Автор: Kel Tamacheq

Почему туареги закрывают лицо: стереотипы, легенды, реальность

Продолжу свою туарегскую рубрику.

 

Итак, самая яркая отличительная черта африканского народа туарегов, о которой мы узнаем из топовых статеечек, любезно подсунутых гуглом, это — "единственный в мире народ, у которого закрывают лицо мужчины, а не женщины".

Чтоб не быть голословной, пару ссылок на такие статьи:

https://shkolazhizni.ru/world/articles/23589/

https://pikabu.ru/story/tuaregi_islam__matriarkhat_5094435

 

В числе прочих занимательных фактов указывается, что:

...увидевший лицо туарега поплатится за это жизнью... (хорошо, что не забывают добавить, что "сейчас с этим не так строго, как раньше")

...покрывало на лице каким-то образом указывает на подчиненное положение мужчин.

...повязку не снимают даже дома, во время еды и сна

 

А что же в реальности?

 

Единственный в мире народ?

Это миф. Вообще, я уже поняла, когда некий текст начинается со слов "единственный в мире", "уникальный", "самый ... в мире", все написанное в тексте нужно разделить на двое и развести водичкой.

В мире очень много интересных и непохожих друг на друга народов, но в большинстве своем они живут не в вакууме, а бок о бок с другими народами, взаимодействуют с ними и влияют друг на друга. А еще обычаи и привычки народов, живущих в одних и тех же климатических условиях, неизбежно будут похожи.

Сходным с туарегским способом завязывают покрывало на голове мужчины соседних с туарегами племен Сахары - фулани и тубу.

 

Вот мужчины тубу:

 

Не знаю, очень может быть, что только у туарегов такая манера носить тюрбан обросла дополнительными культурными смыслами и стала большим, чем просто удобной одеждой. Мне мало что известно о традициях фулани и тубу, в основном — все из таких вот статеечек на первой странице поисковика, а они, ну вы поняли...

Но это факт — не одни туареги так наряжаются.

 

Почему они это делают? Первая, самая очевидная и лежащая на поверхности причина: это практично. В пустыне приходится защищать лицо от солнца и от ветра, полного песка.

Почему закрывают лицо мужчины? Потому что именно они ходили (а где-то и сейчас ходят) по самой пустынной пустыне с караванами, женщины же чаще всего жили в оазисах.

Если с караваном идут женщины — видела я такой прецедент у народа тубу — то они тоже закрывают лица во время перехода. Никому не охота глотать песок.

 

 

Но туарегское покрывало — тагельмуст — имеет и символическую, не только практическую роль. Можно задаться вопросом, почему тагельмуст имеет такое значение не только с практической точки зрения? Почему закрывать лицо для мужчин-туарегов стало правилом, а не просто удобной привычкой?

Есть несколько легенд и полу-мифологических объяснений, мне больше всего нравится вот эта:

Общество туарегов исконно было матрилинейным. Это значило, что при заключении брака мужчина приходит в семью женщины, а не наоборот. Он — чужак, пришел со стороны. Туареги — народ, который всегда верил в огромное количество духов, в том числе опасных для человека. Духи могли быть как-то связаны с конкретной семьей или конкретным человеком. Известное дело, что враждебные духи только и ждут, чтоб забраться в человека через рот или нос. Именно поэтому мужчина, приходя в чужую семью, должен закрывать рот и нос — то ли чтоб защититься от духов семьи своей жены, то ли чтоб защитить из от собственных духов, которые он притащил с собой.

Повторю, это легенда, а не единственно верное объяснение происхождения тагельмуста. Но она интересная, как по мне.

 

 

Тагельмуст = паранджа?

Те, кто увлеченно рассказывают о матриархате у туарегов, намекают на сходство туарегского мужского покрывала и паранджи женщин других мусульманских народов. Мол, у тех женщины закрывают лицо, и это символизирует их подчиненное положение, а у этих — туарегов — мужчины, и значит, это у них мужчины находятся в подчиненном положении.

Проще всего на счет этого сказать, что, как я в предыдущем посте разъясняла, мужчины у туарегов не подчиняются женщинам, а значит, тагельмуст никак не может быть символом подчинения.

 

Я не копала глубоко в символику паранджи хиджаба прочей одежды мусульманских женщин, но, насколько я понимаю, она выполняет практическую функцию — прячет женщину от чужих (похотливых, гм) глаз, а также обозначает не только подчиненное, но и защищенное положение женщины — женщина должна быть под защитой мужчины, и паранджа символизирует эту защиту.

 

У туарегов выше всего натягивает покрывало на лицо не тот, кто нуждается в защите, а тот, кто сам в первую очередь способен ее предоставить: "благородный" воин-амахар, главная боевая сила туарегского общества. Чем ниже статус члена общества, тем менее строги правила ношения тагельмуста — ремесленники-инадан не обязаны так высоко заматывать покрывало, и тем более не должны закрывать лицо иклан (рабы) и дети — в глазах туарегов эти группы определенно чем-то схожи. Они, по мнению взрослых и полноправных членов сообщества, лишены ответственности, им не хватает ума, у них нет сдержанности и стыда.

Сдержанность и стыд (takaraket) — это ключевое понятие туарегского кодекса чести, наряду с честью (ashek). Takaraket должен быть у взрослых людей, особенно благородного происхождения — и мужчин, и женщин, но, как видно, именно у мужчин это понятие имеет материальное отражение — покрывало на лице.

 

Тагельмуст — символ зрелости и мужского достоинства, точно так же, как верблюд и меч-такуба (а в современном мире к этому ряду присоединяются нередко пикап тойота и автомат калашникова).

 

 

Настоящий воин-туарег должен быть несгибаем, не прошибаем, не поддаваться чувствам и, уж тем более, не показывать их - и покрывало на лице прекрасно служит для последнего.

Интересно, что этот жест — когда ткань покрывала подворачивается и натягивается на нос повыше — может служить своего рода визитной карточки туарега и восклицательного знака, обозначающего волнительные моменты: так, в фильме "Тимбукту" один из героев - туарег — большую часть фильма ходит с открытым лицом, но в момент сильного волнения (узнав об нанесенном ему оскорблении) закрывает лицо.

В фильме Бертолуччи "Под покровом небес" (не устаю восхищаться, насколько там красиво и точно изображены туареги, при том, что они там вообще третьи лебеди в пятом ряду) знатный юноша, встретив незнакомку, рассматривает ее — и, увидев, что она красива, поправляет свой тагельмуст и приосанивается в седле.

И в документальном фильме-интервью с музыкантами Тинаривен Абдалла Аг Альхоссейни рассказывает, про тяготы туарегов Мали, изгоняемых раз за разом со своей родины — "Мы возвращаемся, но потом опять вынуждены уходить... это катастрофа. Это катастрофа," — и смеется. А отсмеявшись, смолкает и закрывает лицо тагельмустом.

 

 

Настоящий мужчина-туарег, конечно же, должен быть красавцем — и тагельмуст служит прекрасным украшением. Его можно повязывать тысячью разных способов и, говорят, по тому, как завязан тагельмуст, можно узнать, к какому племени принадлежит туарег (видимо, в те древние счастливые времена, когда трава была зеленее, в пустыне было больше воды, а старые обычаи соблюдались дотошно; что с ними стало сейчас, расскажу ниже). Туарегские мужчины, как и женщины, носят с собой зеркальце, но если женщины следят больше за прической и макияжем, то мужчины поправляют тагельмуст.

 

 

Насколько строго соблюдаются эти обычаи сейчас?

Если верить популярным статьям, то все туареги мужского пола с наступления совершеннолетия из тагельмуста не вылезают, днюют в нем и ночуют, а их близкие уже позабыли, как их лицо выглядит. Между тем как простой просмотр фото в гугле покажет другую картину — туареги совсем не стесняются фотографироваться с открытыми лицами, а некоторые и вообще не носят тагельмуст. И проницательный читатель может задать вопрос — а вон те красивые, что замотались по самые глаза — они это делают ради старых традиций или для фотографа-европейца, приехавшего посмотреть на местные достопримечательности?

 

 

Что здесь можно отметить?

Да, не все туареги ходят с закрытыми лицами — и сейчас, и раньше. Потому что, опять отмечу, жесткие правила насчет тагельмуста существуют только для одной социальной группы — имухар, или имажерен, благородных, в общем. Это не самая многочисленная группа, пусть и самая колоритная и репрезентативная.

 

И да, среди имажерен эти правила нередко соблюдаются и по сей день. Знатные туареженки Ахаггара прошлого века хвастались (по свидетельству Анри Лота), что никогда не видели лиц своих мужей, а некоторые "благородные воины" в XXI в. отказываются получать паспорта (ID-карты), потому что для документов нужно фотографироваться с открытым лицом. Можно себе представить, как они осложняют себе жизнь. (Утешения ради добавлю, что зато у других туарегов этих айди-карт может быть несколько — по одной на каждую страну наиболее частого пребывания — Мали, Нигер, Ливия, Алжир...)

 

Туарегскому мужчине неприлично есть в присутствии посторонних (а еще почему-то очень жесткое табу на еду в присутствии тещи) — и поэтому современные кафе рестораны в Кидале (город в Мали) столкнулись с трудностями на почве местных предрассудков: мужчинам ходить в ресторан неприлично, для женщин запрет на еду не так строг, но пускать женщин одних в такое сомнительное место тоже как-то не очень. Остается оторвавшаяся от обычаев предков молодежь.

 

Кстати, про эту самую молодежь.

 

 

Молодые люди, свободно странствующие по странам, не имеющие постоянной работы называются у туарегов ишумар (ishumar) — от искаженного французского слова chômeur (безработный).

Этот социальный слой начал складываться во 2-й половине XX в. после революций и природных катаклизмов, во многом разрушивших традиционный туарегский уклад. Это самая неустроенная, мобильная, беспокойная и готовая к изменениям часть общества. Именно ишумар стоят у истоков новой туарегской музыки, которая сейчас называется desert blues. Ишумар же и были главной движущей силой всех восстаний.

 

Но они протестовали не только против внешних противников — чужеродного правительства, но и против закостенелых обычаев своих отцов. Поэтому многие ишумар перестали носить тагельмуст, или стали носить его на новый лад, повязывая нетрадиционный способом (самый радикальный — это шарфиком на шею).

 

 

С этими протестами, конечно, дело забавное. Можно поступать наперекор ворчливым старикам своей деревни и ходить мимо них с непокрытой головой, вызывая обвинения в отстутствии чести и стыда (iban ashek, iban takaraket). А можно, наоборот, замотаться в тагельмуст и привлекать внимание, не положительное, понятно, властей, видящих в националистично настроенных туарегских юношах потенциальных мятежников.

Может быть, именно поэтому тагельмуст не исчез окончательно с голов воинствующей и буйной молодежи.

 

Вторая причина, почему от тагельмуста не отказываются не только закостеневшие в традиционных представлениях имажерен — знакомство туарегов с туристическим бизнесом и желание как можно привлекательнее представить себя на международной сцене.

Тагельмуст стал визитной карточкой туарегов, и ей пользуются даже те, кто уже не носит покрывало в повседневной жизни.

 

Так, на выставке этнических изделий в Европе кузнец (инадан) из туарегов презентовал свои работы, нарядившись в традиционный наряд и закрыв лицо до самых глаз — несмотря на то, что правила его касты этого не предписывают. Но он делал так для зрителей-европейцев, чтоб подчеркнуть свою этническую принадлежность.

 

Точно так же музыканты Тинаривен, выступая на концертах в своей родной Мали, или Алжире, одеваются так, как ходят обычно — абы как, если одним словом: в джинсы, кожаные куртки, футболки, кто-то при этом заматывает голову шарфиком, кто-то — нет. Выезжая же на концерты за пределы своего региона, они наряжаются в лучших традициях благородных имажерен.

 

 

Ну и, для придания некоторой серьезности всей этой болтовне, ссылки на пару научных статей, откуда, в основном, я и черпала инфу:

Rasmussen, S. (2010). THE SLIPPERY SIGN: Cultural Constructions of Youth and Youthful Constructions of Culture in Tuareg Men's Face-Veiling. Journal of Anthropological Research, 66(4), 463-484. Retrieved from www.jstor.org/stable/20798862

 

Kohl, I. (2010). MODERN NOMADS, VAGABONDS, OR COSMOPOLITANS? Reflections оn Contemporary Tuareg Society. Journal of Anthropological Research, 66(4), 449-462. Retrieved from www.jstor.org/stable/20798861

 

Rasmussen, S. (1994). The Poetics of Childhood and Politics of Resistance in Tuareg Society: Some Thoughts оn Studying "The other" and Adult-Child Relationships. Ethos, 22(3), 343-372. Retrieved from www.jstor.org/stable/640404

 

 

 

8

Комментарии

Почему они это делают? Первая, самая очевидная и лежащая на поверхности причина: это практично. В пустыне приходится защищать лицо от солнца и от ветра, полного песка.
Kel Tamasheq, кстати, да, я обычно недоумевала касаемо "единственности" — юг весь обычно с замотанными башками, кто работает или еще по каким причинам долго находится не в помещении. Шеш классический берберский, имхо, от тагельмуста почти не отличается, просто менее понтовый и часто не цветной. А так — ну ок, меньше, чем тагельмуст, но тоже метра 3 длиной прямоугольный шмат ткани на голову, свободным хвостом можно закрыть физиономию, можно оставить его просто свисать. Пользовался отдельной популярностью у не желающих "портить" морду загаром , см. фоточку, 2 замотанные по уши фигуры в центре с гарантией не кочевники и не туареги, да и чувак в классическом белом шеше тоже с вероятностью ни то, ни другое...
я обычно недоумевала касаемо "единственности" — юг весь обычно с замотанными башками, кто работает или еще по каким причинам долго находится не в помещении. Шеш классический берберский, имхо, от тагельмуста почти не отличается, просто менее понтовый и часто не цветной.
да-да.
Туареги тоже часто носят именно шеш, тагельмуст - это для понтов на праздники.

Не знаю, м. б., туареги единственные дожились до того, что закрывать физиономию - не только практично, но и прилично, обрастили это дело всякой культурно-символической нагрузкой и успели сделать своей визитной карточкой.
Не знаю, м. б., туареги единственные дожились до того, что закрывать физиономию - не только практично, но и прилично, обрастили это дело всякой культурно-символической нагрузкой и успели сделать своей визитной карточкой.
Kel Tamasheq, я настолько цинична, что полагаю, истоки этого лежат в их традиционном развлечении с набегами и в дольше, чем у прочих, продержавшемся кочевом образе жизни. С одной стороны пустынька, песок и все вот это, с другой — это же натуральный чулок на морду, как у грабителя банков. Затруднение визуального опознания. Ну и в ту же калитку — табу на прием пищи прилюдно, через тагельмуст не поешь, сдвинуть его вниз — и вот она, твоя бандитская мордочка и мало ли, кто и по каким подвигам ее запомнил... ведь поесть спокойно не дадут!
Нате вам подарочек, фотки разные на компе разбирала. Не помню, откуда тиснула, но это Мали и туарег :)
Злобное Зверушко,
аааа, туарег на лошади!! редкое зрелище)))
спасибо за фоточку))
Kel Tamasheq, не за что
На верблюде у меня тоже есть (причем имею сказать, что верблядина не тягловая, а верховая, и стоят они примерно как хорошая машина, чувачок не из простых очевидно).
С одной стороны пустынька, песок и все вот это, с другой — это же натуральный чулок на морду, как у грабителя банков. Затруднение визуального опознания. Ну и в ту же калитку — табу на прием пищи прилюдно, через тагельмуст не поешь, сдвинуть его вниз — и вот она, твоя бандитская мордочка и мало ли, кто и по каким подвигам ее запомнил... ведь поесть спокойно не дадут!
с одной стороны, это выглядит очень здраво))
с другой, я вот присматриваюсь к этим народам... не только туарегам, и не только современным, но и древним — у меня есть подозрение, что, как ни странно для теперешнего человека звучит, первичное объяснение должно быть все же ближе к миру духов, чем к практическим целям.
То есть, закрывали рот, чтоб злые духи не проникли, а не чтоб не обгореть на солнце. Впрочем, может быть, обгорев на солнце, они просто думали, что это происки духов))
(причем имею сказать, что верблядина не тягловая, а верховая, и стоят они примерно как хорошая машина, чувачок не из простых очевидно)
у этих верблюдин такое выражение морды всегда, будто главные тут они, а туарег в седле — это просто такое украшение верблюжьей спины.

Ну и, коль скоро я полезла в залежи фоток, иллюстративный материал по поводу обматывания башки чем ни попадя в полевых условиях. Как видите, ассортимент в этом бутике большой: цивильский шарфик (узорчик версачевский, нимагу не), кусок гос. флага (точнее, похоже, с какой-то агитрастяжки кусок, там, пока не дошло до трындеца, много было демонстраций в поддержку правительства, где просто полосы зеленой ткани длинные толпа таскала, даже не флажки), нечто, похожее-таки на стандартный шеш, только у одного из троих. 11 год, Ливия, война, с вероятностью снималось летом где-то в окрестностях Бреги.
То есть, закрывали рот, чтоб злые духи не проникли, а не чтоб не обгореть на солнце. Впрочем, может быть, обгорев на солнце, они просто думали, что это происки духов))
Kel Tamasheq, люди, которые не жрут варанов, потому что вараны — их дядюшки, могли и на духов думать. С вероятностью даже не после обгорания, а надышавшись песочка, гибли — страшная вещь.
такое выражение морды всегда, будто главные тут они, а туарег в седле — это просто такое украшение верблюжьей спины.
Да, трудно найти зверя с более презрительным выражением морды. *Мемуарное*Мне они маленькие нравятся, совершенно инопланетные существа, а взрослых я, признаться, слегка опасаюсь: по лошади или собаке понятно, что они себе думают, а у этой тонны мяса выражение и пластика всегда настолько специфичненькие, что ну их в баню. Максимум — погладить могу, а лезть верхом — нафиг-нафиг. Как меня в свое время мужики на конюшне не сблатовывали на этот подвиг, я на него так и не сподобилась. Не то, чтобы я боялась, что вьючный верблюд мне что-то сделает, просто управлять им я не умею, а спрыгнуть, если надоест, с верблюда не получится, только уложить его. Торчать конным памятником женскому любопытству на потеху всей тусовке в мои планы точно не входило.
Страницы: 1 2 3 4 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)