Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 56. Человек в гробу

Предыдущая глава

Ло Бинхэ вынес удар без единого звука.

Шэнь Цинцю застыл. По правде говоря, он не ожидал, что его удар достигнет цели, и все же вложил в него всю силу, словно стремясь выплеснуть накопившуюся за последние несколько дней подавленную злость. Внезапно Система пиликнула, пробуждаясь к жизни, чтобы возвестить:

[★,°:.☆( ̄▽ ̄)/$:.°★。Примите наши поздравления~ Начислено 500 баллов крутости!]

Ну, знаете…

читать дальшеЛо Бинхэ воистину заслуживает звание мазохиста! Выходит, он не может быть счастлив, пока ему хорошенько не всыплешь! Подумать только – на сей раз Система не только одарила его целым водопадом очков, но еще и смайликом разродилась! Да и на тильду (~) она расщедрилась впервые на его памяти! За все проведенные в этом мире годы Шэнь Цинцю не доводилось видеть подобной дичи – и от осознания того, что эта дичь [1] взращена его собственными руками, радостнее не становилось.

Он все еще мысленно оплакивал свое педагогическое фиаско, когда Ло Бинхэ решил, что время игр кончилось. Ударив правой рукой, Шэнь Цинцю нечаянно высвободил копящийся в ладони заряд энергии, и в содрогнувшемся потолке появилась видимая глазу выбоина. Когда пыль малость осела, Ло Бинхэ накрыл учителя своим телом, обеими руками вцепившись в его верхнее платье. Без труда разорвав ткань, он во всеуслышание расхохотался:

– Можете не сдерживаться – меня это не убьет! Этот ученик с радостью снесет все, что угодно, от рук учителя!

Уловив в исказившей лицо улыбке оттенок печали, Шэнь Цинцю на мгновение ощутил укол жалости, позабыв, что на нем только что разорвали одежду. Однако Ло Бинхэ не дал ему времени проникнуться состраданием сполна: одним движением руки он разорвал его нижние одежды, прижав учителя к себе за талию – обнаженной кожей к обнаженной коже.

На мгновение Шэнь Цинцю оторопел, но, придя в себя, тотчас треснул Ло Бинхэ рукоятью Сюя по голове, проревев:

– Ты, скотина!

– Боюсь, что в глазах учителя я стою неизмеримо ниже любой скотины, так что стоит ли сдерживаться? – не моргнув глазом отозвался Ло Бинхэ.

Шэнь Цинцю хотел было язвительно рассмеяться ему в лицо, но тут его зрение внезапно затуманилось, а тело обмякло – Сюя со звоном выпал из руки на землю.

Его атаковала необоримая сила, явно собирающаяся вытряхнуть его душу из тела, как Ло Бинхэ чуть ранее – тело из одежды. Заметив, что учитель внезапно застыл, Ло Бинхэ также прекратил двигаться, следя за ним ошеломленным взором. В мгновение ока голову Шэнь Цинцю охватила такая боль, что, казалось, мозг вот-вот взорвется.

Перед глазами вспыхивали тысячи разрозненных фрагментов, с головокружительной быстротой сменяющих друг друга: вот пустое пространство, а вот непроглядная тьма; порой Шэнь Цинцю казалось, что в отдалении он видит расплывчатые человеческие фигуры. И тут в ушах раздался пронзительный звон такой мощи, что от него едва не лопнули барабанные перепонки.

Наконец-то очнувшийся от ступора Ло Бинхэ резко поднялся, приняв сидячее положение, и попытался поддержать учителя – однако тот, вырвавшись из его рук, принялся кататься по полу, обхватив голову: он все явственнее ощущал, как чьи-то неумолимые руки грубо тянут его душу и разум прочь из нового тела.

Словно со стороны раздался вопль, и, не успел он стихнуть, как со всех сторон к нему простерлись бесплотные руки, вцепившись в его душу мертвой хваткой.

– Учитель, – поневоле запаниковал Ло Бинхэ, – я… я всего лишь пытался припугнуть вас! Не стоит принимать это так близко к сердцу! Да что с вами такое?

Тело учителя сотрясалось в его руках, будто в припадке. Поддерживая его, Ло Бинхэ пропустил свою духовную энергию сквозь его тело, чтобы выяснить, что не так. Проверка не выявила никаких отклонений от нормы, и все же Шэнь Цинцю орал так, словно ему в мозг только что впечатали раскаленное клеймо. Что бы ни пробовал Ло Бинхэ, ничего не помогало.

Пульс Шэнь Цинцю неумолимо слабел. Сперва задрожав мелкой дрожью, Ло Бинхэ трясся все сильнее, пока его тело не начало содрогаться в конвульсиях под стать учителю. Не в силах удержаться на ногах, он хлопнулся на колени.

– Эй, вы! Все сюда! – в исступлении проревел он.

***

Внезапно глаза Шэнь Цинцю распахнулись.

Вокруг все было черным-черно.

В ушах все еще отдавался бешеный стук сердца. Чтобы убедиться, что он действительно очутился в кромешной тьме, а не ослеп, Шэнь Цинцю вытянул руку.

Его пальцы тотчас уткнулись во что-то твердое. Озадаченный Шэнь Цинцю принялся ощупывать пространство вокруг себя.

У него быстро возникла одна малоприятная догадка: судя по ощущениям, он был заточен в каком-то узком длинном каменном ящике. Холодный гладкий камень на ощупь походил на мрамор. Его толщина достигала где-то четырех цуней [2], как он убедился, изучив ящик с помощью духовной энергии.

Покончив с исследованием, Шэнь Цинцю задержал дыхание, вслед за чем нанес резкий удар ладонью в центр крышки. Ему пришлось повторить это дважды, прежде чем темноту наконец прорезали лучи света, сопутствуемые шорохом осыпающейся каменной крошки.

Шэнь Цинцю рывком сел, жадно втягивая устремившийся внутрь свежий воздух. Правда, он вскоре убедился, что «свежим» этот воздух можно было признать весьма условно: скорее всего, это помещение годами не проветривалось. Более того, на поверку этот воздух был весьма разреженным. Опустив взгляд, Шэнь Цинцю обнаружил, что сидит в гробу.

Весьма недурном, впрочем, гробу – его изукрашенная затейливыми узорами поверхность блестела подобно драгоценному нефриту.

Опершись на край гроба, Шэнь Цинцю легко выскочил наружу. Оглядевшись, он убедился, что находится в скудно освещенном помещении вроде пещеры. Гроб, крышку которого он только что расколотил, покоился на платформе в центре комнаты. В углах виднелись в беспорядке сваленные вещи – от оружия и драгоценностей до свитков, бутылей и кувшинов. Мерцание драгоценных камней и холодные отсветы от металла мечей и пик проникали даже сквозь толстый слой пыли. Оглядевшись, заклинатель обнаружил на стенах фрески с застывшими в неистовой пляске демонами, которые словно бы наступали на него со всех направлений.

«Священный Мавзолей демонов [3]», – догадался Шэнь Цинцю.

Он все еще не успел толком переварить эту информацию, когда, опустив взгляд, совершил еще одно не слишком приятное открытие.

Его тело больше не было продуктом растительного происхождения от цветка росы луны и солнца – он вновь очутился в изначальном теле Шэнь Цинцю!

Выходит, слухи о том, что Священный Мавзолей обладает средствами для подобного призыва мертвых, и впрямь имеют под собой почву. И похоже, кто-то додумался воспользоваться этим способом: сперва умыкнул тело Шэнь Цинцю, а затем задействовал ритуал призыва, который, вырвав его из нового тела, в мгновение ока переправил в старое.

Священный Мавзолей был запретной зоной Царства Демонов, где покоились владыки прошлого – не достигнув высшего положения, нечего было даже думать о том, чтобы попасть в него. Однако же сюда зачем-то поместили мертвое тело Шэнь Цинцю, в которое позже переправили и его душу. Как бы то ни было, столь невероятное стечение обстоятельств даровало ему уникальный шанс обозреть самое сокровенное место демонического мира.

Проверив уровень духовной энергии, Шэнь Цинцю убедился, что ее циркуляции ничто не препятствует. Выходит, слова Ло Бинхэ о том, что он потратил пять лет на полное восстановление системы меридианов учителя, не были пустым бахвальством. Что же до «Неисцелимого» яда, то он пока никак не проявлялся, однако это вовсе не значило, что он, как водится, не даст о себе знать в самый неподходящий момент.

Перемещение души должно было вызвать незамедлительное отмирание тела, выращенного из корней цветка росы луны и солнца – любопытно было бы посмотреть на выражение лица Ло Бинхэ, когда в его руках окажется его увядающее, стремительно засыхающее тело…

Однако не успел Шэнь Цинцю толком это обдумать, как Система выдала очередную порцию информации:

[Обратите внимание: вы только что вступили в новую высокоуровневую локацию «Священный Мавзолей». Запущена миссия «Восполнение сюжетных дыр». Пожалуйста, отнеситесь к ней с должным рвением и инициативностью!]

Издав слабый возглас, Шэнь Цинцю съежился, сидя на корточках.

[Пожалуйста, отнеситесь к ней с должным рвением и инициативностью!] – продолжала настаивать Система.

Шэнь Цинцю не шелохнулся.

[Предупреждение: обратите особое вни…]

– Да понял я, понял! – не выдержал Шэнь Цинцю. – Уже иду!

Кипя от раздражения [4], он силился припомнить все, что знал о Священном Мавзолее из книги, в то время как ноги уже несли его к выходу из зала. В противоположность обычным обиталищам Царства Демонов, располагавшимся под землей, Мавзолей был возведен над ее поверхностью – короче говоря, у демонов все шиворот-навыворот. Помимо множества ловушек, его лабиринт кишел разнообразнейшими демоническими тварями, только и поджидающими беспечного вторженца.

Если бы не домогательства Системы, Шэнь Цинцю и на аркане не затащили бы на прогулку по этим зловещим склепам!

В коридоре было темно хоть глаз выколи, однако Шэнь Цинцю не решался вызвать хотя бы искорку огня. Задерживая дыхание, он бесшумно двинулся во тьму.

Впрочем, его одиночеству не суждено было продлиться долго: вскоре его ухо различило неровные протяжные вздохи.

На самом деле это больше всего походило не на дыхание, а на предсмертные хрипы. Шэнь Цинцю застыл.

Как это они нашли его так быстро?

Во тьме постепенно проступили очертания худощавой фигуры, словно бы покачивающейся под собственным весом; за ней виднелись вторая и третья – казалось, они плыли по воздуху, будто неприкаянные души.

Эфирные создания приближались. Не меняясь в лице, Шэнь Цинцю принялся покачиваться им в такт, замедлив дыхание до предела.

Итак, познакомьтесь с самыми примитивными, и по совместительству наиболее часто встречающимися стражами Мавзолея: Незрячими остовами [5].

В глазах-то у этих созданий недостатка явно не было: бесчисленные зенки сплошь усеивали лица тварей – сущий кошмар трипофоба [6] – вот только толку от них было мало. Хоть эти недреманные стражи денно и нощно в буквальном смысле слова шатались по Священному Мавзолею, их эффективность была крайне низка. Теснящиеся на лице большие глаза деградировали до крайности, реагируя лишь на свет – но зато это они делали в совершенстве, улавливая даже самый слабый отблеск.

Получив световой сигнал, из следующих друг за дружкой апатичных созданий они мигом преображались в жаждущих крови монстров. Однако Шэнь Цинцю опасался не их, а того, что последует за ними.

Стоило ему помыслить об этом, как один из Незрячих остовов подступил ближе. Шэнь Цинцю тотчас скользнул в сторону, и тут темноту неожиданно прорезала вспышка.

Ядовито-зеленый свет разгорался, превращая пещеру в гротескные декорации подводного царства. Незрячие остовы, которые уже собирались было пройти мимо, разом повернули головы, и с каждой из них на Шэнь Цинцю в упор уставилось четыре-пять пар огромных налитых кровью глаз.

Свеча последнего вздоха [7]!

Похоже, судьба твердо вознамерилась подносить ему холодный чайник [8] до скончания жизни!

Не теряя времени даром, Шэнь Цинцю в мгновение ока умчался в другой конец коридора, однако как бы он ни петлял, слабый зеленый свет неотрывно следовал за ним, не позволяя скрыться. Сколь бы быстрым он ни был, раздраженные светом Незрячие остовы были еще быстрее!

Не сбавляя темпа, Шэнь Цинцю отправил в полет нескольких Незрячих остовов, однако это ничуть не облегчило ситуацию. Свечи последнего вздоха подпитывались дыханием людей, так что их невозможно загасить, пока рядом остается хоть кто-то живой. Со стороны, возможно, это казалось простенькой видеоигрушкой: знай себе носись по лабиринту, подхватывая ништяки и избегая монстров, вот только самому игроку, засеченному Незрячими остовами, было отнюдь не весело. А как вы думали: куда бы он ни забился, не дышать он не может, а следовательно, и Свеча последнего вздоха от него не отцепится, а это, в свою очередь, означало безумную толпу озверевших фанатов в лице Незрячих остовов, вот только нужен им не автограф, а живая плоть. Лишь когда они до нее доберутся, зловещий свет погаснет. Воистину Свеча последнего вздоха – удачное название для этой штуковины!

Ну вот, пожалуйста – подтянувшиеся Незрячие остовы напрочь забили проход, подобно алчным туристам – и что прикажете делать дальше?

Покинув коридор, Шэнь Цинцю ввалился в просторный не без вкуса декорированный зал с высоким сводом, посередине которого на платформе покоился величественный гроб. Подскочив к нему, заклинатель попытался было приподнять крышку, но не преуспел. Тогда, запрыгнув на саркофаг, он ударил по крышке со всей силы – та отозвалась глухим звуком, но при этом не подалась ни на единый цунь: видимо, материал этого гроба был еще более капитальным, чем у того, в котором очнулся он сам. Подумав, что внутри этого ящика также может оказаться обитатель, Шэнь Цинцю тактично постучал по крышке:

– Эй, вы не прочь потесниться ненадолго?

Сказать по правде, он просто дурачился, меньше всего на свете ожидая услышать в ответ слегка насмешливое:

– Милости просим.

Голос явно доносился из гроба, однако звучал столь отчетливо, словно говорящий стоял рядом с ним.

Пресвятые помидоры [9]! Настоящий оживший труп!

Сковавший сердце Шэнь Цинцю первородный ужас не помешал ему, развернувшись, отшвырнуть ударом ноги нескольких устремившихся к гробу Незрячих остовов. Спрыгнув с крышки, заклинатель послал несколько взрывных импульсов прямиком в потолок – сверху посыпались камни. Чувствуя, что материал легко подается, Шэнь Цинцю возобновил удары: он рассчитывал, обрушив потолок на Незрячих остовов и этого жуткого живого мертвеца, под шумок смыться. Но в самый разгар его усилий по радикальной смене дизайна из-за стены раздалось зловещее шипение.


Благодарим Диану Котову (DianaTheMarion) за неоценимую помощь в работе с китайским текстом!

Примечания:


[1] Эта дичь – в оригинале 奇葩 (qípā) – в пер. с кит. «дивный цветок, выдающийся талант, чудак», иными словами, «подарочек» в ироническом смысле слова.

[2] Четыре цуня – цунь寸 (cùn) составляет 3,25 см., итого толщина стен – где-то 13 см.

[3] Священный Мавзолей 圣陵 (Shèng Líng) Шэн Лин – в букв. пер. с кит. «священный курган».

[4] Кипя от раздражения – в оригинале использовано сленговое выражение 蛋疼 (dànténg) «боль в яйцах» – о чем-либо, не соответствующем здравому смыслу.

[5] Незрячие остовы 盲尸(máng shī) ман ши.

[6] Трипофобия – боязнь скоплений отверстий.

[7] Свеча последнего вздоха 咽气烛 (yànqì zhú) яньци жу. Яньци 咽气 (yànqì) означает как «испустить дух», так и даосское «вбирать жизненную силу (для долговечности)».

[8] Подносить холодный чайник 哪壶不开提哪壶 (nǎ hú bù kāi tí nǎ hú) – в букв. пер. с кит. «брать тот чайник, который не кипит» – поговорка из притчи о владельце чайной, который отвадил неплатившего посетителя, заваривая ему чай холодной водой; образно в значении «задевать за живое, допустить бестактность, затронуть запретную тему, наступить на больную мозоль, в доме повешенного говорить о веревке, сыпать соль на рану».

[9] Пресвятые помидоры – в оригинале используется сленговое 卧槽 (wòcáo) воцао – в пер. с кит. что-то вроде «лежать в корыте», которое, в свою очередь, является омонимом ругательства 我肏 (wǒcào), которое в пер. с кит. значит «Пиздец! Ни хуя себе!»


Следующая глава
47

Комментарии

Все страньше и страньше, наших героев опять разлучают..
Птица обломинго всё таки пришла .____.
Держись, Ло Бинхэ.

А Система озорница хих

Спасибо за труды с:
Сяолянь, следующая подлиннее ;-)
Огромное спасибо за перевод!
Psoj_i_Sysoj, спасибо, родные!!! На Вас вся надежда! Теперь моя цель - дожить до среды! А Вы! живите вечно! :)
Бедняга Бинхэ))) Его опять кинули))) Спасибо огромное за перевод)))
Спасибо за перевод, что б я без вас делала???
Сяолянь,
Страшное пожелание для России) 😆
Спасибо огромное за перевод, каждый день жду с нетерпением новую главу! Спасибо, что не жалеете сил, удачи вам в дальнейшем милые переводчики и редакторы

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)