Полёты во сне и наяву25 читателей тэги

Автор: Miss Canaveral

У Дарта Вейдера в столе всякого навалено,

Много карт галактик разных...

И портрет Гагарина!

Сказка на ночь

Нитью созвездий ковёр небосвода вышит. Плавятся стёкла огнём одинокой лампы. Ходит кошачий бог по покатым крышам, трогает тёмные улицы лёгкой лапой. Улицы мягко под лапой его пружинят. Хвост и усы у него в паутине тени. Слушает бог, как рычат вдалеке машины, и проверяет границы своих владений.

То побежит, то застынет у края лужи, пару сухих деревьев случайно свалит. Цапнет за скользкое щупальце Древний Ужас, ужас помельче загонит клубком в подвалы. Прыгнет на лестницу, ну а потом – на мостик, так обойдёт свою вотчину – спящий город. Коротко шикнет на бледных когтистых монстров, – монстры, скуля, разбегутся по гиблым норам.

Ляжет кошачий бог, укрываясь светом, глянет луна на него, круглый рот раззявив. И замурлычут его шебутные дети, в ночь прогоняя кошмары своих хозяев.

© Катерина Вернер

 

Незавершенные гештальты

Говоря простыми словами, закрытие гештальта — это осознание того, что тормозит ваше развитие в текущий момент и либо физическое завершение этого тормозящего дела, либо отпускание с оставлением этой ситуации в прошлом.

Рассмотрим это понятие на простых примерах:

Вы работаете на компьютере, открываете один браузер, второй, в каждом по 15 вкладок, потом текстовый редактор, таблицы, несколько книг, аудиоплеер и фотошоп. Быстродействие падает, компьютер начинает «тормозить». В данный конкретный момент вам нужен только аудиоплеер, фотошоп и одна папка на компьютере, но вы, не закрывая все остальные программы, раздражаетесь и злитесь, что изображение «висит», а переключения между программами приходится ждать по полминуты. Вы находитесь в ситуации гештальта. Если вы осознаете, что причина медленной работы кроется в лишних открытых программах, после чего закроете их, то вместе с ними закроется образовавшийся гештальт, а вы почувствуете облегчение и радость от нормальной работы.

Другой пример — женщина занимается вязанием. Однажды она начала вязать большую шаль, но так и не закончила, оставив все на дальней полке. Время идет, изредка она вспоминает об этой недовязанной шали или видит её при уборке. Настроение падает, да и новые изделия вяжутся плохо — всё время угнетает мысль об этой шали. Это открытый гештальт. Когда женщина довязала эту шаль или отказалась от мысли её вязать и распустила уже связанный кусок — она гештальт закрыла, почувствовав облегчение.

Таким образом, закрытие гештальта — это завершение давно прошедших ситуаций, не столько в физическом плане, сколько с психологической точки зрения. ©

Это нас не кусается...

Где-то в стороне, не принимаемый в компанию, наводящий неприязнь и страх, водился мрачный фон Клоп.

У зверьков был свой быт, свои привычки, своя философия, своя честь, свои взгляды на жизнь. Была у них собственная звериная страна, границы которой, как океан, омывал сон. Страна была обширная и не до конца обследованная. Известно было, что на юге живут верблюды, их по пятницам приходит мыть и стричь белая лошадь. На крайнем севере всегда горела ёлка и стояло вечное Рождество.

Зверьки объяснялись на смешанном языке. Были в нём собственные австралийские слова, переделанные из обыкновенных на австралийский лад. Так, в письмах они обращались друг к другу "ногоуважаемый" и на конверте писали "его высокоподбородию". Они любили танцы, мороженое, прогулки, шелковые банты, праздники, именины. Они так и смотрели на жизнь: Из чего состоит год? — Из трёхсот шестидесяти пяти праздничков. — А месяц? — Из тридцати именин.

Они были славными зверьками. Они, как могли, старались украсить нашу жизнь. Они не просили мороженого, когда знали, что нет денег. Даже когда им было очень грустно, они танцевали и праздновали именины. Они отворачивались и старались не слушать, когда слышали что-нибудь плохое. "Зверьки, зверьки, — нашёптывал им по вечерам из щели страшный фон Клоп, — жизнь уходит, зима приближается. Вас засыплет снегом, вы замёрзнете, вы умрёте, зверьки, — вы, которые так любите жизнь". Но они прижимались тесней друг к другу, затыкали ушки и спокойно, с достоинством, отвечали — "Это нас не кусается".

© Оксана Синеговская

Невиновна!

— Кто съел Колобка?

— Откуда мне знать? Я за ним не следила.

— Признавайся. Все свидетели на тебя указывают.

— Это кто меня оклеветать хочет?

— Волк, например. Говорит, в твою сторону катился.

— И что? Меня в тот день дома не было, я у сестры гостила, в соседнем лесу.

— Врёшь, рыжая. Медведь видел, что ты с ним разговаривала.

— Сам он врёт. Никого я не видела. И хлеб ваш чёрствый даже бы в рот не взяла. Он ещё грязный, столько по земле кататься. А я мясо люблю.

 

Лиса лениво отбрехивалась от Деда с Бабкой, устроивших ей допрос с пристрастием. Она и правда не ела Колобка. Два дня назад, она встретила его плачущего на полянке. Бедняга сбежал от Деда, который сам хотел съесть малыша.

 

Войдя в положение несчастного, Лиса вывела Колобка к деревне, и в сумерках откатила в сельскую школу. К утру рыжая дорисовала на нём грим и впихнула на полку. Колобку оставалась малость — не моргать и не хихикать от щекотки, когда на "глобусе" будут показывать Южную Америку.

© Александр "Котобус" Горбов из "Книги пятничных рассказявок"

В каждой избушке...

В каждой избушке свои погремушки, в каждом окошке свои огоньки: где-то как милость и хлеба краюшка, где-то и пряники с мёдом горьки. Кто-то всегда недоволен и всеми, кто-то же каждому встречному рад, кто-то себя причисляет к богеме, кто-то к народу… У каждого взгляд свой на любое найдётся явленье, можно поспорить, а можно принять. Было бы к этому только стремленье, было б желанье другого понять.

Разные мы. Не найдёте похожих даже среди близнецов никогда, в каждом огонь зажигается божий, тот, что судьбы нагадала звезда. Это к чему я? Да просто… терпимей надо бы как-то друг к другу нам быть. Слишком уж быстро проносится мимо Время, в котором нам рядышком жить.

И ни к чему его тратить на споры и на какую-то там дребедень.

Вместе же легче и двигать нам горы, и делать радостным выпавший день.

© Анна Опарина

Противно ныть не запретишь

Недолго музыка играла, недолго фраер танцевал. Моя спина взбунтовалась с прежним задором, войдя в раж по-ходу. Видимо пытаясь таким нехитрым способом отомстить за кеторол. Сегодня пришлось опять уколоться, но толку мало. Надо что-то делать... что-то более существенное и под присмотром специалистов.

Больше всего обидно, что за компом не могу сидеть.

Мир — он такой

Демиург Мазукта подбросил на ладони яблоко, повертел, разглядывая с разных сторон, и глубокомысленно произнес:

— Люди считают, что их души подобны яблокам.

— В смысле? — заинтересовался демиург Шамбамбукли.

— Точнее, половинкам, — поправился Мазукта. — Вот так примерно.

Он аккуратно разрезал яблоко на две части и положил на стол.

— У них есть такое поверие, будто для каждого человека существует идеальная пара. Вроде бы я, прежде чем посылать души в мир, рассекаю их пополам, на мужскую и женскую половинки. Как яблоко. Вот и бродят эти половинки, ищут друг друга.

— И находят?

— Ха! — фыркнул Мазукта. — Шамбамбукли, как ты это себе представляешь? Какова вероятность такой встречи? Знаешь, сколько в мире людей?

— Много.

— Вот именно. А кроме того... ну найдут они друг друга, ну и что дальше? Думаешь, составят целое яблоко и заживут в мире и согласии?

— Ну да. А разве не так? — удивился Шамбамбукли.

— Нет, не так.

Мазукта взял в руки по половинке яблока и поднял их к своему лицу.

— Вот две свеженькие, аппетитные души сходят в мир. А как мир поступает с человеческими душами?

Мазукта с хрустом откусил кусок от одной половинки.

— Мир, — продолжал он с набитым ртом, — не статичен. И жесток. Он всё перемалывает под себя. Тем или иным способом. Отрезает по кусочку, или откусывает, или вовсе перемалывает в детское пюре.

Он откусил от другой половинки и на некоторое время замолчал, пережевывая. Шамбамбукли уставился на два огрызка и нервно сглотнул.

— И вот, — торжественно провозгласил Мазукта, — они встречаются! Трам-тарарам-пам-пам! — он соединил надкушенные половинки. — И что, подходят они друг другу? Чёрта с два!

— Мазукта, — осторожно спросил Шамбамбукли. — А к чему ты мне это рассказываешь?

— Да ни к чему. Так, захотелось поговорить. А что?

— Нет, ничего... Я думал...

— А посмотри теперь сюда, — перебил Мазукта и взял ещё несколько яблок. — Разрезаем каждое пополам, складываем наудачу две половинки от разных яблок — и что видим?

— Они не подходят, — кивнул Шамбамбукли. — Мазукта, я хотел спросить...

— Потом спросишь, — отмахнулся Мазукта. — Смотри дальше.

Сложив две разные половинки вместе, он куснул с одной и с другой стороны и продемонстрировал результат.

— Ну, что видим? Теперь они образуют пару?

— Да-а, — Шамбамбукли задумчиво кивнул. — Теперь они соответствуют друг другу идеально.

— Потому что мир их обкусывал не поодиночке, а вместе. Аналогия ясна?

— Ясна.

— Теперь спрашивай, что ты хотел.

— Да ничего, теперь уже незачем спрашивать. Я просто удивился, зачем ты начал этот разговор, а вдруг у тебя какие-нибудь проблемы в семейной жизни?

— У меня? — Мазукта засмеялся. — Нет, что ты... у меня всё замечательно. Прекрасная жена (да ты же её знаешь), чудные дети... Дочка — вылитая мать, спокойная такая, заботливая. Цветы любит. Я ей выделил садик, так она весь день там что-то сажает, пропалывает... Очень обстоятельный ребёнок. Сыновья тоже подрастают. Совсем разные. Один кораблики пускает, мечтает стать моряком. За него я спокоен. А другой всё больше по подвалам шляется, и компания у него подозрительная. Вечно угрюмый, не улыбнется никогда. На стенах развешал картинки с уродскими черепами, сам весь в цепях... Ну ничего, это подростковое, это пройдёт. А вот младшенький меня беспокоит...

Мазукта напряженно сдвинул брови.

— Слишком серьёзный, — пояснил он. — Не по годам. И игры у него странные. Нашёл где-то ржавый серп, сидит точит, и на меня как-то нехорошо поглядывает. Не нравится мне это...

© Недобрый сказочник (bormor)

Мечтать полезно

В подробности вдаваться не буду, но мимоходом отмечу, что за эту неделю у меня приключилась куча приятных неожиданностей. В том числе серебряные серьги-джекеты.)) Очень давно хотела именно джекеты и как раз такую модель. А тут вдруг они прямо можно сказать под руку и попались, то бишь на глаза. Плюс повод назрел. Джекетов, кстати, завезли много вариантов. То есть было из чего выбрать, но мне хотелось именно "северное сияние", которое ещё "короной" называют. Ну и вот... :-)
И, кстати, устала я за это время тоже вдрызг. И физически, и эмоционально. Так что теперь самое время позволить себе отдохнуть немного.

скрытый текст

Страсти-мордасти

Вот раньше как было.
Пересеклись они где-нибудь на суаре, девица Елизавета Никифоровна на молодого Петра Сюськина взгляд из-под ресниц бросила — и понеслась.
Она в обмороки ежесекундно падает от томящей любви, он, что ни день, стишками тетрадь марает, а потом орёт их с табурета на литературных чтениях, сердцем заходится — розы/морозы, глаза/бирюза и ботинки/полуботинки — всё, как положено.
Так и пять месяцев может быть, и десять. Потом, ясен хуй, сия пучина окончательно поглотит их, и молодой Сюськин днём начнёт на экипаже неистово мимо дома Елизаветиного батюшки кататься, пренебрегая осторожностью и приличиями, а молодая девица и вовсе у матушки на глазах ему сухие фиалки и прочие гербарии с окна скидывать себе позволит.
Естественно, родители всполошатся — всё-таки серьёзный интерес у молодого человека, справки начнут наводить. Дочь, вон, чахнет на глазах, отказалась ехать на воды и на пианине упражнения делать, уксус пьёт для бледности, а на днях и вовсе пообещала руки на себя наложить, ежели в ближайшее время не соединится с Сюськиным узами брака и прочими половыми местами.
И выяснится страшное. Через Марфу Петровну, весьма уважаемую в обществе женщину, узнают, что Петька Сюськин Лизоньки их не достоин. Ещё того года всё состояние покойного батюшки промотал в карты и рулетку, а в декабре месяце, представьте себе, якшался с певичкой из мужского заведения, после чего доктором Переглотовым был лечен от срамной болезни и лобковых вошей.
В доме слёзы и драма, девица Елизавета с окон кидается от такого предательства, пианину разбила на нервной почве.
Сюськин тоже не отстаёт — кричит, что Елизавета порченая, сама с учителем по пианине шашни крутила и в дамском обществе заявляла о стремлении придерживаться принципов свободного брака и предлагала панталоны под юбки в знак протеста не носить.
Сейчас бы всё по-другому было. Быстрее и продуктивнее.
Залайкались для приличия пару дней, потом в личке вот это вот всё. Ну понятно же — интерес детектед. Он территорию метит, синие и зелёные сердечки в комментах, утром ей мемасиков присылает, она не отстаёт — котики, мимими и фоточка "Я в фитнесе" — чтобы ножку так согнуть и попку отклячить — товар лицом, так сказать.
И вроде бы почти уже вышли на кофе в Шоколаднице (он и купон намутил — закажи два латте, заплати за одно), и тут...
Черт её дёрнул ленту промотать на три года назад!!! А там и жена бывшая, и детки, вот он на ипотеку жалуется, что на 20 лет ещё кабалы, а здесь — вы посмотрите!!! С подружкой её, самой близкой, они уже 6 месяцев как на ФБ подружились и во всех срачах друг друга поддерживали — кофе пьёт и те же мемасики ей в ленту пилит! Понимаете, те же мемасики!!!
Твар и задрот, сразу понятно, в бан его! И подружку туда же! И в статусе — "Меня сложно найти, легко потерять..." или что-нибудь из классики — цитату из Коэльо или там из песни Полины Гагариной.
Хоть время не потратила. А то катались бы на экипажах да фиалки сушили. Так и молодость пройдёт. Кстати, вчера как раз к ней очень интересный экспонат в личку стукнулся...
© Александра Кутузова
скрытый текст

Вот так сюрприз

Дома я хожу, как самая обычная женщина, без причесок и макияжа. Одежду тоже ношу самую обыкновенную. Дети привыкли видеть меня в домашнем образе. А тут собиралась куда-то, сделала шикарный макияж, прическу, оделась красиво.

Выходит младший, смотрит на меня пристально и с ужасом говорит:

— Погоди-ка секундочку! Ты что, Памела Андресон???

© Памела Андерсон

Страницы: 1 2 3 106 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)