Автор: Psoj_i_Sysoj

Мастер календаря. Глава 25 — 05.03.2017. Юаньсяо. Часть 1

Предыдущая глава

По прошествии первых десяти дней нового лунного года витавшее в воздухе праздничное настроение постепенно сходило на нет. Большинство горожан с неохотой вернулись к работе, а дети, которые ещё учились в школе, не щадя сил принялись навёрстывать запущенные за каникулы домашние задания. Казалось, город вот-вот пробудится от спячки долгой зимы, и единственным, кто не поддавался этой атмосфере возрождения и бодрости, был заправский бездельник Сяо Наньчжу.

читать дальшеЗа ту работу, что он выполнил для крупных бизнесменов Ли Мао и Чжан Чи, Сяо Наньчжу получил первый крупный заработок [1] в качестве мастера календаря, а благодаря связям Сыту Чжана и Цао Чуна многие звонили ему, спрашивая совета насчёт самых разных дел. Поскольку на дворе была эра Интернета, то разные любопытные штуки быстро разлетались по сети, а потому Сяо Наньчжу, задумавшись над этим, решил, что надо идти в ногу со временем и, улучив момент, завёл аккаунт в Вэйбо [2]. Успешно зарегистрировавшись, он потратил некоторое время на то, чтобы разобраться, какого рода броскими игрушками увлекается современная молодёжь. Наконец раскумекав, что к чему, он с сигаретой во рту уселся за свой настольный компьютер с только что настроенным высокоскоростным доступом в Интернет, и, хорошенько поразмыслив, набросал небольшое объявление, закрепив его в шапке своего микроблога:

@Мастер календаря старина Сяо V [3]:
Если у вас есть вопросы относительно вступления в брак, похорон, рождения детей, отвода дурных вестей и бед, уничтожения злых духов, а также о любых традиционных обрядах и запретах, то пишите здесь либо с помощью @упоминания; по вопросам, связанным с выездом на дом, а также с предложениями сотрудничества прошу обращаться в директ (づ ̄ 3 ̄)づ

После того, как он завёл аккаунт в Вэйбо, поначалу подписчиков [4] у него было совсем немного. Маясь от безделья, Сяо Наньчжу вызнавал у духов календаря обо всех особенностях их дня — о происхождении обычаев, счастливых и несчастливых предзнаменованиях — и объединял всё это в длинный пост в микроблоге. Публикуя такие заметки каждый день, он спустя неделю обнаружил, что пользователи сети стали обращать на него внимание как на знатока и популяризатора народных поверий, от которого каждый день ожидают доступных истолкований гороскопа и элементарных рекомендаций, как привлечь счастье и отвадить беду. Не прошло и нескольких дней, как у него появилось около четырёх тысяч подписчиков. Кто бы мог подумать, что он в одночасье превратится в господина Сяо Наньчжу, сетевую знаменитость, автора популярного блога — впрочем, мужчину всё это не очень-то занимало в сравнении с тягой к живым деньгам, и Сяо Наньчжу надеялся, что вскоре ему подвалит серьёзная работёнка с прибылью.

С началом Нового года у него появлялось одно дело за другим — в сравнении с тем, какой мрак царил накануне праздников, теперь он мог похвастаться стабильным доходом. Возможно, из-за того, что в его распоряжении было так много духов календаря, которые то и дело сменяли друг друга, Сяо Наньчжу чувствовал, что его жизнь начинает налаживаться во всех отношениях. Те травмы, которые он получил, выполняя прошлые задания, совсем его не беспокоили. Вечером первого дня Нового года собиравшийся покинуть пост Чуси воспользовался тем, что Чуньцзе ушёл раньше, и рассказал о том, как он разобрался с делом у моста Биньцзян. Сяо Наньчжу, прищурившись, слушал, как Чуси учинил расправу, подчистую спалив пожиравшее людей потомство твари, затем, повернувшись к духу календаря, вынул сигарету изо рта.

— Что ж, такого рода нечисть в самом деле достойна смерти, — кивнул он. — Однако до Цзинчжэ эта тварь пробудет в спячке, а как только проснётся, я найду время, чтобы окончательно уничтожить эту злобную гадину. Ты хорошо потрудился, теперь тебе надо как следует отдохнуть, так что увидимся через год.

От его слов у Чуси отлегло от сердца — он опасался, что мастеру календаря может не понравиться, что он самовольно учинил жестокую бойню, однако, судя по виду мужчины, того это совсем не заботило. От этого в сердце Чуси, которое тьма давно изъела сотней дыр и тысячей язв [5], зародилась потаённая радость. Вдобавок Чуньцзе сегодня пожелал наладить с ним отношения — это также подарило Чуси немалое утешение. Однако последняя фраза Сяо Наньчжу о том, что они встретятся через год, наполнила его душу необъяснимым недовольством.

Эти негативные чувства возникли совершенно внезапно, и в сравнении со вспышками жажды убийства в них было ещё меньше смысла. На самом деле, истребление насекомых и гадов не так уж сильно на него повлияло — причиной испуга Чуньцзе и мастера календаря стала лишь дурная привычка Няньшоу лопать что попало. Однако, стоило Сяо Наньчжу произнести последнюю фразу, как на мрачном без кровинки лице Чуси появилось выражение неизъяснимой подавленности — так дали о себе знать ранее не проявлявшие себя наваждения. В этот момент Чуси заметил в уголках губ мастера календаря красные крупинки от засахаренных фруктов, которые тот вынужден был съесть, поддавшись уговорам Чуньцзе.

— У тебя здесь сахар.

Не понимая, в чём причина подобной мрачности в голосе Чуси, Сяо Наньчжу машинально поднял руку, но почему-то не смог полностью стереть следы карамели. Видя это, Чуси прищурил покрасневшие глаза, и на его лицо легла странная тень неотвязных злых помыслов и дурных желаний. Властной походкой приблизившись к Сяо Наньчжу, он грубым жестом стёр следы красного сахара с уголков губ мужчины — а когда тот никак не отреагировал на это, сунул палец в рот, облизав его дочиста.

Между ними вмиг повисла атмосфера похоти и злобы — она была более двусмысленной, чем когда они сцепились в прошлый раз. Недавно вернувшийся домой Сяо Наньчжу поначалу ощущал сонливость, но при виде того, что творит Чуси, выражение его лица тут же заледенело. Он понимал, что дух календаря вновь поддался старому недугу — в глубине его души всегда тлели искры тёмного пламени, и сейчас его душила ненависть. Но прежде, чем он успел сказать хоть слово, наступила полночь, и разошедшийся дух в то же мгновение исчез с глаз мастера календаря.

Из-за этого случая Сяо Наньчжу нормально не спал несколько ночей кряду. Ему хватило трёх-четырёх дней, чтобы оправится от вреда, нанесённого наваждениями, но на сердце по-прежнему было неспокойно. Несколько дней первого лунного месяца у Сяо Наньчжу ушло на то, чтобы закончить дела с теми, кто связался с ним в прошлом году. Одни вызывали мастера календаря, чтобы он изгнал злых духов, приносящих несчастья, другие — лишь потому, что нарушили запреты, навлекая на себя неудачу в этом году.

В период с первого по пятнадцатое число первого лунного месяца все китайцы соблюдают определённые обычаи и запреты. Как говорили в старину, на второй день следует наносить визит родителям жены [6], на третий — хорошенько выспаться [7], на четвёртый — вознести молитвы богам, на пятый день — затвориться дома [8], на шестой — выгребать навоз [9]; седьмой — день сотворения человека [10], восьмой — день завершения, девятый — день рождения Небесного Владыки, на десятый — закатывают пирушку, на одиннадцатый — приглашают зятя, на двенадцатый — женщина возвращается, чтобы поклониться родителям мужа, на тринадцатый — едят кашу с горчицей, на четырнадцатый — мастерят фонарики, а в ночь на пятнадцатый день в права вступает Шаньюань — Праздник фонарей [11].

Сейчас эти обычаи, казалось бы, вышли из моды — на первый взгляд, теперь это не более чем забавные суеверия, однако на самом деле они являют собой обобщение жизненного опыта, накопленного многими поколениями предков. Увы, сегодня всё больше людей не воспринимают их всерьёз — даже иные старики не придают надлежащего значения запретам. Большинство из тех, с кем за последние дни доводилось встречаться Сяо Наньчжу, навлекли на себя неудачу лишь потому, что преступили новогодние запреты.

@Чжу Лили123
В первый день нового года мы с семьёй ели жидкую кашу [12] на обед. Моя свекровь [13], узнав об этом, тут же выбранила нас с мужем по телефону. Позвольте спросить, мастер, что за запрет мы нарушили? @Мастер календаря старина Сяо

Получив с утра пораньше оповещение@ об этом сообщении, Сяо Наньчжу, зевнув, тут же принялся набирать ответ. Поскольку этот вопрос затрагивал базовые представления о старых обычаях, о которых не знают современные люди, он попутно устроил небольшой экскурс.

@Мастер календаря старина Сяо
В первый лунный месяц не стоит готовить жидкую кашу, ведь если поесть её в первый день года, то весь год будут проблемы с деньгами. Старики также говорят, что если после жидкой каши в течение этого месяца выйти на улицу, то непременно пойдёт дождь, так что не забудьте прихватить с собой зонтик o(* ̄▽ ̄*)ゞ

Едва он ответил, как кто-то тут же написал в этой ветке: «Мамочки, мне и вправду удалось узнать что-то новое! Мастер, примите от меня поклон!», а другой — что он дурит людям головы историями о духах, и что всё это антинаучно. По диагонали просмотрев эти комментарии, Сяо Наньчжу встал, умылся, почистил зубы и заварил чай. Завернувшись в стёганый халат, он на автомате двинулся на кухню, чтобы приготовить что-нибудь поесть, но внезапно увидел там изящную фигурку молодой женщины в длинном сиреневом одеянии — повернувшись к нему спиной, она уже что-то варила на плите.

— Доброго вам утра, мастер! Сегодня Шаньюань, праздник Фонарей, моё имя — Юаньсяо!

Напудренное лицо оттеняли пряди на висках, украшенные цветами персика. Юаньсяо стала первой женщиной-духом календаря, которую довелось увидеть Сяо Наньчжу, и ему необычайно приглянулись её прекрасные черты и мягкий скромный нрав. В народных преданиях бытовала такая история про Юаньсяо: некогда поэт Дунфан Шо [14] придумал хитрый план, чтобы помочь придворной служанке по имени Юаньсяо воссоединиться с семьёй. В финале этой истории дворцовая прислужница Юаньсяо не только смогла встретиться с родителями и сестрой, но к тому же император У-ди даровал дню Шаньюань имя Юаньсяо. Так она стала почитаемым всей страной традиционным праздником, и девушка, искусная в приготовлении круглых клёцек с начинкой, осталась в памяти людей как дух традиционного календаря.

Сяо Наньчжу не ожидал, что она появится в такую рань — в конце концов, он уже привык к тому, что духи календаря этого месяца были непрошибаемо ленивы. Подойдя, он поприветствовал девушку, и та с готовностью отозвалась. Тут Сяо Наньчжу обнаружил, что Юаньсяо на удивление уже успела наварить целую кастрюлю белоснежных, идеально круглых клёцек, от одного взгляда на которые начинали течь слюнки.

— Ух ты, а с какой они начинкой? — тут же полюбопытствовал он.

Пахли они невероятно вкусно, к тому же Сяо Наньчжу был сладкоежкой — естественно, он решил, что там традиционная начинка из османтуса и кунжута, однако Юаньсяо при этих словах приоткрыла алые губы, её большие глаза внезапно оживились, и она звонким голосом поведала со сладкой улыбкой:

— Прежними вкусами, что повторяются из года в год, все уже давно пресытились, а потому в этом году ваша покорная служанка [15] изобрела новые вкусы. Эти — с начинкой из душистого лука и яйца, а эти — с говядиной и шоколадом, ещё есть с начинкой из бобов и томатов. Какие же мастер пожелает отведать первыми? o(*////▽////*)q?

Сяо Наньчжу не знал, что и ответить на это.


Примечание Шитоу Ян (автора):

Благодарю девушек-патронов, прошу вас уступить мне клёцек с душистым луком, хе-хе~~


Примечания переводчика:

[1] Первый крупный заработок — в оригинале 第一桶金 (dìyī tǒngjīn) — в букв. пер. с кит. «первый горшок золота», обр. в знач. «первая прибыль», «первые большие деньги».

[2] Вэйбо 微博 (wēibó) — в пер. с кит. «микроблог», или Сина Вэйбо 新浪微博 (xīnlàng wēibó) — в букв. пер. с кит. «новая волна микроблогов» — китайский сервис микроблогов.


[3] V — галочка после логина, как и в твиттере, означает “verified account” — «верифицированный аккаунт», эти значки присваиваются либо известным людям (оранжевая V) либо организациям (синяя V). Незарегистрированные пользователи Вэйбо могут просматривать записи, сделанные только с верифицированных аккаунтов. Пользователь, количество записей которого достигает определённого уровня, может подать заявку на присвоение ему верифицированного аккаунта «мастера Вэйбо». Судя по всему, Сяо Наньчжу зарегистрировался как предприниматель.

[4] Подписчики — в оригинале 粉 (fěn) — в пер. с кит. «порошок», «мука», «пудра, белила» в интернетном сленге используется как омоним слова «fan» — фанат.

[5] Сотня дыр и тысяча язв — чэнъюй 千疮百孔 (xīgài yǐjīng qiānchuāng bǎikǒng le) — обр. в знач. «бесчисленные трудности и страдания, полная разруха, трещать по всем швам».

[6] Визит к родителям жены — 回门 (huímén) — в букв. пер. с кит. «возвращение к воротам», первый визит к родителям новобрачной (о молодожёнах), а также первое возвращение молодой жены в дом родителей. В этот день женщины навещают родительский дом с мужем и детьми. Возвращаться домой женщина должна не с пустыми руками, а с «мешком подарков» — сластями, которые её мать раздаёт соседям, как при праздновании нового года, а также красными конвертами для племянников.

[7] Хорошенько выспаться — третий день месяца носит название Дня красной собаки 赤狗日 (chìgǒurì), поскольку считается, что в этот день по улицам рыщет демоническая красная собака — воплощение гнева, встреча с которой отвадит удачу на весь год, а потому в этот день большинство пожилых людей вообще не выходит из дома и не принимает гостей.

Также считается, что в этот день нужно лечь спать пораньше, чтобы не мешать свадьбе мышей — для них также рассыпают угощение (рис, соль, немного сластей), чтобы год был изобильный.

В этот день приносят жертвы небу, духам земли, духам-хранителям дома.

[8] Затвориться дома — в оригинале 隔开 (gékāi) — в пер. с кит. «изолироваться» — этот день считается днём рождения бога богатства, а потому в первую половину дня не рекомендуется покидать дом, ведь бог богатства может зайти и не застать хозяина. Также в этот день открываются все лавки и магазины.

В этот день отменяются многие запреты, которые действовали первые четыре дня, а потому он также носит название «сломанной пятёрки» 破五 (pòwǔ).

[9] Выгребать навоз — в оригинале 挹肥 (yì) — в пер. с кит. «вычёрпывание удобрений». Шестой день первого месяца носит название «дня лошади» 马日 (mǎrì), поскольку богиня Нюйва в этот день сотворила лошадей. В этот день принято выгребать навоз и чистить отхожие места, что запрещается делать в предыдущие пять дней, поэтому этот день также посвящён богам сортира.

[10] День сотворения человека — в оригинале 七完 (qīwán) — «завершение семи» — у человека семь чувств и семь отверстий. Считается, что богиня Нюйва сотворила человека на седьмой день, вылепив его из глины, поэтому этот день называется также Днём человека 人日 (rén rì) или Днём победы человека人勝節 (rénshèngjié).

В этот день было принято носить на волосах фигурки и ленты из цветной бумаги или золотой фольги в форме человечков.

Этот день по умолчанию считается днём рождения всех людей, которые не знают даты своего настоящего дня рождения. В этот день едят вегетарианские блюда, чтя сотворение животных, или свежую рыбу, поскольку рыба — омофон слова «процветание», а также длинную лапшу для долголетия.

[11] Шаньюань — 上元 (shàngyuán) — первое полнолуние года, другое название — Юаньсяо.

[12] Жидкая каша — 稀饭 (xīfàn) — рисовый отвар или жидкая каша из гороха или пшена.

[13] Свекровь — 婆婆 (pópo) — матушка, бабушка (почтительное обращение к женщине старшего возраста), для женщины — свекровь.

[14] Дунфан Шо 东方朔 (Dōngfāng Shuò) (154-93 гг. до н.э.) — китайский придворный учёный, поэт, историк, министр императора У-ди 漢武帝 (Hàn Wǔ-dì), один из авторов «Ханьшу» 汉书 (Hànshū) — в букв. пер. с кит. «Книга Китая», исторической хроники династии Хань с 260 г. до н. э. по 20 г. н. э., которая является прообразом многих исторических хроник последующих династий.

Увидев служанку, которая собиралась прыгнуть в колодец, Дунфан Шо остановил её и узнал, что она захотела утопиться от тоски по родной семье после того, как её взяли во дворец за умение готовить суп с клёцками. Решив помочь ей, он разбил на улице палатку для гаданий, всем посетителям которой в тот день выпадало одинаковое предсказание: смерть от огня 16-го числа первого месяца. Когда император спросил Дунфан Шо, как отвести беду, тот ответил, что дух огня больше всего любит суп с клёцками, а потому 15-го числа Юаньсяо должна приготовить своё знаменитое блюдо и выйти в город, неся фонарь со своим именем, а все горожане — готовить тот же суп, вывесить фонари и запускать фейерверки, чтобы дух огня решил, что город уже охватил пожар. По велению императора всё было исполнено, и в тот день родные узнали Юаньсяо — так она и смогла увидеться с родными. С того дня клёцки и праздник были названы именем девушки.

Суп с клёцками — 汤圆 (tāngyuán) — танюань — или 元宵 (yuánxiāo) — юаньсяо — фаршированные клецки из клейкого риса в бульоне или сиропе, начинка может быть как сладкой (грецкие орехи, кунжут, османтус, цветы коричного дерева, лепестки роз, мандариновая цедра, соевое пюре, паста из плодов ююбы (китайские финики)), так и солёной (фарш, овощи с душистыми приправами).

Те самые клёцки с османтусом, которые так хотел Сяо Наньчжу:



[15] Ваша покорная служанка — в оригинале 奴家 (nújiā) — в букв. пер. с кит. «раба дома», молодая женщина уничижительно о себе.


Следующая глава
2

Комментарии

Большое спасибо за перевод!
Елена К., и Вам большое спасибо за внимание :-)

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)