Автор: Psoj_i_Sysoj

Мастер календаря. Глава 26 — 05.03.2017. Юаньсяо. Часть 2

Предыдущая глава

В то самое время, пока Сяо Наньчжу пребывал в смешанных чувствах из-за собственноручно наваренной Юаньсяо кастрюльки клёцек, на той стороне кое-кто также погрузился в нелёгкие раздумья, — и это был не кто иной, как Чуси, который в ночь на Чуньцзе вновь вспылил, поддавшись вредоносному воздействию наваждений.

На самом деле по натуре Чуси был весьма старомодным и замкнутым: за исключением тех случаев, когда ему случалось выходить из себя, он был весьма скуп на слова, в общении обычно ограничиваясь одной фразой. Однако по неведомой причине они с мастером календаря будто родились с конфликтующими восемью знаками [1] — сколько бы раз они ни встретились, он всякий раз умудрялся задеть Сяо Наньчжу за живое.

Чуси чувствовал, что из-за обуревающих душу эгоистичных желаний его то и дело одолевает старая болезнь, из-за которой он начинал вести себя развязно, совершая варварские поступки, что обычно было ему совершенно не свойственно — всё равно как А-Нянь, который, не слушаясь хозяина, убегал на страницы других духов календаря, справляя там естественную нужду — однако сейчас Чуси был явно не в состоянии себя контролировать. К тому же, про такого рода отношения, как у них с Сяо Наньчжу, говорят, что они на семь частей состоят из желания, и лишь на три — исходят от души. Так или иначе, желание уже дважды одержало верх над душой — снова и снова думая о том, насколько грубо он повёл себя в тот вечер, Чуси-цзюнь сердито хмурил брови, чувствуя, как в душе нарастает беспокойство.

— Я в тот день ушёл так быстро, мастер наверняка зол на меня, боюсь, что он больше не пожелает меня видеть… — с горечью сказал он самому себе.

читать дальшеПривычно строгое и чинное выражение лица Чуси создавало весьма причудливый контраст с тем, насколько мрачное впечатление он производил на других. Чуньцзе, напротив, в последние дни сумел преодолеть вековой страх и время от времени забегал к Чуси поесть за его счёт. Обратив внимание на настроение хозяина страницы, этот словно вырезанный из нефрита маленький дух проглотил полосатую рисовую лепёшку под настоянный на финиках сладкий чай, похлопал себя по груди и, откашлявшись, заговорил:

— Дядюшка Чуси, ты слишком много думаешь, наш мастер человек неплохой, так что он не будет на тебя злиться, к тому же, с самого начала он...

Чуть не проговорившись, Чуньцзе вовремя замолчал — всё-таки перед этим Сяо Наньчжу накупил ему целую кучу вкусностей, а потому дух календаря не осмелился распускать о нём всякие грязные сплетни перед лицом Чуси. Впрочем, тот ничего не заметил — на какое-то время у него в душе будто всё замерло, а затем, опустив покрасневшие глаза, он вновь погрузился в глубокие раздумья.

С тех пор как Чуси той ночью тридцатого числа последнего месяца впервые увидел Сяо Наньчжу, он словно заболел — всякий раз, когда дух календаря ловил на себе взгляд мастера, что-то трепетало у него в душе, а когда он не мог его видеть, сердце охватывал мрак, который ничто не в силах было развеять. Их с Сяо Наньчжу связывало лишь несколько кратких встреч, однако Чуси против воли непрестанно думал о нём.

Эти не вполне чистые помыслы в ту ночь проникли в его сердце вместе с наваждениями, глубоко пустив в нём корни. Будучи духом, который прожил в этом мире тысячи лет, он, глядя на Сяо Наньчжу, видел заурядного человека, лишённого малейшего флёра соблазнительности, если не принимать в расчет его атлетическое телосложение. Однако его пальцы, плечи, талия, бёдра, даже сама плоть и кости легче лёгкого пробуждали желание в Чуси, и он в самом деле ничего не мог поделать с этими бесстыдными мыслями.

Подобное влечение духа календаря к человеку таило в себе немалую опасность. В то время как люди обычно скрывали подобного рода порывы глубоко в сердце, у Чуси они немедленно переходили в действия. Как назло, думая об этом, Чуси понимал, что, поддавшись влиянию наваждений, уже совершил самый худший поступок из возможных. Всему виной его тело, все желания которого он привык сдерживать и подавлять — сталкиваясь со злом, Чуси изо всех сил боролся со скверными помыслами, но теперь это непрерывное давление стало невыносимым — и потому он слишком легко срывался, совершая дурные поступки.

Как назло, любая встреча с Сяо Наньчжу, где бы она ни случилась, теперь выводила его из равновесия — Чуси казалось, будто всякий раз, открывая рот, чтобы дать указания, этот человек нарочно провоцирует его. Прежде дух календаря считал, что бедокурит лишь под воздействием наваждений, однако последние события заставили его взглянуть правде в лицо — никогда не знавший ни любви, ни желания невинный дух календаря покраснел и, приняв нарочито бесстрастный вид, обратил задумчивый взгляд на продолжающего уплетать угощение Чуньцзе.

— Да... Данянь, при случае поспрашивай для меня тех духов календаря, кому в ближайшее время заступать на службу — скажи им, что я готов безвозмездно поработать за них сверхурочно… В какой угодно день, в любой день выйду.


***

Сяо Наньчжу понимал, что нельзя отвергать блюдо, собственноручно приготовленное барышней Юаньсяо, однако это вовсе не означало, что он так легко поддастся на уговоры попробовать эти клёцки, одно описание которых ужасало — было ясно, что клёцки Юаньсяо порядком отличаются от тех, что люди обычно едят на счастье во время Праздника фонарей.

При жизни Юаньсяо превосходно готовила клёцки, и, когда ударяли сильные морозы, она, тоскуя в царских покоях, утешалась тем, что стряпала для придворных дам мисочку клёцек с красной фасолью, но после того, как она умерла, подобным подаркам почти некому было радоваться. В конце концов, духи календаря выходят лишь на один день, если нет особой необходимости. Жизнь духов длинна, и вечное одиночество изнуряет — а потому, несмотря на то, что Юаньсяо давно стала божеством календаря, она по старой памяти продолжала готовить клёцки, однако угощать ими было некого. Когда вновь наступал Праздник фонарей, Юаньсяо наваривала лишь одну кастрюльку.

Эта кастрюля была наполнена прозрачной дождевой водой, принесённой мягкими ветрами и благоприятными дождями [2], тесто для клецок было сделано из свежесмолотого зерна, которое подарил сулящий благополучие обильный урожай, прокусишь тонкую оболочку из клейкого риса — и на свет явится разнообразная начинка. В самом деле клёцки, слепленные духом календаря, приносили удачу людям, которым они были преподнесены: одни — к невероятному успеху в деньгах, другие — к стремительному продвижению по службе; словом, отведаешь хоть крохотный кусочек, и тебе весь год будет сопутствовать удача.

Само собой, Сяо Наньчжу отлично понимал это, а потому, несмотря на изрядные сомнения в специфическом вкусе этих навороченных [3] клёцек, без лишних раздумий принял из рук Юаньсяо небольшую пиалу. Хмуро сдвинув брови, он поднёс маленький шарик ко рту, и, осторожно откусив, прищурился на начинку. По языку разлился сладкий вкус и Юаньсяо, прикрывая улыбку, тихо сказала:

— Ах, мастер съел клёцку, отвечающую за удачу в любви! Полагаю, весьма скоро он захочет найти милого сердцу человека?

— О, правда? А которая тут к успеху в денежных делах, я хочу съесть её…

Услышав эти слова, трудно было удержаться от того, чтобы в изумлении вздёрнуть брови. Сяо Наньчжу не мог распознать, что именно придаёт этой начинке столь сладкий и освежающий вкус, но это не помешало ему насладиться им. Однако сейчас его цель заключалась совсем в другом, а потому он не принял глубокомысленные слова Юаньсяо всерьёз, вместо этого принявшись жадно вылавливать из кастрюли клёцки, отвечающие за удачу в деньгах, чтобы легкомысленно набить ими желудок. Но как назло, Юаньсяо наварила большую кастрюлю, а дома никого, кроме Сяо Наньчжу, не было, так что даже после того, как он прикончил две пиалы, там осталось ещё немало клёцек.

— Ох, как много осталось… Настоящее расточительство… — с подавленным и беспомощным видом пожаловалась самой себе Юаньсяо.

Карауля кастрюлю клёцек, она не знала, кого угостить ими на удачу. При виде этого Сяо Наньчжу как раз собрался ей что-то сказать, но тут в его кармане бешено завибрировал телефон.

@Чжу Лили123:
Мамочки, мастер, вы и впрямь божественный!!! Стоит мне выйти из дома в этом месяце, как тотчас начинается дождь!!! Я уж думала, что уважаемый Сяо желает устроить представление для нашей семьи, а оказывается, я сама навлекла на нас все эти беды! Σ( ° △°|||)︴Уже в личных сообщениях умоляю на коленях, скажите, что же нам делать, а-а-а!!! Я не желаю страдать от неудач весь год, нам с мужем ещё ипотеку платить!!!

Пост, на который спозаранку экспромтом ответил Сяо Наньчжу, породил в вэйбо неожиданные волнения. Похоже, каша, которую поела на Данянь та старшая сестрица, и впрямь лишила её удачи на год вперёд — и прочие пользователи, увидев новые сообщения, принялись активно его репостить, с любопытством просматривая ветку. В конце концов, эти люди в обычное время репостили бесчисленное множество постов с символами удачи [4], а потому, когда им попадалось что-то столь необычное, они радостно сбивались в толпу, поддерживая компанию, чтобы понаблюдать за развитием событий, будто обступившие со всех сторон зеваки. К тому времени, как Сяо Наньчжу закончил завтракать, множество людей непрерывной чередой закидали его вопросами о дурных предзнаменованиях через @. Приступив к делу, Сяо Наньчжу лишь небрежно проглядел сообщения: у него не было времени отвечать им всем по очереди. Однако, когда он бросил взгляд на стоящую рядом Юаньсяо, у него внезапно появилось немало идей на этот счёт — и, когда его подписчики обновили страницу, они увидели, что мастер календаря старина Сяо выложил на вэйбо новый пост — и вот что предстало их глазам:

@Мастер календаря старина Сяо
В ознаменование Праздника фонарей тот, кто пятнадцатого января репостнет это сообщение с пожеланием «Счастливого Праздника фонарей!», получит клёцки-юаньсяо специального изготовления, доставка за свой счёт, предложение действительно двенадцать часов. Тем, кто съест эти клёцки, будет весь год сопутствовать удача! ~Чмоки-чмоки!~ =3=


Примечания Шитоу Ян (автора):

Автор сообщает, что следующая глава выйдет в среду, на День холостяка, т.е. 11 ноября в 11 часов в VIP~

В этот день будет обновление в 10 000 иероглифов — ручаюсь, что после получения VIP буду публиковаться каждый день. Я собираюсь воодушевлять вас со второй по третью стражу [5] — если это вам удобно, то помогите мне, подписавшись на меня~ Спасибо моим младшим друзьям за постоянную поддержку!

Я бесконечно благодарна тем, кто продолжит следить за мной как за автором и после получения VIP! Длина главы средняя, чтобы прочесть всё, вам понадобится чуть больше десяти юаней~

Сестрички, у которых нет интернет-банка, чтобы купить текст на Цзиньцзяне [6] — если у вас правда нет возможности купить VIP главы, то ничего не поделаешь, на этом мы с вами прощаемся, глажу вас по головке~

И наконец — люблю вас~ Люблю каждого, кто прочитал эти главы целиком~ Вы мои самые драгоценные драгоценности, ха-ха~

Раздел блеяния Шитоу Ян [7]

Поднакопите денег для следующей главы — и вперёд!


Примечания переводчика:

[1] Конфликтующие восемь знаков — в оригинале 八字犯 (bāzì fàn) — в букв. пер. с кит. «преступный гороскоп из восьми знаков (служащих для обозначения года, месяца, дня и часа рождения человека)», то бишь, этим людям на роду написано не ладить — а в случае совпадения восьми знаков, напротив, это означает духовное братство.

[2] Мягкими ветрами и благоприятными дождями — в оригинале чэнъюй 风调雨顺 (fēngtiáo yǔshùn) — в пер. с кит. «ветер мягок и дожди благоприятны» (о хороших видах на урожай), обр. в знач. «обстоятельства складываются благоприятно».

[3] Навороченный — в оригинале 杀马特 (shāmǎtè) — по созвучию с английским «smart», субкультура молодых людей, зачастую недавних переселенцев в город, отличается необычными причёсками, цветом волос и макияжем.

[4] Символ удачи — в оригинале 锦鲤 (jǐnlǐ) — цзиньли — в пер. с кит. «карп кои», в интернетном сленге образно «баловень судьбы».

[5] Со второй по третью стражу — т. е. с 9 вечера до часу ночи.

[6] Цзиньцзян 晋江 (jìnjiāng) — имеется в виду сайт JJWXC (видимо, из-за визуального сходства иероглифа 丁 с буквой J), на котором размещено большинство известных нам китайских BL-новелл.

[7] Раздел блеяния Шитоу Ян — литературный псевдоним Шитоу Ян 石头羊 (Shítou Yáng) — переводится как «каменный барашек».
1

Комментарии

Psoj_i_Sysoj, ах! Чуси так красиво страдает!

кажется, нашла очепяточкутесто для клецок было сделано из свежесмолотого зерна, которую подарил сулящий благополучие обильный урожай
зерна, которое подарил
Да, Чуси прекрасен в своём страдании, но надеемся, что увидим его и в счастье :-)

Огромное спасибо за опечаточку, сейчас же поправим!

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)