Автор: Psoj_i_Sysoj

Система «Спаси-Себя-Сам» для Главного Злодея. Глава 93. Похождения Сян Тянь Да Фэйцзи. Часть 4. Фрагмент 2

Предыдущий фрагмент

После этого собрания Шан Цинхуа решил, что просто обязан самостоятельно разобраться в ситуации (тем паче, имелся благовидный предлог для разведки — он должен был доставить средства на расходы пика Цинцзин).

Но прежде он завернул на пик Байчжань.

Как известно, согласно незыблемой иерархии хребта Цанцюн пик Цинцзин занимал второе по старшинству место, в то время как пик Байчжань — лишь седьмое, так что, по идее, Шан Цинхуа следовало сперва доставить деньги на Цинцзин сразу после пика Цюндин. Однако, с одной стороны, Шэнь Цинцю было не так-то легко угодить: Шан Цинхуа всякий раз приходилось ломать голову над тем, как бы ненароком не оскорбить его больного самолюбия; с другой стороны, зная воинственный норов обитателей пика Байчжань, лучше не заставлять их ждать.

В каком смысле лучше? Да всё в том же, в каком владелец мелкой лавочки предпочитает приплачивать местному авторитету за «крышу»…

читать дальшеНавстречу ему вышел шиди Лю Цингэ, Цзи Цзюэ [1], как всегда, исполненный радушия. Обменявшись кратким приветствием, он сказал:

— Берегите себя [2], шисюн Шан. А я пойду обратно на тренировочное поле.

Вглядевшись в его лицо, Шан Цинхуа решил, что адепт не горит желанием туда возвращаться, и не удержался от вопроса:

— В последнее время шиди Лю не покидает Байчжань — позвольте поинтересоваться, у какого-то из шиди с вашего пика случился прорыв в самосовершенствовании?

Лю Цингэ славился тем, что неугомонно искал достойных соперников по всему белу свету. На его собственном пике никто не мог претендовать на это звание, а потому обычно он появлялся там не чаще раза в месяц — после чего его адепты стройными рядами направлялись на пик Цяньцао, дабы залечить полученные травмы — так все и узнавали о том, что Лю Цингэ пожаловал. В последнее же время господа с Байчжань денно и нощно осаждали ворота пика Цяньцао. Расходы на их починку изрядно истощали бюджет Му Цинфана, который, само собой, был вынужден то и дело обращаться к Шан Цинхуа за помощью — потому-то тот не мог не обратить внимание на странные перемены в распорядке, поневоле задумавшись, уж не объявился ли на пике Байчжань новый талант, способный соперничать с самим Лю Цингэ — отсюда и вопрос. Однако Цзи Цзюэ угрюмо ответил:

— Не с нашего пика. Это всё Шэнь Цинцю.

Не ожидавший услышать чего-то настолько из ряда вон выходящего [3] Шан Цинхуа улыбнулся, словно оценив шутку, и понимающе бросил, кивая:

— А, Шэнь Цинцю, да… Постойте, Шэнь Цинцю?!

Осознав всё значение этих слов, Шан Цинхуа чуть не подскочил на месте.

Шэнь Цинцю? На пике Байчжань? На тренировочном поле? Что-о-о? Так это его сейчас вбивает в землю Лю Цингэ? Учитывая несравненную способность Шэнь Цинцю вызывать всеобщую ненависть, надо думать, его избивают всем пиком — и, чего доброго, вовсе прибьют! Что же делать? Шэнь Цинцю — главный злодей, на котором держится весь сюжет! Если его сейчас укокошат, кто же будет зверски притеснять Бин-гэ?

Должно быть, эти мысли отразились на его лице, поскольку Цзи Цзюэ возмутился:

— Что за взгляд, шисюн Шан! Не смотрите на меня так, мы не убийцы! Шэнь Цинцю жив-здоров, никто из нас не причинит ему вреда! За кого вам стоило бы волноваться — так это за нас!

Изрядно озадаченный всем этим, Шан Цинхуа последовал за ним на тренировочное поле.

Кто бы мог подумать, что Лю Цингэ и Шэнь Цинцю на базальтовой платформе и вправду честь по чести скрещивали мечи, словно добрые приятели.

Лю Цингэ двигался гораздо медленнее обыкновенного, скорее нанося пробные удары [4], чем сражаясь всерьёз, и даже обычно сурово сдвинутые брови разгладились, не источая привычного смертного холода.

Последний выпад Шэнь Цинцю не достиг цели, и он, слегка нахмурившись, еле заметно шевельнул левой рукой.

Сердце Шан Цинхуа сжалось; краешком глаза он заметил, как на лице Цзи Цзюэ также застыло суровое выражение — похоже, он собирался окликнуть Лю Цингэ.

Переглянувшись, они поняли, что думают об одном и том же [5].

— Я так и знал, что Шэнь Цинцю прибегнет к бесчестным методам, вроде яда или секретного оружия, — с опаской шепнул Цзи Цзюэ.

— Мнения умных людей всегда сходятся! — согласился Шан Цинхуа, признав, что, похоже, шиди Цзи разбирается в амплуа его героя не хуже самого автора. Разве не этот достойный человек в своё время затеял драку в борделе с Шэнь Цинцю, тем самым нанеся удар по репутации двух пиков разом…

Однако вместо этого лорд пика Цинцзин убрал Сюя в ножны и остановился, задумавшись. Вместо того, чтобы покоситься на Лю Цингэ с холодной усмешкой, он обратил к противнику добродушное лицо и с утончённой скромностью признался:

— Не понимаю.

Сделав стремительный выпад [6], Лю Цингэ потребовал:

— Чего не понимаешь?

Стоявший рядом с Цзи Цзюэ адепт простонал:

— О боги! Он опять не понимает!

— Я… Я больше не могу, — шепнул другой. — У меня живот болит, пойду-ка я отсюда…

— Подожди меня, шиди, я с тобой! — заторопился Цзи Цзюэ.

Однако тот отпихнул его:

— Постой, разве ты не только что пришёл?!

Тем временем Шэнь Цинцю вещал на платформе:

— Если бы я использовал такой приём: правой рукой заблокировал бы твой меч, а левой, воспользовавшись возможностью, нанёс бы удар духовной энергией в низ твоего живота, то я мог бы победить…

— Не смог бы, — усмехнулся Лю Цингэ.

— А вот и смог бы, — настаивал Шэнь Цинцю.

— Так что же ты не применил его? — бросил его соперник.

— Одно дело — обмениваться опытом, — сдержанно отозвался Шэнь Цинцю, — но по-настоящему использовать подобные приёмы в тренировочном бою — неприемлемо.

Отвернувшись от него, Лю Цингэ бросил собравшимся вокруг адептам:

— Кто-нибудь один!

На лице адепта, на которого он указал, отразилась отчаянная решимость [7], достойная героя И Шуя [8], и он двинулся на Лю Цингэ, используя приём, только что описанный Шэнь Цинцю, чтобы тотчас быть сметённым с платформы взмахом Чэнлуаня.

— Видишь? Не работает, — заявил Лю Цингэ, зачехляя меч.

Раскрыв веер, Шэнь Цинцю принялся обмахиваться им как ни в чём не бывало.

— Вижу. Реакция шиди Лю слишком быстра. Это и вправду не сработало бы.

— Всякий раз, когда он говорит: «Я не понимаю», — шёпотом пожаловался Шан Цинхуа Цзи Цзюэ, — шисюн Лю вытаскивает кого-нибудь из нас, чтобы показывать это на нём, пока до него не дойдёт…

Неудивительно, что число пациентов с пика Байчжань так возросло, до отказа забив [9] пик Цяньцао.

Шан Цинхуа мог сказать по этому поводу лишь одно.

Эта сволочь Шэнь Цинцю нарочно всё это вытворяет!

В конце концов Лю Цингэ вновь вернулся к тренировке (вернее, зверскому избиению) своих адептов, а Шэнь Цинцю, окликнув Шан Цинхуа, двинулся с пика бок о бок с ним. Когда они уже подходили к воротам, их нагнал Цзи Цзюэ, вручив им по холщовому мешку.

Не понимая, к чему это, Шан Цинхуа распустил завязки на горловине своего и заглянул внутрь — там обнаружился окровавленный комочек шерсти.

— Это… — вопросительно бросил он.

— Короткошёрстные монстры, которых изловил шисюн Лю, — педантично поведал Цзи Цзюэ. — Говорят, что их мясо очень приятно на вкус, так что шисюны могут забрать их на свои пики, чтобы приготовить.

«Короткошёрстные? Короткошёрстные? — недоумевал про себя Шан Цинхуа. — Да разве я такое писал? Его вообще есть-то можно?»

Похоже, Шэнь Цинцю разделял его сомнения:

— Право, вам не стоило беспокоиться…

— Шисюн Лю сказал, что это в благодарность за посланный с пика Цинцзин чай, — заученно протараторил [10] Цзи Цзюэ.

«Чай? Ещё и чай ему посылал?! — ужаснулся Шан Цинхуа. — Да на что это вообще похоже? С каких это пор они обмениваются подарками?»

— Выходит, я попал под лучи славы шисюна Шэня, — выдавил смешок Шан Цинхуа. — Могу я спросить, что это за редкостный чай?

— Это урожай с семейных полей моего старшего ученика Мин Фаня, — любезно ответил Шэнь Цинцю. — Что же до его качества, то почему бы шиди не зайти на пик Цинцзин, чтобы оценить его самостоятельно?

— В таком случае я искупаюсь ещё и в лучах благодарности, предназначенных шисюну Лю [11], — нахально заявил Шан Цинхуа.

Так, каждый со своим мешком в руках, они двинулись на пик Цинцзин.

Стоило им зайти в ворота, как их лица овеял прохладный ветерок, несущий с собой тихое пение птиц — они будто преступили порог иного мира, шагая в освежающем уединении под сенью гибких бамбуковых стеблей.

Шэнь Цинцю явно был чем-то крайне доволен — вместо того, чтобы досадовать на то, что вновь потерпел поражение от Лю Цингэ, он походя бросил:

— А техника владения мечом шиди Лю в самом деле очень хороша.

Шан Цинхуа не удержался от напоминания:

— Шисюн Шэнь, так вы… проиграли ему несколько раз?

— Гм, ты об этом утре? — задумался тот. — Где-то шесть или семь…

Так с чего ты такой благодушный?!

Разве тебе не полагается скрежетать зубами от злости, орошая прекрасное лицо кроваыми слезами досады [12], а затем, махнув на всё рукой, вновь удалиться для уединённой медитации месяца на три, грозясь грядущим возмездием?

Ты ж сам понимаешь, что ведёшь себя, как махровый OOC? Где же твоя верность роли завзятого злодея?

— Сражаясь с лордом Байчжань, неизбежно проиграешь, тут уж ничего не попишешь, — бросил Шэнь Цинцю, постукивая себя по тыльной стороне шеи черенком веера. — Вот если бы я победил — это было бы воистину ненормально.

Шан Цинхуа просто не знал, что и сказать на это.

Провал в памяти. Определённо перестарался с тренировками и лишился разума. И теперь изображает эдакие идеальные братские отношения [13] и безоблачную дружбу с Лю Цингэ — о Небеса, пару дней спустя он, чего доброго, примется заигрывать и с Ло Бинхэ?!

Стоило этой жуткой картине промелькнуть в сознании Шан Цинхуа, как к ним ринулась белая тень и, бросившись в объятия Шэнь Цинцю, намертво прилипла к нему.

— Учитель! — воскликнул этот нежный комок радости.

Удар подобной силы чуть не сбил Шэнь Цинцю с ног — он вынужден был ухватиться за толстый стебель бамбука, с трудом восстановив равновесие. При виде этого Шан Цинхуа прямо-таки окаменел.

Едва ли можно было винить его за подобную реакцию: глядя на этого юного красавчика, руки которого стискивали талию Шэнь Цинцю подобно алмазным обручам, он едва не выпалил: «Бин-гэ!»

Шэнь Цинцю также застыл в этой неловкой позе, нервно обмахиваясь веером, и принялся увещевать ученика:

— Ну же, вовсе не обязательно так кричать, если хочешь кого-то окликнуть! На пике Цинцзин запрещается шуметь! И разве можно вот так бросаться на людей, да ещё и на глазах своего шишу — куда это годится?!

Ло Бинхэ неохотно разжал руки и выпрямился. Послушно поприветствовав шишу Шана, он выпалил:

— Этот ученик ждал учителя здесь после утренних занятий и при виде него потерял голову от радости…

При этих словах сердце Сян Тянь Да Фэйцзи чуть не разлетелось на куски.

Ло Бинхэ принялся тянуть Шэнь Цинцю за рукав, канюча:

— Учитель, отчего вас так долго не было?

— Сегодня было много людей, — отозвался тот.

Глядя на его беспечную улыбку, Шан Цинхуа поневоле задумался, сколко раз он сегодня «не понимал», заставляя Лю Цингэ раз за разом «объяснять» ему на примере своих несчастных адептов.

Тотчас забрав у учителя сумку, Ло Бинхэ попросил:

— А можно мне в следующий раз с вами?

— Это зависит от твоих успехов во владении мечом, — бездумно бросил Шэнь Цинцю. — Там, в мешке, какое-то странное создание — твой шишу Лю утверждал, что оно съедобное. Посмотри, можно ли освежевать его и приготовить.

«Глядеть, как Бин-гэ используют в качестве повара? Лишь главные героини моей книги достойны того, чтобы пробовать приготовленную им еду! — негодовал про себя Шан Цинхуа. — Ты что, забыл своё место? А впрочем, не обращай внимания — сил уже нет возмущаться…»

— Ох. — Радостно приняв мешок, Ло Бинхэ встряхнул его, почувствовав, как сидящее внутри существо принялось отчаянно барахтаться. — Учитель, да оно ещё живое!


***

В гостиной Бамбуковой хижины вокруг мешка сгрудились все адепты, по очереди тыкая неизвестное короткошёрстное создание, издающее жалобные звуки, и, в противоположность ему, прямо-таки искрились восторгом, прищёлкивая языками от удивления.

— Учитель, а оно и вправду живое!

— Так что с ним всё-таки делать? Убить и съесть?

— Нет, давайте не будем, жалко его…

Шан Цинхуа изо всех сил старался игнорировать их радостный щебет, с опущенной головой прихлёбывая чай, в то время как сердце его продолжало содрогаться.

Помнится, когда он бывал здесь в последний раз, все адепты как один прямо-таки источали горькую злобу, являя собой образец чопорности [14], в руках — древние свитки, а на устах — лишь каноны классиков, которые они бормочут под нос своими мелодичными голосами, будто проклятия, и посмотрите, что с ними стало? Тот ли это пик Цинцзин, что выпускал исполненных чувства собственной важности высоколобых интеллектуалов?

Теперь он больше походил на учреждение для детей с синдромом гиперактивности.

— Пусть живёт, — изрёк вердикт Шэнь Цинцю. — А вы ухаживайте за ним.

— Давайте лучше съедим его, — тотчас возразил Мин Фань. — Мы ведь понятия не имеем, во что оно вырастет и сколько ест! А ещё надо будет менять ему воду, выгуливать и так далее — слишком уж много с ним хлопот!

— В любом случае, заботиться о нём предстоит не тебе, — тотчас насупилась Нин Инъин. — Учитель наверняка отдаст его А-Ло. — Подняв глаза на Шэнь Цинцю, она спросила: — Учитель, а где вы его изловили?

— Это — подарок от лорда пика Байчжань в благодарность за чай.

— Учитель, мне не нравятся адепты Байчжань, они такие гадкие, — проворчала при этих словах Нин Инъин. — В прошлый раз они, пользуясь своими боевыми навыками, гонялись за А-Ло, чтобы избить его…

«А вот это, как раз, совершенно нормально», — заключил про себя Шан Цинхуа. Вражда между пиком Байчжань и Ло Бинхэ была вполне естественной, являя собой своего рода инстинкт примитивных существ, подсказывающий им, что рядом укрывается зло. И это вовсе не в обиду будь сказано — Шан Цинхуа и сам был истинным фанатом пика Байчжань.

Излив свои печали, Нин Инъин потребовала:

— Учитель, вы должны помочь нам проучить их как следует!

— Пф-ф… — Задохнувшись, Шэнь Цинцю повернулся к Шан Цинхуа и с усмешкой бросил: — Хе-хе, этот ребёнок сам не понимает, что говорит. Нам ведь следует сохранять добрые отношения с нашими соседями, и как, по-вашему, я могу «проучить» их, не навредив нашей дружбе?

Вежливо посмеявшись в знак солидарности, Шан Цинхуа прямо-таки присосался к своей чашке с чаем.

Сестричка Инъин, твоему учителю не потребуется для этого даже шевельнуть пальцем — Лю Цингэ сам уже сполна их проучил — такая уж у них специализация: Лю Цингэ отвечает за подобного рода «уроки», а Шэнь Цинцю — за «дружбу и добрые отношения» — видали вы когда-нибудь подобного лицемера?!

Теперь-то душа Шан Цинхуа была спокойна: Шэнь Цинцю, даже пережив потерю памяти, по-прежнему оставался старым добрым коварным злодеем!

Тем временем Ло Бинхэ взял кулёк чайных листьев и явился в комнату, чтобы преподнести его Шан Цинхуа. Вручая ему свёрток, Шэнь Цинцю торжественно заявил:

— Вот, шиди — мы давно задолжали пику Аньдин за вашу неусыпную заботу о нас.

Порядком обескураженная, но всё ещё полная боевого пыла Нин Инъин продолжала настаивать:

— Учитель, вам непременно нужно помочь А-Ло отыграться!

Не в силах больше этого выносить, Шэнь Цинцю заявил:

— Инъин, ступай, поиграй на улице.

— Мне вовсе ни к чему отыгрываться или что-то в этом роде, — поспешил заверить его Ло Бинхэ. — Этого ученика огорчает лишь то, что он роняет честь учителя и пика Цинцзин, проигрывая им в мастерстве.

— Просто твои основы не столь хороши, потому ты пока за ними не поспеваешь, — поспешил утешить его Шэнь Цинцю. — Но если будешь усердно заниматься, то ты скоро их превзойдёшь.

— Вот только, чтобы превзойти адептов пика Ста Битв, такому, как он, понадобится не менее сотни лет, — буркнул Мин Фань.

— Раз ты так презираешь своих сотоварищей с пика Цинцзин, в частности, А-Ло, — не на шутку разгневалась Нин Инъин, — так почему бы тебе не отправится на свой обожаемый пик Байчжань — и посмотрим, примут они тебя или нет!

— Разве я не велел тебе пойти поиграть? — оборвал её Шэнь Цинцю с таким видом, словно хотел отвесить себе фэйспалм. — Почему же ты всё ещё здесь? Бинхэ, выведи их отсюда поскорее, хватит уже позориться!

— Хорошо, учитель — но что насчёт этого существа: мы его оставляем или едим?..

Шан Цинхуа почувствовал, что его сердце вот-вот не выдержит.

Шэнь Цинцю заделался образцовым учителем начальных классов [15], а Ло Бинхэ — его маленьким ватным халатиком! Какого чёрта тут вообще творится?!

«И не говорите мне, что на самом деле всё это — часть коварного плана Шэнь Цинцю, который околачивается на пике Байчжань, лишь чтобы поиздеваться и над ними, и над Ло Бинхэ!» — неистовствовал про себя Шан Цинхуа.

А эта отеческая забота — тьфу-тьфу — и почитание, граничащее с обожанием [16] — тьфу-тьфу — а также внимание, каковое полагается оказывать разве что почётному гостю [17]! В сравнении с этим дружеские тренировки с Лю Цингэ — сущая ерунда! Если так дальше пойдёт, то эти двое и впрямь примутся заигрывать друг с другом — ТЬФУ!!! — в то время как им обоим полагается быть натуралами — и тогда Шан Цинхуа навернёт цзиня три отборного дерьма.

При этой мысли Сян Тянь Да Фэйцзи задумался не на шутку. У него всегда было туговато с идиомами [18] — и, как правило, все они уходили на описание несравненной внешности Лю Минъянь. Наиболее часто используемыми в его арсенале были «трепетно вздымающаяся белоснежная грудь» и «можно сбить с ног единым вздохом». Ну а это «оказывать друг другу уважение, словно почётному гостю» абсолютно никуда не годилось! Хотя в образном его значении, похоже, очень даже сюда подходит…

В то время яростно борющийся за жизнь Сян Тянь Да Фэйцзи и не подозревал о том, что главного злодея Шэнь Цинцю подменил его извечный хейтер — Непревзойдённый Огурец…

Тогда он не раз поминал своего соперника отнюдь не добрым словом, желая ему никогда не воспользоваться своим огурцом по назначению — кто ж знал, что отчасти его проклятие сбудется?


***

В те дни настроение Бин-гэ было особенно паршивым.

И Шан Цинхуа мог его понять: гордый главный герой, который в оригинальном романе был способен в одиночку перевернуть Небеса, наконец-то сумел заполучить Шэнь Цинцю и заточил его — да-да, просто заточил, и ничего больше.

Вот вы можете в это поверить?! Да даже он, автор сего творения, не мог!

Подвластный его перу Бин-гэ действовал исключительно по принципу: «пока главный герой удовлетворён, читатель доволен» — так что он попросту отжарил [19] бы Шэнь Цинцю сотни раз кряду, словно блин (и это никак не связано с личными счётами Непревзойдённого Огурца и Сян Тянь Да Фэйцзи, правда-правда!). Разумеется, позы, места и обстоятельства могут быть разными — ну и в процессе, само собой, он станет куда уступчивее, ибо при многократной отжарке не могут не зародиться чувства…


Примечания:

[1] Цзи Цзюэ — 季珏 (Jì Jué) — в пер. с кит. фамилия означает «младший (из четырёх детей), имя — «пара драгоценных камней».

[2] Берегите себя — в оригинале 慢走 (mànzǒu) — в пер. с кит. это выражение также значит «идите медленнее», «не торопитесь» — эта фраза обычна при расставании.

[3] Из ряда вон выходящее — в оригинале 石破天惊 (shípò tiānjīng) — в пер. с кит. «камни раскалываются и небеса содрогаются», в образном значении — «потрясающий, изумительный, возмутительный, трогательный».

[4] Нанося пробные удары — в оригинале 喂招 (wèi zhāo) — в букв. пер. с кит. «кормящие/окликающие удары» — термин из мира боевых искусств, означает нанесение ударов мастером своему ученику для проверки и отработки скорости его реакции.

[5] Думают об одном и том же — в оригинале 心有灵犀 (xīn yǒu língxī) — в букв. пер. «в сердце — рог носорога», в переносном значении — «ощутили единство душ». Как вы помните, такое же название — Линси 灵犀 (língxī) — носит пещера Единства душ. Считается, что рог носорога способен наделить человека телепатическими способностями.

[6] Стремительный выпад — в оригинале 剑花 (jiànhuā) — в букв. пер. с кит. «цветочный меч», поэтическое «искра от удара меча о меч».

[7] Отчаянная решимость — в оригинале 视死如归 (shì sǐ rú guī) — в пер. с кит. «смотреть на смерть, как на возвращение домой», образно в значении «не бояться смерти, презирать смерть, смело смотреть смерти в глаза».

[8] И Шуй 易水 (Yì Shuǐ) — герой конца периода Сражающихся царств, более известный как Цзин Кэ 荆轲 (jīng kē) был подослан Данем — наследником царства Янь, с заданием убить вана царства Цинь — Ин Чжэна, будущего Цинь Шихуан-ди. Однако покушение не удалось, и Цзин Кэ был казнён.

[9] До отказа забив — в оригинале 门庭若市 (méntíng ruòshì) — в пер. с кит. «перед домом [людно и шумно] как на рынке», образно в значении «толпятся гости, полно народу, нет отбоя от посетителей».

[10] Заученно протараторил — в оригинале棒读 (bàng dú) — в букв. пер.. с кит. «деревянное чтение» — калька с японского 棒読み(bouyomi) — «тусклая, безэмоциональная речь».

[11] Шисюну Лю – мы правда не знаем, почему это Шан Цинхуа внезапно зовёт Лю Цингэ шисюном, в то время как обычно – шиди.

[12] Орошая прекрасное лицо кровавыми слезами — в оригинале два выражения:
梨花带雨 (líhuā dài yǔ) — в пер. с кит. «дождём осыпаются цветы груши», в образном значении — «красавица льёт слёзы»

杜鹃泣血 (dùjuān qìxuè) — в пер. с кит. «кукушка плачет кровавыми слезами», это символизирует глубокую печаль. В китайской культуре существует тесная связь между кукушкой и рододендроном, называемым в Китае также «кукушкин цветок» - его осыпающиеся лепестки напоминают кровавые слёзы.

В книге «Избранные древние легенды» повествуется о том, что на юго-западе Китая жил охотник Ду Юй. Он спасал страну от потопа и стал правителем царства Шу, но потом он убит заговорщиками, а после смерти его неупокоенная душа вселилась в кукушку. Она прилетала в сад и днём и ночью куковала так горько, что из её горла текла кровь, падая на кусты, и они покрылись красными цветами – так появились рододендроны杜鹃花 (dùjuānhuā).
Подробнее про связанные с этим легенды можно прочесть здесь.

[13] Идеальные братские отношения — в оригинале выражение 兄友弟恭 (xiōngyǒudìgōng) — в пер. с кит. «старший брат должен быть добрым, а младший ― почтительным».

[14] Являя собой образец чопорности – в оригинале 站如松坐如钟 (Zhàn rú sōng zuò rú zhōng) – в букв. пер. с кит. «стоя как сосна, сидя как колокол» - часть фразы 站如松,坐如钟,行如风,卧如弓 (Zhàn rú sōng, zuò rú zhōng, háng rú fēng, wò rú gōng) – в пер. с кит. «Стой, как сосна, сиди, как колокол, ступай, как ветер, лежи, как лук» - наставления о том, как должны вести себя дети.

[15] Образцовый учитель начальных классов — в оригинале 红烛园丁 (hóngzhú yuándīng) — в пер. с кит. «садовник с красной свечой» эпитет, применяемый к хорошим учителям (воспитателям).

[16] Почитание, граничащее с обожанием — в оригинале 举案齐眉 (jǔ àn qí méi) — в пер. с кит. «поднять поднос к бровям», образно в значении «любить и почитать друг друга, жить в мире и согласии (о супругах)», аналог русского «совет да любовь».

[17] Внимание, каковое полагается оказывать разве что почётному гостю — в оригинале 相敬如宾 (xiāngjìng rúbīn) — в пер. с кит. «оказывать друг другу уважение, словно почётному гостю», также используется для описания супружеской любви.

[18] Идиомы — в оригинале 成语 (chéngyǔ) — фразеологизм, состоящий из четырёх иероглифов.

[19] Отжарить — 煎 (jiān) — в пер. с кит. «парить, жарить, подсушивать», в образном значении — «томиться, сокрушаться», ну и то самое значение тоже…


Следующая глава
9

Комментарии

Спасибо за новую главу!
Спасибо за перевод.
"ибо при многократной отжарке не могут не зародиться чувства…" — однако!:)))) Проверять страшновато;)

Огрооомное спасибо!
ну и в процессе, само собой, он станет куда уступчивее, ибо при многократной отжарке не могут не зародиться чувства…
...Боги, Шан Цинхуа , кого-то за такие слова явно постигнет схожая участь

Огромное спасибо за главу!!!
Я ржала как конь на всю квартиру, суперская глава!

"и тогда Шан Цинхуа навернёт цзиня три отборного дерьма."
Мне интересно, он выполнил обещание?

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)