Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 80. Ключевой артефакт [1] (с цензурой)

Предыдущая глава

Как уже упоминалось, хребет Майгу был сплошь изъеден пещерами, словно улей сумасшедших пчёл. Теперь же эти тысячи соединяющихся друг с другом пустот обрушились, так что Шэнь Цинцю то и дело натыкался на завалы, через которые вынужден был как-то пробираться.

Внезапно он уловил слабую струйку демонической энергии, сочившуюся из-под нависшей над ним груды камней.

— Ло Бинхэ? — невольно вскрикнул Шэнь Цинцю.

Ведь не может же быть такого, чтобы его ученик, обездвиженный печатью Юэ Цинъюаня, был раздавлен каменными глыбами?

читать дальшеПодскочив, он отвалил верхнюю плиту, и перед ним предстала побитая чешуя — камни с шуршанием сыпались с едва заметно вздымающегося и опадающего зелёного бока.

Чжучжи Лан в змеиной форме плотно свился в непробиваемый кокон вокруг Тяньлан Цзюня, невредимо покоящегося [2] в его сердцевине.

Разложение его тела достигло апогея — голова, казалось, того и гляди отвалится. Тем не менее, он нашел в себе силы, открыв глаза, поприветствовать заклинателя:

— Горный лорд Шэнь.

— Как вы тут оба? — не преминул спросить тот.

— Я уже привык, — добродушно отозвался Тяньлан Цзюнь. — А вот с Чжучжи Ланом всё не так хорошо.

Шэнь Цинцю и сам это видел.

Свет в желтых глазах, прежде ослепительно сиявших, будто два факела во тьме, начал тускнеть, хоть жизнь в них ещё теплилась. Он был весь изранен, отвалившиеся чешуйки обнажали кроваво-красную или почерневшую ободранную плоть.

Справившись с придавившим его хвост куском скалы, Шэнь Цинцю обнаружил, что в теле Чжучжи Лана всё ещё торчит пронзивший его Чжэнъян. Ухватившись за рукоять, Шэнь Цинцю вытянул меч: кровопотеря не представляла для демонов серьёзной угрозы, а вот духовная энергия, которая прямо-таки переполняла Чжэнъян, напротив, могла нанести немалый вред.

— Мне казалось, что горный лорд Шэнь не очень-то жалует моего племянника, — глядя на всё это, бросил Тяньлан Цзюнь.

— Кто это вам сказал? — парировал Шэнь Цинцю. — Просто между нами порой возникало некоторое… недопонимание. Как он?..

Тяньлан Цзюнь попытался погладить треугольную голову культей, оставшейся от руки, и вместо ответа спросил:

— Что вы намереваетесь делать дальше?

— Разумеется, уничтожить меч.

— Синьмо уже захватил разум Ло Бинхэ, — задумчиво отозвался Тяньлан Цзюнь. — Теперь они с мечом — одно целое [3]. Разве, разрушив меч, вы тем самым не убьёте его?

— В таком случае, найду другой выход, — решительно заявил Шэнь Цинцю.

— Даже если остановить слияние миров уже невозможно? — бросил Тяньлан Цзюнь.

— …Значит, так тому и быть! — с досадливым вздохом изрёк Шэнь Цинцю. — Я просто сделаю всё, что в моих силах. Вернёмся к этому позже.

Тяньлан Цзюнь не удержался от смешка.

— Горный лорд Шэнь, вы воистину чуднáя личность. Хоть поначалу кажется, будто вам ни до чего нет дела, в действительности это не так [4]. Это верно как в отношении Чжучжи Лана, так и в ещё большей степени — моего сына. — Вновь испустив горестный вздох, он посетовал: — Как я и подозревал, я всё ещё не в силах избыть своей привязанности к людям.

«И это я после этого чудной? — возмутился про себя Шэнь Цинцю. — Да мне до тебя как до луны!» Не зная, что ответить на это, Шэнь Цинцю спросил:

— Где Ло Бинхэ? Вы его не видели?

— Разве горный лорд Шэнь не знает, что он всегда стоит у него за спиной?

Глаза Шэнь Цинцю распахнулись от шока. Чувствуя, как волосы встают дыбом, он медленно повернул голову.

Так и есть — там стоял Ло Бинхэ, вперив пристальный взгляд ему в спину.

Шэнь Цинцю не имел ни малейшего понятия, когда он там появился. Или, вернее говоря, как долго шёл за ним следом.

— Учитель, отдайте меч, — с улыбкой бросил он.

Умудряясь сохранять внешнее спокойствие, Шэнь Цинцю воздел меч в воздух:

— Подойди и забери.

Сделав шаг вперёд, Ло Бинхэ внезапно замер на месте. Уголки его губ принялись подёргиваться в такт подрагивающим плечам.

Опустив меч так, что теперь тот указывал на ученика, Шэнь Цинцю спросил:

— В чём дело?

Стиснув зубы, Ло Бинхэ прошипел:

— …Прочь!

Прежде чем Шэнь Цинцю успел отреагировать, ученик прижал одну ладонь к затылку, а другой рукой нанёс сокрушительный удар с яростным воплем:

— Пошли прочь, вы все! Отвалите от него! Катитесь прочь!

Эти исполненные гневом слова явно предназначались не Шэнь Цинцю. Просвистев мимо него, удар пришелся на стену пещеры, без того испещрённую выбоинами.

— Это всё иллюзии, навеянные Синьмо, — услужливо подсказал Тяньлан Цзюнь.

Шэнь Цинцю понял это и без него: Ло Бинхэ явно противостоял тому, чего не видели другие. Он наносил беспорядочные удары то духовной, то демонической энергией, поглощённый битвой с незримыми соперниками. Гора вновь сотряслась, с потолка посыпались камни. Шэнь Цинцю мельком глянул на лежащих рядом демонов, о которых сейчас можно было с полным правом сказать: беспомощный старик, израненный калека — и крикнул:

— Бинхэ, подойди!

Несмотря на бессознательное состояние, его ученик тотчас подчинился, направившись к учителю.

Двигаясь быстрее ветра [5], Шэнь Цинцю бросился прочь, уводя Ло Бинхэ. Тот, хоть и был похож на блуждающий дух, каким-то образом умудрялся не отставать от учителя. И надо же было Системе выбрать именно этот момент, чтобы вмешаться:

[Уровень гнева Ло Бинхэ достиг 300 баллов. Учитывая усиливающее значение Синьмо х10, текущее значение равно 3000 пунктам.]

«Где ключевой артефакт? — в панике заорал про себя Шэнь Цинцю. — А ну гони его немедленно! Нефритовую Гуаньинь! Подвеску! Живо сюда!

[Приветствуем вас, Система приступила к загрузке ключевого артефакта. Рекомендуем вам воспользоваться иными средствами до окончания загрузки.]

— Чтоб твою мать так загрузили! Быстро показывай, что там за другие средства!

[Дружеское напоминание: Вы всё ещё не использовали приобретённую вами улучшенную версию Малого двигателя сюжета!]

Шэнь Цинцю застыл на месте.

Сказать по правде, он так толком и не понял, что за хрень тогда приобрёл на свои кровные баллы. Но судя по тому, как этот Малый двигатель сюжета сработал в прошлый раз, оставалось признать, что он… весьма эффективен!

Стиснув зубы, он прошипел:

— …Давай!

Покажи папочке, чего стоит эта твоя улучшенная версия! Гони сюда этот твой Малый двигатель!

И, стоило ему жмакнуть по кнопке подтверждения, как земля вновь ушла из-под ног.

Падая, Шэнь Цинцю только и успел подумать: «Я, конечно, ожидал чего-то сногсшибательного, но не до такой же степени [6]!»

Он куда-то катился, а с потолка градом сыпались камни — но ни один не задел его.

Потому что кто-то другой принимал на себя все удары.

Хоть Ло Бинхэ и пребывал за гранью своего затуманенного сознания, он всё же машинально прикрывал учителя от падающих градом булыжников.

Взмахнув рукой, он отшвырнул тыльной стороной ладони глыбу, врезавшуюся ему прямо в спину, разнеся валун на осколки. Словно не заметив этого, Ло Бинхэ опустил голову, уставясь на Шэнь Цинцю — в это мгновение в его глазах промелькнуло что-то похожее на вспышку осознания, но её тотчас поглотила пучина безумия.

Тёмно-красная печать росла, расползаясь по бледному, словно полотно, лицу, грозя перейти на шею, а упавший на землю Синьмо источал зловещее багровое сияние, подсвечивая тёмное облако демонической энергии, и пульсировал в такт с печатью хозяина.

— Учитель? — потерянно пробормотал Ло Бинхэ.

— Да, — бросил Шэнь Цинцю — при виде струйки свежей крови, ползущей по лбу Ло Бинхэ, его голос поневоле пресёкся.

— Учитель, это правда вы?

— …Да.

— На сей раз это взаправду? Но ведь вы ушли с ними тогда, так ведь? Я вас видел!

— Я не собираюсь никуда уходить.

Заслышав это, Ло Бинхэ медленно склонился, пряча лицо у основания шеи учителя, и прошептал:

— Учитель, мне больно. Голова болит.

С одной стороны, это походило на нытьё избалованного ребенка, но с другой — по голосу чувствовалось, что ему правда очень, очень больно. Подняв руки, Шэнь Цинцю медленно опустил их на плечи ученика и, нежно похлопывая по спине, принялся приговаривать, словно утешая больное дитя:

— Ну же, будь хорошим мальчиком! Потерпи, скоро пройдёт!

— Если я буду хорошим, голова перестанет болеть, и учитель больше меня не покинет? — простонал Ло Бинхэ.

— Да, боль скоро уйдет, — заверил его Шэнь Цинцю.

— Я не верю, — тихо отозвался его ученик.

С умопомрачительной внезапностью он вновь вышел из себя, в исступлении выкрикнув:

— Я не верю! Больше не верю!

Не устрашившись этой вспышки, Шэнь Цинцю схватил его за плечи и приподнялся, вскинув голову.

Он явно неверно рассчитал угол, судя по тому, как болезненно столкнулись их зубы. Обнаружив, что его буквально заткнули чужим ртом, Ло Бинхэ ошалело вытаращил глаза, пару раз потрясённо моргнув.

Глаза Шэнь Цинцю также непроизвольно распахнулись — и, чем дольше они глазели друг на друга, тем более странное чувство его охватывало.

После довольно продолжительного раунда этой игры в гляделки Шэнь Цинцю всё же сдался первым. Его ресницы дрогнули, когда он решительно углубил поцелуй.

Хотя, по правде говоря, он сам едва ли назвал бы поцелуем это действо со всё ещё ноющими от удара зубами и уже занемевшими от боли губами — скорее уж, обгладыванием.

Ло Бинхэ, в свою очередь, казался абсолютно счастливым, впиваясь в губы учителя, словно в изысканную сласть. Его дыхание становилось всё более прерывистым, и вот в какой-то момент он толкнул Шэнь Цинцю, прижимая его к земле.

[Единение! Единение! Единение! [7] — разразилась Система, повторив это не менее десяти раз.

Содрогаясь от боли, Шэнь Цинцю всё же не забывал о том, ради чего всё это затеял: передавая духовную энергию Ло Бинхэ, он забирал бушующую в его теле демоническую энергию в своё собственное.

Как ни примитивен этот метод, он был столь же эффективен, как и все столь же немудрящие задумки: поскольку источником демонической энергии Синьмо являлся Ло Бинхэ, если Шэнь Цинцю заберёт себе часть его энергии, то рост хребта Майгу наконец-то остановится из-за резкого падения мощностей. [8]

Ло Бинхэ с такой силой сжимал тело учителя, что тот едва мог вздохнуть. Пальцы правой руки, которыми Шэнь Цинцю судорожно хватался за каменистую землю в тщетном поиски опоры, уже кровоточили, прерывающееся дыхание не позволяло толком набрать в лёгкие воздуха.

Он больше не мог этого выносить.

Он правда больше не мог этого вынести.

В глазах потемнело, а голову наполнила звенящая лёгкость, когда внезапная вспышка света вывела его из забытья.

С чистым, словно иней, звоном, какой-то холодный предмет приземлился на плечо Шэнь Цинцю.

Вскинув глаза, Ло Бинхэ уставился на него недвижным взглядом.

Его зрачки резко сузились; размытые образы, переплетавшиеся в его сознании, постепенно обрели отчётливость.

Он медленно опустил голову, с лица сбежали все краски.

Под ним лежал Шэнь Цинцю. Одежды разорваны. Раздвинутые ноги содрогаются. Глаза покраснели. Его учитель выглядел так, словно вот-вот испустит последний вздох.

Ло Бинхэ потянулся к нему, но его пальцы застыли в воздухе, скованные ужасом.

— У… учитель? — пробормотал он.

Заслышав, что ученик называет его как прежде, Шэнь Цинцю наконец-то облегчённо набрал в лёгкие побольше вожделенного воздуха — вот только этот вдох подозрительно походил на всхлип.

— Учитель… Что… что я наделал?.. — пролепетал ошеломлённый Ло Бинхэ.

Шэнь Цинцю хотел было прочистить горло, чтобы разрядить атмосферу, подбодрив его словами: ничего особенного со своим учителем ты не сделал, не бери в голову, однако вместо этого выплюнул хлынувшую в горло кровь.

Оба застыли, донельзя перепуганные её видом.

Однако Шэнь Цинцю не успел и пикнуть — Ло Бинхэ опередил его, ударившись в рыдания: его слезы падали на лицо учителя и стекали, очерчивая его контуры.

Шэнь Цинцю всегда панически боялся женских слез, но теперь он знал, что бывают вещи куда похуже, а именно, плачущий Ло Бинхэ. Стараясь не замечать пульсирующей боли, он вытер лицо ученика, утешая его, словно маленького:

— Ну же, не плачь!

Однако слезинки продолжали безостановочно падать, скатываясь по его голым плечам, будто жемчужинки с разорванной нити. Обняв Шэнь Цинцю, он отчаянно всхлипывал:

— Учитель, прошу, не надо меня ненавидеть… Я не знал… Я не хотел причинить вам боль… Почему вы не отталкиваете меня? Почему не убили меня прежде?..

— Этот учитель знает, что делает, — бормотал Шэнь Цинцю, слабо похлопывая его по спине и поглаживая по волосам. — Учитель пошел на это по доброй воле.

Утешая ученика, он ощущал растущее в груди чувство опустошённости.

Это ж ведь его вишенку только что раздавили [9], разве нет? С какой же радости он должен утешать насильника — разве не должно быть наоборот?

Пожалейте уже его нервы! Лишившийся девственности Ло Бинхэ хныкает, будто обесчещенная девица!

— Слушай, может, наконец, вынешь его?.. — не выдержав, бросил Шэнь Цинцю.

Глядя на него сквозь блестящие на ресницах слезы, Ло Бинхэ, сконфузившись, подчинился, невзирая на то, что так и не получил желанную разрядку.

Невольно бросив взгляд между ног Шэнь Цинцю, Ло Бинхэ побелел окончательно, но всё же нашел в себе силы осторожно оправить нижние одежды учителя и накинуть на него собственное верхнее одеяние.

Шэнь Цинцю и вовсе не осмеливался опустить взгляд. Медленно сдвинув ноги, он сделал все возможное, чтобы совладать с подёргивающимся от боли лицом.

Чтобы хоть чем-нибудь отвлечь расклеившегося ученика, Шэнь Цинцю подобрал нефритовую подвеску Гуаньинь и жестом велел Ло Бинхэ склонить голову.

— Я думал… — забормотал тот, запинаясь от волнения. — Думал, что она давным-давно потеряна… Я думал, что больше её не увижу…

Набросив красный шнур ему на шею, Шэнь Цинцю напутствовал ученика:

— Бережно храни её и больше не теряй.

— Я знал, что это учитель выручил меня тогда, — робко бросил Ло Бинхэ. — Но неужто он носил её всё это время?

Ну, строго говоря, не он, а Система — но решив, что этой деталью можно и пренебречь, Шэнь Цинцю еле заметно кивнул.

Ло Бинхэ тут же схватил его за руку, и слёзы вновь хлынули рекой. Внезапно он заметил, что узоры демонической печати на коже руки стремительно выцветают, а на только что пылавшие лоб и щеки нисходит живительная прохлада.

— Что вы делаете? — потрясённо бросил он.

Обнимая его так крепко, что ученик не мог пошевелиться, Шэнь Цинцю шепнул:

— Ничего. Я ведь сказал тебе, что боль скоро пройдет. А теперь будь хорошим мальчиком и не дёргайся.

— Учитель, — бросил Ло Бинхэ упавшим голосом, — вы собираетесь забрать демоническую энергию, как в прошлый раз?

Как тогда, в Хуаюэ, когда он уничтожил себя — это он хотел сказать, но боялся произнести вслух. События того дня явно всё ещё висели над ним мрачной тенью прошлого.

— Нет, не так, как в прошлый раз, — поспешил успокоить его Шэнь Цинцю.

— И в чем же разница? — дрожащим голосом вопросил Ло Бинхэ, сжимая кулаки. — Учитель, зачем вы так со мной? Я же знаю, что вы снова сделаете это без колебаний — во имя других! Но думаете, я… смогу пережить это ещё раз? Я должен был знать с самого начала, что никто… что вы скорее умрёте, чем согласитесь остаться со мной…

— Ло Бинхэ, помолчи и послушай! — сурово одёрнул его Шэнь Цинцю.

Ученик тотчас покорно затих, уставясь на него полными слёз глазами.

— Су Сиянь рисковала жизнью, чтобы дать тебе возможность родиться! Эх, Ло Бинхэ, Ло Бинхэ, ты правда думал, что такой человек, как старый глава Дворца, дал бы своей ученице какую-нибудь средней руки микстурку — авось подействует? Нет, он наверняка подсунул ей смертельное для демонов зелье. И если бы она пошла у него на поводу, покорившись судьбе, как бы ты тогда родился и вырос таким здоровым и сильным?

Плечи Ло Бинхэ задрожали.

— Будь я на её месте, — продолжил Шэнь Цинцю, чётко выговаривая каждое слово, — я бы не колеблясь выпил бы это зелье без остатка. Затем, выбравшись из Водной тюрьмы, заставил бы своё тело поглотить этот яд, невзирая на то, какие страдания мне довелось бы перенести, как бы ужасны ни были последствия, какую бы цену ни пришлось заплатить за это — даже окажись ею мучительная смерть, я бы ни за что в жизни не позволил причинить хотя бы малейший вред моему ребёнку. — Переведя дух, он заключил: — Вот так это представляется мне. Разумеется, ты можешь лишь принять мои слова на веру, поскольку теперь никто не может сказать наверняка, что за думы обуревали Су Сиянь перед кончиной. Но если бы она правда ненавидела тебя, виня в своем падении, то ей достаточно было бросить тебя в реку Ло — как бы ты смог выжить в её ледяных водах? А если бы она и вправду так дорожила высоким положением старшей ученицы, которой светит блестящее будущее главы школы, то всё, что от неё требовалось, это послушно выпить всё, что приготовит ей наставник — и не пришлось бы бежать, скрываясь от собственных собратьев; не пришлось бы остаться без верхнего одеяния в холодную пору, чтобы завернуть в него тебя, рождённого под открытым небом; не пришлось бы употреблять последние силы, чтобы, положив тебя в деревянную лохань, оттолкнуть от берега… А также не пришлось бы брести раздетой по берегу реки на морозе, чтобы убедиться, что ты не встретил свой конец в реке Ло. И как после всего этого ты, живой и здоровый, не совестишься утверждать, повторяя слова злопыхателей, что твоя мать была настолько бессердечной, что отвергла собственное дитя?

Выдав этот монолог на одном дыхании, Шэнь Цинцю наконец ощутил, как грудь сдавила демоническая энергия, растекаясь по конечностям, проникая в самые кости [10]. Собрав остатки сил, он вцепился в запястье Ло Бинхэ.

— Я забираю губительную энергию Синьмо не ради благополучия других. Я делаю это ради тебя. Я… не хочу видеть, как мой Ло Бинхэ падёт жертвой своего меча, до конца жизни сражаясь с осаждающими его призраками. Всё, чего жаждет этот учитель — это чтобы ты был живым, здравомыслящим и сильным. — Перейдя на шёпот, он закончил: — Так что не смей говорить, что никто не хочет остаться с тобой, что никто не выберет тебя.

Ло Бинхэ опустился на колени рядом с ним. Словно не выдержав исторгнутых слёз, его ресницы опустились, словно у ребёнка, который пережил слишком много несправедливостей.

Он всю жизнь оставался таким ребёнком. Он в одиночку шёл своей дорогой, блуждал во тьме, бесчисленное количество раз спотыкаясь и падая — и некому было помочь ему подняться. Он никогда не просил о многом, и всё же не мог удержать тех, кого жаждал всем сердцем. «Если бы я только знал… — посетовал про себя Шэнь Цинцю, но мысли путались, не давая ему закончить. — Если бы только… только…»

Но, как он уже замечал, этот мир не знает сослагательного наклонения.

Внезапно Ло Бинхэ рассмеялся, не переставая лить слёзы. Схватив Шэнь Цинцю за руку, он прижал ладонь учителя к своему лицу, а другой поднял Синьмо.

Окружённое завитками клубящейся тёмной энергии лезвие внезапно испустило пронзительный звук, который можно было принять за крик боли — и вслед за этим воздух наполнил звон рассыпающихся осколков.

— Учитель, я знаю, зачем вы сказали мне всё это. — Губы уставившегося на него Ло Бинхэ приподнялись в скорбной улыбке. — Но если уйдёт единственное средоточие моих надежд в этом мире, то… какой смысл в том, чтобы быть живым, здравомыслящим и сильным?

Шэнь Цинцю почувствовал, что его обдает волнами жара, исходящего от ученика. Из-за внезапно накатившего головокружения он едва мог разобрать его слова, не то что успеть помешать ему уничтожить меч. «Ну что ж, — в бессилии подумал он. — Значит, так тому и быть…»

Вместе уйти — так вместе…

Если подумать, не так уж это и плохо…

Если бы ещё не этот настырный голос, никак не желающий оставить его в покое…

[Примите наши поздравления! Ваш счёт достиг значения, необходимого для открытия дополнительных возможностей! Статус вашего аккаунта повышен до Младшего VIP-юзера. Позвольте предложить вам продвинутую функцию «Спаси-Себя-Сам»!]


Примечания:

[1] Ключевой артефакт – в версии без цензуры эта глава называется 和谐拯救世界 (héxié zhěngjiù shìjiè) – в пер. с кит. «Гармония спасёт мир».

[2] Невредимо покоящийся – в оригинале 滴水不漏 (dī shuǐ bù lòu) – в букв. пер. с кит. «и капля воды не просочится», в образном значении «без сучка и без задоринки», «комар носа не подточит».

[3] Они с мечом – одно целое – в оригинале 同命 (tōngmìng) – в пер. с кит. «делить судьбу; жить одной жизнью; вместе жить и умереть» (например, о верных супругах).

[4] Хоть поначалу кажется, что вам ни до чего нет дела, в действительности это не так — 道是无情却有情 (Dàoshì wúqíng què yǒuqíng) — в пер. с кит. «Воистину безжалостный, однако тонко чувствующий» — строка из народного стихотворения — 竹枝词 (zhúzhīcí), обработанного поэтом Лю Юйси (772-842). Первые иероглифы этого слова совпадают с именем Чжучжи Лана, так что да, это тонкий намек на то, что шиппер в лице Тяньлан Цзюня не дремлет…

[5] Двигаясь быстрее ветра – в оригинале 前面那个脚底生风,后面那个游魂 – в пер. с кит. «впереди ступни – ветер, позади – блуждающая душа».

[6] Я, конечно, ожидал чего-то сногсшибательного, но не до такой же степени! — в оригинале: 驴我呢还小推手——你丫推土机吧 — в пер. с кит. «Вместо малого двигателя сюжета ты выкатила мне бульдозер!» — используется игра слов: двигатель сюжета (движущая сила) 推手 (tuīshǒu) переводится также как «толчок руками (вид парных упражнений в тайцзицюань), а бульдозер 推土机 (tuītǔjī) имеет также сленговое значение «завалить кого-то» в самом что ни на есть пошлом смысле.

[7] Единение – в оригинале 和谐 (héxié) – в пер. с кит. «гармония, согласие», а также «жить в дружбе и согласии» (о супругах).

[8] Эти два абзаца о передаче энергии не входят в главу с цензурой, однако мы их оставили, потому что, на наш взгляд, они важны для понимания происходящего.

[9] Раздавили вишенку – в оригинале 爆 (bào) – в пер. с кит. «трескаться; расщепляться, рассыпаться (от жара), взрываться», а также «быстро жарить на сильном огне».

[10] Растекаясь по конечностям, проникая в самые кости – в оригинале 四肢百骸 (sìzhī bǎihái) – в букв. пер. с кит. «четыре конечности и сотня костей».


Следующая глава
13

Комментарии

С цензурой или без??? Да разве так можно, Псой и Сысой??!
Ах-ах! Вишенку раздавили!😨
СПАСИБО ОГРОМНОЕ!
А теперь приступаю к “без цензуры"😁😁😁
Спасибо огромное за версию без цензуры и за вашу работу!

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)