Бортжурнал32 читателя тэги

Автор: Хонор Харрингтон

Бортжурнал

Командир звездолёта "Иван Ефремов" приветствует вас. Добро пожаловать в кают-компанию.

Путевой обходчик

Скажу сразу; лучшего фанфика по Вархаммеру я не читала. Скоффер, да благословит и приветствует его Император, вообще отличается редким умением взять привычную вещь и вывернуть её наизнанку. В полном соответствии с рекомендацией одного математика и поэта: "Чтобы увидеть привычное/Крупным планом,/Надо уметь обычное/ Сделать странным". Итак:

Старые часы с потрескавшимся перламутровым циферблатом пробили девять. Зиныч, кряхтя, влез в залатанные валенки и, запахнув линялый ватник, толкнул дверь. Ветер тут же бросил в избу пригоршню снежной крупы, которая, чуть-чуть не долетев до печки, сразу начала таять. Старик поставил фонарь на слежавшийся сугроб и повесил на дверь тяжелый замок. Красть в избе все равно было нечего, но Зиныч знал, что запирать дверь надо. Его никогда не покидали смутные предчувствия того, что надо делать, и он откуда-то знал, что не ошибется. Покачивая фонарем, он побрел, сгибаясь навстречу ветру, по темному поселку в сторону железнодорожного полотна.
скрытый текстОт соседней избы раздавалось ритмичное хэканье и стук топора. "Здорово! *хыщ!* Зиныч! Что?! *хыщ! К Зинке собрался?!*хыщ*,"- не переставая колоть полено за поленом окрикнул Зиныча Хорин, - "А фонарь тебе! *хыщ!* Зачем?! Не разглядеть?! *хыщ* Боишься?!" Тут Хорин опустил топор и захохотал хриплым неприятным смехом. Неподвязанные, несмотря на сильную метель, уши его шапки торчали вертикально вверх, делая обладателя шапки похожим на черта. "Тьфу, бесноватый," - подумал про себя Зиныч, - "морда красная, глазища навыкате - опять небось нажрался и врагов невидимых рубит. Хорошо хоть поленья сегодня терзает, а не заборы соседские как в прошлый раз. К Зинке... Сколько лет как померла Зинка-то, а я так Зинычем и остался... А может и правда пора мне к ней? Заждалась, небось..."
Не слушая кричащего ему что-то вслед Хорина, Зиныч поплелся дальше. В доме Председателя горел свет, а из открытой форточки (вот же натопили-то как!) слышался монотонный женский голос, заученно повторяющий слова молитвы. Дверь со скрипом приоткрылась, и на крыльцо вышел Алешка механик, из кармана у него торчал неизменный гаечный ключ на тридцать два. Какой-то остряк однажды сказал, что Алешка с этим ключом сросся при рождении - в ответ парень молча вытащил ключ из кармана и сломал им зубоскалу челюсть. Больше с ним никто шутить не отваживался.

***
История Председателя казалась невероятной даже видавшему всякое Зинычу. Здоровенный, за два метра ростом, парень прошел всю войну без единой царапинки, насовершав при этом кучу совершенно фантастических подвигов и заработав полдюжины медалей. Вернувшись в родной городок Имбирный Ум, круто пошел вверх на партийной работе, блистал на собраниях и к сорока годам стал председателем горкома. А потом вдруг поехал в областной центр и привез из детдома тринадцать пацанят-сирот. Воспитал их один, без хозяйки, на ноги поставил, умудрившись как-то совмещать дела семейные с общественными. А когда сыновья вернулись из армии (все как один с самыми лестными аттестациями), определил их Председатель в городское отделение милиции работать. Порядок в Имбирном Уме сразу стал ну просто идеальный. Так ребята старались, что скоро не то что вора или хулигана - окурка мимо урны брошенного днем с огнем не найти стало.
Ну а потом будто сглазил кто. Пришел как-то к Председателю самый любимый его сын Гошка и говорит: "Устал я, батя, от тебя и от идеологии твоей дурацкой. Новое время началось, лихое, так что катись-ка ты к чертям со своей ментовкой." Плюнул сын отцу под ноги, бросил на стол партбилет и удостоверение и ушел. А потом слух разнесся, что сколотил Гошка банду и даже кое-кого из братьев туда сманил. Когда узнал про то Председатель, схватился за сердце да и упал. Отвезли его верные сыновья в больницу, а врачи сказали - инфаркт. Не выдержало сердечко отцовское, руки-ноги отнялись у Председателя, даже слова сказать не может. Только глазами водит, показывает, что жив еще.
Лежит с тех пор Председатель но железной кровати с никелированными шарами, не шевелится. Сыновья сперва за ним ухаживали, а потом сгинули один за другим. Кто с бандитами в перестрелке под пулю попал, кто в аварию угодил, а кто просто уехал и не вернулся. Теперь присматривает за парализованным Председателем Адька Сорокина, которая все в монастырь уйти хотела да никак не собралась. Сидит у кровати целыми днями да молитвы читает. Изредка Алешка-механик к ним заглядывает. Любит парень Адьку, только признаться боится. А отделение милиции, сыновьями Председателя поднятое, до сих пор работает, хоть и не так как раньше. Работы опять же у милиционеров прибавилось - не только бандитов гонять им приходится, но и с саранчой, которая чуть ли не каждое лето прилетае на поля возле Имбирного Ума, бороться, посевы от нее оберегать. Больше-то некому...

***
От невеселых мыслей о сложной судьбе Председателя и его сыновей Зиныча отвлек громкий крик "УРАААААРГХ!!!!!", раздавшийся со стороны сарайчика станционного буфета. Не успел старик оглянуться, как к нему, вздымая снежную пыль, подлетели близнецы-десантники Горький и Мокрый. На лицах братьев застыла пьяная предрвотная гримаса, в руках каждый из них сжимал по кирпичу. "ДЕЕЕД! ДАВАЙ ДРАТЬСЯ!!!" - рявкнул Горький, опасно нависая над Зинычем. "ДА НУ ЕГО НАФИГ!!! ОН ДОХЛЫЙ И ТАК!!!" - фельдфебельским голосом возразил близнецу Мокрый, замахиваясь кирпичом. Глиняный параллелепипед с хрустом встретился с голубым беретом Горького и раскололся пополам. Горький, как ни в чем ни бывало обернулся и так же приложил брата кирпичом по макушке. Затем как ни в чем ни бывало братья подхватили Зиныча с двух сторон под руки и проорали ему в оба уха: "ПОШЛИ ВЫПЬЕМ, ДЕД!!!! УРРАААААРГХ!!!" Сопротивляться было бесполезно. Стараясь не разбить фонарь, Зиныч, подхваченный двумя зеленоштанными здоровяками, буквально влетел в буфет.

***
В буфете было тепло и шумно. Не смотря на поздний час и темноту за окном, стайка ребятишек в возрасте от трех до двенадцати лет скакала вокруг сидящего за крайним столиком толстячка, крича на все лады: "Дедушка Нуль! Дедушка Нуль! Дай конфетку!!!" Изрытое оспинами лицо Нуля сияло, он, улыбаясь во весь прореженный цингой рот, доставал из кармана бесформенного пальто конфеты и щедро раздавал их детям: "Ешьте, чертенята, тоглько смотрите у меня, объедитесь - прыщами пойдете, мамка заругает!" Один самый маленький мальчик встал на цыпочки и, обнимая толстяка, пропищал: "Дедуска Нуль! Я тебя так сильна-плесильна люблю, что готов хоть весь-весь плыссями пойти!" Нуль рассмеялся и махнул рукой Зинычу, приглашая его присесть. "Ладно, чертенята неумытые, бегите домой, на сегодня конфеты кончились, спать пора,"-проворчал с шутливой строгостью Нуль и ребятишки так и прыснули к выходу.
Зиныч кивнул Нулю со словами: "Извини, Аполлон, я сегодня не могу засиживаться - мне к поезду надо идти." Услышав свое паспортное имя, Нуль поморщился, но промолчал. Давно перестал он быть интеллигентным стройным юношей с именем античного бога - после семи голодовок на лесоповале, куда попал он по политической статье, его тело стало рыхлым и вечно голодным, с каждым годом Нуль толстел и все сильнее жаловался на самочувствие. Что, впрочем, не мешало ему быть добродушным весельчаком, искренне любящим детей.

***
Мимо Зиныча, покачивая крутыми бедрами, прошествовала к стойке буфетчица Нюша. В нее были беззаветно влюблены все без исключения обитатели поселка, а она знала об этом и не уставала дразнить мужчин искорками в хитрых азиатских глазах. Так хороша была она, что стоило кому-то в разговоре упомянуть имя "Нюша", как кто-нибудь обязательно добавлял, смачно растягивая звуки, словно перекатывая их на языке: "Слаадкая..."
Особой популярностью пользовалась Нюша у китайцев, проезжающих через станцию куда-то в сторону Европы. Простые пассажирские поезда обычно подолгу ждали на этом полустанке, пропуская скорые и курьерские, и у пассажиров измученных долгим заточением в вагонах, была возможность выпить рюмку-другую чего-нибудь горячительного, закусывая видавшим виды пирожком, и насладиться нюшиной грацией. Китайцы почему-то все как один везли в сторону Европы яркие камни, отдаленно напоминающие драгоценные, и длинные нитки пестрых бус. Эти богатства предлагали они сладкой Нюше, уговаривая уехать с ними. Нюша подарки принимала охотно, но ехать отказывалась. Как она сама объясняла - она ждала кого-то, кто не пожалеет для нее душу. Но время шло, а желающих не появлялось. Китайцы допивали свою водку и уезжали ни с чем в сторону Европы, и жизнь на станции не менялась.

***
Без четверти десять Зиныч доковылял до засыпанной снегом обшарпанной платформы. Одинокий тусклый фонарь освещал проржавевшую жестяную табличку "Станция ВАРПЬ". Из-за будки билетной кассы (часы работы с 9 до 17 часов, кроме вторника, четверга и субботы) выскочила свора бродячих псов. Псы эти были грозой всех проезжающих пассажиров - каждый раз, когда очередной поезд останавливался на станции, эти четвероногие негодяи с визгом врывались в вагоны и вихрем проносились через весь состав, сшибая все на своем пути и разрывая зубами все, до чего можно только дотянуться. Именно по этой причине машинисты старались проезжать станцию как можно скорее, ни в коем случае не останавливаясь.
Освещая себе дорогу фонарем, Зиныч побрел по колено в снегу к полузанесенному метелью рычагу стрелки. Где-то вдали, со стороны Европы, послышался гудок приближающегося поезда. Старик навалился всем телом на рычаг, и рельсы со скрипом заскользили по мерзлой земле, меняя направление движения состава. Пока поезд с пыхтением и грохотом несся мимо, Зиныч стоял на насыпи с фонарем в руке и, не обращая внимания на бьющую в лицо снежную крупу, смотрел на мелькающие перед ним ярко освещенные окна вагонов. Состав давно уже скрылся из виду, а старый путевой обходчик все смотрел ему вслед и думал: "Боже мой... Боже мой... Тысячи лет я изменяю пути людей так, как мне это угодно, а люди все так же несутся прочь, не замечая меня, не чувствуя моей власти над ними, несутся навстречу судьбе, которую, как им кажется, они выбрали сами. Беспечные и счастливые."

Пафос!

Сын Дорна. Шикарен и пафосен до невозможности. Кто такой - не знаю, кто автор - тоже. Утащила на NERV'е.

 

Знак согласия

http://shablona.net/crisis/ivan-efremov-pokoleniya-privykshie-k-chestnomu-obrazu-zhizni-vymrut.htm

Текст довольно большой, поэтому ограничусь ссылкой. Но - согласна. Со всем согласна, от и до.

Йольские приключения

Вот и с праздником. Пихтовый веник стоит на полке, украшенный колокольчиками и бусами, йольская каша томится на плите, дары Йольскому коту в морде лице Жора поднесены, осталось налить чарочку Ерофею, но это - когда каша сварится. А ещё получены все нужные бумаги, и в среду мы пойдём за ключами. И если поднапрячься, то есть неслабый шанс встретить Новый год в новом доме.

На подумать

Я не великий знаток вархаммеровского бэка и не знаю, кто назвал владыку Имперских Кулаков Рогалом Дорном. Но кто бы он ни был, сделал он это с намёком. Ибо есть такая хреновина для нанесения нарезов на внутреннюю поверхность ствола - дорн. Учитывая специфику Легиона...

Наблюдаемое

Стою это я в шаурмовой палатке, жду свой заказ и вижу; по палатке шастает девица-красавица от роду лет максимум двух. Поглядела я на неё - и поняла, что есть истинно арийская внешность. Мордаха у девицы словно с персидской миниатюры - округлая, с нежным румянцем и чёрными миндалевидными глазищами. И к этому прилагаются шикарные блондинистые кудряшки. Вырастет - смерть мужикам...

Кроссовер

Не знаю, чей фанарт, но он прекрасен. Громозеки-дредноута только не хватает.

 

 

Хроника

Если вести отсчёт по событиям, то день начался часа в четыре утра. Со звуков падения чего-то тяжёлого и воплей в квартире под нами - по идее пустой. Потом притихло до полудня. Около полудня на площадке первого этажа раздались дикие вопли "Помогите!"

- Сквоттеры, что ли, там завелись? _ высказал предположение ребёнок и добавил, выглянув в окно, - Грузовая ГАЗель стоит...

- Точно грузовая,- уточнила я, - не труповозка?

- Ха, - сказал ребёнок, - оранжевая, с надписью "Везёт"? Оригинальная труповозка...

Потом было тихо. Вечером из дверей нехорошей квартиры выполз сосед Серёга, рассуждавший на тему: "Красота, заходи в любую квартиру!"

Я поинтересовалась, не знает ли он, что там утром произошло. Но поскольку Серёгин организм был под завязку заправлен этанолом, ничего более вразумительного, чем "А хер его знает", он сказать не смог.

Так никто ничего и не узнал.

Размышлизм литературный

Вот думаю я себе... Вся попаданческая фантастика суть один сюжет: наш современник попадает в кого-то из прошлого. И как минимум одна хорошая вещь про попаданца из далёкого будущего в 42-й, не то 43-й год мне известна - "Беглец" А. Шалимова. Правда, там попаданец был сам по себе, а не в кого-то, так сказать, во плоти. А теперь берём и опрокидываем ситуацию. Человек из прошлого, какой-нибудь отчаянный революционер вроде Камо попадает в нашего современника... Только придётся допустить сохранность памяти реципиента, иначе адаптироваться будет почти невозможно - за сто лет не изменилась разве что глупость человеческая.

Про серьги

Мне решительно не везёт с серьгами - я их теряю, как последняя раздолбайка. Вчера вот например. Внезапно обнаруживаю отсутствие одной серьги. Ладно, думаю, поздно уже, утром поищу, всё равно она где-то здесь, поскольку на улице я не была. Но это была не самая интересная история с серьгами.

Самая интересная произошла довольно давно тому назад, когда я в голодные и беззарплатные времена шабашила сторожем в гаражном кооперативе. Пришла однажды с ночного дежурства с одним желанием - спать. Постелила постель, разделась, снимаю серьги. Одна - маленький серебряный "гвоздик" - выскальзывает из моих полусонных пальцев и падает на пол. Искать её прямо сейчас у меня сил нет, но проснувшись, разворачиваю поисковые мероприятия. Я обползала всю комнату на карачках, заглянула под всю мебель и во все углы - нет серьги. Я перевернула вверх дном чашку и сказала " "чёрт, чёрт, поиграй и отдай" - бесполезно.Тут меня зло взяло.

- Чёрт, - говорю, - хорош прикалываться! Отдай серьгу, я тебе другую дам!

Прикрытая дверь медленно сдвигается, и я вижу лежащую на полу серьгу...

 

А вчерашняя серьга мирно лежала на ребёнкином диване и нашлась в процессе стеления постели.


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)