Автор: Dezayer

107. Сокрытие. Часть 1

Цзинь Гуанъяо, стиснув зубы, надавил на отрубленную руку в нескольких точках, останавливая кровь. Но он потерял ее уже слишком много, и у него кружилась голова. Вдруг он заметил, что Не Минцзюэ направляется к нему, уставив в него неподвижный взгляд, и содрогнулся от ужаса.
скрытый текстСу Ше рядом кашлянул кровью и, с трудом напрягая севший голос, крикнул:
- Идиоты, что вы стоите! Остановите его! Остановите эту штуку в дверях!
Монахи ордена Ланьлин Цзинь, которые давно уже мысленно вознеслись на небо, обнажив мечи, окружили Не Минцзюэ. Первых двух из них он тут же отшвырнул ударом ладони. Цзинь Гуанъяо левой рукой торопливо присыпал лечебным порошком отрубленную руку, но порошок тут же смывало кровью. Он, чуть не плача, попытался оторвать лоскут от своей одежды, чтобы перевязать ее, но левая его рука до этого была обожжена ядовитым дымом, и теперь она так дрожала и была такой слабой, что у него ничего не получалось, и он только причинял себе еще больше мучений. Су Ше бросился к нему, отрывая полосу ткани от своей белой одежды.
Лань Сичэнь, увлекая за собой Не Хуайсана, отступил туда, где было безопаснее. Су Ше обыскал всю свою одежду, но не нашел там больше лечебного порошка и бросился к нему:
- Глава ордена Лань! – воскликнул он. – Глава ордена Лань, у вас есть с собой лекарства? Помогите моему господину, прошу вас, он всегда относился к вам с уважением, вы должны помочь ему!
Лань Сичэнь увидел, что Цзинь Гуанъяо уже почти потерял сознание, и в его глазах мелькнула жалость. В это мгновение с другой стороны раздались громкие крики, и Не Минцзюэ одним ударом превратил трех монахов в куски окровавленной плоти.
Вэй Усянь и Лань Ванцзи остановились перед Цзян Чэном и Цзинь Лином.
- Где ты его встретил, Вэнь Нин?
Вэнь Нин закончил скреплять сломанную руку и взялся за перебитую ногу.
- Господин, извините, - сказал он. – Вы попросили меня вернуться в гостиницу и найти господина Ланя, но его там не было. Я начал искать его на улицах, но еще до того, как я встретил его, я увидел Чи Фэн-цзюня. Он брел по улице, словно что-то искал. Его заметили беспризорные дети и принялись дразнить, не понимая, как он опасен. Чи Фэн-цзюнь был не в себе, и мог их голыми руками… словом, все, что я мог, - ударить его первым и отвлечь на себя.
Почему он не нашел в гостинице Лань Ванцзи, Вэй Усянь и спрашивать не стал. Ясно же было – если он сам не мог спать, зная, что их разделяет только тонкая стена, как мог бы уснуть Лань Ванцзи? Конечно, он тоже вышел прогуляться и успокоить сумбур в мыслях и встретил Фею, пытающуюся привести кого-нибудь на выручку хозяину. А внезапная гроза, должно быть, началась после того, как Не Минцзюэ и Вэнь Нин столкнулись и вступили в схватку.
Любой поднявшийся мертвец сам по себе собирает вокруг злую энергию, что уж говорить о драке двух сильных мертвецов!
Несмотря на то, что Не Минцзюэ победил еще не всех монахов, служивших ордену Ланьлин Цзинь, оставшиеся все равно не могли даже ранить его. Их мечи ударялись об его тело, как о стальной столб, не оставляя ни царапины.
Не Хуайсан выглянул из-за спины Лань Сичэня и испуганно начал:
- Б-брат, я…
Не Минцзюэ поглядел на него белыми от гнева глазами и вдруг кинулся к нему. Лань Сичэнь выхватил из-за пояса Лебин, и та издала журчащий звук, от которого Не Минцзюэ замер на месте.
- Брат, это же Хуайсан! – воскликнул Лань Сичэнь.
- Он даже не узнает меня…
- Он не только не узнает вас, он не знает даже, кто он сам, - сказал Вэй Усянь.
Не Минцзюэ сейчас был просто лютым мертвецом, которого подняла из могилы и гнала вперед чудовищная обида, заставляя нападать на всех подряд. Вэнь Нин, восстановив свое тело, снова ринулся в бой, но гнева в нем было меньше, и размерами он уступал Не Минцзюэ, а флейта Вэй Усяня, способная придать ему сил, была расколота.
Су Ше с трудом смог остановить кровь, льющуюся из руки Цзинь Гуанъяо, который уже без сил опустился на землю, и поднял его на спину, надеясь унести отсюда. Но этим он невольно привлек к ним внимание Не Минцзюэ. Тот отшвырнул прочь Вэнь Нина и широкими шагами направился к ним.
Цзинь Лин не сдержался от крика:
- Дядюшка! Беги!
Цзян Чэн, увидев, что он стремится спасти своего врага, отвесил ему подзатыльник и в ярости гаркнул:
- Заткнись!
Этот удар заставил Цзинь Лина опомниться – но, в конце концов, ведь речь шла о его дядюшке, на глазах у которого он рос, и который за последние десять лет ни разу не сделал ему ничего плохого. И сейчас, видя, что ему угрожает смерть от руки лютого мертвеца, он просто не мог удержаться от крика.
Не Минцзюэ, услышав его голос, повернул к нему голову, словно заколебавшись. Сердце Вэй Усяня сжалось, и он пробормотал:
- Дело плохо!
Не Минцзюэ стал мстительным трупом, чтобы уничтожить своего врага, Цзинь Гуанъяо. Но мертвецы различали людей не по лицам!
Цзинь Гуанъяо и Цзинь Лин были близкими родственниками, в них текла одна кровь, и для мертвецов они были очень похожи. А уж для мертвеца, который был совершенно не в себе, они были и вовсе почти две части одного целого. После того, как Цзинь Гуанъяо потерял много крови из отрубленной руки, он был полумертв и едва дышал – Цзинь Лин же был жив и здоров. Естественно, что он больше заинтересовал Не Минцзюе, которым руководило не сознание, а нюх мертвеца.
Лань Ванцзи отправил Бичэнь прямо в сердце Не Минцзюэ. Кончик лезвия ударил его в грудь и остановился. Не Минцзюэ посмотрел вниз и увидел меч, бьющий его в грудь, но, стоило ему протянуть к нему руку, как Лань Ванцзи отозвал Бичэнь обратно в ножны. Не Минцзюэ захватил пустоту. Лань Ванцзи уже извлек гуцинь и заиграл без малейших сомнений. Лань Сичэнь тоже поднял к губам Лебин. Вэй Усянь швырнул в Не Минцзюэ пригоршню талисманов – должно быть, их было не меньше пятидесяти – но все они не выдержали исходящей от него злой энергии и сгорели в воздухе, не долетев до него.
Не Минцзюэ издал яростный рев, продолжая брести к Цзинь Лину. Цзян Чэн оттолкнул его к стене, заслоняя собой, и вырвал из ножен Саньду. Пусть духовную силу он и не мог использовать, но это все же было оружие.
Быть может, мелодия гуциня зазвучала в храме слишком поздно!
Чудовищный удар Не Минцзюэ обрушился на чужую грудь – но это была грудь не Цзян Чэна и не Цзинь Лина. Вэнь Нин заслонил собой угол, где они стояли. Сейчас он обеими руками вцепился в руку Не Минцзюэ, вытаскивая ее из своей груди, - тот пробил ее насквозь. Крови не было, только на пол посыпался черный прах.
- Вэнь Нин! – закричал Вэй Усянь.
Цзян Чэн, казалось, был близок к тому, чтобы потерять рассудок.
- Ты?! – спросил он. – Ты?!
Удар был слишком силен, и он не только пробил дыру в груди Вэнь Нина, но и лишил его возможности говорить. Тот упал, не произнеся ни слова, прямо на Цзян Чэна и Цзинь Лина. Двигаться он сейчас не мог, но, не отрывая взгляда, смотрел на них.
Цзинь Лин с самого детства ненавидел убийцу своего отца. Он сотню тысяч раз клялся своими руками убить Вэй Усяня и Вэнь Нина, а потом, когда он уже не мог питать ненависть к Вэй Усяню, ему хотелось убить Вэнь Нина вдвое сильнее. Но сейчас, увидев, как тот заслонил его собой, Цзинь Лин не мог даже грубо оттолкнуть его прочь.
Он знал, что Вэнь Нин давно мертв. Дыра в груди не имела для него особого значения, его можно было бы разрубить пополам – и он все равно мог подняться. Но, несмотря на то, что Цзинь Лин хорошо все это понимал, он не удержался от слез.
Замедлились после удара и движения Не Минцзюэ, а потом он вовсе остановился.
Когда Лань Ванцзи и Лань Сичэнь играли вместе, мелодия гуциня была похожа на ледяной поток, а пение флейты – на дыхание безжалостного осеннего ветра. Оба этих звука вызывали у Не Минцзюэ ненависть, вместе же они опутывали и сковывали его, заставляли стоять на месте. Ярость горела в нем все сильней и сильней, и, наконец, он вырвался из-под власти мелодии и метнулся к человеку, играющему на гуцине. Лань Ванцзи легко увернулся, не прекращая играть. Не Минцзюэ пробил кулаком дыру в стене и уже готов был развернуться и нанести новый удар, как вдруг послышались два коротких свистка.
Он вынул кулак из пробитой дыры и обернулся, ища источник звука.
Вэй Усянь свистнул еще пару раз и улыбнулся:
- Привет, Чи Фэн-цзюнь. Узнаешь меня?
Не Минцзюэ уставил в него неподвижный взгляд, и он добавил:
- Да ничего страшного, что не узнаешь. Зато узнаешь свист.
Лань Сичэнь на мгновение перестал играть.
- Господин Вэй!
Он хотел напомнить Вэй Усяню, что его нынешнее тело принадлежало Мо Сюанью, а Мо Сюанью был еще более близким родственником Цзинь Гуанъяо, чем даже Цзинь Лин. Если Не Минцзюэ устремится к нему, все может стать еще сложнее. Но прежде чем он сказал что-то еще, он встретился взглядом с Лань Ванцзи, и тот молча спокойно покачал головой.
«Не беспокойся», - словно бы сказал он Лань Сичэню.
Лань Ванцзи был уверен, что Вэй Усянь с этим справится.
Вэй Усянь, продолжая свистеть, неторопливо отступал. Сейчас, в храме Гуаньинь, наполненном шумом и ревом бури, по-прежнему рвущейся в открытые двери, этот свист звучал почти пугающе четко. Он достигал и Вэнь Нина, по-прежнему опиравшегося на Цзян Чэна и Цзинь Лина. Что-то силком поднимало его на ноги, но тот – не то оттого, что боролся с этой силой, не то потому что еще не восстановился – рванувшись пару раз, рухнул обратно. Цзян Чэн и Цзинь Лин, не задумываясь, подхватили его, но почти сразу на их лицах отразилось замешательство, и они, казалось, хотели разжать руки и позволить ему упасть.
Вэй Усянь, улыбаясь и насвистывая известную шутливую песенку, продолжал отступать. Руки он держал за спиной. Когда он сделал первый шаг, Не Минцзюэ не тронулся с места, остался на месте он и на третьем шаге, но когда Вэй Усянь шагнул в седьмой раз, он, словно не в силах больше сдерживаться, двинулся следом.
Вэй Усянь увлекал его за собой прямиком к изукрашенному пустому гробу в задней части храма Гуаньинь. Пока они шли туда, он должен был найти способ запереть там Не Минцзюэ.
Белый ядовитый дым давно уже развеялся и был больше никому не опасен. Лицо Не Минцзюэ почти почернело, он продолжал сопротивляться, но его все равно неудержимо влекло к открытому гробу. Вэй Усянь обошел гроб так, что тот стоял между ними. Все, не отрывая взгляда, наблюдали за происходящим – и больше всех был напряжен Лань Ванцзи. Вэй Усянь, продолжая безмятежно насвистывать, взглянул на него. Стоило им встретиться глазами, как он легкомысленно подмигнул Лань Ванцзи.
Тот вздрогнул, словно в сердце его вошла игла, заставив сжаться сладко и болезненно одновременно. Мелодия, которую он играл, на мгновение разлилась бушующей волной, - и стихла. Вэй Усянь с самодовольным видом повернулся и постучал по краю гроба перед носом Не Минцзюэ.
Наконец тот медленно опустился на корточки.
Он уже собирался опуститься в гроб, когда за спиной Лань Сичэня раздался вдруг крик.
Не Минцзюэ в то же мгновение замер и отшатнулся от гроба. Все увидели Су Ше, который нес на спине полубессознательного Цзинь Гуанъяо. Одной рукой он держался за ногу, а в другой сжимал окровавленный меч. Рядом по земле катался Не Хуайсан, тоже обхватив ногу руками.
Меч Лань Сичэня, Шуоюэ в ту же секунду вышиб меч из руки Су Ше, и тот, застигнутый врасплох, легко его выпустил. Но было уже поздно – запах крови Не Хуайсана наполнил воздух. Вэй Усянь мысленно проклял все на свете: зачем надо было творить все это в такой важный момент!
Не Хуайсан и Не Минцзюэ были братьями, и в их венах текла одна кровь. Не Минцзюэ не станет его убивать, но точно подойдет к нему – а значит, окажется и рядом с Цзинь Гуанъяо. Если же он убьет Цзинь Гуанъяо – то станет многократно сильнее, и справиться с ним тоже будет сложнее во много раз.
Из горла Не Минцзюэ донесся странный скрип, и он отвернулся от пустого гроба. Он вдруг понял, кого держит на спине Су Ше, и, как ураган, кинулся на него, не замечая больше свиста Вэй Усяня.
Су Ше увернулся и носком ноги поднял с земли свой меч, направив его со всей духовной силой, которую мог призвать, в сердце Не Минцзюэ. Возможно, из-за того, что он стоял сейчас между жизнью и смертью, его меч вспыхнул с необычайной силой. Он горел так, как никогда прежде, и даже Вэй Усянь мысленно признал, что это было потрясающе. Вспышка отбросила Не Минцзюэ назад, но едва она погасла, как он снова потянулся к Цзинь Гуанъяо. Левой рукой Су Ше передал Цзинь Гуанъяо в руки Лань Сичэня, а правой полоснул Не Минцзюэ по горлу.
Может быть, его тело и было прочным, как сталь, но можно было рассечь нить, которая соединяла его с головой!
26

Комментарии

*не знает, над кем рыдать, то ли над Вэнь Нином, то ли над Лань Сичэнем заранее. То ли над Цзинь Гуанъяо все-таки поплакать, вот же ж///*
внезапно прекрасен Су Ше. Хотя бы насчет верности - зачет.
А в Не Хуайсане мы даже не сомневались ))))
Вэй Усянь, как всегда - "Лань Чжань, смотри-смотри на меня!" )))) ну хоть что-то не меняется.
Dezayer, неделя начинается не с понедельника, а со среды )))) а утро - не с кофе и чего бы там ни было, а с Вашего труда ) спасибо Вам!
Благодаря Вам я все еще жива
Спасибо))
Напряженный момент. Су Ше жалко, но он сам выбрал, как ему помереть, хоть в смерти красивый.
Да куда Не Хуайсан лезет, весь план Вэй Ину обломал?! Спасибо, жду продолжение!
СПАСИБО🍨
В который раз уже перечитываю эту часть и каждый раз визжу от реакции Лань Чжаня!!! 😍😊Интересно что же потом произойдет!!! 🤔
Режим ждуна активирован!!!👌
Буду надеяться, что все пройдет хорошо и гладко 🤞
*яростно ждет продолжения*
Спасибо за перевод. Как бы мне не нравилась эта арка, но все равно больше всего жду ВанСаня 🥰
Перебралась сюда не очень давно, только ради этой новеллы.
Глава офигеееееннаяяяяя!!!!!
Спасибо огромное Dezayer за ее труды !!!
И У меня будет небольшая просьба, не может ли кто нибудь написать расписание выхода глав? Буду очень признательна!
Ники, честно говоря, никакого расписания нет. По понедельникам и вторникам я не перевожу в принципе, а в остальные дни - когда есть свободное время)

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)