Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 83. Пик противостояния Бин-мэй и Бин-гэ. Часть 2

Предыдущая глава

Первым, кого Шэнь Цинцю увидел на следующий день, открыв глаза, был всё ещё покоящийся в его объятиях Ло Бинхэ.

Краски отчасти вернулись на его бледное лицо, так что он выглядел гораздо лучше, чем прошлой ночью. В Шэнь Цинцю, напротив, не осталось ни следа бодрости, которая не покидала его до того самого момента, как он уснул, чтобы пробудиться совершенно измотанным и со словно забитой ватой головой.

Хотя стоило ли удивляться этому после того, как он всю ночь передавал духовную энергию Ло Бинхэ, пока наконец не отключился?

читать дальшеРесницы Ло Бинхэ медленно приподнялись, и он уставил на Шэнь Цинцю взгляд, в котором бушевала настоящая буря противоречивых чувств, а затем неторопливым жестом убрал от себя руки заклинателя.

Это движение наконец пробудило Шэнь Цинцю, чем и воспользовался Ло Бинхэ, чтобы выбраться из постели.

Это мало сказать, что озадачило Шэнь Цинцю: с каких это пор его ученик, которого прежде никакими силами было не выпихнуть из постели, вылетает из неё без малейшей причины, будто ошпаренный?

— Чего ради ты вскочил ни свет ни заря? — нахмурился он, надавив на переносицу [1]. — Решил сделать завтрак? Не утруждай себя этим сегодня.

На Ло Бинхэ по-прежнему была лишь тонкая нижняя рубаха, из-за распахнутого ворота которой виднелось перекрестье шрамов, уже начинающих затягиваться, оставляя по себе лишь бледные следы: Шэнь Цинцю готов был поспорить, что к концу дня пропадут и они. Голое тело проглядывало и в разрывах ткани — что же до верхнего платья, то оно окончательно пришло в негодность.

— Твоя старая одежда по-прежнему хранится в задней комнате, — предложил ученику Шэнь Цинцю. — Инъин и прочие её не трогали.

Скрывшись за ширмой, Ло Бинхэ поспешил туда.

Его взору открылся целый маленький мир: стол, стулья, кровать, шкаф, полки — всё из бамбука, и нигде ни пылинки. У постели имелся даже прикроватный столик. Свитки разложены в идеальном порядке, кисти — по цветам и длине. Открыв дверь шкафчика, он нашел там аккуратные стопки белых одеяний, над которыми висели поясные нефритовые подвески [2].

Тем временем Шэнь Цинцю неторопливо уселся, спустив ноги на пол, и принялся массировать виски, оглядываясь в поисках обуви.

Из-за того, что ему не удалось толком выспаться, в душе подспудно нарастало раздражение.

Этот сон всё длился и длился, воскрешая события далёкого прошлого.

Даже та позорная история в городе Шуанху, куда он отправился, чтобы разобраться с Кожеделом, и та всплыла! Чёрт, да он даже сны как-то умудрялся видеть в этом тягомотном сне!

Все события этой его жизни, от собрания Союза бессмертных и чумы Цзиньланя до смерти в Хуаюэ и Священного Мавзолея вспыхивали перед его глазами, словно картинки в фонаре-калейдоскопе [3] — в особенности допекали эпизоды, где он, измордованный, блевал кровью, а на его теле колосились побеги цинсы…

В его бедную голову разом набилось столько снов, что ей впору лопнуть!

Должно быть, всему виной то, что заснул, передавая духовную энергию Ло Бинхэ: если его разум нестабилен, то и спящий рядом мог пострадать от этого.

Ло Бинхэ, переодевшись, вернулся, а Шэнь Цинцю всё ещё пребывал в бесплодных поисках своей обуви. Плюнув на это бесполезное начинание, он поманил ученика и, когда тот приблизился, притянул его к себе.

— Что ты собираешься делать? — не поддаваясь, бросил Ло Бинхэ, вскинув брови.

— А ты как думаешь? — парировал Шэнь Цинцю, извлекая из-под подушки ленту для волос и деревянный гребень.

Тогда Ло Бинхэ послушно уселся перед учителем, продолжая вертеться по сторонам.

— Что это ты там высматриваешь? — походя бросил Шэнь Цинцю, расчёсывая ему волосы.

Хоть лёд настороженности не желал таять в глазах Ло Бинхэ, его тон несколько смягчился:

— Навещая пик Цинцзин в последние годы, я всякий раз так торопился, что не имел возможности толком осмотреться.

Зажав ленту во рту, Шэнь Цинцю улучил момент, чтобы украдкой заплести ученику косичку.

— Ну так теперь насмотришься вволю, — бросил он. — Я прогуляюсь на пик Байчжань и велю Лю Цингэ приструнить своих обормотов. Где это видано, чтобы адептов Цинцзин гоняли с их собственного пика!

Помедлив, Ло Бинхэ медленно повернулся. Раздвинув губы в улыбке, он мягко окликнул его:

— Учитель?

— Гм?

— Учитель.

— Гм.

Он произносил это так, словно впервые решился обратиться к Шэнь Цинцю подобным образом. Произнося это так и эдак, он всякий раз получал ответ, и, казалось, это лишь сильнее его распаляло. Наконец, не выдержав, Шэнь Цинцю подхватил веер и легонько шлёпнул ученика по затылку:

— Что это ты заладил? Одного раза вполне достаточно. Не строй из себя пятилетку.

От этого удара лицо Ло Бинхэ потемнело, но он мигом взял себя в руки.

— Учителю плохо спалось? — спросил он с лёгкой улыбкой, отводя взгляд.

«А ты как думаешь — когда всю ночь прижимаюсь к тебе, как тут поспишь нормально?» — выругался про себя Шэнь Цинцю, вслух же бросил с безразличной интонацией:

— Просто снилось кое-что из прошлого.

— Может, следующей ночью мне стоит обнять учителя, чтобы ему спалось лучше? — невинно предложил его ученик.

Вот уж воистину надо быть Ло Бинхэ, чтобы как ни в чём не бывало молоть подобные вещи. Закончив с причёской ученика, Шэнь Цинцю похлопал его по макушке, прежде чем спихнуть с кровати:

— Ступай, ступай!

После этого он и вправду отправился на пик Байчжань, как обещал.

Поскольку Шэнь Цинцю давно протоптал сюда дорожку [4], ему не требовалось посылать визитную карточку [5], чтобы посетить местного горного лорда. Приведя себя в порядок и проглотив пару ложек каши, которую подал Мин Фань, он отбыл, велев Ло Бинхэ «послушно дожидаться возвращения этого учителя». Но пожелает ли этот ученик подчиниться, вот в чём вопрос?

Стоило Ло Бинхэ открыть дверь, как к нему бросилась миниатюрная фигурка в оранжевом одеянии. Присмотревшись, Ло Бинхэ расплылся во фривольной [6] улыбке:

— Инъин.

Мог ли он предвидеть, что при этих словах Нин Инъин вздрогнет, побледнев от испуга?

— А-Ло, что с тобой случилось? Ты не ударился головой? Почему ты меня так называешь? Что ещё за Инъин? Право, это звучит жутко!

Ло Бинхэ так растерялся, что не нашёлся с ответом.

На лице Нин Инъин отразился пущий ужас:

— Почему ты больше не зовешь меня шицзе Нин?

— Шицзе Нин, — выдавил Ло Бинхэ сквозь стиснутые зубы, и девушка вздохнула с облегчением.

— Вот так и следует, — наставительно велела она, похлопав себя по груди. — Это так не похоже на тебя — называть меня иначе ни с того, ни с сего. Пусть учитель и выделяет [7] тебя, это не значит, что тебе больше не нужно отдавать дань уважения старшим. Только так мы сохраним честь нашего пика и докажем, что усилия учителя не пропали впустую.

При этих словах на лбу Ло Бинхэ вспучились вены. Не выдержав, он оборвал Нин Инъин.

— Я должен кое-что спросить у тебя.

На лице девушки появилась понимающая улыбка.

Широким жестом вручив ему метёлку для пыли и метлу, она бросила:

— Шицзе уже знает. Держи.

Ло Бинхэ вновь утратил дар речи, от неожиданности безропотно приняв эти «подношения».

— А-Ло, прошу, не смущайся так, — прочувствованно заявила ему Нин Инъин, как только они скрылись в стенах Бамбуковой хижины. — Я знаю, что тебе всегда нравилось единолично прибирать дом учителя. Поскольку тебя с учителем так долго не было, нам с дашисюном [8] ничего не оставалось, кроме как делать это самим, однако теперь, когда ты вернулся, шицзе не станет тебе мешать, отнимая у тебя любимое дело. Шицзе все понимает.

«Что ты там понимаешь?» — чуть не вырвалось у окончательно сбитого с толку Ло Бинхэ.

Не говоря ни слова, он развернулся, чтобы отправиться на пик Сяньшу.

Его адепты всегда привечали Ло Бинхэ, где бы им ни доводилось встретиться.

В прошлом Шэнь Цинцю нередко посылал его сюда с различными поручениями: доставить сообщение, пригласить кого-то или что-то одолжить — так что его там все знали в лицо.

Что греха таить, адепты мужского пола со всех пиков норовили всеми правдами и неправдами [9] забрести на Сяньшу, чтобы хоть одним глазком взглянуть на обитающих там сказочных красавиц, и большинство из них лелеяло мечту добраться до купальни. Стоит ли говорить, что подобные поползновения заканчивались тем, что воздушные создания у… [пи-и-и] [10] их до смерти своими чересчур материальными мечами. Лишь Ло Бинхэ никогда не выходил за рамки безупречной вежливости, держась от прелестниц пика Сяньшу на почтительном расстоянии, так что постепенно завоевал в их кругах репутацию весьма достойного молодого человека – благодаря этому ему даже дозволялось дожидаться во внутренних покоях.

— Шисюн Ло, — отвесила ему почтительный поклон скрывающаяся за вуалью Лю Минъянь. Не успел он ответить, как она предположила: — Полагаю, шисюн Ло посетил нас по поручению шибо Шэня, чтобы пригласить моего учителя? Прошу обождать минутку, я тотчас вернусь, как только устрою наших сотоварищей [11], прибывших с вершины Тяньи.

Само собой, этими сотоварищами оказались те самые три даоски.

Обступив Лю Минъянь, словно три прелестных лазоревых цветка — белый лотос в изысканном букете, они, зардевшись, во все глаза уставились на Ло Бинхэ. Обменявшись смущёнными шёпотками, они принялись игриво переминаться с ноги на ногу. Так, словно покачивающиеся на ветру цветочки, они и скрылись во внутренних покоях, оставив Ло Бинхэ терпеливо дожидаться возвращения Лю Минъянь.

Потоптавшись на месте, он обратил внимание на книгу, выглядывающую из-под груды свитков на столе — девушка явно засунула её туда в спешке.

Выходит, даже у Лю Минъянь есть что скрывать.

Как ни в чём не бывало вытащив книжицу на свет, он окинул её беглым взглядом, найдя обложку чересчур кричащей, а три иероглифа, составляющих название — ещё более вычурными, чем подпись автора. Ло Бинхэ неодобрительно нахмурился, но, разобрав подпись автора — Люсу Мяньхуа [12] — с улыбкой открыл книжицу.


***

Когда Шэнь Цинцю вернулся после разговора по душам за чашкой чая на пике Байчжань, Ло Бинхэ уже дожидался его в Бамбуковой хижине. Едва переступив через порог, заклинатель ощутил направленный на него взгляд, обжигающий подобно двум лучам лазера.

Шэнь Цинцю осёкся, мельком подумав: «И почему мне так боязно закрывать дверь?» =口=

Откинувшийся на кровати Ло Бинхэ с улыбкой обратился к нему:

— В чём дело? Почему учитель не хочет подойти?

В мягком голосе читался лёгкий упрёк, но во взгляде сквозило совсем иное.

Не дождавшись реакции на свои слова, Ло Бинхэ неторопливо окинул учителя взглядом с ног до головы, будто видя его впервые в жизни — и словно желая снять с него кожу одними глазами.

Шэнь Цинцю был воистину прекрасно сложён: хорошо развитые, но не слишком широкие плечи, тонкая талия и длинные ноги. Все эти многослойные одеяния цвета цин прятали завидную фигуру — стройную, изящную и невероятно притягательную.

Да, так и есть — противостоять подобному обаянию непросто.

Наощупь закрыв дверь за спиной, Шэнь Цинцю успел сделать лишь пяток шагов, прежде чем очутился в объятиях Ло Бинхэ — хватка на его талии была прямо-таки железной.

Ладони Ло Бинхэ заскользили по его бокам, то поглаживая, то стискивая.

«Э-э, руки, руки! — пронеслось в сознании Шэнь Цинцю. — Эй, имей совесть! Куда руки тянешь?!»

Заклинатель в панике ухватился за запястья ученика. Воспользовавшись его замешательством, Ло Бинхэ мигом развернул его — и вот неведомо как Шэнь Цинцю очутился на коленях ученика с разведёнными в стороны бёдрами, полностью обездвиженный. Проведя рукой по шее, Ло Бинхэ силой развернул его голову, чтобы их губы соединились.

Шэнь Цинцю не осмеливался шелохнуться. Чёрт, да разве можно пошевелиться без последствий в эдакой-то позе?

На самом деле, они проделывали ещё и не такое – но то был особый случай: ради предотвращения подобной катастрофы можно отбросить чувство даже собственного достоинства и всякий стыд. С той поры за половину месяца, что Шэнь Цинцю провёл в Царстве Демонов с Ло Бинхэ, тот — из чувства вины, стыда или уж неведомо по какой причине — никогда не переходил границ.

Но теперь вместе со временем и местом, казалось, переменилось и всё прочее, вновь становясь с ног на голову.

Солнце ещё даже не закатилось — кто же занимается подобным среди дня?

Или этот ребёнок уже не в силах сдерживать свои желания?

Шэнь Цинцю определённо не привык так вот обжиматься с людьми, пребывающими в полном сознании. Однако разум Ло Бинхэ напоминал ему тонкий фарфор: только тронь — разлетится вдребезги, так что не стоило рисковать, подвергая его новым ударам, и потому Шэнь Цинцю всё же решился ответить, медленно разомкнув губы.

Как ни странно, это тело, которое в течение всего периода, что в нём пребывал Шэнь Цинцю, казалось настолько напряженным и нечувствительным, что любое прикосновение вызывало дискомфорт — казалось, у него вовсе не было эрогенных зон — под лёгкими прикосновениями Ло Бинхэ начало отзываться вспышками жгучего желания.

С каких это пор Ло Бинхэ сделался таким опытным в этом вопросе?

Он ведь совсем недавно был девственником — разве нет?

Всего один-единственный раз — и то по наитию, а тут внезапно такое мастерство?

Где в этой жизни справедливость, а? Я вас спрашиваю, где?

То едва касаясь его губ, то впиваясь в них голодными укусами, Ло Бинхэ умело возбуждал его танцующим в его рту кончиком языка. Не в силах примериться к его ритму, Шэнь Цинцю начал задыхаться, но, стоило ему отпрянуть, как Ло Бинхэ тотчас притянул его обратно, углубив поцелуй ещё сильнее. Не в силах нормально вздохнуть, Шэнь Цинцю нахмурился, закрыв глаза, а потому не мог видеть вспышку злобы, промелькнувшую в глазах Ло Бинхэ.

С трудом удерживаясь на бёдрах ученика, Шэнь Цинцю подсознательно потянулся к его воротнику, чтобы, ухватившись за него, удержать равновесие, однако промахнулся, коснувшись его кожи.

Безупречно гладкой кожи, незапятнанной ни единым изъяном.

В этот самый момент в мозгу Шэнь Цинцю будто сверкнула молния.

Собрав в ладони духовную энергию, он направил убийственный удар прямо в сердце Ло Бинхэ.

Тот принял его, даже не моргнув, и, издав короткий сухой смешок, схватил Шэнь Цинцю за запястье правой руки, в то время как пальцы второй по-прежнему сжимали его горло. Удерживая заклинателя таким образом, он ловко перевернулся, придавив Шэнь Цинцю к кровати своим весом.

— В чём дело, учитель? — проворковал он с улыбкой. — Разве вы больше не любите своего ученика? Не желаете отдаться ему?

«Да шёл бы ты туда, откуда явился!» — выругался про себя Шэнь Цинцю, вслух же выкрикнул:

— Отвали!

Начав с поцелуев, Ло Бинхэ впивался в его губы все сильнее, и вскоре металлический вкус крови наполнил рот Шэнь Цинцю. Сложив печать пальцами левой руки, заклинатель призвал со стола Сюя. Воспользовавшись тем, что движения Ло Бинхэ от возбуждения утратили чёткость, Шэнь Цинцю ухитрился, согнув ногу, врезать ему коленом в грудь, однако прежде чем заклинатель успел подняться, на его щиколотке сомкнулась железная хватка. Стоило Шэнь Цинцю обернуться, как Ло Бинхэ одним рывком перевернул его, вновь оказавшись сверху. Не теряя времени даром, он придавил тело заклинателя, согнув его ногу так, что колено прижалось к груди.

И все это одним махом!

— Где он?! — выплюнул Шэнь Цинцю.

Поддельный Ло Бинхэ склонил голову:

— Вы о ком, учитель? Если обо мне, то вот же я!

Усилием воли выровняв голос, Шэнь Цинцю спросил:

— Как ты здесь очутился?

Как ни в чем не бывало играя с его волосами, Ло Бинхэ бросил:

— А я, в свою очередь, хотел бы знать, как учитель догадался?

Твою ж мать — ему ли не знать наперечёт все шрамы Ло Бинхэ, учитывая, что он их и породил!

— Ты в самом деле желаешь знать? — процедил Шэнь Цинцю.

Прижавшись к нему всем телом, Ло Бинхэ изрёк ледяным, и в то же время игривым тоном:

— Почему бы и нет? В конце концов, у нас полно времени, чтобы выяснить всё — мало-помалу.

— Тогда как насчёт того, чтобы обернуться и воочию узреть самого себя?

Улыбка застыла на лице Ло Бинхэ — и он мигом развернулся.

В сумерках комнаты проступило лицо, как две капли воды похожее на его собственное.

Его выражение было столь холодным, что от одного взгляда до костей пробирал озноб — а глаза сияли отблесками пламени, бушующего в душе.


Примечание:

[1] Надавив на переносицу – Шэнь Цинцю надавил на акупунктурную точку V1 Цзин-мин 睛明 (jīngmíng) – в букв. пер. с кит. – «ясный глаз». Воздействие на нее способствует прояснению зрения и снижению головной боли.


[2] Поясная нефритовая подвеска 佩玉 (pèiyù) – украшения пояса у аристократов.


[3] Фонарь-калейдоскоп 走马灯 (zǒumǎdēng) — в букв. пер. с кит. «фонарь скачущих лошадей» — фонарь со свечой и маленькой каруселью внутри, которая вращается от движения разогретого воздуха.


[4] Давно протоптал сюда дорожку – в оригинале 轻车熟路 (qīngchēshúlù) – в пер. с кит. «лёгкий экипаж и знакомая дорога», образно в значении «делать хорошо знакомое дело; идти по проторенной дорожке».

[5] Визитная карточка 拜帖 (bàitiě) – ещё одно изобретение китайцев :-) Использовалась официальными лицами, дворянами и прочими высокопоставленными господами, чтобы предуведомить другую сторону о визите.

[6] Фривольная – в оригинале 春风道 (chūn fēngdǎo) – в букв. пер. с кит. «весеннее ветреное настроение», весна, как вы помните, означает также любовную страсть.

[7] Выделяет – в оригинале 疼 (téng) – в пер. с кит. «болеть душой, относиться с нежностью, обожать, сильно любить».

[8] Дашисюн 大师兄 (dàshīxiōng) – в букв. пер. с кит. «самый старший брат по школе», или же «старший ученик».

[9] Всеми правдами и неправдами – в оригинале 鬼头鬼脑 (guǐtóuguǐnǎo) в букв. пер. с кит. «голова демона, мозг демона», образно в значении «дьявольский план; хитрый, изворотливый, действующий тихой сапой».

[10] [пи-и-и] – в оригинале 【哔——】- подражание звуку «пи». Сам иероглиф 哔 (bì) самостоятельно не употребляется.

[11] Сотоварищи – в оригинале 道友 (dàoyǒu) – даою – в пер. с кит. «единоверцы», в букв. пер. – «друг на пути».

[12] Люсу Мяньхуа 柳宿眠花 (Liǔsù Miánhuā) – в букв. пер. с кит. «спящий средь ив цветок», Лю – «ива», как в фамилии Лю Минъянь. Если же поменять иероглифы местами – Мяньхуа Сулю 眠花宿柳 (Miánhuā Sùliǔ), то получится «спать среди цветов, ночевать в ивах», в образном значении – «проводить ночи в публичных домах».


Следующая глава
51

Комментарии

Никогда бы не подумала, что буду рада видеть нашего Бинхэ, но я всё же рада! Бинхэ, втащи этому несмышлёному оригиналу!!!

Отбиваю три поклона : за Псоя, Сысоя и перевод❤️😍
Да ну на таком месте.....!!!!

Спасибо за перевод)))
Честно, с одной стороны я уверена что между ними будет грандиозная битва, и очень интересно кто победит. А с другой...давайте решим всё мирно,а?

Спасибо за перевод
Огромное спасибо!
Бинхэ почкуется, а у меня нервы сдают!
Спасибо за перевод! 😍
Вечеринка продолжается! Спасибо за перевод!
БИНХЭ,ВСЕКИ ЕМУ ЗАТРЕЩИНУ МЕЖ НОГ,ДА ТАК,ШТОБ РАЗВЛЕКАТЬСЯ БОЛЬШЕ НЕ МОГ
гьяяяяяяяя o(≧▽≦)o
не знаю как вам, а мне нравится и с оригинальным Ло Бинхэ σ(≧ε≦σ) ♡

Спасибо за перевод!
Mart, нам очень нравится! Просто бдим, чтобы строгую нравственность и духовную чистоту учителя ненароком не запакостили 😁 Или запакостили... В этом, к сожалению, определиться не могу 😏
Ух, пошла жара))
Интересно, оригинал даст нашему Ло уроки "завоевания" учителя? Желательно сразу на примере, живом... При нас
Мпххх
Страницы: 1 2 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)