: если Ло Бинхэ и Мобэю, возвышавшимися над остальными, было относительно просто, то Ци Цинци и Шэнь Цинцю приходилось пытаться разглядеть что-то за их спинами.

Выглядела лапша прилично, если не сказать хорошо. Избалованный готовкой Ло Бинхэ Шэнь Цинцю сказал бы, что ее можно было съесть; Ци Цинци, не будь она главой пика, забрала бы ее себе.

Мобэй смотрел на лапшу задумчиво, будто спрашивал себя, стоило ли оно того. Судя по тому, как бережно тот упаковывал ее, то мыслями он уже был совсем не с ними. Ло Бинхэ заметил, как учитель опустил глаза и прикрыл веером улыбку.

Мобэй сосредоточенно нахмурился и повернулся к ним:

— Я благодарен за оказанную мне помощь.

— Иди, иди, — замахал на него веером Шэнь Цинцю. Ци Цинци согласно закивала, а Ло Бинхэ помахал вслед Мобэю рукой.

Мобэй медленно кивнул, будто обрабатывая информацию, но послушно вышел за дверь, аккуратно придержав ее локтем. Ло Бинхэ облегченно вздохнул, и наконец-то присел — после такого дня даже у него, демона королевской крови, разболелась поясница.

Шэнь Цинцю успокаивающе погладил его по спине. Ци Цинци, заметив это, встала перед ними, закрыв свет от окна. Женщина возвышалась над ними, нахмурившись, так, что Ло Бинхэ снова почувствовал себя провинившимся учеником — даже несмотря на то, что Шэнь Цинцю сидел рядом с ним.

— Передай Ша Хуалин, что пока она не пришлет выкуп за невесту, ни о какой помолвке не может быть и речи. Поскольку Лю Минъянь моя лучшая ученица, то выкуп увеличивается втрое.

Пока Ло Бинхэ судорожно пытался подсчитать, сколько ему необходимо будет дать соратнице в долг, Шэнь Цинцю закашлялся — Ло Бинхэ не вовремя вспомнил, что так и не рассказал ему про Лю Минъянь и Ша Хуалин. Наверное, стоило, только чтобы он так не удивлялся.

— Мне нравится то, что я вижу, — тем временем продолжала Ци Цинци, так и не сменив позы. — Но это не значит, что кто-то вроде нее когда-либо сможет забрать Лю Минъянь с пика Сяньшу, как поступил Мобэй Цзюнь! Если ей так нужна Лю Минъянь, и чувства ее крепки, пусть остается на Сяньшу. И я не позволю моей ученице рваться на два мира, как поступили вы двое, — обвиняюще ткнула она пальцем в каждого из них поочередно. Шэнь Цинцю отвернулся, а Ло Бинхэ заерзал.

Ци Цинци надменно фыркнула, и сказала уже мягче:

— Проследи за своей подчиненной, будь добр.

Когда за Ци Цинци, решившей добраться обратно до своего пика на мече, резко захлопнулась дверь, Ло Бинхэ едва не застонал. Проблемы ближайших подчиненных, так или иначе, были его проблемами, но две сразу были явным перебором.

— Зато они, наверное, счастливы? — Попробовал утешить его Шэнь Цинцю. Руку он снова запустил ему в волосы, слегка массируя голову.

— В то время как этот ученик — нет, — бледно отозвался Ло Бинхэ, тем не менее прижимаясь ближе. Рука Шэнь Цинцю на миг замерла, но затем спустилась ниже, к чужим губам.

— Ммм? И чем же этот учитель может утешить своего ученика?

— Насмешливо спросил он. Ло Бинхэ быстро подался вперед, пытаясь ухватить чужой палец зубами, но учитель был быстрее: в тот же миг он закрыл веер, находящийся в другой руке, и слегка хлопнул им по макушке Бинхэ.

Тот обиженно нахмурился.

Учитель рассмеялся:

— Что же, все, что захочет этот ученик, этот учитель выполнит вечером.

Бинхэ приподнялся, чтобы встать, и Шэнь Цинцю тепло улыбнулся ему.

— А пока накрой-ка на стол.
1

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)