Автор: Psoj_i_Sysoj

Глава 6 — 13.02.2027. Няньу. Часть 1

Предыдущая глава

Ранним утром следующего дня к Сяо Наньчжу самолично заявился неугомонный [1] Сыту Чжан с одной целью — устроить другу добрую головомойку за вчерашнее.

Только что пробудившийся Сяо Наньчжу с тяжёлой со сна головой двинулся открывать дверь, однако не успел он и рта раскрыть, как на него напустился пылающий праведным гневом [2] Сыту.

Сяо Наньчжу и сам знал, что неправ, однако как ни в чём не бывало уселся, скрестив ноги и закинув руки за голову, и предоставил Сыту Чжану разоряться в своё удовольствие, пропуская его брань мимо ушей. Когда тот закончил, Сяо Наньчжу, подавляя зевок — ведь он нормально не спал битых две ночи! — бросил:

— Эй, я ж тебе говорю, что уже нашёл работу, а ты на меня так взъярился — полегче, братан… Извини, наверно, я тебя вчера неверно понял, давай на этом и порешим! Сегодня будет ещё вечеринка? Я, разумеется, зайду, замётано!

читать дальшеНастроение у Сяо Наньчжу не задалось с самого утра, а от ругани этого дикого кота Сыту Чжана делалось только поганее, так что под конец у него уже не было сил подняться с дивана, на котором он распластался подобно медузе. Впрочем, радовало хотя бы, что вопрос с работой уже разрешился, а то этот доброхот Сыту Чжан запилил бы его до смерти [3].

Известие о том, что друг нашёл работу без его помощи, погрузило Сыту Чжана в полный ступор. Хлопнувшись на диван рядом с Сяо Наньчжу, он схватил его за плечи и принялся трясти, будто тряпичную куклу:

— Эй, ты серьёзно? Какая ещё работа?! Вот прям сейчас и нашёл? Когда новый год на носу? Не может быть, чтобы нашлась другая нянька, которая бы так о тебе позаботилась в этом месяце! Работа хоть приличная? А ты, как я посмотрю, А-Нань, совсем большой стал — вон даже работу сам отыскал, будто городской пижон [4]!

Сяо Наньчжу закатил глаза, не в силах терпеть дурачество Сыту Чжана, однако, как бы тот ни упрашивал, так и не открыл ему, что это за работа такая.

Да вообще, он пока не представлял, как об этом можно кому-то рассказать: вся эта чушь с мастером календаря звучала как угодно, но только не как приличная работа. Что же до Сыту Чжана, то, пусть они и дружили в детстве, после столь долгой разлуки Сяо Наньчжу не был уверен, что приятель может переварить подобные откровения.

Излишне говорить, что такое запирательство лишь подогревало любопытство Сыту Чжана — ведь не так давно Сяо Наньчжу ныл, будто отчаявшийся старикашка.

Глядя на озадаченное лицо друга, Сяо Наньчжу в глубине души потешался, прикидывая, что бы тот сказал, узнав, что и он вопреки всему решил впутаться в этот тесный круг «постоянных клиентов со связями» — хотя в последнее утверждение Сыту Чжана ему верилось с трудом.

— Ты правда придёшь? — тем временем допытывался последний. — А работе это не помешает? Тебе пить-то можно? В конце концов, это просто вечеринка с парой знакомых, не более того…

— Разумеется, приду — когда это я отказывался от халявной жратвы? Посижу себе в сторонке от вашей дружной компании…

Бездумно отвечая Сыту Чжану, он на самом деле был с головой погружён в свои мысли.

Вчера, лёжа без сна, он предавался бесплодным раздумьям о том, как бы превратить это мутное дельце в прибыльный бизнес [5]. Крутя эту мысль так и эдак, он пришёл к малоутешительному выводу, что в современном обществе с подобным занятием непросто встать на ноги.

В конце концов, если для вытягивания денег из стариков и старушек эта чертовщина ещё годилась, едва ли стоило рассчитывать на то, что нормальные люди на это поведутся.

Как бы то ни было, уже согласившись, поздно было давать задний ход. Поразмыслив ещё немного, Сяо Наньчжу таки наткнулся на стоящую идею.

Сыту Чжан всякий раз не жалел цветистых слов, расписывая ему все прелести работы в сфере страхового бизнеса, где подвизались его «влиятельные клиенты».

Если ему верить, то у страховщиков нет отбоя от клиентов именно потому, что это — дело надёжное: приобретя обычный страховой полис, он сможет защитить себя от превратностей судьбы.

Принимаясь за такое дело, как мастер календаря, никогда нельзя знать, выгорит оно или нет; однако рассчитывать на то, что страховая компания позаботится о тебе в случае неудачи — последнее дело, потому прежде всего Сяо Наньчжу предстояло хорошенько поработать над репутацией, чтобы приманить клиентов к своему порогу.

Само собой, сидящий рядом Сыту Чжан и не догадывался о мыслях, обуревающих его друга, полагая, что тот замолк, чтобы как следует обдумать, стоит ли ему идти на вечеринку, а потому предложил:

— Слушай, я, конечно, не против, чтобы ты подкрепился за счёт моих дойных коров: «Магнолия» — роскошный ресторан, говядина на открытом огне, краб на пару и всё такое — но давай-ка ты точно определишься: вносить мне тебя в список гостей или нет?

— Помни, что я — особый гость: хочу самку краба [6]!

Ошарашенный подобным бесстыдством [7] Сыту Чжан поспешил отгородиться ничего не выражающими тёмными стёклами очков, при виде чего губы Сяо Наньчжу невольно изогнулись в улыбке.

Поднявшись с места, он направился было в ванную, чтобы умыться и почистить зубы, но Сыту Чжан с протестующим возгласом встал у него на пути, размахивая руками. Добившись тем самым внимания друга, он извлёк из сумки свёрток с цзяньбин гоцзы [8].

— Ешь быстрее, пока горячие, а я пошёл.

— Угу, проваливай, достал до смерти.

Сыту Чжан с детства привык к бесцеремонности друга — такая мелочь не могла испортить их отношения.

Вернувшись в знакомые места, действительно здорово чувствовать, что под боком есть близкий человек. В то время как Сяо Наньчжу чистил зубы, предаваясь этим бессвязным мыслям, он краем уха уловил звук шагов: по гостиной кто-то расхаживал, шелестя одеждой.

— Эй, Няньсы, разве твой день не прошёл? Это ты? Что, на завтрак рассчитываешь?

Стоило Сяо Наньчжу высунуть голову из ванной, как его взгляд упал на очередного пришельца из календаря.

Столкнувшись с хозяином квартиры воочию, Няньу [9] плотно сжал губы и тоже смерил его взглядом. Хоть его внешний облик немного напоминал Няньсы, характеры юношей порядком отличались.

Если Няньсы обладал живым и бойким нравом, то у этого паренька на лице было написано, что поладить с ним нелегко.

Встречаясь с такого рода людьми, Сяо Наньчжу невольно внутренне напрягался, а потому постарался припомнить, что накануне рассказал ему о своём соседе Няньсы:

— Мои с Няньу отношения можно уложить в строчку одной песни.

— Э? Какой такой песни?

— Ах-ах, Няньу-у… Няньсы, ты старше… Точно на де-э-энь… Ах-ах, Няньсы-ы-ы… Няньу, ты младше… Точно на де-э-энь…

Тогда Сяо Наньчжу не знал, что и сказать на это — не знал и теперь.

Не в силах выбросить из головы этот чертовски прилипчивый мотивчик, Сяо Наньчжу вышел из ванной, молча сунул ноги в тапочки и мимоходом достал сигарету.

Всё это время Няньу смирно сидел на диване, очевидно, ожидая подходящего момента, чтобы высказаться. Не вынеся его пристального взгляда, Сяо Наньчжу наконец заговорил:

— Эй, расслабься! Я только первый день на этой должности, так что не мог бы ты помочь мне освоиться?

Проходя мимо дивана, он легонько потрепал Няньу по голове. Мальчик возмущённо отпрянул, подскочив с места с округлившимися, словно орехи, глазами:

— Ты что делаешь! Не… не смей трогать мою голову [10]!

Следует ли говорить, что его реакция лишь позабавила Сяо Наньчжу?

Желая ещё немного подразнить пришельца, он подступил ближе к Няньу, которому совершенно некуда было деваться в этой полупустой гостиной.

Поскольку тот ещё не завтракал, доносящийся с кухни аромат побудил его неосознанно попятиться в ту сторону. Надо сказать, что по основному роду обязанностей Няньу являлся хранителем домашнего очага, так что всё, что связано с огнём и дымом, было его призванием.

На самом деле, духам календаря для поддержания жизни не требовалось ничего, кроме пяти хлебных злаков [11], однако Няньу был признанным любителем вкусно поесть, так что аппетитные запахи мигом лишали его самообладания.

Кулинарное мастерство бабушки Сяо Наньчжу было столь высоко, что, когда приходил черёд Няньу, он являлся в приподнятом настроении — в сравнении с его обычным расположением духа; правда, надолго его редко хватало. И вот теперь её преемник также обнаружил подобные таланты, заставив нутро оголодавшего за пять лет Няньу затрепетать в радостном предчувствии. Подкравшись к кухонной двери, он заглянул туда, стерев со рта несуществующие слюнки, а затем, неловко краснея, шепнул, будучи не в силах оторвать взгляд от скворчащей на сковороде яичницы:

— А, это… можно мне… пару яиц?


Примечание автора:

Работа навалится через две главы, а вот и первый клиент появился~


Примечания переводчика:

[1] Ранняя пташка — в оригинале 鸽子 (gēzi) — в пер. с кит. «голубь», а также «волчок» (детская игрушка).

[2] Пылающий праведным гневом 张牙舞爪 (zhāng yá wǔ zhǎo) — в букв. пер. с кит. «оскаливать зубы и выпускать когти», в образном значении — «в лютой ярости, в диком бешенстве».

[3] Запилил бы его до смерти — в оригинале 唠刀 (lao dāo) — в букв. пер. с кит. «болтовня в форме ножа».

[4] Работу сам отыскал, будто городской пижон — тут явно игра слов — 都会 — это не только, всё мочь, всё будет нормально (dōu huì), но и ещё городской, урбанистический (dūhuì).

[5] Превратить эту работу в прибыльный бизнес 这个黄历师如何发展个人业务 (Zhège huánglì shī rúhé fāzhǎn gèrén yèwù) — в букв. пер. с кит. «как зарегистрировать ИП “Мастер календаря”».

[6] Самка краба 蟹黄 (mǔ xiè) – в букв. пер. с кит. «матушка краба». В Китае сезон крабов открывается в октябре, отчасти из-за того, что именно с середины октября самка краба наполняется так называемым крабовым «желтком» (кит. 蟹黄 (xièhuáng), на самом деле это ещё не сформированная икра, яичники, а также пищеварительные железы самки краба). С открытием крабового сезона многие китайские рестораны добавляют специальное крабовое меню. Поэтому китайские гурманы так любят осень. Кстати, крабовый желток в Китае поэтически называют морским золотом. В нём содержится белок, микроэлементы, коллаген, кальций, фосфор и другие питательные вещества. (Материал взят из этой статьи: https://www.servioline.com/article/sezon_krabov_v_samom_razgare/ Советуем ознакомиться всем, кто желает узнать, как правильно есть краба, а также массу других интересных сведений на тему).

[7] Ошарашенный подобным бесстыдством — в оригинале употребляется выражение 死鱼眼 (sǐyúyǎn) — в букв. пер. с кит. «глаза снулой рыбы».

[8] Цзяньбин гоцзы 煎饼果子 (jiānbǐng guǒzi) — блины (или лепёшки) с разнообразной начинкой. Популярный вид фаст-фуда, продаётся только по утрам. Традиционное блюдо северо-восточного Китая, самый старый символ тяньцзиньцев.
Очень интересно следить за тем, как их готовят прямо у вас на глазах — это своего рода маленькое представление! Можно добавлять и убавлять начинку по просьбе клиента :-)


[9] Няньу 廿五 (niànwǔ) — в букв. пер. с кит. «двадцать пятый».

[10] Не смей трогать мою голову! Существует поговорка: 男不能摸头女不能摸腰 (Nán bùnéng mōtóu nǚ bùnéng mō yāo) — в пер. с кит. «Голова мужчины и талия женщины неприкосновенны».

[11] Пять хлебных злаков 五谷 (wǔgǔ) — хлебные злаки, пять основных продовольственных культур (обычно: рис, просо, ячмень, пшеница, бобы), 杂粮 (záliáng) — полевые культуры, второстепенные продукты (кукуруза, гаолян, ячмень, бобовые, бататы и т. д.).


Следующая глава
3

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)