Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 84. Пик противостояния между Бин-мэй и Бин-гэ. Часть 3

Предыдущая глава

Итак, в Бамбуковой хижине очутились два неотличимых друг от друга человека.

Вся разница между ними была в том, что один из них был облачён в белое, другой — в чёрное.

Меч на поясе Ло Бинхэ также был чёрным, хоть это непросто было углядеть под слоями талисманов.

Подумать только, великий Синьмо кое-как завернули в бумагу, словно какую-то колбасу — ни единой струйки демонической энергии не просачивалось наружу.

— Слезь с него! — севшим голосом выкрикнул Ло Бинхэ, вслед за чем тотчас последовал сокрушительный удар. Его двойник в белом, пристроившийся между ног Шэнь Цинцю, вернул удар, не дрогнув — столкнувшись, две волны поглотили друг друга, развеявшись клубами дыма.

читать дальшеРаздосадованный, что его развлечение прервали, оригинальный Ло Бинхэ угрюмо бросил:

— Нет чтобы вернуться чуть раньше или чуть позже — надо же было тебе заявиться именно сейчас!..

Прежде, чем он успел договорить, Шэнь Цинцю присогнул указательный и средний палец, сложив их в печать, и Сюя, вонзившийся в стену после того, как он промахнулся, с дрожью высвободился и скользнул в руку заклинателя. Ухватившись за рукоять, Шэнь Цинцю замахнулся и обрушил удар на мнимого ученика.

Теснимый с двух сторон ложный Ло Бинхэ больше не мог сохранять свою вызывающую позу — он взмыл с кровати, не забыв, впрочем, напоследок ущипнуть Шэнь Цинцю за талию, и приземлился в другом углу комнаты, натянув расстроенную гримасу:

— Учитель так жесток — неужто в его сердце нет ни капли жалости к этому ученику?

Да шёл бы ты!..

Я тебе не учитель!

Этот парень был тем самым неутомимым жеребцом оригинального «Пути гордого бессмертного демона»! Прежде он уже появлялся в этом мире во время действия наказания Системы — несравненный идол читателей Чжундяна, благоговейно именуемый ими Бин-гэ!

Для Шэнь Цинцю и тогда-то его появление во сне было изрядным шоком — что уж говорить о том, когда он предстал пред ним наяву, из плоти и крови! И, судя по всему, тот Бин-гэ отнюдь не был симуляцией, созданной Системой ради отработки наказания — нет, она и вправду притащила его из той, параллельной вселенной!

Хоть Шэнь Цинцю и днём ранее замечал немало странностей в поведении своего барашка, он не мудрствуя лукаво списывал это на очередные капризы юной девы Ло, которая, похоже, на сей раз разобиделась не на шутку — его ученик и прежде временами вёл себя хуже, чем избалованное дитя, к тому же, тогда заклинателя занимало лишь врачевание его ран.

У настоящего Ло Бинхэ имелись шрамы на груди и руке, оставленные Шэнь Цинцю — и он пестовал их, словно величайшее сокровище, всеми силами препятствуя их исцелению — так откуда взяться «безупречно гладкой коже, не запятнанной ни единым изъяном»?

Не обратив внимания на это прежде, Шэнь Цинцю не мог не заметить этого, когда под вечер второго дня дело дошло до физического контакта — и, по счастью, успел натянуть удила, пока эти метафорические кони не рухнули с обрыва [1]. Подумать только, он едва не утратил честь и последнее достоинство [2]…

Теперь-то он наконец понял смысл этого «Уйди!», брошенного Ло Бинхэ, когда они столкнулись во внутренних покоях его подземного дворца: тот имел в виду вовсе не: «Спасайся, я не хочу, чтобы ты пострадал из-за меня!», а «Сгинь, чёртова падаль!»

Облачённый в чёрное Ло Бинхэ с мечом на поясе тотчас подскочил к Шэнь Цинцю:

— Учитель, что этот ублюдок с вами сделал?

«Хэй, зачем ты сам к себе так грубо?..» — мысленно пожурил его Шэнь Цинцю — и всё же он не мог не признать, что испытал немалое облегчение при виде Ло Бинхэ, который вновь липнет к нему с полными тревоги глазами — вот так и должно быть!

Прочистив горло, он убедился, что его одеяние и вид в целом не выходят за рамки приличий, и с достоинством ответил:

— С этим учителем всё в полном порядке.

Внезапно вспомнив, что вчерашний «Ло Бинхэ» явился к нему весь израненный, он сообразил, что и настоящему, должно быть, досталось.

— А как ты? — тут же переспросил Шэнь Цинцю. — Ты не ранен?

— Сейчас всё нормально, — кивнул Ло Бинхэ.

Схватив его за запястье, Шэнь Цинцю развернул его руку — так и есть, на ладони беловатый шрам, от одного вида которого сердце заклинателя дрогнуло.

— Что происходит? — тотчас потребовал он. — Где ты пропадал эти два дня? И как он здесь оказался?

— Этот ученик не знает, — покачал головой Ло Бинхэ. — Позавчера, когда я удалился во внутренние покои подземного дворца, обломки Синьмо внезапно начали испускать лиловое свечение, и этот… человек появился передо мной с другим Синьмо. Я обменялся с ним парой ударов, но, утратив бдительность, свалился в разрыв между мирами, проделанный Синьмо — по счастью, мне удалось выхватить меч из его рук, прежде чем разрыв закрылся. Не найдя учителя по возвращении, я отправился на хребет Цанцюн.

Итак, все эти два дня Шэнь Цинцю имел счастье общаться с его оригинальной версией.

Похоже, просто надругаться над законами физики Синьмо было мало: теперь он еще и границы между параллельными вселенными дырявит.

Вот это уже на обычный баг не спишешь!

Да уж, подумать только, чего пришлось натерпеться его нежному голубому цветочку с Чжэнчжэна [3], очутившись посреди клумбы из трёх тысяч красоток! При этой мысли сердце Шэнь Цинцю невольно сжалось от сострадания.

— Я, конечно, извиняюсь, — внезапно вмешался холодный голос, — но я все ещё здесь. Вам не кажется, что вы забыли про законы гостеприимства?

Привыкший быть в центре внимания оригинальный Ло Бинхэ был не на шутку раздражён тем, как эти двое мигом зациклились друг на друге, напрочь позабыв о его существовании за своей слащавой болтовнёй. Направив энергию в стопы, он походя раскрошил несколько голубоватых плиток пола в пыль.

Ло Бинхэ мигом заслонил учителя, потребовав:

— Ты чем только что занимался?

— Да так, — легкомысленно бросил Ло Бинхэ, — развлекался кое с кем.

«Чего?» — в немом изумлении застыл Шэнь Цинцю.

Развлекался?

…Со мной?

Бин-гэ, ты… правда готов спать со всеми подряд [4]?

Женщина или мужчина, рыба или мясо — никакой разницы, лишь бы раздвигали ноги?

Или это всё из-за досады на то, что все твои тамошние жёны здесь дали тебе от ворот поворот?

— Кто ж виноват, — укоризненно поцокал языком Бин-гэ, — что ты настолько безнадёжен, что так и не сумел затащить в постель ни одной женщины?

От подобного выпада Шэнь Цинцю и вовсе утратил дар речи — подумать только, этот самозванец осмелился назвать его ученика «безнадёжным»! Но самого Ло Бинхэ взбесило вовсе не это: источая зрачками столь яростное алое сияние, что, казалось, из его глаз вот-вот брызнет кровь, он прорычал:

— Как ты смеешь так говорить об учителе?

Глаза его двойника также мигом налились красным — твёрдо встретив испепеляющий взгляд собрата, он ухмыльнулся:

— Да и ты не лучше него. Ты только посмотри на себя: носишь имя Ло Бинхэ, а сам готов ноги лизать этому бесстыжему мерзавцу Шэнь Цинцю…

Он не успел закончить, когда терпение Ло Бинхэ окончательно иссякло.

Бамбуковую хижину заполнила тёмная энергия такой интенсивности, что соперники ничего не видели на расстоянии вытянутой руки — и всё же ни один из них не отступил. Внезапно сгустившуюся тьму прорезал упавший сверху луч света — обмениваясь ударами, они сами не заметили, как проделали дыру в крыше.

При виде этого лицо Ло Бинхэ сделалось ещё темнее, чем та энергия, что он источал.

Настрой Шэнь Цинцю был ничуть не лучше: что он, спрашивается, скажет адептам Аньдин, когда те явятся латать крышу?

Не желая довершать разрушение Бамбуковой хижины, Ло Бинхэ бросился прочь, выкрикнув:

— Выходи!

— Чего и следовало ожидать, — фыркнул его двойник. — Эта развалюха не способна выдержать и пары ударов!

И чёрная, и белая фигуры скрылись в мгновение ока. Шэнь Цинцю уже всерьёз подумывал о том, чтобы вызвать подкрепление с пика Байчжань, прикидывая, не забьют ли они обоих Ло Бинхэ до смерти без разбора, когда к нему подбежали Мин Фань и Нин Инъин с группой адептов. Они, по всей видимости, были оторваны шумом боя от вечерних занятий, поскольку в руках у них по-прежнему были книги и музыкальные инструменты.

— Стоять! — тотчас велел им Шэнь Цинцю.

Они застыли, и лишь Мин Фань решился спросить:

— Учитель, что происходит?

— Стройся! — отрезал Шэнь Цинцю.

Привыкшие к безоговорочному подчинению адепты пика Цинцзин замерли по стойке смирно.

— А теперь спуститься и обежать тридцать кругов вокруг пика!

Попытайся он просто спровадить их, эти прилипчивые ребятишки наверняка заартачатся — а то и, чего доброго, бросятся на помощь и тем самым лишь усложнят все ещё сильнее, так что уж лучше отослать их наверняка. Не осмеливаясь ослушаться прямого приказа, адепты растерянно оглянулись друг на друга: что ж, раз учитель велит бегать — надо бегать. Мгновение спустя толпа девиц и юношей в одеяниях цвета цин паровозиком бросилась к подножию пика Цинцзин.

Стоило им скрыться из виду, как Шэнь Цинцю, вздохнув с облегчением, в свою очередь устремился в гущу бамбукового леса на другой стороне горы.

Синьмо безоговорочно подчиняется оригинальному главному герою — но уж никак не тому, которого он взрастил своими руками. Из его Ло Бинхэ демонический меч способен вить верёвки — потому ли, что его разум нестабилен, или из-за многочисленных потрясений — как бы то ни было, он больше не решался использовать Синьмо, вместо этого запечатав его множеством талисманов во избежание любого влияния. Это всё равно что обладать суперспособностями и не решаться ими воспользоваться — или держать в руках золотую миску для риса, но быть неспособным попросить еды. Потому-то их мечи были по-прежнему зачехлены, не оставляя хозяевам иного выбора, кроме как охаживать друг друга голыми руками.

Беда лишь в том, что и рукопашная в их исполнении грозила стать чересчур разрушительной!

Земля уже украсилась десятками глубоких выбоин, тут и там валялись поваленные бамбуковые стебли, в воздухе кружился целый ураган узких листьев, птицы с тревожными криками взмывали в небо. Ещё немного — и его ненаглядный пик Цинцзин обратится в пик Тудин [5]. Дождавшись мгновенного затишья, Шэнь Цинцю послал Сюя прямиком в оригинального Ло Бинхэ.

В прищуренных глазах мелькнул серебристый отблеск меча, и «Ло Бинхэ» слегка отклонился, отбив лезвие вбок ударом пальца. Искоса глянув на Шэнь Цинцю, он бросил:

— Мы с ним — один и тот же человек; отчего же учитель стремится ранить меня, чтобы помочь ему?

И кто тебе сказал, будто вы с ним одинаковые?!

Взращенный Шэнь Цинцю Ло Бинхэ мигрировал на BL-канал [6] JJWXC после того, как Шэнь Цинцю видоизменил сюжет, стремительно мутируя во вконец спятившую деву Ло, известную также как Бин-мэй. Он не имеет ничего общего с тобой — озлобленным тираном и шаблонным героем гаремных романов Чжундяна, который прокачивается, выпиливая низкоуровневых злодеев и их пешек!

Не говоря ни слова, Шэнь Цинцю встретился с Ло Бинхэ глазами — и они вместе бросились на его оригинальный прототип.

Само собой, изначально оба Ло Бинхэ были более-менее равны друг другу по силе: бóльшая часть ран на теле оригинального главного героя явно была нанесена его здешней версией. Но когда к битве присоединился Шэнь Цинцю, чаши весов начали склоняться в пользу его ученика.

Танец меча заклинателя был подобен полёту белоснежного дракона, духовная и демоническая энергия так и хлестали, переплетаясь завихрениями средь вспышек. Согласованность движений Шэнь Цинцю и его ученика была безупречна: самозваный Ло Бинхэ едва сумел уклониться от нескольких ударов. Его глаза сузились, выдавая закипающую ярость, но в остальном выражение лица оставалось столь же холодным — не считая поджатых губ.

— Его техника никуда не годится, — внезапно бросил он. — Что вообще в нём есть хорошего?

От неожиданности рука Шэнь Цинцю дрогнула.

Заставив себя просто проглотить это, он молча продолжил бой.

Однако Бин-гэ не собирался останавливаться на этом:

— Учитель, вы ведь имели шанс убедиться в моём мастерстве. Раз уж мы — один и тот же человек, почему бы вам не уйти со мной? Я наверняка смогу сделать вас счастливее, чем он!

— Заткнись! — отрубил Шэнь Цинцю.

— «…имели шанс убедиться?» — пробурчал Ло Бинхэ.

— Сосредоточься на битве, — оборвал его учитель.

— Что он имел в виду под этим шансом? — не унимался тот. — И под «наверняка смогу сделать вас счастливее, чем он», если уж на то пошло?

— Или, быть может, учителю нравится, когда ему причиняют боль? — загадочно бросил «Ло Бинхэ». — Этот ученик гарантирует полное удовлетворение и в этом аспекте.

Лицо Ло Бинхэ исказила мимолётная судорога, и он бессознательно опустил руку на рукоять Синьмо.

— Не смей его вытаскивать! — в панике бросил Шэнь Цинцю.

Придя в себя, Ло Бинхэ тотчас отдёрнул руку, но алое сияние в его зрачках разгорелось ещё пуще, а дыхание сделалось прерывистым. Стиснув зубы, он устремился вперёд, перейдя к ударам в упор.

Грубая сила против грубой силы — при том, что оба равны по мощи и навыкам, результат был предсказуем: ушей Шэнь Цинцю достиг приглушённый треск.

Руки обоих Ло Бинхэ безвольно повисли: у одного — левая, у другого — правая. Даже их реакция была одинаковой: оставшись без руки, они принялись лупить друг друга ногами — зловещий треск повторился.

Шэнь Цинцю определённо был не в силах долее это выносить.

— Довольно! — гаркнул он.

Вы что, угробить друг друга хотите?

Лицо «Ло Бинхэ» внезапно смягчилось при взгляде на Шэнь Цинцю.

— Учитель, вы вините меня в том, что я причинил вам боль при нашей предыдущей встрече?

Глаза настоящего Ло Бинхэ расширились:

— Учитель, вы что, встречались раньше?

«Если то устроенное Системой рандеву считается за свидание — тогда да», — подумалось Шэнь Цинцю, однако, не желая развивать эту тему, он бросил:

— Просто случайная встреча.

Похоже, Бин-гэ и впрямь поднаторел в том, чтобы не упускать ни малейшей возможности: нацепив скорбную маску, он произнёс:

— Я был неправ. Этот ученик полностью сознаёт свою ошибку. Но разве сейчас вы не получили удовольствие? Я ведь тоже ваш ученик; почему же вы так жестоки по отношению ко мне?

«Вот это игра — сиди я в партере, я бы похлопал, — признал Шэнь Цинцю. — Продолжай в том же духе. Похоже, ты сполна заслуживаешь репутацию двуличного лицемерного Бин-гэ, у которого на устах мёд, а за пазухой — меч!»

Как он и предполагал, этот коварный и злокозненный главный герой на деле дурачил вовсе не его, намеренно доводя своего противника до ручки — вот только Шэнь Цинцю не позволит ему добиться своего.

— Ни малейшего удовольствия я не получил! — отбрил он лже-ученика.

Стоило ему вымолвить это, как по низу живота разлилось невыносимое жжение.

Игнорировать или подавить это ощущение заклинатель был не в силах: его тело будто щекотали лапки миллионов муравьёв.

Уголки рта «Ло Бинхэ» изогнулись в усмешке:

— А теперь попробуйте повторить это с той же убедительностью.

Кровь священного демона.

И как Шэнь Цинцю умудрился об этом забыть? Являясь полноправным Ло Бинхэ, он точно так же мог управлять кровяными паразитами в его теле.

Один из присутствующих тут Ло Бинхэ побуждал кровяных паразитов к действию, другой — подавлял: это было сродни перетягиванию каната. Результатом были вспышки нестерпимого жара, сменяющиеся мгновенным онемением, быстро распространившиеся от живота по всему телу — до самых кончиков пальцев. Зрение Шэнь Цинцю затуманилось; хватая воздух, он чувствовал, как слабеет рука, сжимающая меч.

Выбрав мгновение, когда Ло Бинхэ замешкался, поглощённый состоянием учителя, его двойник сорвал меч с его пояса.

По лицу оригинального Ло Бинхэ расплылась самодовольная ухмылка, в которой возбуждение граничило с кровожадностью. В тот самый момент, когда он собирался извлечь лезвие из ножен, Шэнь Цинцю холодно бросил:

— Не спеши радоваться. Взгляни-ка, что над тобой.

Однако над ними не было ничего, кроме раскачивающихся под ветром стеблей бамбука — и «Ло Бинхэ» прекрасно сознавал это, не глядя.

— Неужто вы думали одурачить этого ученика столь ребяческим трюком, пытаясь отвлечь его внимание?

Значит, не хочешь посмотреть?

Что ж, сам напросился.

Сложив пальцы левой руки в печать, Шэнь Цинцю щёлкнул ими, сосредоточенно прищурившись.

«Ло Бинхэ» собирался добавить ещё что-то, когда перед глазами скользнул лист бамбука — и его улыбка застыла.

По щеке медленно скатилась капля крови.

Лениво кружившиеся в воздухе листья бамбука внезапно набрали скорость, устремившись к оригинальному Ло Бинхэ, и каждый из них был убийственно острым, словно режущий подобно ножу ледяной восточный ветер.

Узри обновлённую версию заклятья сорванных листьев, летящих лепестков [7]: тысячи листьев и десятки тысяч лепестков!

«Ло Бинхэ» взмахнул рукой в попытке отвратить удар, но в роще не было недостатка в сорванных листьях, что в единый миг преисполнились ярости, словно боги смерти, охотящиеся за человеческой душой. С виду листья казались нежными, однако на самом деле с легкостью рассекали плоть и даже кости. Пусть оригинальный главный герой с успехом уничтожил первые устремившиеся к нему листья, на подходе были новые сотни и тысячи — от подобной атаки просто так не отмахнёшься, к тому же, сломанные рука и нога изрядно усугубляли его положение. Шэнь Цинцю уже собрался было самолично броситься в бой, довершая дело своих рук, но фигура в чёрном опередила его, ударив ладонью здоровой руки в грудь «Ло Бинхэ».

В это мгновение на столь знакомом Шэнь Цинцю лице мелькнуло выражение искренней растерянности — заметив это, заклинатель не нашёл в себе сил ударить его.

Отступив на пару шагов, «Ло Бинхэ» сглотнул — Шэнь Цинцю мог поручиться, что свежую кровь — но нашёл в себе силы ухмыльнуться:

—Неплохо, вынужден признать.

При том, что внешне он посмеивался, он стиснул здоровую руку в кулак с такой силой, что тёмные вены то вспучивались, то опадали.

С тех пор, как он возмужал, он ни разу не встречал соперников, способных вот так загнать его в угол.

Подобное поражение живо напомнило ему о тех днях, когда над ним издевались, безнаказанно унижая.

Чашка чая, вылитая ему на голову; сарай для дров, продуваемый всеми ветрами; нескончаемые колотушки и оскорбления; дни, когда ему приходилось стоять на коленях на солнцепёке — и так до самой ночи, без кормёжки.

И все эти тяготы исходили от того самого человека, чье лицо маячило перед ним сейчас.

Вот только теперь он стоял бок о бок с тем, что был неотличим от него самого, баюкая его сломанную руку в своих ладонях, не отваживаясь ни толком взяться за неё, ни отпустить. Словно воочию чувствуя боль своего ученика, он нахмурился:

— И зачем надо было бросаться на него очертя голову? Ты ведь знал, что сломаешь руку! Впредь не действуй так неосмотрительно!

Даже упрекая ученика, Шэнь Цинцю не мог скрыть тревоги и беспокойства за него, прорывающихся в голосе.

Даже полный идиот понял бы это.

Холодный ветер пронёсся по роще, унося прочь листья бамбука.

Он не мог вот так это оставить.

Ведь это попросту несправедливо.

Зрелище этих людей, стоящих друг подле друга, было столь невыносимым, что резало глаз, огнём выжигаясь на сетчатке.

Они ведь оба носили имя Ло Бинхэ — так с какой стати один из них получил этого Шэнь Цинцю, ласкового и заботливого, а другой — мелочного, завистливого и бесчестного?

За какие заслуги?

Все эти тщательно хранимые предметы обихода и одежда; уютная и опрятная комнатка по соседству со спальней учителя; а главное — эти полные нежной заботы и снисходительного терпения шёпотки.

Разумеется, всё, чего он хотел — это унизить их обоих, растоптав эти слащавые отношения.

И всё же с губ само собой сорвалось:

— Иди со мной!

На это здешний Ло Бинхэ лишь холодно усмехнулся:

— Что ты сказал?

При этом его костяшки хрустнули — он явно горел жаждой убийства.

Хоть по жизни Шэнь Цинцю исповедовал идею, что нечего миндальничать с противником, если можно его попросту добить — да здравствует контрольный выстрел [8]! — на сей раз он заколебался: разве это нормально — заставлять Ло Бинхэ убивать самого себя?

Быть может, тогда добить его своими руками? Нет, это исключено — к тому же, заклинатель понятия не имел, как сработает аура неуязвимости главного героя в этом мире.

Шэнь Цинцю остановил ученика, надавив на его плечо двумя пальцами. Он всё ещё ломал голову над тем, как же ему поступить, когда «Ло Бинхэ» опередил его.

Он сорвал печати с Синьмо. Среди застивших воздух потоков тёмно-лиловой энергии открылся разрыв между мирами — и оригинальный главный герой скрылся в нём.

Но прежде он успел обернуться назад — и прикусил губу от досады.

Он определённо этого так не оставит.

Разрыв моментально закрылся за его спиной.

Что… и всё?

Неужто от Бин-гэ на поверку так просто избавиться?

Всё ещё порядком огорошенный подобным развитием событий Шэнь Цинцю велел ученику:

— Когда вернёмся, немедленно уничтожь обломки Синьмо. Эта вещь не должна здесь оставаться.

Похоже, даже от разбитого меча багов не оберёшься — кто знает, какой трюк эта штука выкинет в следующий раз?

Ло Бинхэ молча кивнул. Хоть ему явно не требовалась посторонняя помощь, Шэнь Цинцю беспрепятственно позволил ему опереться на себя.

Сделав несколько шагов, Ло Бинхэ неожиданно спросил:

— Учитель, а мои навыки… они действительно столь безнадёжны?

Ну, откровенно говоря… да.

Не то слово. Во всём, что касалось поцелуев, прикосновений, раздевания и прочих постельных игрищ — навыки Ло Бинхэ были столь ужасны, что для этого требовалась особая категория.

Что до самого акта, то, хоть Шэнь Цинцю было не с чем сравнивать… он мог и так, опираясь на свои представления сказать, что тут дело тоже обстоит неважно.

Само собой, ничего из этого он не озвучил, вместо этого уклончиво ответив:

— Да не так чтобы совсем.

Без того унылое лицо Ло Бинхэ сделалось ещё угрюмее.

— В конце концов, у тебя пока мало опыта, — попытался утешить его Шэнь Цинцю.

Уж конечно, после того, как вволю повалял по постели сотни красоток — как тут не стать экспертом?

Ло Бинхэ опустил голову — казалось, он подумывает над тем, не отправиться ли ему во всё тот же тёмный уголок, чтобы вновь оплакать свою горестную долю. Именно это выражение лица моментально лишало Шэнь Цинцю последних остатков терпения, так что он поспешил отвлечь ученика:

— Дай-ка этот учитель сперва позаботится о твоих ранениях, а потом… займёмся этим вопросом вместе. Как насчёт этого?

— Правда? — тут же вскинул голову Ло Бинхэ.

Предвидевший подобную реакцию Шэнь Цинцю тотчас осадил его, похлопав по макушке:

— Сперва лечение.

Ло Бинхэ с готовностью закивал и парой щелчков вправил свои переломы.

Вновь выпрямившись, он схватил руки учителя в свои — уже здоровые — и, заливаясь краской, спросил с дьявольскими искринками в глазах:

— Ну вот я и здоров, учитель. Так что теперь… займёмся этим вопросом?


Примечания:


[1] Натянуть удила, пока кони не рухнули с обрыва 悬崖勒马 (xuányálèmǎ) – китайская идиома, означающая «одуматься пока не поздно, опомниться, остановиться вовремя».

[2] Честь и последнее достоинство – в оригинале 晚节 (wǎnjié) – в пер. с кит. означает как «пожилой возраст», так и «чистая, целомудренная старость».

[3] Чжэнчжэн 丁丁网 (zhēngzhēng wǎng) — звукоподражание «кап-кап» или «тук-тук» (при рубке топора), сокращение от сайта JJWXC (видимо, из-за визуального сходства иероглифа 丁 с буквой J), на котором размещаются многие китайские новеллы (в частности, именно там была опубликована Система), там имеется BL-канал, который в новелле противопоставляется гаремным романам сайта Чжундян. 丁丁 может означать также «член», поскольку «чжэн-чжэн» является звукоподражанием звону колокольчиков.

[4] Готов спать со всеми подряд – в оригинале 来者不拒 (láizhě bù jù) – в пер. с кит. «принимать всех без разбора, никому не отказывать».

[5] Тудин 秃顶 (Tūdǐng) – в пер. с кит. «лысая макушка».

[6] BL-канал – в оригинале 纯爱 (chún ài) чунь ай – в пер. с кит. «чистая, искренняя любовь».

[7] Заклятье сорванных листьев, летящих лепестков – в оригинале 飞花 (fēihuā) – в пер. с кит. «летящие лепестки [осыпающихся цветов]», образно о хлопьях снега; также значит «коллективно построчно складывать экспромтом стихи на заданную тему» (застольная игра).

[8] Контрольный выстрел – в оригинале 补刀 (bǔdāo) – «микрить; фармить; добивать крипа» (нпс-юнита), у которого осталось здоровья лишь для одной вражеской атаки, тем самым присваивая себе чужую добычу и очки опыта (терминология игры DotA).


Следующая глава
40

Комментарии

Просто потрясающая глава)) правда так жаль оригинального Бингэ, он тоже хочет таких нежностей и забот от учителя:с

Спасибо большое за перевод!!🥰❤️✨
Ой, а он и вправду вернётся? Очень хотелось бы(мне маловато было). Уже представляю: оригинальный Бинхэ ухлёстывает за Шэнем, а наш Бинхэ его пинками выгоняет из своего измерения(ещё очень хотелось бы увидеть нашего Бинхэ в измерении Бин-гэ. Особенно встреча с тамошним учителем).

Ну, это всего лишь мечты(максимум фанфик).

Огромное спасибо за перевод.
Жинг3, встреча с красотками гаремными бортуемыми нашим Бинхе - та еще ржака поди😀 Если братец Ло увидит во что превратился тот злой учитель, в обморок упадёт, наверное.
Спасибо большое за перевод!
Представила картину совместного проживания учителя с двумя учениками. Бррр... Бедный Шэнь Цинцю. (≧▽≦)
"Ло Бинхэ" действительно становится жалко на какой-то момент,потому что он тоже хочет такую версию учителя!!!
Спасибо большое за перевод)
Спасибо большое за перевод.
Даёшь каждому несчастному ученику по заботливому учителю!!!
Спасибо огромное!!! Очень интересно!
Даёшь тройничок! И обучение неопытного Ло на примере!
Семь Бед Одно Несчастье, обучение...? :))) Но... Бинхэ ведь может расплакаться от обиды... Жалко же:)
Сяолянь, какой из маленьких Ло расплачется то? Но мастер постельных утех обязан обучить своего нерадивого невинного братишку!
Страницы: 1 2 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)