Автор: Psoj_i_Sysoj

Система «Спаси-Себя-Сам» для главного злодея. Экстра [19]. Сожаления горы Чунь, Песнь БинЦю

Предыдущая глава

Внимание: сплошной NC-17!
Рекомендуем читателям, не достигшим 18-лет, воздержаться от чтения!


— Погоди немного, сперва успокойся.

Разместившийся между ног Шэнь Цинцю Ло Бинхэ подался немного дальше.

— Но этот ученик сегодня увидел кое-что необычайно интересное и, боюсь, теперь не сможет успокоиться несколько дней кряду. Что же ему делать, учитель?

читать дальшеШэнь Цинцю понимал, что после того, как Ло Бинхэ целый месяц на хребте Цанцюн постепенно восстанавливал своё изначальное тело путём упорных тренировок, настал и его час расплаты, однако сохранял невозмутимость.

— Довольно непросто судить об этом, не зная, о чём речь; давай-ка ты принесёшь это учителю, и мы сможем изучить это вместе. Но прежде тебе нужно принять благопристойную позу и вести речь как послушный ученик.

Ло Бинхэ с готовностью закивал, впрочем, успешно проигнорировав последнее указание:

— Хорошо, в таком случае, я дам учителю взглянуть на это.

С этими словами он неторопливо извлёк тоненькую брошюру.

Её кричаще пёстрая [1] обложка показалась Шэнь Цинцю до странного знакомой.

Стоило ему с подозрением воззриться на книжечку, как Ло Бинхэ пролистал страницы и, приосанившись, принялся читать чистым и ясным голосом:

— С наступлением ночи Ло Бинхэ лежал на постели, беспокойно ворочаясь. Он так привык к ночёвкам на холодной земле в дровяном сарае, что, внезапно очутившись в настоящей кровати, никак не мог заснуть — в особенности зная, что безгранично почитаемый им учитель лежит не так уж далеко от него, отделённый лишь ширмой да тканью кисейного занавеса. Воспоминания о заботе и внимании, которыми он обогрел ученика в последние дни, стояли перед глазами, словно огнём жгли грудь, разгораясь всё жарче...

Шэнь Цинцю онемел от шока, однако на лице Ло Бинхэ не дрогнул ни единый мускул — он как ни в чём не бывало продолжал:

— На ощупь забравшись в его кровать, Ло Бинхэ с лёгким шорохом раздвинул полы нижнего платья Шэнь Цинцю и запустил руку под тонкую ткань. Кожа под ней была гладкой и нежной, мышцы — крепки и упруги. Поддавшись туманящему разум желанию, он рывком разорвал пояс…

При этих словах Шэнь Цинцю невольно бросил взгляд на валяющийся на полу пояс, который только что разорвал Ло Бинхэ, и по коже поползли мурашки — что тут скажешь?!

Закрыв книгу, Ло Бинхэ поднял на него серьёзный взгляд, торжественно поведав:

— Здесь повествуется о том, как этот ученик утратил невинность в ту ночь, когда он перебрался из дровяного сарая. Пылающий в его крови огонь желаний и взметающееся к небесам пламя страсти [2] вынудили его во мраке ночи пробраться в Бамбуковую хижину, в опочивальню скованного узами кошмара учителя, где он всю ночь так и эдак одарял его любовными ласками.

Какого чёрта!

Если Шэнь Цинцю верно помнил, Ло Бинхэ тогда было только пятнадцать!

Верх бесстыдства [3]!

Апогей безумия [4]!

Продолжая перелистывать страницы, Ло Бинхэ походя заметил:

— «Ло Бинхэ» из книги куда отважнее, чем этот ученик. Если не брать в расчёт его дерзость, его чувства к учителю переданы весьма точно [5].

— Позволь ты себе столь «отважное» поведение, — суховато заметил Шэнь Цинцю, — этот учитель не мог бы поручиться за то, что ты пережил бы тот день.

Склонившись к нему, Ло Бинхэ неторопливо обдал его ухо горячим дыханием, запечатлев поцелуй на мочке, и принялся ластиться к Шэнь Цинцю:

— Учитель, разве вы не собирались обсудить это со мной? Как бы то ни было, это ещё не всё, поглядите.

Шэнь Цинцю не осмеливался даже бросить взгляд в том направлении, справедливо полагая, что, если он сделает это, его глазам будет нанесён непоправимый ущерб [6].

— Не желаете? — ухмыльнулся Ло Бинхэ. — Ну так этот ученик зачитает вам вслух.

Сдерживая обещание, он выразительно продекламировал:

— После того, как «Ло Бинхэ» лишил его невинности [7] той ночью, учитель подверг непочтительного ученика жестокому наказанию, желая изгнать его с хребта Цанцюн — но в последний момент не смог на это решиться и лишь мучал его холодным безразличием, прежде чем происшествие на собрании Союза бессмертных не разделило их на долгие годы. После воссоединения Шэнь Цинцю угодил в лапы этого «Ло Бинхэ» — и, посмотрите же, учитель, эта часть с Водной тюрьмой дворца Хуаньхуа воистину превосходна!

Хоть его уверения не подействовали на Шэнь Цинцю, он всё же не удержался от того, чтобы, поддавшись любопытству, искоса взглянуть одним глазком.

Казалось, на сей раз языки жгучего пламени разом обдали и кожу, и нежные внутренности.

«”Сожаления горы Чунь”. Глава 37. Насилие в Водной тюрьме

Шэнь Цинцю затряс головой, кое-как выдавив:

— Ло… Бинхэ, ты… Отпусти меня…

Обхватив нежные округлости ягодиц, Ло Бинхэ легонько сжал их, а затем развёл в стороны, обнажая отверстие, которое уже подверглось неоднократному насилию с его стороны, и лицо демона исказила хищная ухмылка.

— Учитель, нынче вы в слезах молите о пощаде, но могли ли вы представить себе прежде, что этот день когда-нибудь настанет?

— Оно уже распухло… — всхлипнул Шэнь Цинцю. — Ты не можешь снова вставить…

На него и впрямь невозможно было смотреть без боли: кольцо алой плоти сомкнулось так плотно, что, казалось, в него ничто не в силах проникнуть. В сердце Ло Бинхэ всколыхнулась жалость, но её тут же смело воспоминание о том, как Шэнь Цинцю отверг его несколько лет назад. Волна ненависти захлестнула рассудок, и он безжалостно устремился на штурм. Войдя менее чем наполовину, он почувствовал, что продвигаться вперёд и впрямь необычайно трудно. Из-за натёртой плоти внутри было куда влажнее и жарче, но и туже.

Шэнь Цинцю плакал навзрыд, слёзы катились по его лицу, словно осыпающиеся дождём цветы груши [8], и с шумом втягивал воздух всякий раз, когда фаллос вторгался в его тело, причиняя ему невыносимую боль [9]. Однако что он мог поделать со связанными руками — все его попытки вырваться были безрезультатны…»


«…Капец… — пронеслось в голове Шэнь Цинцю. — Вашу ж мать, это что ещё за хренотень? — продолжал он материться про себя, не в силах вымолвить ни слова. — Что это за поебень с цветами груши и слетевшим с катушек демоном-обольстителем? Если уж на то пошло, то ревёт в три ручья во время этого процесса в основном Ло Бинхэ! Да вы только взгляните на имя автора — Люсу Мяньхуа [10]! — продолжал негодовать он. — Ясное дело, от автора с подобным псевдонимом ничего хорошего ждать не приходится — вспомнить хоть Сян Тянь Да Фэйцзи!»

Закончив чтение, Ло Бинхэ заметил:

— Разумеется, окажись на месте героя этот ученик, он не посмел бы учинить ничего подобного. Он решительно не смог бы прибегнуть к какому-либо принуждению: ведь он сей же миг замер бы, завидя единую морщинку недовольства на лице учителя — разве он сумел бы продолжать при виде того, как учитель рыдает столь отчаянно? Так что истинная картина тут несколько искажена…

«Несколько, говоришь? — возмутился про себя Шэнь Цинцю. — Да это же махровое ООС! ООС всю дорогу! ООС без границ!»

Что за чёртовы «Сожаления горы Чунь»?! И как только подобное ООС, достигающее масштабов возмутительно порнографического RPS [11] фанфика, могло завоевать такую популярность! Неудивительно, что в прошлом он не раз слышал от младшей сестрёнки, что, чем ужаснее сюжет подобной истории, тем легче ей завоевать популярность!

Постойте-ка, суть ведь не в этом… Шэнь Цинцю про себя проклял автора этой порнографической писанины, пожелав ему, чтоб у него в жизни больше не встало! Чтоб этому одинокому псу дрочить до скончания дней из-за невозможности найти жену!

— Отчего учитель то краснеет, то бледнеет? — как ни в чём не бывало поинтересовался Ло Бинхэ. — Дальше история становится всё более увлекательной, так что автору нельзя не поаплодировать. Хоть я всегда обращался с телом учителя, словно со святыней, не осмелившись даже на малейшую непристойность за все те пять лет, но в этих ходящих по рукам бульварных брошюрках всё перевёрнуто с ног на голову — право слово, это же просто смешно, но вреда от них никакого…

Шэнь Цинцю опасливо глянул на название этой части:

«”Сожаления горы Чунь”. Глава 49. Пять лет насилия в пустом ожидании».

Ему словно врезали по яйцам.

Нет, нет, нет! Вы только гляньте на этот заголовок!

Выходит, даже за порогом смерти [12] ему нет спасения! Неужто и до этого дошло?!

Как выяснилось, Шэнь Цинцю и впрямь недооценил, насколько низко способен пасть автор «Сожалений горы Чунь».

«…

В трепетном свете горящих свечей безжизненные брови Шэнь Цинцю разгладились, губы отливали розовым, а на коже играли румяные краски весны. Закинув безвольные руки себе на шею, Ло Бинхэ наклонился для поцелуя. Казалось, Шэнь Цинцю, очнувшись от мёртвого сна, сам обнимает его, целуя в ответ. Занавеси упали, колыхаясь, хоть в воздухе не было ни малейшего дуновения, одежды в беспорядке переплелись на полу. Из-за вздымающихся занавесей доносились хриплые вздохи Ло Бинхэ.



Он прислонил к себе безжизненное тело Шэнь Цинцю, поддерживая его под плечи сильными руками, и терзал губами его соски, пока они не распухли, покраснев, будто зёрнышки граната. На округлостях ягодиц темнели синяки в форме пальцев, из отверстия между ними ещё не вышел наполовину эрегированный влажный член».


Шэнь Цинцю готов был зарыдать в голос.

Даже до этого добрались!!!

Это воистину бросает вызов самим основам его мировоззрения, испытывая пределы его морали [13]!

Ему доводилось слышать, что в последнее время популярность мужской беременности [14] набирает обороты на Цзиньцзяне [15] — упасите боги «Сожаления горы Чунь» хотя бы от этого непотребства!!!

За несколькими бегло пролистанными страницами его поджидала новая небесная кара [16].

«”Сожаления горы Чунь” Глава 55. Насилие злокозненной крови священного демона

Их тела прижимались друг к другу так тесно, что Ло Бинхэ мог почувствовать гладкую нежную кожу человека в его руках, которую вода из горного источника сделала ещё более шелковистой.

Не говоря ни слова, он опустил голову, слившись с Шэнь Цинцю в глубоком поцелуе, то покусывая и оттягивая его губы, то запуская в его рот творящий там бесчинства язык.

Хоть Шэнь Цинцю не желал поддаваться, что он мог поделать, когда в его животе разыгралась кровь священного демона? Ощущая неестественную слабость во всём теле, он задыхался от непрестанных поцелуев, грудь судорожно вздымалась, а соски постепенно твердели от трения о мышцы груди Ло Бинхэ. Шэнь Цинцю и не заметил, как его ноги сами собой раздвинулись — и Ло Бинхэ тотчас этим воспользовался.

Довольно часто подвергаясь столь варварскому обращению, Шэнь Цинцю давно успел приспособиться к его размеру, но внезапное проникновение всё равно причинило боль — в особенности из-за устремившейся внутрь тёплой воды источника. До отказа наполнившись водой, он обхватил ногами талию Ло Бинхэ. Стенки кишечника судорожно сокращались — при этом Ло Бинхэ чувствовал лишь, как сжимается отверстие на его члене, засасывая его внутрь, и под воздействием непередаваемого наслаждения он со всей силы стиснул ягодицы Шэнь Цинцю и немного сменил позу, позволяя ему расслабиться.

После того, как его столько раз отымели, Шэнь Цинцю так привык к этому, что быстро восстанавливал самообладание.

— Убирайся! — со слезами в голосе выкрикнул он.

— Уста учителя бранят меня, — рассмеялся Ло Бинхэ, — но тело ему не подчиняется.

— Если бы ты не принудил меня выпить свою ядовитую кровь, — процедил Шэнь Цинцю сквозь стиснутые зубы, — то я не стал бы терпеть оскорбления со стороны такого белоглазого волка, как ты.

Под контролем крови священного демона ему только и оставалось, что послушно раздвигать ноги пошире и расслабляться, чтобы Ло Бинхэ было удобнее с ним забавляться. Его размякшие мускулы покорно обхватили член Ло Бинхэ, слегка засасывая его внутрь.

Дыхание Шэнь Цинцю становилось всё более судорожным и прерывистым, ему хотелось плакать, но слёз не осталось [17]; с каждым особо сильным толчком он плотно сжимал губы, позволяя себе лишь слабые стоны. Ло Бинхэ одной рукой удерживал его за бедро, сохраняя тесный контакт, а другой легонько шлёпал по белоснежным ягодицам Шэнь Цинцю, заставляя того кипеть от стыда и негодования.

После первого раунда, не дав ему передохнуть ни мгновения, Ло Бинхэ выдернул Шэнь Цинцю из воды. Под воздействием холодного воздуха он рефлекторно сжался. Будто собираясь совершить жертвоприношение, Ло Бинхэ нагишом разложил его на глыбе известняка рядом с источником и заключил в объятия прямо под открытым небом [18]. Источаемый поверхностью камня холод заставил заёрзать Шэнь Цинцю, белоснежная кожа которого после любовных утех в горячем источнике залилась прелестным румянцем. Сияющие подобно звездам чёрные очи подёрнулись томным туманом, но сердце переполняло отчаяние. Будучи не в силах глядеть на своего развратного ученика, Шэнь Цинцю отвернулся.

Пристроившись между его ног, Ло Бинхэ взялся за белокожую лодыжку и закинул себе на плечо. Затем он с влажным хлюпом вновь вошёл в тело Шэнь Цинцю и принялся размеренно наяривать. Каждый цунь растянутых до предела стенок подвергался свирепой атаке горячего твёрдого органа, расправившего все до единой складочки его отверстия…»


Шэнь Цинцю не знал, что и сказать на это.

Сомнительное согласие, принуждение к сексу, изнасилование [19] — чего тут только нет… Похоже, автор сего творения и впрямь позабавился на славу…

— На самом деле, я прежде и понятия не имел, что кровь священного демона можно использовать подобным образом, — заметил Ло Бинхэ.

Шэнь Цинцю продолжал хранить молчание. После знакомства с тёмными глубинами «Пути гордого бессмертного демона» сам он не мог сказать того же — просто никогда не задумывался, что кто-то однажды возьмётся описать, как подобный эффект применяется по отношению к нему самому.

— …Да уж, это открыло мне глаза, — суховато бросил он.

— И мне тоже, — закивал Ло Бинхэ. — И, если уж на то пошло, этот ученик ведь не может позволить новому знанию пропасть впустую?

— Ло Бинхэ, даже если этот учитель и обещал тебе изучить это вместе с тобой, — предостерёг его Шэнь Цинцю, — то это не значит, что ты можешь позволить себе все эти вещи.

— Гм. Этот ученик понимает, — тут же застыл в испуге Ло Бинхэ.

Он выглядел порядком разочарованным, однако не стал настаивать — теперь Шэнь Цинцю поневоле сделалось неловко.

Когда дело доходило до любовных игрищ, Ло Бинхэ никогда ничего не просил — сознавая всё убожество своих навыков, он был крайне осторожен, бдительно следя за реакцией Шэнь Цинцю. И вот теперь, с таким трудом раздобыв эту брошюру, он наконец обрёл уверенность в себе, желая в кои-то веки испробовать что-то новое, а учитель своим отказом будто вылил на него ушат холодной воды…

Не в силах совладать с охватившим его беспокойством [20], Шэнь Цинцю наконец поднял складной веер и, прикрывая лицо, сдержанно поинтересовался:

— И что бы тебе хотелось попробовать?

Ло Бинхэ тотчас приободрился, преисполнившись прямо-таки весенней прыти. При виде этого Шэнь Цинцю усмехнулся про себя: теперь-то ему уже поздно бояться потерять лицо — всё, что могло случиться с его чувством собственного достоинства, с ним уже произошло, так что он молча поднял «Сожаления горы Чунь», по-быстрому пробежавшись по страницам. Не найдя там каких-то в особенности противоестественных [21] поз и чего-то необычайно возмутительного, он малость успокоился. Мог ли Шэнь Цинцю предвидеть, что, когда он повернётся к Ло Бинхэ, тот почтительно протянет ему книжицу потолще.

— Учитель, с какой же целью вы взялись за эту книгу? — улыбаясь во весь рот, спросил он, подходя ближе.

Шэнь Цинцю молча воззрился на обложку книги в руках Ло Бинхэ — оформление было под стать «Сожалениям горы Чунь», автором же сего творения, именовавшегося «Песней БинЦю», числилась некая восходящая звезда Саньшэнму [22].

— Здесь всё описано ещё более детально, — пояснил Ло Бинхэ, — так что это проще воплотить в реальной жизни. Следуя инструкциям, данным в книге, этот ученик приготовил кувшин цветочного вина [23] — давайте проверим, правда ли оно обладает тем эффектом, который тут значится.

Выходит, нижний предел ещё не достигнут!

Как бы то ни было, Шэнь Цинцю подозревал, что предназначалось это вино отнюдь не для распития.

***

«Постой-ка, постой, раз ты озаботился заранее подготовить реквизит — выходит, этот жалостливый вид был лишь актёрской игрой, предназначенной одурачить меня?!» — возмущался он.

Ло Бинхэ приподнял Шэнь Цинцю так, чтобы ягодицы задрались вверх — при этом его талия образовала изящный изгиб.

Именно на этом настоял его учитель, прежде чем согласиться: если уж Ло Бинхэ действительно желает повторить ту сцену из книги, то ему придётся делать это сзади — в противном случае Шэнь Цинцю не сможет от стыда найти место своей престарелой персоне. Прежде его ученик всегда настаивал на том, чтобы делать это лицом к лицу с наставником, однако на сей раз ему так не терпелось опробовать новый изумительный опыт на практике, что он не стал спорить. Кроме того, в книге он вычитал, что пассивный партнёр получит больше удовольствия, если делать это сзади, так что он был лишь рад покориться его воле.

Подняв драгоценный кувшин с редкостным вином, он приставил тонкое горлышко к плотно сомкнутому розовому отверстию Шэнь Цинцю и медленно протолкнул его внутрь.

Тонкое горлышко медленно расширялось по направлению к тулову сосуда — проникновение прошло без труда, но чем дальше, тем труднее давалось продвижение. Когда внутрь с журчанием потекло холодное вино, стенки кишечника Шэнь Цинцю рефлекторно сжались в ответ на раздражение, и он вцепился в одеяло, сдвинув брови.

Мужчина мог слышать бульканье заливающегося внутрь вина — но куда отчётливее было ощущение растянутости и тяжести внизу живота. Чувствуя, что больше не в силах этого выносить, он бросил:

— Довольно…

Ло Бинхэ послушно прекратил, но горлышко сосуда не покидало тела Шэнь Цинцю.

Поначалу казавшееся лёгким на вкус вино на самом деле было весьма сильным — вскоре внутренности мужчины охватило мучительное жжение. Не в силах совладать с этим мучительным зудящим ощущением, он, приподнявшись на руках, отполз вперёд.

Ло Бинхэ не препятствовал ему, и горлышко кувшина с чмоканьем покинуло тело Шэнь Цинцю. Его отверстие тут же съёжилось, не давая вину вылиться, но он понятия не имел, что же делать дальше.

Позволить вину вылиться прямо на глазах Ло Бинхэ было бы попросту стыдно, однако Шэнь Цинцю почувствовал, что больше не может удерживать его в себе — малейшее движение могло лишить его контроля над с трудом сжимаемыми мышцами.

Прижавшись к его спине, Ло Бинхэ принялся играться с покрасневшими сосками Шэнь Цинцю, покусывая гладкое плечо. Другой рукой он приподнял ослабевшую нижнюю часть тела мужчины и, уткнувшись обжигающе-горячей, пугающе-большой головкой в его отверстие, потёрся об него.

Похоже, он и впрямь немало почерпнул из этих проклятых книжонок… Ло Бинхэ продолжал дразнить Шэнь Цинцю таким образом, пока тот, вспотев с ног до головы, окончательно не утратил самообладание, отчаянно комкая простыни.

Лишь на мгновение утратив бдительность, Шэнь Цинцю с запозданием осознал, что его отверстие форсировано мощным ударом [24].

В это мгновение он окончательно утратил власть над нижней половиной своего тела. Руки, с трудом поддерживающие верхнюю, также отказали. По счастью, размера Ло Бинхэ было достаточно, чтобы удержать вино внутри.

Хоть проникновение массивного органа всё же причиняло боль, она несколько отличалась от обычной.

Вино раздражало стенки кишечника, наполняя внутренности жжением и влажным жаром, и, когда Ло Бинхэ принялся вбиваться всерьёз, начало бесконтрольно сочиться наружу подобно нектару из цветка. При этом раздавалось всё более отчётливое хлюпанье, заставившее Шэнь Цинцю зардеться от стыда. От сводящего с ума зуда он судорожно терзал простыни, однако массивная головка Ло Бинхэ лишь дразнила его, едва дотрагиваясь до той чувствительной точки, прикосновения к которой он так жаждал. Стремясь к разрядке, Шэнь Цинцю прогибался в пояснице и, в конце концов, не выдержав, подался назад.

Это слабое движение застало Ло Бинхэ врасплох. Остановившись, чтобы перевести дыхание, он радостно спросил:

— Учитель, вам приятно? Значит, я всё делаю правильно?!

От его стремительных движений капли прозрачного красного вина всё обильнее сочились наружу, и вскоре белая кожа Шэнь Цинцю была сплошь покрыта брызгами. Превосходное вино и член его ученика переворачивали внутренности вверх дном [25], порождая всё более сильное возбуждение — костяшки пальцев, которыми Шэнь Цинцю в отчаянии [25] стискивал простыни, побелели, глаза крепко зажмурились.

— Так хорошо? — не унимался Ло Бинхэ. — Вам хорошо?

Шэнь Цинцю что-то бросил севшим голосом, но Ло Бинхэ не разобрал, так что наклонился к нему, чтобы расслышать — и при этом невольно толкнулся глубже.

Ощутив распирающую боль, Шэнь Цинцю выдохнул:

— …Лицо… Лицо…

Бушующее во внутренностях вино окрасило кожу Шэнь Цинцю румянцем, а возносящиеся пары алкоголя ощущались даже в его дыхании, отдававшем сладостью. Почуяв этот аромат, Ло Бинхэ не удержался от того, чтобы, склонив голову учителя набок, слиться с ним в поцелуе — кончик языка тотчас проник в рот, обнаружив, что и слюна обрела цветочный привкус вина.

— Учитель, — вновь заговорил он, — вам нужно видеть моё лицо?

Шэнь Цинцю еле заметно кивнул. Однако Ло Бинхэ тянул время:

— Подумайте над этим хорошенько — ведь учитель сам пожелал, чтобы я делал это сзади. Если вы желаете переместиться… боюсь, что сменить позицию обратно будет не так просто.

Его хрипловатый шёпот и обдающее ухо горячее дыхание туманили разум, заставляя Шэнь Цинцю бессознательно выгибаться навстречу.

Внезапно Ло Бинхэ дёрнул его, резким рывком перевернув на спину.

Бледные щёки Шэнь Цинцю покраснели, равно как кончик носа и глаза, на ресницах которых блестели слезинки. Ло Бинхэ тут же сцеловал их, осторожно массируя пальцем нежную кожу вокруг растянутого отверстия. Другой рукой он подхватил Шэнь Цинцю под спину, приподнимая его.

— Учитель… теперь вы видите, — прошептал он.

Придерживая мужчину за подбородок, он заставил его опустить взгляд на мешанину из вина и иных телесных соков, скопившихся на белоснежных бёдрах. Меж его полных округлостей виднелось подобное рдеющему цветку сочащееся белесой жидкостью вздутое отверстие, которое грозило вывернуться наружу, всё ещё жалостливо подёргиваясь.

Не в силах вымолвить ни слова, Шэнь Цинцю бессознательно поднял руки, чтобы закрыть глаза.

Подарив ему несколько сочувственных поцелуев, Ло Бинхэ вновь двинулся вперёд.

Поскольку он больше не поддерживал Шэнь Цинцю, тот, ощутив новую вспышку боли, упал на кровать, при этом длинные чёрные волосы разметались по подушке. Бессильно впиваясь в мышцы спины Ло Бинхэ, он силился приподнять голову.

После очередного раунда любовных утех тело Шэнь Цинцю покинуло почти всё вино. Омытые алкоголем стенки кишечника на всём протяжении обрели крайнюю чувствительность, горячие и податливые, они охотно засасывали внутрь инородный орган, который старательно надраивал их, расправляя малейшие складки. Слушая производимые его отверстием влажные хлюпающие звуки, Шэнь Цинцю обхватил ногами талию Ло Бинхэ, поглаживая его нежной внутренней стороной бёдер, пальцы ног поджались, на лице застыло расслабленно-пьяное выражение.

В воздухе разлился насыщенный аромат вина. Шэнь Цинцю и впрямь был… пьян в стельку.

Но прежде чем он успел окончательно утонуть в алкогольных парах, Ло Бинхэ заставил его мигом протрезветь.

Поддерживая Шэнь Цинцю под ягодицы, он поднялся с кровати.

Тело мужчины осело под собственным весом, при этом член Ло Бинхэ, раздвинув нежную плоть, проник в недосягаемые ранее глубины. Этот удар чуть не вышиб сердце из груди Шэнь Цинцю через глотку — его словно бы пронзили мечом, так что он принялся отчаянно дёргаться. Однако что он мог поделать, зависнув в воздухе — как бы он ни сопротивлялся, член лишь неумолимо проникал глубже, заставляя его растягиваться до тех пор, пока Шэнь Цинцю не ощутил подкатывающую тошноту.

Но самое страшное было ещё впереди: удерживая его, Ло Бинхэ куда-то двинулся.

От ходьбы член проникал внутрь всё дальше — при каждом шаге это орудие, не покидая тела Шэнь Цинцю, будоражило его внутренности, врезаясь в них под разными углами и явно наслаждаясь их трепетными спазмами, предоставляющими ему лучший массаж. Помимо того, что тошнота от чрезмерно глубокого проникновения одолевала Шэнь Цинцю всё сильнее, он боялся свалиться на пол.

Будучи в самом деле не в силах вынести подобное, Шэнь Цинцю, запинаясь, выдавил:

— Постой, постой… Чересчур глубоко… Бин… Бинхэ, отпусти, опусти меня вниз…

Куснув его за мочку уха, Ло Бинхэ выдохнул

— Учитель… Ещё недостаточно глубоко… Недостаточно…

Чувствуя себя полным и растянутым до предела, Шэнь Цинцю в отчаянии воскликнул:

— И какая же глубина тебе требуется?.. Как далеко ты собираешься проникнуть?!

Явно наслаждаясь процессом, Ло Бинхэ продолжал вбиваться в Шэнь Цинцю, поддерживая его на весу — а затем уложил на стол. Теперь верхняя половина тела мужчины была прижата к столешнице, руки — скрещены за спиной, а ноги бессильно свисали на пол.

Теперь его задница оказалась аккурат на краю стола, бёдра — широко разведены и крепко притиснуты к телу Ло Бинхэ. Несчастный предмет мебели отчаянно скрипел и раскачивался при каждом движении.

В притиснутого лицом к столешнице Шэнь Цинцю сзади безостановочно вбивался твёрдый орган; дрожа всем телом, он едва мог удержаться на ногах. Однако Ло Бинхэ продолжал сжимать его ягодицы, чтобы ощущать удовольствие от дополнительной стимуляции как внутри, так и снаружи.

Шэнь Цинцю мог думать лишь о том, что в сравнении с этим инородным органом, терзающим его внутренности, все прежние невзгоды были сущими пустяками. Вдобавок Ло Бинхэ без конца то лапал его за зад, то шлёпал по нему — не то чтобы это было по-настоящему больно, но зато чертовски стыдно. Вскоре его ученик сменил правила игры: всякий раз, когда он слегка вынимал член и яростно вонзал его снова, он с такой силой стискивал ягодицы Шэнь Цинцю, что тот опасался, что к ним так и не вернётся прежняя форма. Он по-прежнему лежал ничком на столе, а нежные стенки его кишечника, казалось, раскалились от трения. Боль и зуд по-прежнему сводили его с ума — однако он был полностью обездвижен, так что всё, что ему оставалось — это отдаться на милость Ло Бинхэ.

Ло Бинхэ воистину всегда был примерным учеником: заполучив справочный материал, он лишь начал его осваивать [27] — и уже способен довести человека до подобного состояния!

Не в силах выдавить ни слезинки, Шэнь Цинцю обессиленно всхлипнул:

— …Ты… Чего ты там ещё начитался?..


Примечания:

[1] Пёстрая 花花绿绿 (huāhuālǜlǜ) – в букв. пер. с кит. «цветы-цветы-зелень-зелень», обр. «цветастый, многоцветрый».

[2] Страсть – в оригинале 淫心 (yínxīn) – в пер. с кит. «стремление к разврату, тяга ко злу, сладострастие».

[3] Верх бесстыдства – в оригинале 喪盡天良 (sàngjìn tiānliáng) – чэнъюй, означающий «совершенно потерять совесть; не останавливаться перед любым злодеянием»

[4] Апогей безумия – в оригинале 喪心病狂 (sàngxīn bìngkuáng) – чэнъюй, означающий «потерять человеческий облик, лишиться рассудка», образно «прийти в исступление».

[5] Весьма точно – в оригинале 八九不离十 (bājiǔ bù lí shí) – в пер. с кит. «верно на 80-90%», обр. «в основном верно».

[6] Его глазам будет нанесён непоправимый ущерб – в оригинале怕瞎了钛合金狗眼没地方换 (pà xiāle tài héjīn gǒu yǎn méi dìfāng huàn) – в букв. пер. с кит. «до того боюсь, что глаза покрылись титановым сплавом, как у собаки» — мем из китайского World of Warcraft, омоним, относящийся к ценным ресурсам, а также синоним выражения, обозначающего преувеличенную реакцию на вспышку света или резкий звук.

[7] Лишить невинности – в оригинале 失身 (shīshēn) – весьма многозначное выражение, в пер. с кит. как «потерять целомудрие», так и «изменить», «оступиться» и даже «лишиться жизни».

[8] Словно осыпающиеся дождём цветы груши 梨花带雨 (líhuā dài yǔ) — чэнъюй, в образном значении — «красавица льёт слёзы»

[9] Невыносимая боль – в оригинале 痛不欲生 (tòng bù yù shēng) – чэнъюй, в пер. с кит. «болит так, что не хочется жить», «скорбеть, отчаиваться».

[10] Люсу Мяньхуа 柳宿眠花 (Liǔsù Miánhuā) — как вы, конечно же, помните, литературный псевдоним Лю Минъянь в букв. пер. с кит. значит «спящий средь ив цветок», если же поменять иероглифы местами — Мяньхуа Сулю 眠花宿柳 (Miánhuā Sùliǔ), то получится «спать среди цветов, ночевать в ивах», в образном значении — «проводить ночи в публичных домах».

[11] RPS – real person slash – слэш (даньмэй – 耽美 (dānměi) – в букв. пер. с кит. «эстетство», также – романтика между мужчинами) про реально существующих людей (прим. автора).

[12] За порогом смерти – в оригинале 新世界的大门 (xīnshìjiè de dàmén) – в пер. с кит. «большие ворота нового мира».

[13] Мораль – в оригинале 道德 (dàodé) – даодэ – в пер. с кит. «нравственность, честность, добродетель», также конфуцианское «истина (возвещённая древними) и её отражение (в конфуцианстве)» и даосское «дао (высший закон) и дэ (его отражение в мире и человеке)».

[14] Мужская беременность – в оригинале 丁丁生子 (zhēngzhēng shēngzǐ) – в букв. пер. с кит. «рожать сына членом».

[15] Цзиньцзян 晋江 (jìnjiāng) – в оригинале 丁丁 – так в послесловии именуется сайт JJWXC, на котором размещаются многие китайские новеллы (в частности, именно там была опубликована Система), там имеется BL-канал, который в новелле противопоставляется гаремным романам сайта Чжундян.
А вообще Цзиньцзян – это городской уезд в городском округе Цюаньчжоу провинции Фуцзянь КНР.

[16] Небесная кара – в оригинале 轰天神雷 (hōng tiānshén léi) – в пер. с кит. «удар грома небесных духов», где 天神 (tiānshén) – в пер. с кит. «небесный дух (в противоположность земному), божество, ангел».

[17] Ему хотелось плакать, но слёз не осталось – в оригинале чэнъюй 欲哭无泪 (yù kū wú lèi) – в пер. с кит. «хотеть плакать и не мочь», «не выдавить ни слезинки» (в крайне трудных ситуациях).

[18] Под открытым небом – в оригинале чэнъюй 幕天席地 (mùtiānxídì) – в пер. с кит. «небо [служит] шатром и земля ― кошмой», обр. в знач. «расположиться на вольном воздухе», «чувствовать себя полным хозяином беспредельных просторов вселенной, испытывать чувство неограниченной свободы, отсутствие всяких стеснений».

[19] Сомнительное согласие, принуждение к сексу, изнасилование – в оригинале 迷J强J逼J, где J – зацензуренный иероглиф 奸.
Сомнительное согласие – 迷奸 (míjiān) – в пер. с кит. «изнасилование с применением в отношении потерпевшего лица одурманивающих препаратов».

[20] Не в силах совладать с беспокойством – в оригинале чэнъюй 坐立难安 (zuò lì nán ān) – в пер. с кит. «не в силах устоять (усидеть) на месте», обр. в знач. «нервничать, сидеть как на иголках».

[21] Противоестественный – в оригинале 不科学 (bù kēxué) – в пер. с кит. «антинаучный» — это выражение часто используется, когда говорится о чём-то сверхъестественном.

[22] Саньшэнму – в оригинале 三聖母 (Sānshèngmǔ) – в пер. с кит. «три святые матушки».

[23] Цветочное вино – в оригинале 花酿 (huāmì) – в пер. с кит. «нектар».

[24] Форсировано мощным ударом – в оригинале чэнъюй 长驱直入 (chángqūzhírù) – в пер. с кит. «стремительно и безостановочно продвигаться вперёд», «форсированным маршем двигаться вперёд (об армии)»; «идти, преследуя [противника по пятам]».

[25] Переворачивали вверх дном – в орингинале чэнъюй 翻江倒海 (fān jiāng dǎo hǎi) – в пер. с кит. «перевернуть вверх дном реки и моря», обр. в знач. «совершить великий подвиг; совершить грандиозные дела», «перевернуть все вверх дном; устроить беспорядок».

[26] В отчаянии – в оригинале чэнъюй 狼狈不堪 (láng bèi bù kān) – в пер. с кит. «быть в бедственном положении, испытывать крайнее затруднение».

[27] Начал осваивать материал – в оригинале 依样画葫芦 (yī yàng huà húlu) – в пер. с кит. «рисовать тыкву-горлянку по трафаретному образцу», обр. в знач. «копировать, подражать [в начале обучения]; «идти по проторённой дорожке».


Последняя глава
16

Комментарии

Мда, какая потрясающая феерия. Хорошо, что Мобэй-цзюн не читает фанфики и порнуху.
Амелия Б., Ну, может и не совсем хорошо
Неудивительно, что эти шедевры в предыдущей экстре хотели запретить😂
Как-то так вышло, что я дико угарала всю главу, сейчас рожа треснет просто
Большое спасибо за главу! Было увлекательно
Ой, не могу 😂😂😂

Спасибо!
Боги, это прекрасно! Love is... изучать новые позиции, читая РПС-фикло про себя))))
Огромное спасибо за перевод!!

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)