Бортжурнал32 читателя тэги

Автор: Хонор Харрингтон

Бортжурнал

Командир звездолёта "Иван Ефремов" приветствует вас. Добро пожаловать в кают-компанию.

А ведь сегодня...

...День разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом.

Пусть Пабло Неруда об этом напомнит.

 

Новая песнь любви Сталинграду

 

Я говорил о времени и небе,

о яблоке, о грусти листопада,

о трауре утрат, дожде и хлебе,

но эта песнь — о стали

Сталинграда.

Бывало, луч моей любви влюблённой

невеста берегла с фатою рядом.

Но эта песнь — о мести, окрылённой

и освящённой здесь,

под Сталинградом.

Я мял в ладонях шёлк и шорох ночи,

в сквозящий сумрак погружаясь взглядом.

Но в этот миг, когда заря клокочет,

я рассветаю сам

со Сталинградом.

Пусть юный старец, ноющий уныло

о лебедях и о лазурной глади,

разгладит лоб и вновь воспрянет силой,

услышав эту песнь

о Сталинграде.

Мой стих не выкормыш чернильной жижи,

не хлюпик, глохнущий при канонаде.

Он этой жалкой долей не унижен:

его призванье — петь

о Сталинграде.

Он плакал о твоих бессмертных мертвых,

с тобою, город, взламывал осаду,

сверкая на штыках и пулемётах.

Набатом звал на помощь

Сталинграду.

И вот повсюду бой священный начат:

в песках американцы гонят гада,

гвоздят гремучую змею… И значит,

не одинока крепость

Сталинграда.

И Франция, оправившись от плача,

под Марсельезу строит баррикады,

сжимая знамя ярости… И значит,

не одинока крепость

Сталинграда.

Пикируя из темноты горячей,

когтями рвёт коричневую падаль

крылатый лев Британии… И значит,

не одинока крепость

Сталинграда.

Чернеют в ней обугленные трубы,

но здесь и камень — недругу преграда.

Уже горами громоздятся трупы

врагов у врат стального

Сталинграда.

И перебиты лапы супостата,

чудовища, не знавшего пощады.

Торчат в сугробах сапоги, когда-то

грозившие пройти

по Сталинграду.

Твой взор всё так же ясен, словно небо.

Неколебима твердь твоей громады,

замешанная на осьмушке хлеба.

О грань штыка, граница

Сталинграда!

Твоя отчизна — это лавр и молот.

Пылает взгляд вождя над канонадой,

а лютый враг вмерзает в лютый холод

и в снег, залитый кровью

Сталинграда.

Уже твои сыны тебе добыли

победу — наивысшую награду

на грудь земли, простреленной навылет,

на грудь красноармейцу-

Сталинграду.

Я знаю, что воспрянули недаром

сердца в чаду коричневого ада:

взошло созвездье красных командармов

на грозном небосводе

Сталинграда.

И суждено надежде распуститься,

раскрывшись, как цветок в объятьях сада.

Написана великая страница

штыками и рассветом

Сталинграда.

И обелиск из мрамора и стали

встаёт над каждым рвом и баррикадой,

над каждым алтарём, где умирали

твои сыны, твердыня

Сталинграда.

И свищет сталь, буравя и взрываясь,

сечёт врага свинец кинжальным градом;

дрожит слеза и закипает радость

сегодня здесь, в твердыне

Сталинграда.

И вьюга заметает вражьи кости,

обломки перемолотой армады.

Бегут, бегут непрошеные гости

от молнии разящей

Сталинграда.

Они прошли под Триумфальной аркой

и Сену осквернили серным смрадом,

поганили Париж гортанным карком,

чтобы подохнуть здесь,

под Сталинградом.

Они топтали Прагу сапогами

и шли по воплям и слезам парадом —

но втоптаны теперь навеки сами

в сугробы, в чернозём

под Сталинградом.

Они изгадили и замарали

античную голубизну Эллады,

но в час разгула верили едва ли,

что час расплаты ждёт

у Сталинграда.

И растерзав Испанию, гарротой

они сдавили горло серенаде;

испепелили землю Дон-Кихота,

но сами стали пеплом

в Сталинграде.

Голландию тюльпанов и каналов

они крушили бомбой и прикладом.

Но вот чернеют трупы каннибалов

в заснеженной степи,

под Сталинградом.

Расплавили, злорадно завывая,

как волки, близко чующие стадо,

они снега Норвегии, не зная,

что скоро им скулить

у Сталинграда.

Да здравствует твой непокорный ветер,

который воспоют ещё баллады!

Да здравствуют твои стальные дети

и правнуки стального

Сталинграда!

Да здравствуют бойцы и комиссары,

богатыри, которым нет преграды,

и солнце, в небе пышущее яро,

и лунный свет ночного

Сталинграда!

И в час, когда навек замрёт мой голос,

пускай осколок твоего снаряда

положат мне на гроб, а сверху — колос,

кровавый колос нивы

Сталинграда.

И это будет памятник поэту,

которому иных наград не надо:

пусть я и не ковал твою победу,

но выковал острей клинка вот эту

стальную песнь во славу

Сталинграда.

 

Немного о самопальных продуктах

Всё-таки Дзэн - удивительное место: чего только там не найдёшь... И вот читаю я пост, автор которого размышляет о самопальных продуктах - например о колбасе из фарша с разными положенными колбасе приправами, натолканного в бутылку и подкрашенного свекольным соком. Зачем, - недоумевает автор, - от бедности, что ли? Вроде нет. Если уж так хочется, сделали бы честную домашнюю ветчину. Ведь домашний "Бейлиз" всё равно остаётся водкой со сгущёнкой...

И вспомнились мне развесёлые студенческие времена. И подумала я себе: во-первых помимо водки и сгущёнки в рецепт входили ещё желток и столовая ложка растворимого кофе.

Во-вторых никакой это не "Бейлиз". О существовании этого ликёра в те времена знали только продвинутые читатели зарубежных детективов вроде меня. Называлось это пойло "коктейль "Бешеная Лягушка". Почему - не спрашивайте. Не знаю.

В-третьих: зачем делали? Ну... К празднику например. К Новому году. Шампанское-то мы добывали без особых проблем, его или иногородние привозили (как ни странно, скажем, в райцентре Октябрьское с шампанским на Новый год было сильно проще, чем в областном центре), либо покупали его в Газзаводском магазинчике - был такой поблизости от Газзаводской же медсанчасти, в которой мы проходили практику.

И уж точно всё это делалось не от бедности. Возможно, от желания поэкспериментировать. Или для создания праздничной атмосферы. А скорее всего - от молодой дури и вечного, неистребимого "А просто!"

Всех порву, один останусь!

Сны, стихи и прочее не пойми что

Проснулась от того, что кто-то в моём сне пел Киплинга.

День-ночь-день-ночь - мы идем по Африке,

День-ночь-день-ночь -все по той же Африке.

(Пыль-пыль-пыль-пыль - от шагающих сапог!)

Отпуска нет на войне!

Мне всё время кажется, что большинство его стихов и написаны как песни. Под шарманку - "Меня звать О'Джелли, испытан я в деле". Под гитару - "Брод, брод, брод через Кабул, брод через Кабул и темнота". Под расстроенное пианино - "Серые глаза, рассвет, пароходная сирена". Под мерный шаг пехотной колонны.

Бред? Наверно. Но кажется, и креститься не хочется.

 

Давным-давно на Сочинителе...

Зверь внутри меня одевается в рыжевато-серый мех с узором чёрных пятен.

Он боится волков и ружей,

И ест только свежепойманное мясо.

Зверь внутри меня презирает тех, кто считает, что лучше него знает, что ему надо.

Он живёт в глубине древнего бора,

И играет с лунными зайчиками.

Зверь внутри меня поёт, когда приходит весна.

У него есть коллекция счастливых времён,

И он наслаждается, перебирая воспоминания о них.

Зверь внутри меня любит ночь, луну и запахи темноты, манящие и тревожащие.

Он ждёт, когда зайдёт солнце,

И хочет, чтобы ночь не кончалась подольше.

А иногда, когда никто не видит, зверь внутри меня мечтает, что однажды у него появятся крылья.

Могучие, снежно-серебряные крылья, которые поднимут его к полной луне.

Что такое "не везёт" и как с ним бороться...

На острове Невезения я, кажется, прочно обосновалась. Еду давеча в автобусе, сижу на том месте, которое "для инвалидов и пассажиров с детьми". А там сиденья, как известно, два ( по крайней мере в ПАЗиках так) - одно лицом по ходу движения, а другое спиной, и между ними довольно большой промежуток. Я сижу на том, которое лицом. И тут этот ..., ... и ..., который за рулём автобуса, тормозит, нехороший человек, на перекрёстке так, словно ему поперёк дороги Дикая Охота вылетела. Или президентский кортеж. А ухватиться не за что, упереться не во что, сиденье скользкое, пуховик - тем более. И привет сэру Исааку Ньютону - я слетаю со своего сиденья и в полном соответствии с законами физики вмазываюсь в противоположное. Впечатление незабываемое - кто получал по передней поверхности голени, тот поймёт. И теперь я свечу на весь подлунный мир неприличных размеров синяком и отёком на месте ушиба. Хорошо, хоть не лето...

Ан-124, он же "Руслан"

Ну красавец же! А кто станет говорить, что нет - тому в глаз...

Похоже, что это заразно...

Последний раз такую анкету я заполняла больше пятидесяти лет назад)). Ну, поехали.

 

ФИО: Скойбедо Катерина Александровна. В некоторых местах известна под девичьей фамилией или под ником Эгильсдоттир. За вопрос "почему не Екатерина" сразу бью в глаз.

Возраст: 64 года как с куста.

Я люблю, когда меня называют: по имени. Все родственники, знакомые и знакомые родственников обычно называют меня Катюша, и только одна знакомая - Катенька. Я отзываюсь и на то, и на другое.

Цвет глаз: тёмно-серый.

Цвет волос: крашеный - гранат, родной - тёмно-русый с сильной проседью.

Мой знак зодиака: Водолей.

Я родом из: Москвы

Мои успехи в учёбе: школа без особых изысков, на 4-5, медицинский институт, специализация по рентгенологии и так далее, и тому подобное.

Мои положительные качества: спокойно отношусь к разнообразным закидонам окружающих до тех пор, пока оные закидоны не задевают остальных окружающих. Много чего знаю непонятно откуда (из серии "где-то я это читала...").

Мои отрицательные качества: главное отрицательное качество - категорическое неумение вовремя заткнуться.

Мои увлечения: книги, музыка - от классики до тяжёлого рока, сочинительство, боевые самолёты.

Моя мечта: один хороший человек (и говорят, неплохой писатель) сказал за пару недель до смерти: "Верю в личный рай - дом у озера и ГАЗ-69 в сарае." Вот и у меня примерно так, разве что за вычетом ГАЗа в сарае. А уж на этом свете или на том - это как придётся.

Моя цель в жизни: смысл жизни заключается в замыкании геохимических циклов. (с) И цель примерно в том же. Поэтому я живу, как живётся.

Мой любимый школьный предмет: русский, литература, история, биология, физика.

Мой нелюбимый предмет: разве что математика, и то не сама по себе, а училку я очень не любила - вечно у нас с ней какие-то тёрки были.

Мой любимый цвет: люблю пастельные, или как теперь говорят, нюдовые цвета: тёмно-розовый, сиреневый, самО, оливковый, хаки. .. И разные сочетания, например бирюзовый и чёрный.

Больше всего я люблю заниматься: бесцельным шатанием в старых районах Оренбурга.

Я не люблю заниматься: рукодельем. Свинца в энном месте мне на него не хватает.

Мой любимый фильм, сериал: все перечислять можно до второго пришествия)) "Тень", "Офицеры", "Достояние республики", "Лексс", "Коломбо", "Семнадцать мгновений весны". И ещё старый, 70-х годов американский фильм, называвшийся, кажется, "Погоня".

Мой любимый мультфильм: советский "Винни Пух", "Жил-был пёс" и ещё много чего.

Мой любимый герой: если хорошо подумать, то пожалуй Язон динАльт.

Мой кумир: Нема таких. "Если я не найду свой кумир - брошу мир у уйду в монастыр!" (Цитата по-моему из "Необыкновенного концерта", но точно не помню).

В свободное время я люблю: читать. Пить кофе с подругой. Постигать дао земледелия у неё же на даче.

Меня сильно может рассмешить: что-нибудь действительно смешное.

Я бы хотела побывать в: да где я только не хотела побывать... Но более всего в Мачу-Пикчу, на Корфу - в даррелловских местах - и в Аркаиме. (Но только чтобы всяких шизотериков поблизости не было!)

Свои летние каникулы я провожу: когда они у меня были, с удовольствием проводила их в Подмосковье на даче у московских родичей.

Это блюдо я готова есть всегда: жареная свинина с луком, вареники с вишней, хурма, солёные крекеры.

Я не люблю есть: не то, чтобы не люблю... Я не пробовала такие деликатесы, как, скажем, устрицы, но думаю, что стану их есть только под угрозой голодной смерти.

Моя любимая книга: можно, я лучше писателей назову? А то долго будет. Куприн, Паустовский, Е. Лукин, Д. Даррелл, Р Мёрль.

Моя нелюбимая книга: опять-таки можно писателей? Солженицын и вся нынешняя тусовочка - Быков, Алексиевич и прочие гюрзели яхины

Мои друзья: "Я пью за здоровье немногих,

Немногих, но верных друзей.

Друзей неуклончиво строгих

В соблазнах изменчивых дней"

Мне нравятся такие животные: псовые, кошачьи, лошади, олени, медведи, совы, вОроны и ворОны.

Я бы сравнила себя с таким фруктом, как: хурма: поди угадай, вяжет она или нет))

Я общительный человек: не особенно. Но медицинская служба приучила меня быть экстравертом или интравертом по необходимости.

Я радуюсь, когда: в моём возрасте радуешься уже и тому, что - живёшь.

Я огорчаюсь, когда: из человека внезапно вылезает какое-нибудь дерьмо, а я не замечала никаких к тому предпосылок.

Любимое время года: осень

Эту одежду я предпочитаю: юбки и блузки.

Когда вырасту, я стану: дык тут уже не только выросла - тут уже помирать пора))). Думала стать врачом. Стала.

Я уважаю других людей за: порядочность.

Я счастлив, когда: всё идёт так, как надо.

Я жалею: да о чём жалеть-то? Что было - то было, а всё, что нас не убивает, то еда.)

Если бы у меня были деньги, я купила: книги, бумажные и электронные, на все деньги. А если бы вдруг что-то осталось - какую-нибудь золотую цацку. В прошлой жизни я была сорокой и неровно дышу к блестящим безделушкам.

Мое незабываемое впечатление: горькое и страшное: спуск советского флага на доме правительства в Москве.

Иногда во время сна я: летаю.

Я коллекционирую: фигурки сов.

Я умею: сочинять стихи и сказки; слушать; печь плюшки с корицей.

В жизни я не могу обойтись без: книг.

Самое прекрасное в жизни это: когда долго что-то не получалось, и вдруг "Ура! Получилось!"

Три вещи, которые я никогда не смогу сделать: ничего не буду говорить, ибо не знаю.

Моё любимое выражение: "Нихрена, дойдём!", "Ша! В городе японцы!", "Осмотреться в отсеках!"...

Лучший подарок для меня это: лучшего подарка, чем уличная музыкантша, певшая песню на мои стихи, для меня не было, нет и видимо уже не будет.

Я люблю танцевать: когда хочу танцевать, танцую что угодно.

Мои вредные привычки: читать лёжа, есть на ночь.

Мой любимый аромат: жасмин, бергамот, полынь, запах мокрой листвы после летнего дождя.

Я никогда не прощу: нет такого. Если я человека простила - значит, его в моей жизни больше нет, и никаких чувств к нему я не испытываю.

Любимое число: а х его з.

Мой рост: 168

Моя внешность: обычная, слегка потрёпанная жизнью тётка, пожилая, но молодиться не пытающаяся.

Я бы пожелала людям: помнить: кто знает - не говорит. Кто говорит - не знает

* * *

Чтение Дзэна - занятие абсолютно бессмысленное, но очень затягивающее. Это я, кажется, уже говорила... В последнее время лента подкидывает мне постики про некую Алису Теплякову, девятилетнюю студентку МГУ. Я сейчас не буду рассуждать на популярные конспирологические темы - типа есть ли у родителей волосатая лапа на Самом Верху и собираются ли очередные жыдомасонорептилоиды таким манером развалить российское образование. Достоверной информации на этот счёт у меня нет, а в таких случаях я железно придерживаюсь правила, по которому делаются записи в судовом журнале и протоколы рентгенологического обследования; пишем, что наблюдаем. А чего не наблюдаем, того не пишем. А наблюдаем мы несчастную девчонку, которой не в МГУ учиться, а с подружками-ровесницами в колечко играть. (Или во что там нынешняя ребятня играет) Ну не готова она к такой нагрузке, видно же, что не готова! Если новорождённого ребёнка держать так, чтобы его стопы касались твёрдой поверхности, он будет перебирать ножками, как при ходьбе. И этот рефлекс - показатель того, что у ребёнка всё в порядке с нервной системой. Но это не значит, что он может ходить. К ходьбе у новорождённого не готовы ни кости, ни мышцы, ни вестибулярный аппарат... Настанет подходящее время - пойдёт. Так и здесь: если девочка прочитала труд по психологии, это не значит, что она его поняла. Ну зачем ей это, господи... Да и на мой профессионально деформированный взгляд у девчонки со здоровьем бааальшие проблемы. Судя по бледности и безобразным синякам под глазами - как бы там железодефицитной анемии не было... На фоне откормленного, жирненького кабанчика-папашки особенно хорошо заметно. Жалко её очень, тем более, что я представляю, чем это кончится. Лет через пять-шесть она поймёт, что никакой она не вундеркинд, а совершенно обыкновенная девочка. Но к известности уже привыкла, а тут ещё папа с мамой, поняв, что с дочкой облом, выдвигают на первый план Алисиного братика. А психика развалена напрочь. Я тётка старая, живу на свете долго и видела некоторое... странное. А уж таких юных гениев я видела больше, чем папа Тепляков - воробьёв. И все они к сожалению кончали в самом лучшем случае в психушке. А чаще - в петле.

* * *

Всем, кто празднует Рождество - доброго праздника!


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)