Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 91. Юэ Цинъюань и Шэнь Цинцю. Часть 1

Предыдущая глава

Бац.

Шэнь Цзю от души пнул чёрную деревянную плошку для подаяния, отправив её в полёт, и молча скрестил руки на груди. Второй мальчик — на вид лет четырнадцати-пятнадцати — невольно втянул голову в плечи.

Младшие братцы безмолвно подстрекали его взглядами, пока он наконец не собрался с духом [1], заявив с гордо поднятой головой:

— Шэнь Цзю, не борзей [2]! Эта улица тебе не принадлежит!

читать дальшеУпомянутая им улица была широка и многолюдна — самое лучшее место [3], чтобы просить милостыню. Несколько зевак остановились посмотреть на детскую потасовку, но прочие лишь спешили мимо.

Видя, что какой-то новичок осмеливается бросать ему вызов, Шэнь Цзю опустил голову, отыскивая взглядом обломок кирпича, чтобы хорошенько проучить наглеца, однако тут в отдалении показался высокий юноша. Завидя закатанные рукава и выставленный вперёд лоб Шэнь Цзю, он поспешил остановить его:

— Сяо Цзю, пойдём отсюда!

— Нет, — упрямо отозвался Шэнь Цзю. — Никуда я не пойду.

— Ци-гэ, он запугивал меня, — тотчас пожаловался предводитель мальчишек, улучив момент.

— Успокойся, Шиу [4], — умиротворяюще бросил юноша. — Сяо Цзю просто дурачился.

— Кто это дурачился? — тотчас возмутился сам Шэнь Цзю. — Я просто велел им убираться отсюда: это моя территория, и я убью любого, кто попытается её у меня отнять.

Спрятавшись за Юэ Ци, Шиу мигом ощутил вседозволенность. Высунувшись из-за его высокой фигуры, он выкрикнул:

— Ты всегда отбиваешь самые лучше места с тех пор, как мы сюда перебрались — все тебя ненавидят за это! И не льсти себе, будто ты такой уж особенный — просто ты всех запугал!

— Шиу! — одёрнул его Юэ Ци, но в этот самый момент Шэнь Цзю изо всех сил пнул его по голени, выпалив:

— На драку нарываешься? Так давай, коли не трусишь! Кто ж виноват, что ты не в силах постоять за свою территорию! И какой он тебе брат [5], ублюдок ты эдакий — попробуй назвать его так ещё раз, увидишь, что будет!

— Сам ты ублюдок! Готов поспорить, рано или поздно тебя продадут сутенёру!

Юэ Ци не знал, смеяться ему или плакать.

— И где вы только таких слов нахватались? — Оттащив Шэнь Цзю к обочине улицы, он принялся увещевать его: — Хорошо, тебе здесь нет равных. Где бы ты ни стоял, ты всё равно непревзойдёнен, так что пойдём-ка на другую улицу.

Шэнь Цзю от души наступил ему на ногу, выплюнув:

— Ну и катись отсюда сам! Ты что, думаешь, я их боюсь? Подходите по одному — и тогда вся ваша кодла мне не страшна!

Разумеется, Юэ Ци отлично знал, что он и впрямь их не страшится, но, завяжись драка, Шэнь Цзю не преминет воспользоваться не слишком честными приёмами под стать девчонкам — вроде тычков пальцами в глаза — а это добром не кончится. Пытаясь его обуздать Юэ Ци с улыбкой бросил:

— Может, хватит топтать мою ногу? Сойди с моей ноги, и тогда Ци-гэ возьмёт тебя с собой поразвлечься.

— Поразвлечься, говоришь? — выплюнул Шэнь Цзю, ещё пуще распаляясь. — Если бы они все сдохли — вот это было бы развлечение!

Юэ Ци лишь беспомощно покачал головой.

Их звали Седьмой и Девятый, так что, само собой, были и первые шесть — но тех, что были до них, либо продали, либо они безвременно умерли — так что эти двое остались за старших.

Шэнь Цзю был младше — маленький и щуплый, так что Юэ Ци с лёгкостью заключил его в объятия, когда они сидели на земле перед написанным кровью письмом [6], где говорилось, что родители обоих умерли, так что они были вынуждены пуститься на поиски родни в чужие края, но встретили там лишь новые тяготы. Беспомощные сироты бродили по свету, нигде не находя опоры. Чтобы разжалобить прохожих, нужно плакать навзрыд, но Юэ Ци не мог заставить себя, как бы ни старался, так что это приходилось делать Шэнь Цзю, который наловчился изображать тяжело больного или умирающего. Благодаря его хрупкому телосложению и миловидному личику, не говоря уже о весьма убедительных рыданиях, растроганные прохожие охотно развязывали кошельки, так что, можно сказать, деньги доставались им без особых усилий. Однако подросший Юэ Ци больше не желал заниматься подобным ремеслом, так что вместо этого взял на себя присмотр за другими. Шэнь Цзю желал бы присоединиться к нему, однако ему в этом было отказано, так что вместо этого он продолжал тиранить других ребят и повсюду чинить беспорядки.

Уже собираясь покинуть богатую улицу, они внезапно различили вблизи стук копыт.

Лоточники по обеим сторонам дороги побледнели от ужаса, а иные и вовсе принялись спешно толкать свои тележки, будто спасаясь от вражеского нашествия. Сам Юэ Ци не понимал причин подобного испуга, так что Шэнь Цзю без слов дёрнул его в сторону, чтобы укрыться на обочине, когда на улицу вывернула огромная лошадь.

Удила червонного золота ослепительно сверкали на солнце. В седле горделиво восседал надменный молодой господин с тонкими чертами привлекательного лица и яростным взором сияющих глаз. Полы его фиолетового одеяния полоскались у стремян, узкие рукава туго обхватывали запястья, светлокожая рука сжимала чёрную плеть.

Заворожённый блеском золота Шэнь Цзю невольно вытянул шею, высунувшись из укрытия, и Юэ Ци поспешно утащил его назад, вслед за чем оба ретировались.

Однако они не успели уйти далеко, когда их ушей достиг шум, перемежаемый пронзительными криками. К ним подлетела стайка мальчишек, бросившись к Юэ Ци — перепуганные до полусмерти, они рукавами вытирали слёзы и сопли. Шэнь Цзю тотчас пришёл в ярость от этого зрелища, однако Юэ Ци лишь встревоженно спросил:

— Почему вы плачете? Что случилось?

— Шиу пропал! — взвыл один из них.

— Разве он был не с вами? — тотчас остановился Юэ Ци.

— Там творилась такая неразбериха, — прорыдал мальчик, — что я потерял его из виду…

— Успокойся и расскажи всё по порядку, — велел юноша.

От плачущего ребёнка он узнал, что, как только молодой господин со слугами завернул за угол, его взгляд упал на Шиу с товарищами.

— Откуда они взялись? — сморщив нос, спросил всадник.

— Воистину неизвестно, откуда берутся эти попрошайки, молодой господин Цю, — подобострастно отозвался один из его слуг.

— И зачем эти грязные твари тут толпятся? — вопросил его хозяин.

Его слугам не требовалось иных указаний, чтобы разогнать мальчишек, однако Шиу, с таким трудом отбив своё место у Шэнь Цзю, не желал подчиниться, убравшись подобру-поздорову.

— С какой стати вы вот так разгоняете честных людей?.. — во всеуслышание возмутился он и явно собирался добавить что-то вроде «эта улица вам не принадлежит», когда молодой господин взмахнул рукой, и вслед за ней взлетела чёрная тень — на лице Шиу в тот же миг расцвёл кровавый рубец.

Плеть чудом не задела глаз. Ещё не ощущая боли, Шиу потрясённо замер.

— Да ни с какой, — как ни в чём не бывало улыбнулся ему молодой господин. — Просто эта улица проложена моей семьёй.

Шиу с глухим стуком рухнул на землю, лишившись чувств то ли от боли, то ли от пережитого страха.

Шэнь Цзю принялся покатываться от хохота ещё прежде, чем мальчик успел закончить свой рассказ, но вскоре ему стало не до смеха. Пересчитав ребят, Юэ Ци обнаружил, что ещё несколько пропало, и повернулся к товарищу:

— Ступай без меня, я нагоню.

Беззастенчиво наслаждаясь зрелищем чужих страданий, Шэнь Цзю велел ему:

— Опять ты лезешь не в своё дело — не убьёт же их этот Цю!

Однако Юэ Ци покачал головой:

— Иди один. Я старший, так что не могу оставить это просто так.

— Ничего с ними не станется, — возражал Шэнь Цзю. — Ну всыплют им разок — зато раз и навсегда запомнят урок.

— Ступай без меня, — знай твердил своё Юэ Ци.

Видя, что его не переубедить, Шэнь Цзю выругался:

— Вечно тебе больше всех надо! — и отправился за ним следом.


Примечание:

[1] Собрался с духом 硬着头皮 (yìngzhe tóupí) — в букв. пер. с кит. «отвердил кожу головы».

[2] Не борзей! – в оригинале 霸道 (bàdào) – философское понятие «путь насилия», «принцип управления силой и страхом».

[3] Самое лучшее место – в оригинале 风水 (fēngshuǐ) — фэншуй — в букв. пер. с кит. «ветер и вода» — определение по условиям местности наиболее благоприятного места для чего-либо.

[4] Шиу 十五 (Shíwǔ) — в пер. с кит. «пятнадцатый».

[5] Шиу назвал Юэ Ци Ци-гэ, где «-гэ» 哥 (gē) — букв. «уважаемый старший брат», почтительное обращение для старшего лица мужского пола своего поколения.

[6] Написанное кровью письмо 血書 (xuèshū) — такие письма выражают последнюю волю, горе или ненависть. Например, в романе «Путешествие на Запад» мать главного героя, Сюаньцзана, пуская его в корзине по реке под стать Ло Бинхэ, положила туда написанное собственной кровью письмо.


Следующая часть
19

Комментарии

Спасибо! Но катастрофически мало!!!
Благодарю за перевод! Давно хотелось узнать о прошлом Шэнь Цзю побольше.
Спасибо! ಠ‿ಠ

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)