Автор: Psoj_i_Sysoj

Мастер календаря. Глава 16 — 18.02.2027. Чуси. Часть 3

Предыдущая глава

Древние легенды рисуют Няньшоу [1] гнусным свирепым чудовищем.

Если верить преданиям, этот устрашающего вида зверь-людоед появляется в канун Нового года в местах скопления людей, чтобы напасть на них.

В давние времена, не имея возможности противостоять лютой твари, в последний день года люди укрывались в горах, чтобы переждать там бесчинства Няньшоу.

Но что ужасало куда сильнее, так это то, что разумом этот зверь ничуть не уступал людям. Покинув опустошённую им деревню, он мог вновь вернуться, чтобы откусить головы тем, кому посчастливилось выжить. Так длилось долгие годы — зверь являл собой худший из кошмаров, пока мучимые им люди наконец не обнаружили его слабость.

Няньшоу ненавидит красный цвет и боится грохота, но превыше всего — отсветов огня.

читать дальшеОбнаружив это, люди успешно воспользовались новым знанием. Чтобы отвратить Няньшоу от родной деревни, они наклеивали красную бумагу на двери и окна и стреляли у ворот хлопушками, чтобы отпугнуть зверя шумом.

Оглушительные взрывы и ослепительные всполохи и впрямь отвадили Няньшоу от человеческих жилищ, так что традиция передавалась из поколения в поколение, и по сей день тридцатого числа двенадцатого месяца китайцы продолжают выполнять всё те же ритуалы, сделавшиеся неотъемлемой частью празднования Нового года.

— Гав-гав! Гав-гав! Гав-гав!

Оглушительный лай прервал поток мыслей Сяо Наньчжу, и он воззрился на послушно застывшего рядом с Чуси гигантского пса — тот дружелюбно вертел головой и вилял хвостом. Мужчина сдвинул брови, не в силах поверить, что эта блядская псина и есть тот самый монстр-людоед из древних легенд!

И пусть семь упомянутых в легендах признаков, вроде как, совпадали, но как могло случиться, что ужасающее чудовище вело себя подобно дурашливой хаски!

В то время как Сяо Наньчжу пребывал в ступоре, облачённый в красное Чуси был также не в силах собраться с мыслями — духу календаря можно было только посочувствовать.

Некогда Чуси собственноручно взрастил Няньшоу, после чего они долгие годы сражались бок о бок. Привычно уклонившись от его приставаний, мертвенно-бледный дух календаря приглушённым голосом пояснил Сяо Наньчжу:

— Тысячелетия назад его мать сгинула, расплатившись за свершённые злодеяния [2]. Я нашёл его в покинутом логове и забрал с собой. Сожалею, что уделял ему мало времени, так что он дурно воспитан — всего этого он поднабрался у обычных дворняг.

В его словах Сяо Наньчжу почудился оттенок вины. Чувствуя, что вызвал неодобрение хозяина, прежде беззаботный пёс жалобно заскулил. Только что клыки кровожадной зверюги безжалостно разрывали плоть наваждений — и вот в единый миг пышущие яростью очи тигра [3] обратилась в глаза пристыженной собачонки, словно рябь пробежала по воде.

При виде этого мастер календаря и сам малость смутился, поняв, что из-за его нескромного любопытства пострадали чувства этого пса — это было не очень-то красиво со стороны Сяо Наньчжу.

В конце концов, этот Няньшоу и впрямь сильно отличался от своего традиционного образа. Достаточно было взглянуть на ярко-красные одеяния его хозяина, чтобы понять, что он не унаследовал лихого нрава [4] и прочих пороков своей матери. Окончательно смешавшись, Сяо Наньчжу смущённо кашлянул:

— Вы оба потрудились на славу [5], и, похоже, эти твари сгинули без следа. Пойдём и мы — а то час ранний, как насчёт того, чтобы отправиться домой и хорошенько отдохнуть, а к делам вернёмся завтра?

За это предложение Чуси одарил его косым взглядом.

Из-за сильного мороза дыхание вырывалось клубами пара, искажающими черты лица духа календаря. Ощутив убийственную неловкость под пристальным взглядом чёрных как смоль глаз, Сяо Наньчжу выудил сигареты из кармана грязных штанов и закурил. Как всегда, первая же затяжка помогла ему очистить разум.

Уже почитая могущественных духов календаря за своих людей, он сделал это предложение, не задумавшись ни на секунду.

В конце концов, на дворе и впрямь стояла глубокая ночь, и он не вправе заставлять Чуси перерабатывать. В самом деле, мастеру календаря следует уважать потребности подчинённых. Пока Сяо Наньчжу размышлял, отчего Чуси сторонятся прочие, тот начисто вытер от крови выглядывающие из рукавов пальцы. Кивнув с ничего не выражающим лицом, он прищурил бездонные глаза:

— Хорошо.


***

Его голова всё ещё звенела от воплей и визга, а яркий свет лампы слепил глаза. Столь легко позвавший его сюда человек по имени Сяо Наньчжу удалился в ванную, собираясь принять душ, а Чуси так и остался сидеть в гостиной, бездумно разглядывая собственные руки.

Устроившийся у его ног Няньшоу своим телом занял бóльшую часть комнаты.

Сейчас в нём сложно было распознать верного спутника Чуси, убивавшего наваждений бок о бок с ним: теперь, стремясь отстраниться от хозяина, Няньшоу скалил острые зубы, издавая тихий рык, способный повергнуть обычных людей в ужас.

Посторонним была неведома причина подобной перемены, но никто не мог понять её лучше, чем сам Чуси.

Стоило духу календаря появиться на той стройке, как его тело тут же подверглось воздействию наваждений, и, как бы он ни пытался подавить эту скверну, у него не выходило — он был не в силах совладать со снедающими его нестерпимыми желаниями.

Он не должен был убивать подобные наваждения, обретшие форму, собственными руками — однако же делиться этой тайной с другими великий и могучий Чуси-цзюнь не собирался.

Годы убийств нечисти и изгнания жаждущих мести наваждений загрязнили его рассудок — да и какому разуму было бы под силу выстоять перед подобным? Дошло до того, что низменное уродливое зло начало влиять на Чуси, искажая его помыслы.

Пусть он и обладал способностью отвращать несчастья, пошатнувшийся разум делал его состояние крайне нестабильным, из-за чего с ним уже не раз случались срывы.

Сделавшись нелюдимым, он проникся ненавистью даже к тем, с кем его связывали узы многолетней дружбы — к Чуньцзе и другим равным ему по силе духам календаря.

Хоть Чуси сознавал, что это неправильно, таящееся в нём зло заставляло его раз за разом делать ошибки, с последствиями которых был не в силах совладать. Чтобы выручить Сяо Наньчжу на той кишащей наваждениями строительной площадке, он вынужден был вновь подвергнуться их воздействию, заразившись их нечистой злобой.

Длительное сдерживание эмоций тяжкой печатью легло на лицо — его впервые одолевало столь странное наваждение. Всей душой стремясь к божественной мудрости, он вновь увяз в пучине невежества.

И теперь, сидя в одиночестве в этой освещённой безжизненным электрическим светом комнате, он раздумывал над тем, как этот самонадеянный человек поплатится за свою излишнюю доверчивость.

При этой мысли покрасневшие глаза на безжизненном лице внезапно распахнулись.

Снаружи доносились взрывы фейрверков и шум толпы — но совершенно не боящийся их Няньшоу продолжал жаться подальше от Чуси.

Биение его сердца замедлилось, а разум наводнили неудержимые жестокие мысли. Бескровное лицо ещё сильнее побелело. Находящийся в ванной Сяо Наньчжу и не подозревал о том, что сердцем Чуси всецело завладели кровожадные уродливые побуждения, коих он был не в силах превозмочь.

— …убить. Я хочу его убить.

Тем временем Сяо Наньчжу раздевался, понятия не имея, что за опасность нависла над ним. Оставив Чуси с Няньшоу в гостиной, он, чувствуя себя невыносимо грязным, принялся расстёгивать ремень, едва переступив порог ванной.

Прежде чем залезть в душ, он продезинфицировал свои раны.

Ожидая, пока пойдёт горячая вода, он проклинал на все корки Ли Мао, продолжая раздеваться — внезапно дверь за его спиной распахнулась, и Сяо Наньчжу невольно содрогнулся от налетевшей из-за неё волны ледяного воздуха.

Он озадаченно обернулся, но успел заметить лишь алую вспышку, прежде чем нечеловеческая сила сбила полуголого мужчину с ног, припечатав к холодному влажному кафелю стены.

Сопротивляясь из последних сил, бледный как смерть Сяо Наньчжу ощутил, как ледяной язык прошёлся по его губам, спустившись к горлу.

— Твою ж мать! Блять! Чтоб ты сдох! Да что на тебя нашло?!!


Примечания автора:

За всю историю моего творчества это самые динамично развивающиеся отношения. Будьте спокойны, на сей раз откликнувшийся на зов Родины невинный Чуси не добьётся успеха, но в дальнейшем, возможно, хе-хе…

Благодарю подписчиков, целую своих патронов, кажется, мой телефон накрылся, завтра сдам его в ремонт, чмок-чмок.


Примечания переводчика:

[1] Няньшоу 年兽 (niánshòu) — в букв. пер. с кит. «зверь года», мифологический персонаж, злой дух, появляющийся в преддверии Праздника весны; сокр. Нянь («год»).

Согласно легенде, Нянь весь год проводил в морской пучине, а накануне Нового года вылезал из воды и ходил по селениям, пожирая домашний скот и нанося урон людям. Поэтому каждый раз в канун Нового года крестьяне уходили из сёл, спасаясь в горах от Няня.

Однажды на Новый год в деревню пришёл старец и попросился на ночлег. Однако все спешили скрыться в горах, и никому не было дела до нищего старика. Только одна старушка приняла его у себя, дала немного еды и стала уговаривать поскорее уходить из деревни. Но старец попросил дозволения остаться на одну ночь, пообещав избавить всех от хищного чудовища. Старик наклеил на двери красную бумагу и подготовил бамбуковые хлопушки. Когда Нянь ворвался в деревню, то жутко испугался яркого света в окнах, красного цвета на дверях и громкого шума хлопушек. Так старик спас деревню от разорения, а люди узнали о том, как изгнать Няня.

С тех пор в канун Нового года люди наклеивают на двери красные парные надписи, запускают хлопушки, всю ночь не гасят в доме огни и не ложатся спать, что по-китайски называется шоусуй 守岁 (shǒusuì) — «бодрствование в новогоднюю ночь» — а с наступлением утра принято обходить родственников и друзей, поздравляя всех с Новым годом (видимо, чтобы проверить, все ли целы...).

Полностью легенду о Няньшоу можно прочесть здесь:
http://yasno-solnishko.ru/razvivayushhie-igrushki-svoimi-rukami/kitajskaya-legenda-o-chudovishhe-nyan.html

[2] Расплатившись за свершённые злодеяния — в оригинале 自食恶果 (zìshíèguǒ) — в букв. пер. с кит. «съесть собственный горький плод», в образном значении — «расплатиться за содеянное», русский аналог поговорки «что посеешь — то и пожнёшь».

[3] Пылающие подобно фонарям глаза — в оригинале 铜铃大的老虎眼 (tóng líng dà de lǎohǔyǎn) — в букв. пер. с кит. «подобные медным/бронзовым колокольцам глаза тигра».

[4] Лихой нрав — в оригинале 作死 (zuòsǐ) — в пер. с кит. «искать смерти, играть со смертью, лезть на рожон; жизнь надоела».

[5] Потрудиться на славу — в оригинале 辛苦 (xīnkǔ) — в пер. с кит. «тяжело трудиться; работать в поте лица», а также «мучиться, страдать».


Следующая глава
6

Комментарии

Няньшоу
Psoj_i_Sysoj, мне всё больше нравится эта зверюга . Я даже попыталась её классифицировать

Домен: условно бессмертные
Царство: мифологические персонажи
Тип: календарные духи
Класс: звероподобные
Отряд: хищные
Семейство: псовые
Род: звери года
Вид: зверь года
Подвид: зверь года добрый

на сей раз откликнувшийся на зов Родины невинный Чуси не добьётся успеха
А жаль Пока что (если не учитывать спойлеры переводчиков) по условиям задачи есть ровно сутки на развитие отношений. При таких условиях некогда ходить вокруг да около.
"…убить. Я хочу его убить"
Ага, выделяем !Я ХОЧУ ЕГО! и ждём 😏
Спасибо огромное! Ваши ссылки 😁 — моя тайная страсть 😁.
Кстати, там посоветовали поиграть с малышом:)
Ага, выделяем !Я ХОЧУ ЕГО! и ждём
Сяолянь, именно!
Дракуловед, какая шикарная классификация, китайские зоологи бледнеют от зависти! :-)
Да, Няньшоу - замечательный зверь, надеемся, что Чуси и впредь будет прихватывать с собой своего А-Няня :-)
А сутки ещё не кончились... ;-)
Сяолянь,
Ага, выделяем !Я ХОЧУ ЕГО! и ждём 😏
Аплодируем стоя)))

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)