Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 53. Новая встреча учителя и ученика

Предыдущая глава

Кто написал эту балладу? И что он имел в виду под горой Чунь?

Пик Цинцзин?

Или весь хребет Цанцюн?

Вы ведь знаете, что за такое хребет Цанцюн сотрет с лица земли всю вашу семью, правда?

Но как вышло, что эта сплетня распространилась повсеместно, достигнув даже пограничных территорий, не говоря уже о том, что она легла в основу фривольных песенок, которые распевают на каждой улице? Шэнь Цинцю ощущал себя так, словно его с Ло Бинхэ целый мир только что застукал за этим самым делом [1]!

читать дальшеЧжучжи Лан наконец не выдержал, рассмеявшись в голос. Обернувшись, он насмешливо бросил:

– Как я посмотрю… эта баллада… весьма увлекла мастера Шэня.

Тот смерил его холодным взглядом.

Чжучжи Лан поспешил вернуть своему лицу серьезное выражение, но удержать его было не так-то просто.

– Лучше эта скромная персона… оставит вас на минутку.

Он как раз собирался подняться на ноги, когда его тело внезапно застыло.

Взглянув на его изумленное лицо, Шэнь Цинцю с усмешкой бросил:

– Что-то не так?

Встав, он отряхнул одежду. Пригревшиеся на коленях змеи со стуком попадали на пол, явив желтоватое брюхо. При виде них женщины завизжали, а певичка уронила инструмент.

Схватившись за лоб, Чжучжи Лан встал, опираясь на стол – его ощутимо покачивало. Уставясь на Шэнь Цинцю, он поднял правую руку, ухватив несколько выскользнувших из рукава змеек, но они лишь обвились вокруг его пальцев, не в силах атаковать. Тряхнув головой, Чжучжи Лан выдавил:

– …реальгар [2].

И правда, каким-то образом все изысканное заведение пропиталось легким запахом чеснока.

– Вино с реальгаром отменного качества, – похвалился Шэнь Цинцю. – Заметь, купленное на твои же деньги [3].

Чжучжи Лану стоило знать, что он ничего не делает без причины. Жажда женской ласки была лишь прикрытием, а вот поиск сообщницы – вполне реальным. Помощнику заклинателя не обязательно уметь летать на мече – пара шепотков в нужные уши, и вот пара монет переходит из рук в руки, чтобы на них выскользнувшие в город девушки купили все необходимое. Окружив заведение, они принялись кипятить вино с реальгаром, веерами загоняя пар внутрь здания.

Принадлежа к змеиной расе, Чжучжи Лан просто обязан был потерять сознание от этих испарений. Не то чтобы молодой демон вовсе утратил бдительность – он тщательно следил, чтобы Шэнь Цинцю не контактировал с другими заклинателями – но девчонки из борделя не вызывали его опасений. Выходит, в конечном счете, его все же подвела беспечность.

Чжучжи Лан поднял голову, глядя на Шэнь Цинцю в упор. Его белки уже окрасились золотом, а зрачки прямо на глазах удлинялись и сужались, черты лица также начали изменяться. Шэнь Цинцю поспешил распахнуть дверь и поторопил жмущихся рядом девушек:

– Вы идете или нет?

Те высыпали на улицу, последней – певичка с пипой. Умудрившись сунуть ей за пояс кошель с серебром в качестве компенсации за сломанный инструмент, Шэнь Цинцю затворил за девушками дверь взмахом руки и обернулся, чтобы узреть гигантского нефритового цвета змея такой толщины, что его не смогли бы обхватить и трое мужчин – он свился кольцами на том самом месте, где только что стоял Чжучжи Лан. На огромной треугольной голове сверкали золотые глаза с нитевидными зрачками. Казалась, тонкая шея не в состоянии поддерживать эту чудовищную голову, так что она то и дело клонилась к полу.

Эффект реальгара превзошел все ожидания, заставив Чжучжи Лана явить свою истинную форму – хотя без последнего Шэнь Цинцю предпочел бы обойтись. Подхватив забытый кем-то на столе веер, он раскрыл его, принявшись обмахиваться. Огромный змей устремился к нему и принялся наматывать кольца вокруг заклинателя, словно желая связать его своим телом. Шэнь Цинцю легко перепрыгнул через него.

Змей перевернулся, запутавшись в собственном хвосте, словно пьяный, и устремился прочь из здания, вывалившись на улицу прямо через стену. Прохожие с воплями рассыпались во все стороны. Шэнь Цинцю бросился следом, крича змею:

– Нет смысла ломиться наружу – там все тоже пропитано испарениями!

Из гигантской пасти вырвалось злобное шипение. Тряхнув головой, змей ударил хвостом, оказавшись на улице полностью. Решив во что бы то ни стало увести его от мест скопления людей, Шэнь Цинцю, изловчившись, запрыгнул змею прямо на голову. Стоило тому устремиться к людям или домам, заклинатель тыкал его веером, заставляя изменить направление. Бронированная чешуя змея порождала чудовищный грохот при соприкосновении с булыжниками мостовой. Вкачав в веер немало духовной энергии, Шэнь Цинцю наконец удалось вывести Чжучжи Лана из города.

Девушки из борделя подошли к своей задаче более чем ответственно, потратив все деньги по назначению – Шэнь Цинцю не знал, сколько вина они в буквальном смысле слова пустили на ветер, которых разнес пары на приличное расстояние от города. Они еле дотащились до подножия горы, и, даже поднимаясь, продолжали ощущать характерный запах. Вконец одуревший от вредоносных испарений и затюканный Шэнь Цинцю змей остановился, будучи не в силах ползти дальше.

Решив, что справился с задачей, Шэнь Цинцю спрыгнул на землю. Змей в бессилии уронил голову, свернувшись прямо на тропе. Обращаясь к нему, Шэнь Цинцю назидательно произнес:

– Хоть мне по душе заполнять сюжетные дыры, я вовсе не заинтересован в иммиграции в Царство Демонов. К тому же, у меня сейчас и без этого дел по горло. Раз убрать кровь священного демона из моих сосудов ты не в силах, твои услуги мне больше не требуются. Пока, Желейка [4]!

Поскольку он справедливо опасался, что, очухавшись, Чжучжи Лан первым делом напустит на него своих настырных змеек, Шэнь Цинцю ускорил шаг. В первом же встретившемся по пути городе он зашел в лавку, принадлежащую надежной торговой сети, и взял в аренду заклинательский меч.

Да-да, вы не ослышались – он и вправду арендовал его, словно машину. Более того, по весьма сходной цене!

Хотя платил-то все равно Чжучжи Лан. Сложив ладони перед грудью, Шэнь Цинцю мысленно поблагодарил своего чешуйчатого друга, прежде чем устремиться на мече в сторону хребта Цанцюн.

***
Где-то полдня спустя на горизонте появилась дюжина зеленых гор, окутанных облаками и туманом, которые образовывали вздымающуюся и опадающую линию хребта.

Цанцюн. Давненько он тут не был.

Про себя Шэнь Цинцю решительно перечеркнул всплывшую в сознании «гору Чунь».

Хребет был окружен сетью защитного поля, которую нельзя было преодолеть на летающем мече без предварительной договоренности. Попытайся кто-то тайком пролететь на мече, не принадлежащем хребту Цанцюн – и он будет сбит, словно врезавшись в невидимую стену, так что Шэнь Цинцю спешился, послав меч обратно в лавку. По пути он вновь успел сменить облачение, обзаведясь бамбуковой шляпой [5].

Обычно городок у подножия хребта прямо-таки кишел заклинателями, однако сегодня Шэнь Цинцю удалось углядеть лишь единицы. Из раздумий над причинами этого странного явления его вырвал вопрос:

– Этот бессмертный мастер… собирается подняться на хребет Цанцюн?

Шэнь Цинцю бездумно кивнул. Однако незнакомец не удовлетворился этим:

– Возможно, мастер выбрал для этого не самое лучшее время.

Сердце в груди Шэнь Цинцю тревожно забилось.

– Почему не самое лучшее? – насторожился он.

Незнакомец обменялся взглядом с прочими, собравшимися вокруг него.

– Разве вы не знаете? Хребет подвергается осаде вот уже два дня.

Проходя через ворота и поднимаясь по Лестнице В Небеса, Шэнь Цинцю к своему пущему удивлению не заметил ни одного адепта, стерегущего проход. Дурное предчувствие росло и крепло, так что вскоре он начал перепрыгивать через несколько ступенек, торопясь наверх. Чем выше он поднимался, тем яснее видел, что небосвод над Цанцюн словно заволокло безостановочно бурлящими тучами, пронизанными вспышками молний, а мирную тишину то и дело нарушали раскаты грома.

На вершине дела обстояли еще хуже: лес полыхал, на земле там и тут валялись глыбы льда, кровли домов обрушились – казалось, это место стало ареной не одной ожесточенной битвы. Перед главным павильоном Цюндин лицом к лицу выстроились две противоборствующие стороны. Одну составляли заклинатели Царства Людей – некоторые уже были повержены наземь, и между ними безостановочно носился Му Цинфан. Другую партию составляли облаченные в черные доспехи бойцы Царства Демонов, внушающие ужас одним своим видом. Хоть на площади царило временное затишье, воздух словно искрился от напряжения: вытащи кто-то из них меч хотя бы на цунь, и битва незамедлительно вспыхнет снова.

Видимо, Ло Бинхэ больше не видел смысла скрывать свою истинную сущность. Это не слишком удивило Шэнь Цинцю: в оригинальном романе он сбросил маску примерно в то же время. К этому моменту он уже успел достаточно укрепиться в Царстве Демонов и так прополоскать мозги всех адептов дворца Хуаньхуа, что им уже ни до чего не было дела. Обладая подобной властью, он мог развернуться, действуя в полную силу – разве что в оригинальном сюжете подобный «выход из тени» произошел при других обстоятельствах, только и всего.

Хоть адептам хребта Цанцюн полагалось носить одеяния своих пиков, прославленные заклинатели не подчинялись подобным ограничениям, так что неподходящее облачение Шэнь Цинцю не должно было привлечь чересчур много внимания. Решившись подойти поближе, он протиснулся к павильону, заглянув внутрь.

Посреди главного зала с закрытыми глазами в позе для медитации восседал Юэ Цинъюань. За его спиной стоял на коленях Лю Цингэ, опустив ладонь на спину главы школы. Курсирующий вокруг них поток духовной энергии казался нестабильным – видимо, им обоим уже досталось. При взгляде на своих шисюна и шиди Шэнь Цинцю ощутил острый укол вины – ведь это он довел их до подобного состояния. Ему пришлось отвернуться, чтобы успокоиться и выровнять дыхание.

С другой стороны зала темной глыбой высился Ло Бинхэ.

Казалась, оттененная черными одеждами светлая кожа светится в сумерках, словно драгоценный нефрит, темные глаза сверкают, ледяное выражение лица под стать сгустившейся темной ауре лишило бы самообладания кого угодно. За его спиной возвышался Мобэй Цзюнь, и, хоть он тут был на позиции подручного [6], его поза прямо-таки источала самоуверенность, словно он был ледяной скульптурой, поставленной здесь от начала времен.

Юэ Цинъюань медленно открыл глаза, и Ци Цинци тут же забеспокоилась:

– Глава школы, вы… в порядке?

Тот качнул головой, устремив взгляд на Ло Бинхэ.

– В прошлом, когда демоны атаковали хребет Цанцюн, Ваше Высочество [7] встретило их удар бок о бок с другими адептами. И ваш учитель защищал Цюндин вместе с вами, не щадя собственной жизни. Кто же мог подумать, что годы спустя вы сами поведете демонов на приступ, разорив взрастившую вас школу.

– Я бы не стал этого делать, – равнодушно бросил Ло Бинхэ, – если бы вы первыми не преступили границы [8].

Ци Цинци гневно фыркнула:

– Ха-ха! Вы только послушайте – «первыми переступили границы»! И это говорит неблагодарная тварь [9], предавшая своего наставника! Мало тебе было укусить вскормившую тебя руку, заставив своего учителя уничтожить себя на твоих глазах, так даже после смерти ты не дашь ему покоя! Кому ведомо, какие мерзости ты вытворял с его телом? А теперь ты осмеливаешься бросать нам в лицо какие-то обвинения – и кто после этого перешел границы?

Казалось, Ло Бинхэ вовсе не слышал ее брани.

– Кто следующий? – бесстрастно бросил он. – Если никто не вызовется, я намерен низвергнуть ваш знак.

Эти слова так поразили Шэнь Цинцю, что он невольно вскинул голову, глядя на воздвигнутую высоко над землей горизонтальную табличку: выгравированные на ней иероглифы «Цанцюн» были начертаны руками основателей школы. Эта табличка была настолько древней, что сделалась лицом их школы, так что снять ее было все равно что отвесить пощечину всему хребту Цанцюн. Когда много лет назад Ша Хуалин устроила набег на Цюндин, она также собиралась сорвать табличку, чтобы представить ее в Царстве Демонов в качестве трофея [10].

– Собираешься драться – так дерись, – рыкнула Ци Цинци. – Сперва ты предал огню пещеру [11], затем спалил ворота, теперь собираешься сорвать знак – что ты хочешь этим сказать? Отхватываешь по кусочку вместо того, чтобы действовать напрямик?

– Шимэй Ци, сохраняй спокойствие, – бросил Юэ Цинъюань, поднимаясь на ноги. Хоть его позиция явно была проигрышной, он не позволял себе ни малейшего проявления слабости [12], чтобы тем самым не подорвать боевой дух своих сотоварищей. – Тело шиди Цинцю помещено в главный павильон. Он принадлежал пику Цинцзин моей школы, так что ему надлежит покоиться бок о бок с другими лордами своей горы, чтобы его душа пребывала в мире. Сколько бы усилий ни затратило Ваше Высочество, ему не удастся наложить руки на тело нашего брата, пока дышит хоть один из нас.

– Так тому и быть! – присоединились прочие адепты.

Подобное развитие событий Шэнь Цинцю предвидел с самого начала – потому-то и поспешил на хребет Цанцюн при первой же возможности, зная, что его собратья лягут костьми, защищая его тело.

Уголок губ Ло Бинхэ приподнялся в зловещей улыбке.

– Сам я не стану вредить хребту Цанцюн, – опустив голову, неторопливо произнес он. – Равно как от моих рук не падет ни один из его адептов. Но у меня нет недостатка во времени, так что я подожду.

Это «подожду» царапнуло по сердцу Шэнь Цинцю, подобно стальным когтям.

Ло Бинхэ не из тех, кто станет скрывать истинные намерения за учтивыми словами. У него достаточно грубой силы, чтобы не тратить времени на дипломатические изыски. Когда какая-либо заклинательская школа становилась ему поперек пути, он обычно использовал самые безыскусные методы: резню, террор, захват власти. Едва ли он потратил целых два дня на окучивание хребта Цанцюн просто потому, что у него не нашлось занятия поинтереснее – скорее, он и вправду чего-то ждал.

А именно, чтобы сюда явился сам Шэнь Цинцю.

Кулаки заклинателя сжались сами по себе.

– Приступай, – бросил Ло Бинхэ.

Издав короткий возглас, Мобэй Цзюнь выступил вперед, но неожиданно остановился:

– Я уже провел достаточно сражений.

Очевидно, эти самые разбросанные в художественном беспорядке и вонзившиеся в стены глыбы льда были его творением.

– Так выбери вместо себя кого-нибудь другого, – велел Ло Бинхэ.

Мобэй Цзюнь кивнул. Запустив руку за спину, он вытащил на свет божий прятавшегося за ним человека.

Приподняв его за шиворот, будто котенка, он швырнул его в центр зала между двумя противоборствующими сторонами. Шан Цинхуа с трудом поднялся на ноги, сотрясаясь от страха. Казалось, при виде него глаза адептов Цанцюн готовы были метать молнии.

И не только они: Шэнь Цинцю сам готов был плевать огнем в это вероломное [13] Верховное Божество, этого недоделанного эксперта [14] Сян Тянь Да Фэйцзи!

Ци Цинци тотчас выхватила меч с воплем:

– Предатель!

– Шимэй Ци, прошу, не надо браниться и размахивать мечом, – выдавил виноватую улыбку Шан Цинхуа. – Вы так красивы, и, веди вы себя хоть немного поженственнее…

Как и следовало ожидать, подобное замечание возымело прямо противоположный эффект: кипя от злости, Ци Цинци выплюнула:

– Я сейчас покажу тебе, кто тут шимэй!

Шан Цинхуа еле успел уклониться от ее удара, вновь укрывшись за спиной Мобэй Цзюня, однако тот безжалостным пинком послал его обратно.

– У меня, знаете ли, тоже выбор был невелик, так что не надо вешать на меня всех собак, – не сдавался Шан Цинхуа. – А сражаясь с адептом собственной школы, вы лишь ославите ее в глазах окружающих…

От подобных речей Шэнь Цинцю лишился дара речи: воистину, Шан Цинхуа был куда более беспардонным, чем он в состоянии себе представить. Это же надо сказать такое в подобный момент – тут надо быть воистину… бесстыжим.

– Это с тобой, что ли? – огрызнулась Ци Цинци. – А те адепты Цанцюн, что погибли по твоей вине на собрании Союза бессмертных, разве они не были твоими собратьями по школе? Неужто для того, кто с потрохами продался демонам, существуют собратья в мире людей? Ты явился сюда чинить бесчинства вместе со своим богомерзким господином [15], и после этого осмеливаешься говорить мне о братстве?

Выпалив это, она принялась гонять Шан Цинхуа по залу, потрясая мечом, так что у Шэнь Цинцю в глазах зарябило. При этом он твердил про себя, словно заклятье:

– Давай, Цинци, прибей этого гада! Черт, почти попала! Вперед, Цинци, отчекрыжь ему хрен! Ну еще чуть-чуть!

Лю Цингэ наконец убрал со спины Юэ Цинъюаня руку, через которую передавал ему духовную энергию. Собравшись с силами, он поднялся на ноги, Чэнлуань со звоном завибрировал в ножнах. Сжав кулаки, Ян Исюань встревоженно окликнул его:

– Учитель, вы же целый день напролет бились с этим демоном!

– Отойди, – бросил Лю Цингэ, понизив голос.

Бросив на него презрительный взгляд, Ло Бинхэ тихо усмехнулся:

– Мой поверженный противник.

Хоть он говорил еле слышно, слова отчетливо разнеслись по залу. Пальцы Лю Цингэ сжались на рукояти меча так, что побелели костяшки, глаза яростно сверкнули – ничто не могло унизить лорда пика Байчжань сильнее, чем брошенное походя «мой поверженный противник». Ян Исюань не выдержал, выкрикнув во всеуслышание:

– Демонический ублюдок [16]!

Однако Ло Бинхэ, не моргнув глазом, отозвался:

– Что правда, то правда – я ублюдок. Хребет Цанцюн повержен ублюдком – разве это не достойно упоминания? Я могу стереть с лица земли все ваши пики вслед за Цюндин – и скоро мир узнает, что прославленная школа заклинателей пала от рук ублюдка. Как тебе такое?

– Ло… Ло Бинхэ, – потрясенно пробормотала Нин Инъин, – неужто ты и впрямь собираешься предать огню пик Цинцзин?

Тот ответил, не задумываясь:

– Разумеется, нет. – Нахмурившись, он добавил: – Если кто-то из моих подчиненных осмелится тронуть хоть одну хижину, хоть один стебель бамбука на Цинцзин, ему это с рук не сойдет!

– Подумать только, какое благородство, – фыркнул Лю Цингэ.

Чэнлуань выскочил из ножен, и поток духовной энергии пронесся мимо Ло Бинхэ, взметнув его волосы. Тот также опустил ладонь на рукоять меча, угрожающе бросив:

– Не переоценивай свои силы.

Однако их мечам не суждено было скреститься вновь.

Шэнь Цинцю шагнул вперед, разделяя противников, и выброс энергии двух мечей рассек напополам бамбуковую шляпу. Поймав Чэнлуань за лезвие двумя пальцами левой руки, он остановил Лю Цингэ, правую же опустил на запястье Ло Бинхэ, не давая тому вытащить меч.

– Эй, вы, это всего лишь труп – не стоит поднимать из-за него подобный шум! – велел им Шэнь Цинцю, бросая взгляд на двух противников.

Не успел он договорить, как Ло Бинхэ внезапно вырвался, схватив его за запястье ледяной, словно жгучее от холода железо, рукой. Растянув губы в кривой улыбке, он бросил:

– Поймал. Вас. Учитель.

Хоть Шэнь Цинцю мысленно подготовился к этой встрече, у него внутри все похолодело при виде этого искаженного лица.

После мгновения напряженной тишины весь зал взорвался криками.

– Это… правда шиди Цинцю? – бросил подрагивающим голосом оторопевший Юэ Цинъюань.

Ци Цинци мигом позабыла про Шан Цинхуа, который незамедлительно воспользовался этим, чтобы укрыться за широкой спиной Мобэй Цзюня. Нин Инъин вцепилась в Мин Фаня – у парня был разбит нос и все лицо в синяках – и забормотала:

– Шисюн, ты это слышал? А-Ло и глава школы сказали, что этот человек… учитель?

– Как такое может быть, – нахмурился Мин Фань, – что это, вроде, он… и не он?

Ян Исюань смотрел на это с иной точки зрения – при виде Шэнь Цинцю он потрясенно пробормотал:

– Это ведь Цзюэши Хуангуа! Старейшина Хуан… на самом деле Шэнь-шибо [17]?

Вот спасибо, что ознакомил всех с моим литературным псевдонимом!

Глаза Лю Цингэ моментально расширились – столь тщательно хранимая невозмутимость не выдержала напора подобных новостей.

– …так ты не умер? – шепнул он.

Шэнь Цинцю изначально мучился чувством вины перед своим шиди, но при этих словах угрызения совести уступили место возмущению:

– Шиди Лю, что за выражение лица? Можно подумать, ты предпочел бы обратное!

При этих словах лицо Лю Цингэ претерпело любопытные метаморфозы: позеленев, оно потемнело, затем побелело вновь – право, за этими достойными хамелеона превращениями можно было наблюдать вечно, но Шэнь Цинцю грубо отвлекли от этого процесса, развернув его лицо.

– Так ты все-таки решил выйти из тени? – заявил Ло Бинхэ.

Благодарим Диану Котову (DianaTheMarion) за консультации по вопросам перевода с китайского!

Примечания:

[1] Застукал за этим самым делом – в оригинале 滚床单 (gǔn chuángdān) – в букв. пер. с кит. «кататься на простынях», т. е., «кувыркаться в постели».

[2] Реальгар 雄黄 (xiónghuáng) сюнхуан – моносульфид мышьяка AsS, зернистое вещество от огненно-красного до оранжево-красного цвета, как и все соединения мышьяка, ядовит. Тем не менее, вино с порошком реальгара 雄黄酒 (xiónghuángjiǔ) использовалось в качестве лечебного средства, считалось также что оно отгоняет змей и злых духов. Существует традиция употреблять его в праздник лета.

[3] Купленное на твои же деньги – в оригинале употребляется пословица 羊毛出在羊身上 (yángmáo chū zài yángshēn shang) – в букв. пер. с кит. «овечья шерсть берется с овцы», в образном значении – «в конечном итоге платить будет кто-то другой, греть руки за чужой счет».

[4] Желейка – в оригинале – Сичжи-лан 喜之郎 (xi zhi lang) – популярное в Китае фруктовое желе в пластиковых чашках.

[5] Бамбуковая шляпа 斗笠 (dǒulì) доули – широкополая коническая шляпа (обычно из бамбуковой щепы, для предохранения от дождя и солнца).

[6] Подручный 副手 (fùshǒu) фушоу – помощник, заместитель.

[7] Ваше Высочество 閣下 (Géxià) Гэся, букв. «Ваше Превосходительство».

[8] Первыми преступили границы 逼人太甚 (bī rén tài shèn) – в пер. с кит. «вконец затравить человека, ставить в тупик».

[9] Неблагодарная тварь –в оригинале 白眼狼 (bái yǎn lánɡ) – Белоглазый волк, в букв. пер. с кит. «выкатить глаза по-волчьи», метафора для неблагодарного, злобного и коварного человека.

[10] Представить в качестве трофея 耀武扬威 (yàowǔ yángwēi) – в пер. с кит. «бряцать оружием, похваляться».

[11] Пещера – здесь мы последовали английскому переводу, в оригинале 洞府 (dòngfǔ) дунфу – мифическая горная обитель небожителей.

[12] Он не позволял себе ни малейшего признака слабости – в оригинале 稳如泰山 (wěnrútàishān) - в пер. с кит. «спокойный (непоколебимый) как гора Тайшань».
Тайшань (кит. 泰山, пиньинь: Tài shān, буквально гора восхода, то есть Восточная гора) — гора в китайской провинции Шаньдун высотой 1545 м.
Гора Тайшань обладает большой культурной и исторической значимостью и входит в число пяти священных гор даосизма. Традиционно гора считалась местом обитания даосских святых и бессмертных. Дух горы Тайшань, по преданию, — один из правителей царства мёртвых. Гора находится в окрестностях города Тайань. Самый высокий пик (1545 м.) называется Пиком Нефритового Императора. В Китае гора Тайшань ассоциируется с восходом солнца, рождением, обновлением. Храм на вершине горы — цель многочисленных паломников на протяжении 3000 лет.

[13] Вероломное Верховное Божество 坑爹 (kēngdiē) кэнде – в пер. с кит. жаргонное «жулик, мошенник, обманщик, ловкач». Если разобрать на иероглифы, получится «отец (爹) надувательства (坑)».

[14] Эксперт недоделанный – в оригинале используется сленговое выражение 菊苣啊草草草 (jújù a cǎo cǎo cǎo) – в букв. пер. с кит. – «цикорий салатный, кое-как разросшийся». Цикорий (菊苣 jújù) является омонимом слова 巨巨 (jù jù) – так при дружеских, хороших отношениях называют интернет-гуру, аса в каком то деле, чтобы лишний раз подчеркнуть его значимость. Это что то вроде «превосходной степени» слов 大侠 (dàxiá), 大神 (dàshén) и просторечного 大虾 (dà xiā) (синонимы гуру и эксперта в интернете), которая иногда заменяется на 菊苣 (jújù). Это почетное обращение в данном случае обретает саркастический характер из-за добавления иероглифов 草草 (cǎocǎo) на конце, которые в пер. с кит. помимо «разросшийся» означают также «кое-как, небрежно, наспех».

[15] Богомерзкий господин – в оригинале 混世魔王了 (hùnshìmówáng) хуньшимован – в букв. пер. «князь демонов, дезорганизующий мир», в образном значении – «великий смутьян, злой гений мира, главный преступник».

[16] Ублюдок 杂种 (zá zhǒng) – в пер. с кит. «помесь, нечистокровный, инородец».

[17] Шибо 师伯 (shībó) – «дядюшка-наставник», вежливое обращение к шисюну своего учителя.


Следующая глава
53

Комментарии

Какой Шэнь однако смелый, не думала, что он выйдет в открытую так
Огромное спасибо! А продолжения хочется всё больше и больше)
И так, сколько баллов крутости герой получит в этот раз? Я что-то соскучилась уже по Системе

Мини пособие как оседлать змею:
1. Обмани
2. Напои
3. Мило злорадствуй

Благодарю за перевод :з
АААААААААААА НАКОНЕЦ-ТО
Ах, наконец то они встретились, классная главушка!
Ну почему уже не понедельник?!
На таком моменте.... Спасибо за перевод))
Как же это хорошо... Спасибо за перевод! Теперь бы дожить до понедельника~
Страницы: 1 2 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)