Автор: Psoj_i_Sysoj

Глава 8 – 13.02.2027 Няньу. Часть 3

Предыдущая глава

По правде говоря, после спешного ухода Ли Мао выпивка уже никому не лезла в горло — прихватив с собой трёх подчинённых, он умчался, извергая в трубку проклятья:

— Велите этим тупицам немедленно прекратить! Чтобы никаких воплей и никаких самоубийств! Заткни им пасть двойным пайком, что ли! Да, так и сделай! Сейчас приеду, выпишу им премии на встречу Нового года! Твою мать, вы все меня в гроб вгоните!

читать дальшеКаким бы запаренным [1] ни выглядел Ли Мао, перед тем, как исчезнуть окончательно, он не преминул записать номер телефона Сяо Наньчжу. По правде говоря, тот именно на такой эффект и рассчитывал, и всё же не мог не поддаться подспудным угрызениям совести, ведь он сам не ожидал, что всё так обернётся.

После ухода Ли Мао двое оставшихся приятелей Сыту Чжана вновь принялись за Сяо Наньчжу, требуя повторной показательной демонстрации способностей гадателя: по всему было видно, что даже наглядный пример их знакомца не слишком убедил эту скептически настроенную компанию.

— Если хочешь, чтобы мы действительно тебе поверили, ты должен повторить ещё раз! Моё имя, бро, ты знаешь, а родился я в августе 66-го! Но не гадай на сегодня, погадай-ка на вчерашний день, глянь, что там у меня, малыш Сяо [2]!

С этими словами рвался в бой Чжао Тяньшэн. Несмотря на написанное на его лице искреннее воодушевление, он явно не слишком доверял подобным пережиткам прошлого: этой просьбой он наверняка рассчитывал разоблачить самозваного гадателя. Однако Сяо Наньчжу, нимало не смутившись, слегка приподнял брови, помедлил, потирая указательный палец большим, затем побарабанил по столу, словно тем самым предваряя грядущее предсказание:

— Вчера братцу Чжао удалось поправить своё состояние. Овеянный ароматом персикового цвета [3], он купил лотерейный билет и выиграл по меньшей мере четырёхзначную сумму, однако все эти деньги тотчас перешли некоей яркой красотке [4].

При этих словах водка, которую опрометчиво хлебнул Чжао Тяньшэн, так и брызнула на стол. Вчера он и впрямь выиграл в спортивную лотерею почти четыре тысячи юаней — не так уж и много — однако же ещё до конца вечера эти деньги, остро требующиеся на лечение больной эпилепсией матери, отошли «сестричке из парикмахерской [5]» — было от чего смутиться семейному человеку, когда неприглядная правда вышла наружу. Растянув рот в неловкой улыбке, он обратился к Сыту Чжану и Цао Чуну:

— Что ж, это… довольно точно.

Цао Чун явно находился под впечатлением, однако не решался проверить способности Сяо Наньчжу на себе — быть может, именно поэтому. Сыту Чжан, в свою очередь, недоумённо нахмурил брови: он отлично помнил разговор в день прибытия друга — тот весьма недвусмысленно дал понять, что не собирается продолжать дело бабушки — да и разве он похож на того, кто может преуспеть в подобном? И вот какую-то пару дней спустя он держится так, словно ничем другим в жизни и не занимался! Зная Сяо Наньчжу почти двадцать лет, Сыту Чжан осознал, что никогда толком не понимал своего друга.

— Это да, но с этим каши не сваришь — так, развлечь знакомых на вечеринке, — предостерегающе бросил он. — Тебе всё равно нужна приличная работа…

Однако эти слова ничуть не охладили интереса его приятелей: те продолжали выпытывать у Сяо Наньчжу секреты мастерства, и тот умело напустил тумана, обронив пару фраз, почерпнутых им у Няньсы и Няньу, малость их приукрасив, чтобы пуще впечатлить слушателей. Всё ещё испытывая смутные угрызения совести за то, что всю ночь набивал брюхо за чужой счёт, он не преминул, воспользовавшись моментом, вручить им свой номер, когда они, рассчитавшись, собрались уходить.

— Если вам понадобится, звоните в любое время — без проблем помогу с выбором даты, намечу удачные дни и составлю гороскоп. Нынче такие времена, что никто не может быть уверен в завтрашнем дне — стоит планировать каждый шаг…

Пусть подобное предостережение само по себе вызывало опаску, Цао Чун и Чжао Тяньшэн поспешили согласиться — похоже, промывка мозгов возымела успех. Повинуясь парам алкоголя, они уже готовы были побрататься навек с этим новым знакомцем. Сыту Чжан как единственный трезвый в этой компании взялся развести всех на своей маленькой Сяли [6], оставив друга в одиночестве, но вскоре вернулся с парой контейнеров еды в руках, чтобы, как заботливая нянька, вызнать, достаточно ли у Сяо Наньчжу денег для оплаты квартирных счетов — однако, как выяснилось, того уже и след простыл.

— Ну вот, свалил, ни слова не сказав… — ругаясь про себя, Сыту Чжан собрался было звонить Сяо Наньчжу, чтобы сказать ему пару ласковых, но, достав телефон, увидел только что пришедшую смс-ку.

«Эй, я уже вернулся домой, и ты не задерживайся. И сегодня тебе не стоит больше садиться за руль — будь послушным мальчиком, иди пешком».

Таращась на телефон, Сыту Чжан с возрастающим изумлением прочёл:

«Я ведь неплохо себя показал, а? Прихватил с собой омара и красного краба. Надо бы нам как-нибудь ещё выпить после работы!»

Удерживая в руках пару контейнеров с едой, Сяо Наньчжу кое-как умудрился отпереть дверь квартиры. Проведя всю ночь напролёт в душном зале ресторана, он наконец-то мог вздохнуть спокойно. Хоть Сяо Наньчжу по праву гордился тем, как поработал над своим образом гадателя, он отдавал себе отчёт в том, что без помощи Няньу, который днём просветил его в ударном темпе, он бы попросту опозорился при всём честном народе. Этой ночью он не только неплохо провёл время, но и обзавёлся знакомствами, которые явно лишними не будут.

Рядом с ним тотчас материализовался Няньу — каменное выражение лица юноши мигом оживилось, стоило ему учуять исходящий из контейнеров аппетитный аромат. Стрельнув глазами в Сяо Наньчжу, он нарочито отвел взгляд, бросив:
— Сегодня все заслуги — мои, так что краб и омар… тоже?..
Написанный на его лице ненасытный голод настолько контрастировал с показным равнодушием в голосе, что Сяо Наньчжу едва удержался от смеха, однако вида не подал — в конце концов, Няньу сегодня и впрямь потрудился за двоих. Имея все возможности вволю посмеяться над новичком, он вместо этого не пожалел усилий, чтобы помочь ему — а Сяо Наньчжу, несмотря на все тяготы своей жизни, не разучился быть благодарным. С этой мыслью он неторопливо вошёл, стягивая куртку, и бросил, обернувшись к Няньу:
— Разумеется — чьи же ещё? Сегодня ты их честно заработал! Само собой, я хочу тебя отблагодарить — скажи только…
Едва заслышав это, Няньу мигом расцвёл, бросившись за Сяо Наньчжу в сторону кухни. Он всю ночь изнывал от голода, но не решался нарушить наказа Сяо Наньчжу: смирно сидеть в его кармане в образе плоской картинки и не высовываться. При этом гордый календарный дух страдал отнюдь не от своего постыдного положения, а от ароматов еды, которые сводили его с ума, пока он помогал Сяо Наньчжу составлять гороскопы всем этим смертным — ему казалось, что ещё немного, и он умрёт с голоду.
— …сегодня… ты как следует изучил всех этих людей? — словно бы невзначай поинтересовался Сяо Наньчжу.
Щёлкая арахис, самозабвенно набивающий желудок Няньу не забывал расспрашивать нового работодателя о том, как он оценивает сегодняшнюю работу. Имея дело с не самым мощным календарным духом, Сяо Наньчжу тем не менее умудрился весьма быстро приспособиться, показав впечатляющий для обычного смертного результат. Раздумывая над этим, Няньу начинал невольно уважать этого новичка — не желая показывать своего расположения, он суховато кашлянул. Разогревавший закуски Сяо Наньчжу тотчас высунулся из кухни — и Няньу поведал ему:
— Не знаю, говорил ли тебе об этом Няньсы — между небом и землёй идёт вечная борьба духов счастья с духами бедствий, и, если душа человека неспокойна, им легко овладеть ею. Для этого и существуют духи календаря — оборонять течение жизни смертных от опасностей, которые таят в себе дурные помыслы, и отвращать беды. Так что, если впредь тебе попадётся нечто нечеловеческое, ты должен его…
— …уничтожить.


Примечание автора: Успела вовремя! Благодарю всех ослепительных патронов, чмок!


Примечания переводчика:

[1] Запаренный — в оригинале 焦头烂额 (jiāo tóu làn é) — в букв. пер. с кит. «обожжённая голова и разбитый лоб», образно в значении «попасть в переделку, быть чрезмерно занятым или загруженным, набить себе синяков и шишек».

[2] Малыш Сяо — эти два слова звучат почти одинаково: сяо Сяо. 小 (xiǎo) в пер. с кит. значит «маленький, мелкий, младший», а фамилия Сяо Наньчжу 萧 (xiāo) — «полынь».

[3] Овеянный ароматом персикового цвета — в оригинале 犯桃花 (fàn táohuā) — в букв. пер. с кит. «задеть цветы персика», в гороскопах это означает «путаница в любовных делах» или «благоприятные условия для отношений с противоположным полом».

[4] Яркая красотка 红粉佳人 (hóngfěnjiārén) — в букв. пер. с кит. «напомаженная и накрашенная красавица».

[5] Сестричка из парикмахерской 发廊妹 (fàlángmèi) — так в переносном смысле именуют проституток.

[6] Сяли 夏利 (xiàlì) — китайская марка машин. (https://en.wikipedia.org/wiki/Tianjin_FAW)


Следующая глава
1

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)