Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 25. Как нести звание злодея с честью. Часть 1

Предыдущая глава

— Учитель!

При виде него Ло Бинхэ не смог сдержать восторга. В глубине души он с самого начала этого беспредела знал, что Шэнь Цинцю, почуяв неладное, непременно ринется его спасать.

Прочие адепты сгрудились вокруг триумфатора, словно цыплята вокруг наседки.

— Кто-нибудь ранен? — как ни в чём не бывало поинтересовался Шэнь Цинцю.

— Там, на берегу реки… несколько сестёр и этот брат, которого убил монстр.

— Ох, — вырвалось у Шэнь Цинцю. — Тебе пришлось нелегко, как я посмотрю.

— Этот ученик лишь выполнял свой долг! — тотчас просиял Ло Бинхэ.

читать дальшеШэнь Цинцю невольно бросил взгляд на покрасневшие глаза Цинь Ваньюэ и возопил про себя:

«Да как ты можешь улыбаться, изверг, ты ж только что потерял жену!!!»

Казалось, к этим молодым адептам только что явился не могущественный старейшина, чтобы спасти их, а заботливая мамаша — они едва ли не висли у него на шее, рыдая без малейшего стеснения.

— Не стоит поддаваться панике, — попытался успокоить их Шэнь Цинцю. — Главы ваших кланов знают о происходящем, и в настоящий момент в ущелье находятся немало мастеров, которые спешат вам на помощь. Всё, что от вас сейчас требуется — позаботиться о собственной безопасности. Вместе мы непременно прорвёмся к выходу в скорейшем времени!

Потерявшие рассудок от страха заклинатели жадно глотали каждое его слово, словно успокаивающие пилюли, которые наконец-то позволили им собраться с духом.

— Учитель, что это была за тварь? — не преминул спросить Ло Бинхэ. — Я с такими прежде не сталкивался.

С этим он в кои-то веки обратился по адресу. С непринуждённостью, будто речь шла о семейных реликвиях, Шэнь Цинцю поведал:

— Неудивительно, что тебе не доводилось его встречать. Этот монстр именуется жэнь тоу чжичжу — иначе говоря, человекоголовый паук. Его отличает неистовый темперамент и поистине лютый нрав. Жэнь тоу чжичжу приманивает добычу кличем, подобным плачу младенца. Едва человек приближается на достаточное расстояние, монстр прикрепляется к его голове с помощью присосок и пробивает череп острыми ногами, чтобы высосать жизненные соки ещё живой жертвы.

Этот монолог он беззастенчиво содрал с оригинального романа. Восхищённый глубиной его познаний Ло Бинхэ не удержался от изумлённого возгласа:

— Воистину, Царство Демонов полнится ужасающими созданиями. Этот ученик — просто дремучий невежда.

По правде говоря, с тех пор как Мэнмо сделался наставником Ло Бинхэ, у Шэнь Цинцю оставалось всё меньше сфер, в которых он мог наставить своего быстро развивающегося ученика, так что сейчас ему выпала редкая возможность покрасоваться перед подопечным. Возгордившись сверх меры, он одарил юношу лёгкой улыбкой:

— Эти создания принадлежат Царству Демонов, им не место в землях и водах Царства Людей. Прошло немало лет с тех пор, как они попадались на глаза человеку. В другой раз, встретившись с этим монстром, сразу бей по вискам. Этот экземпляр — самец жэнь тоу чжичжу, наше счастье, что нам не попалась самка: они во много раз свирепее.

Не успели они обменяться парой фраз, как в лиственном пологе вновь послышалось шуршание. С ветвей свесилось несколько белых нитей паучьего шёлка!

Выражение лица Шэнь Цинцю мигом переменилось. Вот чёрт, как он мог забыть, что крик одной твари привлекает целую стаю, которая незамедлительно окружает жертв!

Веер в его руках раскрылся, породив порыв ветра, поразивший дюжины паукообразных созданий, которые с глухим стуком посыпались с ветвей, словно перезрелые фрукты.

— Вперёд! — не своим голосом выкрикнул Шэнь Цинцю.

Ло Бинхэ поспешил последовать его приказу, пока оглушённые пауки не пришли в себя. Выстроившись в цепь, где Ло Бинхэ прокладывал путь, а замыкающий страховал сгрудившихся в центре адептов, они с такой силой врезались в паучье оцепление, что вскоре в воздухе повис кровавый туман, напитанный невыносимой вонью от издыхающих монстров. Хоть жэнь тоу чжичжу были на удивление проворны, адепты не уступали им, разя их прямо в воздухе, так что вскоре злосчастные монстры больше походили на сито, чем на пауков.

Теперь, зная, как бороться с противником, Ло Бинхэ уподобился карающей длани бога. Даже с закрытыми глазами он с лёгкостью пронзал сразу двух монстров одним движением меча. Окрестности огласились жуткой смесью детского плача и шмяканья мёртвых тел.

И всё же этих тварей было слишком много — заклинатели не смогли бы уничтожить всех, даже не поджимай их время, а Шэнь Цинцю был не на шутку обеспокоен тем, как поведёт себя его чёртов яд, когда духовные силы истощатся.

Вот уж воистину, не буди лихо! Очередной удар Шэнь Цинцю вместо того, чтобы прийтись по телу монстра, словно бы провалился в пустоту. Не растерявшись ни на мгновение, мужчина сложил веер и мечом рассёк бросившегося на него жэнь тоу чжичжу аккурат на две половины.

Ло Бинхэ, даже в пылу битвы не забывавший посматривать в сторону наставника, тотчас заметил перемену.

— Учитель?

— Всё в порядке, — как можно убедительнее отозвался Шэнь Цинцю.

По счастью, он уже успел загнать свой выводок в особую зону, ограниченную невидимым барьером. Врезаясь в него со стуком, пауки тотчас исчезали в подлеске и древесных кронах.

Тут Шэнь Цинцю наконец смог вздохнуть с облегчением.

Цинь Ваньюэ выглядела как никогда хрупкой и очаровательной, задыхаясь после недавней битвы.

— Учитель, почему монстры оставили нас в покое? — не удержалась она от вопроса.

— Разве ты не помнишь, что за магический цветок растёт посреди ущелья Цзюэди?

На самом-то деле, он и сам не помнил. Уж простите, запомнить помимо сотен видов монстров все измышленные автором виды местной волшебной флоры было и впрямь выше его сил!

Однако Ло Бинхэ тотчас выручил его из затруднительного положения:

— Это тысячелепестковый лотос снежной чистоты [1]! — выпалил он на одном дыхании.

Теперь-то Шэнь Цинцю точно знал, почему не мог воскресить в памяти это название.

Наименования вроде «снежный что-то там чего-то там» или «лотос такой-то сякой-то» заставят прийти в отчаяние и мнемонического гения. Было бы воистину удивительно, если бы он это помнил!

— Неплохо, это и в самом деле тысячелепестковый лотос снежной чистоты, — попугаем повторил за ним Шэнь Цинцю. — Этот цветок произрастал здесь долгие тысячелетия, подпитываясь духовной энергией, и наделён свойством противодействия всему демоническому, благодаря чему может служить защитой от монстров. Так что, пока мы остаёмся здесь, они не станут нам чересчур досаждать.

— Свойством противодействия всему демоническому? — внезапно повторил Ло Бинхэ.

Он явно ловил каждое слово, причём в глазах его разгорался огонь, от которого в сердце Шэнь Цинцю зашевелилось нехорошее предчувствие.

— Да, и что?

— Тогда, учитель… выходит, тысячелепестковый лотос снежной чистоты способен разрешить вашу… проблему?

От этих немудрёных слов мужчина пришёл в полный ужас. Главный герой ведь не собирается сорвать тысячелепестковый лотос ради него, правда?

Постойте-ка! В оригинальном романе он сорвал цветок для Цинь Ваньюэ аккурат в этом самом месте! Он же не намеревается прямо после этого, вот так, при всех… срывать другой цветочек?

Пощади уже честь своей первой жены!

— Сейчас нам не до этого, — поспешно возразил Шэнь Цинцю. — Для начала надо выбраться из ущелья.

Однако Ло Бинхэ не желал сдаваться:

— Этот ученик просит учителя дать ему ответ.

— Эта штука не подействует, — тряхнул головой Шэнь Цинцю.

— Как учитель может знать наверняка, не испробовав? — настаивал Ло Бинхэ. — Этот ученик понимает, что учитель не желает подвергать его опасности, но, не рискнув, он никогда себе этого не простит!

Вот ведь заладил!

«Как ты вообще можешь думать о каком-то старике вроде меня в подобный момент сюжета? Чего ты добиваешься — чтобы этот учитель при всех выложил тебе, что ничто, кроме магического па-па-па со славным парнем вроде тебя, его не спасёт?»

Разумеется, Шэнь Цинцю скорее бы умер. Приняв холодный и недосягаемый вид, он процедил:

— Похоже, этот учитель слишком тебе попустительствовал, раз ты позволяешь себе так с ним разговаривать.

Подобная отповедь наверняка его заткнёт.

По правде говоря, за все прошедшие годы Шэнь Цинцю ни разу не говорил с Ло Бинхэ в подобном тоне. Заслышав эти слова, Ло Бинхэ застыл, словно от удара, и наконец-то закрыл рот, однако во взгляде юноши сквозила прежняя непреклонность, а Чжэнъян не спешил возвращаться в ножны.

В тот самый момент, когда их горящие яростной решимостью взгляды скрестились, кусты неподалёку от них зашевелились, и оттуда вывалился пребывающий в весьма плачевном состоянии заклинатель со следующей за ним шеренгой адептов. Окровавленный мужчина едва держался на ногах.

И всё же при виде этой жалкой фигуры Шэнь Цинцю показалось, будто ему по макушке долбанули тяжеленным молотом, вроде того, которым орудовал старейшина Тяньчуй.

На самом деле, новоприбывший мог бы считаться красавчиком — его происхождение почти не накладывало отпечатка на внешность, но всё же полностью скрыть его он не мог. При виде Шэнь Цинцю и Ло Бинхэ он расцвёл в улыбке, возвращая сияющий меч в ножны.

— Итак, мне посчастливилось встретить старейшину Шэня. Вы наконец-то вселили надежду в моё отчаявшееся сердце!

Шэнь Цинцю через силу издал лёгкий смешок.

«Надежду, говоришь — засунь её себе сам знаешь куда, свою надежду, потому что твоё присутствие вселяет в меня кое-что другое!»

Ведь перед ним оказался сам виновник этой смуты собственной персоной!

Шан Цинхуа [2] был редкостным индивидом хребта Цанцюн, выбешивающим Шэнь Цинцю одним фактом своего существования, так что в его присутствии лорд Цинцзин всегда натягивал мину иронического превосходства: «Знаешь ли, братец Цинхуа, я, между прочим, поступил в Бэйда [3]». Помимо занозы в заднице, эта светлая личность по совместительству являлась лордом пика Аньдин [4].

Была у него и другая функция в сюжете — а именно, бомбы замедленного действия, заложенной демонами многие годы назад.

Изначально Шан Цинхуа был не более чем очередным маленьким скромным адептом пика Аньдин — пока не угодил в сети Царства Демонов, принудившего его к нелёгкой жизни двойного агента.

Хотя принуждение здесь не совсем верное слово — по правде говоря, он с головой ринулся в то, что считал не более чем увлекательным приключением.

Само собой, демоны не поскупились на бонусы для своего ставленника, так что вскоре ничем не примечательный юноша, без труда ловя благоприятные течения и подгоняемый попутными ветрами, пережил головокружительный взлёт, в конечном итоге приземлившись на весьма комфортабельный престол пика Аньдин.

И всё же, ему и этого было мало. Почему?

Да потому что Аньдин!

Амбиции — последнее, с чем ассоциировалось это мирное название. Специализация этого пика была немудрёной под стать имени — адепты Аньдин издавна занимались вопросами снабжения.

Следуя своему долгу, горный лорд Аньдин не знал покоя: сегодня тут требовался тяжёлый физический труд, до которого не нисходят обитатели иных пиков, завтра там — доставка материалов и продовольствия по крутым горным тропам.

Что за жизнь ведёт повелитель подобного места? Внушает ли эта позиция должное почтение? Позволяет ли пускать пыль в глаза и задирать нос? Да и вообще, может ли он считаться полноценным горным лордом?

Даже простому одаренному адепту с другого пика и то достаётся больше почестей!

Так Шан Цинхуа и сделался ручной собачонкой Царства Демонов. Вознамерившись во что бы то ни стало способствовать установлению господства демонов над людьми, он творил по-настоящему дурные вещи.

Высокомерно вздёрнув подбородок, Шэнь Цинцю процедил:

— Шиди Шан. Надо думать, вы намереваетесь укрыться здесь от какого-то огромного монстра?

— Огромного монстра? Да вроде тут нет таких, — удивлённо обернулся Шан Цинхуа.

Сердце Шэнь Цинцю пропустило удар. Как это нет?

Этот самый «огромный монстр» являлся одним из ключевых моментов сюжета. В оригинальной книге древняя небесная демоническая печать была сорвана с крови Ло Бинхэ после того, как в ущелье Цзюэди запустили хэй юэ ман си [5] — гигантского черного лунного носорога-питона.

Защищая остальных, Ло Бинхэ бесстрашно ринулся в схватку с монстром, смертоносность которого полностью соответствовала его внушительным размерам. Можно подумать, одного этого было мало — кровь твари, соприкоснувшись с кровью юноши, сдетонировала, сорвав печать.

Так демоническая сущность ученика была явлена Шэнь Цинцю.

После чего старый мерзавец «поставил справедливость выше верности», одним ударом отправив ученика прямиком в Преисподнюю.

За всё время пребывания в ущелье Цзюэди Шэнь Цинцю ни разу не удавалось ощутить даже отголоски демонической энергии хэй юэ ман си, не говоря уже о том, чтобы услышать его громогласный рёв, а теперь и Шан Цинхуа утверждает, будто не видел ничего похожего — тут волей-неволей насторожишься.

Не может же он просто так столкнуть Ло Бинхэ в Бесконечную бездну за здорово живёшь?

Шэнь Цинцю украдкой бросил взгляд на безмолвного ученика. Судя по угрюмому выражению лица, этот юнец всё ещё раздумывал над тем, не срезать ли цветок вопреки велению учителя, тем самым поставив под угрозу всех остальных. В его упрямом взгляде Шэнь Цинцю почудился отголосок истинной скорби.

«Ты печалишься о том, чего не можешь сделать, в то время как я — о том, чего не избежать! Так и быть, срывай свой цветочек, но, уж пожалуйста, не делай того же с тем, кому собираешься его вручить!»

Вот и скажите после этого, где вы видали, чтобы злодей читал мораль главному герою, упрекая его за то, что тот недостаточно внимателен к другим? Поистине, от такого обалдел бы и сам Шэнь Юань!

— Нет прощения тому, кто впустил сюда этих монстров, — с неподражаемой горечью произнёс Шан Цинхуа. — Мы лишились многих талантливых адептов — какая потеря для будущего мира заклинателей!

Шэнь Цинцю про себя лишь горько усмехнулся:

«Прибереги свои актёрские таланты для других, продажная ты задница! Можно подумать, у тебя случилось раздвоение личности — а то ты не знаешь, кто их…» — исполненная праведного гнева мысль так и осталась незавершённой, потому как земля внезапно содрогнулась под их ногами!

Хватающиеся друг за друга ученики принялись сыпать паническими вопросами. Зрачки Шэнь Цинцю резко сузились.

Подобное землетрясение в добрых семь с половиной баллов не могло вызвать ничто, кроме…

...разверзнувшейся Бесконечной бездны!

Примечания:

[1] Тысячелепестковый лотос снежной чистоты — 千葉淨雪華蓮 (qiānyè jìng xuě huá lián) — цянье цзин сюэ хуа лянь, в букв. пер. с кит. «великолепный лотос чистого снега о тысячи лепестках».

[2] Шан Цинхуа — 尚清華 (Shàng Qīnghuá) Шан — «высокий, благородный»; Цинхуа — в букв. пер. с кит. «ясный рассвет» или «чистое великолепие».

[3] Бэйда — 北大(Běidà) — просторечное название Пекинского университета, в букв. переводе «Великий Северный».

[4] Пик Аньдин — 安定 (Āndìng) — в букв. пер. с кит. — «стабильный, устойчивый, спокойный».

[5] Черный лунный носорог-питон — буквальный перевод с китайского 黑月蟒犀 (hēi yuè mǎng xī).


Следующая глава
9

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)