Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 29. Тут Система бессильна

Предыдущая глава

— Помнишь ту штуку, что появляется раз в тысячу лет, которую ты придумал? — перво-наперво осведомился Шэнь Цинцю.

Шан Цинхуа поначалу не знал, что и сказать.

— Ну ты и спросил! Я придумывал их сотнями, если не тысячами!

«Вот ты и сам это признал!» — угрюмо согласился про себя Шэнь Цинцю.

читать дальшеВздохнув, он что-то шепнул ему на ухо. Сначала Шан Цинхуа отшатнулся, но пару мгновений спустя наградил Шэнь Цинцю понимающим взглядом.

— Почему ты так на меня смотришь? — не выдержал тот.

— Да так, — отозвался Шан Цинхуа. — Как выясняется, ты всё же был на редкость внимательным читателем — умудряешься помнить о том, о чём я позабыл сразу после того, как выдумал! Сказать по правде, я тронут.

Изрядно смутившись, Шэнь Цинцю пробормотал:

— Ну так завтра мы с тобой отправимся на его поиски.

— Завтра? — изумился Шан Цинхуа. — Тебе не кажется, что это слишком… поспешно? — Смешавшись, он добавил: — Честно говоря, я… не помню, где это вообще. Сам посуди — на двадцать миллионов слов текста он упоминается лишь один раз! Дай мне поразмыслить над этим как следует, тогда, быть может, я что-нибудь надумаю.

— Что ж, значит, нам предстоит ждать, пока из Царства Демонов Ло Бинхэ не явится, сопровождаемый Мобэй Цзюнем, чтобы порешить нас обоих, — разочарованно бросил Шэнь Цинцю. — Надеюсь, хотя бы к этому моменту у тебя в голове наконец что-нибудь зашевелится.

— Ну ладно, — буркнул Шан Цинхуа. — Постараюсь припомнить к завтрашнему.

Ещё бы — что может помешать лорду Аньдин, кроме таких пустяков, как обеспечение жилья, питания, одежды и прочих мелочей жизни для нескольких сотен адептов и их учителей?

Всю ночь напролёт Шан Цинхуа добросовестно ломал голову над поставленным вопросом, баламутя моря и реки своей памяти, пока, наконец, предрассветная тьма не одарила его озарением, позволившим нарисовать точку на карте.

При виде неё Шэнь Цинцю торжествующе хлопнул по столу и тотчас сорвался с места. Поездка обещала стать весьма приятной: удобная повозка, обильные закуски, разнообразные развлечения и бои со встречными монстрами.

Однако у этого путешествия имелся один крохотный, но ощутимый изъян: непрестанно ворчащий возница в лице Шан Цинхуа.

— Почему это я всё время должен платить за гостиницу и питание? И почему вести повозку тоже приходится мне?

— Тебе не стыдно? — невозмутимо отвечал на это Шэнь Цинцю. — Глава школы самолично выделил тебе средства на эту поездку, и ты тотчас засунул их в кошель, будто свои кровные, а теперь ещё и ноешь!

Припомнив, каким взглядом при этом Юэ Цинъюань наградил его самого, Шан Цинхуа вновь почувствовал себя обиженным.

Ну а что бы вы сами ощутили после подобных слов: «Шиди Шан, придётся мне вверить Цинцю вашему попечению на время увеселительной поездки. Прошу, позаботьтесь о нём как следует, памятуя о его отравлении».

«Вы только подумайте, — кипятился Шан Цинхуа, — ещё и по имени его зовёт! Не знай я, что росли они в разных местах, я был бы свято убеждён, что в детстве они самозабвенно игрались в лошадки [1]!»

Воистину, в сравнении с воспитанниками Цанцюн пришлые адепты, которым приходилось пробиваться наверх потом и кровью, были совершенно бесправны. Потому-то его упорный труд и за тысячу лет не привёл бы к успеху.

Будучи автором, он потратил немало времени и текста на унижение низкопробного злодея Шан Цинхуа, теперь же великому Сян Тянь Да Фэйцзи пришлось на собственной шкуре познать мытарства своего героя.

— У тебя же самого руки есть, так почему бы тебе… Блин горелый!

Он резко натянул поводья, и повозку ощутимо тряхнуло. Отодвинув занавес, Шэнь Цинцю встревоженно спросил:

— Что стряслось?

По обе стороны от дороги вздымался густой лес. С заслонявших небо вековых деревьев дождём сыпались листья, скрадывая солнечный свет.

— Ну и чего вопишь? — так и не обнаружив ничего подозрительного, вопросил Шэнь Цинцю.

Всё ещё не отошедший от потрясения Шан Цинхуа пробормотал:

— Я только что видел женщину, которая ползла по земле, словно змея! Если бы я не остановил повозку, мы бы её переехали!

— Вот была бы неприятность, — презрительно бросил Шэнь Цинцю, про себя подивившись подобному явлению.

Из леса не доносилось ни звука, однако Шэнь Цинцю не спешил ослаблять бдительность: вместо того, чтобы задёрнуть занавес, он уселся на козлы рядом с Шан Цинхуа, сложив пальцы в призывающую меч печать, и украдкой осмотрелся. Другую руку он запустил в мешочек с закусками и извлёк оттуда горсть дынных семян, протянув их Шан Цинхуа.

— А сейчас побудь послушным мальчиком: посиди спокойно и пожуй семечки — в общем, займи себя чем-нибудь.

Хоть Шан Цинхуа и славился своими организаторскими способностями, в столкновениях со сверхъестественным толку от него было и впрямь немного. Всецело признавая свои слабые стороны, он покорно взял семечки и принялся их щёлкать — по одному на каждый шаг лошади.

Спустя одну палочку благовоний [2] они столкнулись… с затруднением. Двое мужчин молча уставились на горстку шелухи от тыквенных семян на дороге.

— Гм, сомнений нет, — наконец подал голос Шан Цинхуа. — Только на хребте Цанцюн делают подобные ароматные семечки лунгу [3] — красные внутри и золотистые снаружи. Это точно от тех, что я только что съел.

— В курсе я, что ты ещё и семечками спекулируешь, — бросил Шэнь Цинцю. — Проехали.

И всё же, на повестке дня оставался вопрос: как они умудрились вернуться на то же место, никуда не сворачивая? Оба мужчины, не сговариваясь, воззрились друг на друга. Гуй да цян [4] — типичнейший сценарий китайской классики.

Шан Цинхуа тут же пришёл в голову метод, обычно используемый героями фольклора:

— Почему бы нам не сбрызнуть глаза лошадей мочой девственницы?

— Пощади самоуважение лошадей, — возмутился Шэнь Цинцю. — Тебе бы понравилось, если бы тебе в глаза плескали подобными жидкостями? Да и где я возьму тебе девственницу на этой глухой горе?

Выпалив эти слова, он заметил, что Шан Цинхуа не сводит с него пристального взгляда.

— Что ты на меня уставился? — вспылил Шэнь Цинцю. — Я… Лучше не будем сейчас об этом. Хоть с виду мой персонаж всегда был холодным и отстранённым, тебе ли не знать, что в душе он тот ещё развратник! Вещает о гармонии, а сам истекает слюнями по несовершеннолетним девочкам. И ты серьёзно думаешь, что при всём при этом к эдаким-то годам я могу оказаться девственником?

Однако, судя по выражению лица Шан Цинхуа, именно так он и думал.

Недоумённо наморщив лоб, Шэнь Цинцю хлопнул себя по бедру. Обернувшись, он принялся рыться в повозке. Внезапно оставшийся снаружи Шан Цинхуа взвыл, словно волк или неупокоенный дух. Схватив то, за чем полез, Шэнь Цинцю вскинулся с криком:

— Ну что ещё?

Шан Цинхуа был так напуган, что выпалил на одном дыхании:

— Едва ты влез в повозку, какая-то мохнатая хрень обвилась вокруг моей шеи, и когда я поднял голову, там была копна волос и белое лицо, которое я не смог рассмотреть как следует, мать твою!

Шэнь Цинцю принялся озираться по сторонам, само собой, не найдя ничего похожего. В глубине души он был уверен, что не так уж важно, что именно представляло собой это существо: у монстра явно хватало разумения, чтобы, пощипывая мягкий персик в лице Шан Цинхуа, не покушаться на такую белую кость, как он сам.


— Как бы страшно оно не выглядело, это — тоже твоё детище, так чего тебе бояться? — похлопав спутника по плечу, бросил он.


С этими словами Шэнь Цинцю развернул то, за чем лазил в повозку — а именно, карту.

— Послушай, братишка, — с изрядным скепсисом воззрился на него Шан Цинхуа, — я нисколько не сомневаюсь в твоих способностях отыскать на карте лес Байлу [5], но присмотрись-ка внимательнее. Это — карта всего континента. Даже если ты и найдёшь на ней этот лес, то размером он не больше точки, так что вряд ли эта карта сильно поможет нам в данный момент.

— Сам посмотри, — заявил Шэнь Цинцю, тыкая пальцем в точку на нижней части карты.

Хребет Цанцюн остался на западе, вершина Тяньи помещалась ближе к центру карты, к югу же располагалась обширная территория дворца Хуаньхуа.

Лес Байлу располагался аккурат на её границе.

До Шан Цинхуа наконец дошло:

— Выходит, они себе и лес Байлу загребли? И то, на что мы наткнулись — никакое не гуй да цян, а их защитные барьеры?

Всякая крупная школа не жалела охранных заклятий, чтобы предотвратить визиты беспринципных людей, ищущих лёгкой поживы. К примеру, хребту Цанцюн таким барьером служила Лестница В Небеса [6] — попытайся смертный преодолеть её, он скорее помрёт от истощения на её тринадцати тысячах ступеней, так что вся надежда вторженца оставалась только на адептов, которые периодически спускали их обратно.

Ну а дворец Хуаньхуа, по-видимому, предпочитал обрекать нарушителей границы на хождение кругами.

«Эй, Система! Ты тут?» — воззвал про себя Шэнь Цинцю.

Никакого ответа. Он постучался ещё раз:

«А как же твое: «Система доступна в режиме онлайн 24 часа в сутки»? Если сейчас же не объявишься, накатаю на тебя плохой отзыв!»

Как и следовало ожидать, эта угроза тотчас подействовала:

[Приветствуем вас! Система вошла в режим гибернации. В настоящий момент доступна лишь служба ответов на наиболее частые вопросы. Если вам требуются иные услуги, просим вас задействовать иные ресурсы.]

«Чего? Какой ещё спящий режим?» — изумился Шэнь Цинцю.

Подумав, он припомнил, что в последнее время Система и впрямь не утруждала себя начислением или снятием баллов по одной ей ведомым причинам.

Впрочем, служба ответов на наиболее частые вопросы не подкачала:

[В настоящее время подключение Системы к основному источнику энергии «Ло Бинхэ» разорвано. Все ресурсы Системы пущены на восстановление подключения и обновление. Как только соединение будет восстановлено, Система выйдет на связь. Спасибо за ваш запрос, надеемся, что вы удовлетворены полученным ответом.]

«Если старая версия Системы то и дело давала мне по яйцам, — взвился Шэнь Цинцю, — то новая, надо думать, просто оторвет их на хрен?! И всё во славу основного источника энергии!»

Шэнь Цинцю попытался задать ещё несколько вопросов, но вместо ответа раз за разом получал всё то же сообщение. Что это за автоматическая служба такая, с интеллектом как у коряво прописанного бота?

Тогда он переключился на Шан Цинхуа, от души двинув того по плечу:

— Эй, ты, попробуй-ка связаться со своей матушкой-Системой!

Тот моргнул, спустя мгновение ответив:

— Говорит, что она в процессе отладки.

«Вот-те на, выходит, Ло Бинхэ своим падением порушил не только мою Систему, но и все прочие! — подивился Шэнь Цинцю. — Можно подумать, он не главный герой, а центральный сервер!»

Разумеется, положение было так себе, но была в этом и положительная сторона: раз они не могут зарабатывать баллы, то баллы не будет получать и Ло Бинхэ — а значит, он никогда не выберется из Царства Демонов, равно как не последует понуканий и запретов со стороны Системы. Если подумать, то Шэнь Цинцю это вполне устраивало.

Пока он утешал себя подобным образом, куст на обочине дороги шевельнулся.

Шэнь Цинцю завопил:

— Выходи!

Из ножен на его поясе вылетел Сюя, повинуясь сложенной из пальцев печати. Меч наотмашь хлестал по кустам, но эта тварь была юркой, словно рыбёшка в потоке, так что ни один из ста ударов не попал в цель.

Внезапно перед глазами Шэнь Цинцю мелькнула ослепительная вспышка, и истошно вопящее существо отлетело на несколько чжанов [7]. Куст уже был настолько искромсан, что за ним никто не смог бы укрыться, однако проныры нигде не было видно — похоже, зловредное создание спаслось бегством.

Что же послужило тому причиной — неужто блик света, отраженный лезвием?

Шан Цинхуа наконец решился приблизиться:

— Оно, что, боится света?

— Чёрт, это всего-навсего призрак женщины! — выругался Шэнь Цинцю.

Они собрались было без помех обсудить произошедшее, когда их ушей достиг шорох лёгких шагов. Судя по поступи, к ним явно приближался заклинатель высокого уровня — не достигни сам Шэнь Цинцю таких высот, он бы и вовсе ничего не уловил. Из гущи леса выступил юноша в белом.

В его руке сверкал обнажённый меч, однако при виде двух заклинателей его настороженное лицо тотчас просветлело, и он поспешно зачехлил клинок.

— Этот адепт проверял окрестности, поскольку поступил сигнал вторжения, но он не мог знать, что сюда пожаловали бессмертные мастера Шэнь и Шан, ибо этот адепт не в силах распознать настолько высокий уровень духовного развития.

Шэнь Цинцю не преминул отметить, что молодой человек весьма красив, лишь во взгляде сквозила неуверенность.

— И кто же сей юный герой? — вежливо поинтересовался он.

Похоже, от такого вопроса молодой человек онемел на полуслове.

— А у тебя туговато с памятью на лица, как я посмотрю — это же Гунъи Сяо! — шепнул Шан Цинхуа на ухо спутнику.

Того, казалось, весьма огорчило, что мастер Шэнь не удосужился запомнить его имени — хоть Гунъи Сяо и не удалось превзойти Ло Бинхэ на золотой доске, он всё же занял второе место с весьма внушительным счётом. К тому же, он неспроста был удостоен почётной обязанности встречать высоких гостей дворца Хуаньхуа наряду со старым главой школы — как правило, те, зная о его успехах, были весьма рады увидеть молодого человека воочию. Пожалуй, с того времени, когда он начал выделяться из общей массы учеников, Шэнь Цинцю был единственным, кто умудрился его не узнать.

— Воистину юный герой! — смущённо добавил Шэнь Цинцю.

— Что вы, этот адепт не заслуживает подобного звания, — скромно отозвался Гунъи Сяо. — Осмелюсь задать вопрос горным лордам, отчего вы заранее не уведомили дворец Хуаньхуа о своём визите? Из-за этого мы создали на вашем пути немало препон, тратя ваше драгоценное время.

Выходит, они и впрямь прибрали к рукам этот лес.

— Говоря по правде, мы не планировали посетить вашу прославленную школу, лишь разобраться с ситуацией в лесу Байлу.

Гунъи Сяо чуть было не полюбопытствовал, что же это за ситуация такая, но вовремя сообразил, что этот вопрос лучше придержать при себе.

Шэнь Цинцю намеренно напустил туману, упомянув о некоей «ситуации», но ни словом не обмолвившись о её сути. Развивать эту тему не было необходимости — адепт в жизни не осмелится задать подобный вопрос старейшинам. В конце концов, будучи первым учеником старого главы дворца Хуаньхуа, он просто не мог допустить подобную бестактность, напрямую спросив старших заклинателей об их намерениях.

Вводя адепта в заблуждение, Шэнь Цинцю держал в голове, что обитатели дворца Хуаньхуа непременно захотят узнать, с какой целью два горных лорда хребта Цанцюн ошиваются близ границ их владений — логично предположить, что при этом они будут руководствоваться принципом «то, что очутилось на заднем дворе моего дома, безусловно, принадлежит мне», а также «то, что болтается рядом с моим забором, очевидно, тоже моё».

Поначалу Шэнь Цинцю хотел лишь отбояриться от адепта парой вежливых фраз и отослать восвояси, но Гунъи Сяо медлил.

— Хоть этот адепт и не знает, чем намерены заняться старейшины, однако он просит дозволения быть им полезным.

Едва шевеля растянутыми в лёгкой улыбке губами, Шэнь Цинцю бросил спутнику:

— Почему бы и впрямь его не прихватить? По крайней мере, он умеет драться.

Шан Цинхуа, который, в свою очередь, этого не умел, так же тихо отозвался:

— А если он не позволит нам забрать саженцы цветка росы луны и солнца [8], что тогда?

— Ты что, совсем тупой? — беспардонно шепнул Шэнь Цинцю. — Когда придёт время, просто возьмём их да ретируемся. Отнять их у нас силой он не сможет, а на то, чтобы вернуться к своему старому мастеру и пожаловаться, ему понадобится немало времени. Мы же скоренько отряхнём с наших штанов пыль этого места — и дело с концом. Или ты собрался у него дозволения просить?

— А что, если это приведёт к конфликту между школами? — не унимался Шан Цинхуа.

— Да ладно, из-за такой ерунды? К тому же, эти саженцы нужны нам, чтобы спасти жизнь — неужто политика для тебя важнее?

Помявшись, Шан Цинхуа наконец решился:

— Ну ладно, возьмём и скоренько смотаем удочки!

— В путь! — подняв голову, во всеуслышание заявил Шэнь Цинцю.

В результате тяжёлая физическая работа по управлению повозкой была препоручена молодому поколению. Подёргивая за вожжи, он осторожно поинтересовался:

— Старейшина Шэнь, этого адепта занимает вопрос, который он не в силах разрешить.

— Говори же, — милостиво велел Шэнь Цинцю.

— Для заклинателя с уровнем развития, подобным старейшине, проникнуть сквозь барьер нашей школы не составило бы ни малейшего труда, и никто об этом даже не узнал бы. Что же послужило причиной возмущения духовной силы, подавшей сигнал о вторжении?

Кхе-кхе, да всё очень просто. Это всё равно что вызубрить все формулы, но понятия не иметь о решении задач. Шэнь Цинцю решился на полуправду:

— Причиной возмущения послужило не нарушение барьера, а моя схватка с неизвестным монстром.

— С неизвестным монстром? — оторопел Гунъи Сяо.

— По правде, в этом я не до конца уверен, — признался Шэнь Цинцю, — однако это существо не слишком походило на человека и проявляло враждебные намерения.

— У опушки леса Байлу можно увидеть дым людских поселений на расстоянии десятка ли [9], — продолжал недоумевать Гунъи Сяо. — Здесь никогда не случалось вторжений монстров — по правде, тут даже тигров и медведей нет.

— Что же это тогда было? — приняв суровый вид, вопросил Шэнь Цинцю. — Густая копна волос, кожа бледная, будто кость, и лицо раздуто, словно у голодного мертвеца.

— Чем бы оно ни было, лучше ему больше здесь не появляться, — искренне ответил Гунъи Сяо. — А если оно вновь объявится, старейшинам не придётся марать об него руки, этот адепт в состоянии с ним справиться.

Говоря эти слова, он ничуть не кривил душой: пусть ему и не довелось увидеть меч старейшины Сюя в деле, довольно было и того, что ученик Шэнь Цинцю превзошёл его, заняв первое место на золотой доске. Этот юноша также спас нескольких адептов дворца Хуаньхуа, что, по правде говоря, действительно заслуживало уважения.

Шэнь Цинцю же про себя признал, что в данном случае отсутствие ложной скромности пришлось весьма кстати, а также что юный адепт чем-то напоминает ему Ло Бинхэ — от него веяло всё той же неподдельной теплотой и порывистостью, а его искренняя улыбка волей-неволей располагала к себе любого.

При этом Шэнь Цинцю совершенно не обратил внимания, что следует известной пословице: «Любишь дом — люби и ворон на его крыше» [10], мысленно восхваляя в других те же качества, какими был наделён его ученик.

Сам того не замечая, он с утра до вечера твердил: Ло Бинхэ то, Ло Бинхэ сё. И это при том, что этот самый Ло Бинхэ оставался человеком, которого он боялся больше всего на свете! 


Примечания:

[1] В детстве игрались в лошадки —青梅竹马 (qīng méi zhú mǎ) — кит. идиома «зелёные сливы, бамбуковые лошадки» означает детскую любовь. Поскольку здесь речь идёт о двух мальчиках, то употреблено словосочетание 竹马竹马 (zhú mǎ zhú mǎ), то есть буквально «лошадки-лошадки».

[2] Спустя одну палочку благовоний — 一炷香 (yī zhù xiāng) — в букв. пер. с кит. — «одна палочка ладана», горит от четверти часа до получаса.

[3] Семечки лунгу — 龙骨 (Lónggŭ) — в букв. пер. с кит. «киль» или «кость дракона».

[4] Гуй да цян — 鬼打牆 (guĭ dă qiáng) — в букв. пер. с кит. — «Дух, ударяющийся в стену» — относится к феномену хождения кругами.

[5] Лес Байлу — 白露林 (Báilù lín) — в букв. пер. с кит. — «лес белой росы». Интересно, что такое же название имеет один из сельскохозяйственных сезонов (15-й, начинается с 7-9 сентября, с его окончанием наступает равноденствие). С окончанием этого сезона наступит осеннее равноденствие, то есть середина осени китайского календаря. С каждым днём становится всё прохладней, содержащаяся в воздухе влага конденсируется в виде белой росы на траве и листьях деревьев.

[6] Лестница В Небеса — 登天梯 (dēng tiāntī) — Ден Тяньти — в букв. пер. «восходящая лестница».

[7] Чжан 丈 (zhàng) — около 3,25 м.

[8] Цветок росы луны и солнца — 日月露華芝 (rìyuè lù huá zhī) — жиюэ лу хуа чжи — в букв. пер. с кит. «пышно цветущая трава росы солнца и луны».

[9] Ли 里 (lǐ) — в древности — 300-360 шагов, или около 0,4 км., сейчас — около 0,576 км.

[10] Любишь дом – люби и ворон на его крыше 愛屋及烏 (ài wū jí wū) — кит. аналог пословицы «Любишь меня — люби и мою собаку», что значит: любить в человеке и достоинства, и недостатки.


Следующая глава
9

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)