Автор: Psoj_i_Sysoj

Мастер календаря. Глава 11 — 14.02.2027. День всех влюблённых. Часть 3

Предыдущая глава

— Прости, я так виноват перед тобой! — запричитал Чжао Тяньшэн. — По-твоему я, что, встречаюсь с… Ай!!! Виноват я, виноват! Да я правда просто мимо проходил и заметил…

Десять минут спустя свежая, словно цветок османтуса [1], жена Чжао Тяньшэна, выпустив пар, села за стол напротив Сяо Наньчжу. Только что являя собой сварливую фурию, она мигом преобразилась в доброжелательную и милую женщину.

Сяо Наньчжу лениво потягивал сигарету, размышляя о развернувшейся на его глазах сцене, очевидно, обычной в семейной жизни Чжао Тяньшэна. Тут и говорить нечего: ясно как день, что незадачливый муж то и дело ходит налево, за что его бранит пылающая праведным гневом супруга. Последние слова Чжао Тяньшэна заставили Сяо Наньчжу нахмуриться:

— Неужто ты не понимаешь, что срамишь меня при всём честном народе? Мы тут с братцем [2] Сяо сели, чтобы поговорить о делах, а ты прибежала, устроила сцену!.. Сколько можно? Я больше не могу этого выносить: ещё раз так сделаешь — и, клянусь, я уйду от тебя!

читать дальшеПока из его бесстыжего рта сыпались эти резкие и жестокие слова, развеявшиеся было злые духи вновь начали собираться вокруг Чжао Тяньшэна.

Склонившая голову женщина уже пристыженно всхлипывала, а злые духи, вылетающие из ушей и рта Чжао Тяньшэна, приблизившись к Сяо Наньчжу, уставились на него. Возможно, из-за того, что их источником была супружеская неверность эти изначально бесформенные духи несчастий обретали зловещую форму мрачно хохочущих людей. При виде них Сяо Наньчжу невольно поморщился и, помолчав немного, перебил Чжао Тяньшэна:

— Ладно тебе, сестрица ведь не нарочно! Я тоже хорош — помешал вам, семейной чете, вместе справить праздник! Может, я пойду? А то ко мне тоже могут нагрянуть гости…

Стоило ему сказать это, как супруги, бросив препираться, тотчас принялись рассыпаться в извинениях. Глубоко вздохнув от безысходности, Сяо Наньчжу подозвал официанта, который не решался приблизиться к их столику из-за разразившегося скандала и, ни на что не обращая внимания, занялся заказом:

— Мне бы пообедать: с самого утра ничего не ел. Сестрица, что ты любишь? А ты, братец Чжао [3], как думаешь, что нам заказать?

Видно было, что этим вопросом он поставил Чжао Тяньшэна в тупик: как и все мужчины подобного сорта, он никогда не интересовался, что предпочитает его жена: рыбу или мясо. Переведя взгляд на не менее озадаченное лицо сестрицы, Сяо Наньчжу усмехнулся:

— На самом деле я сегодня пришёл, чтобы помочь братцу Чжао составить гороскоп на будущий год. Он ведь постоянно ходит в дальние рейсы, а это довольно опасная работа. Когда пришла сестрица, я как раз собирался объяснить ему, что удача во многом зависит от него самого [4]: добродетельный человек может без страха объехать весь мир, а тот, кто совершил много дурных дел, и по дороге ночью пройти боится. Мне доводилось встречаться с подобными случаями: парень бросил жену с детьми, потом потерял бизнес, лишился всего имущества, а сын, рождённый любовницей, на которой он женился, как выяснилось…

— Что выяснилось? — заинтересованно переспросила жена Чжао Тяньшэна.

— Что с возрастом он всё сильнее становится похож на соседа [5].

Эти слова погрузили женщину в глубокую задумчивость, а Чжао Тяньшэн чуть не подавился и, закашляв, бросил красноречивый взгляд на Сяо Наньчжу, который в ответ послал ему лучезарную улыбку. Чжао Тяньшэну, в свою очередь, было не до смеха, потому как кроме него никто не знал, что его любовница, та самая «сестричка из парикмахерской», забеременела.

Ему не требовалось быть семи пядей во лбу, чтобы понять, кого Сяо Наньчжу подразумевал под тем самым «парнем» среднего возраста, заделавшим ребёнка с любовницей. Чувствуя, что его руки начинают дрожать, Чжао Тяньшэн решительно поднялся из-за стола.

Так и не успев как следует поесть, Чжао Тяньшэн утащил жену с такой поспешностью, словно ему подпалили зад, но прежде всё же расплатился с Сяо Наньчжу за сегодняшнюю консультацию.

С самого начала Сяо Наньчжу чётко обозначил цену: за пару советов его клиенту следовало подкинуть ему «на дорожку» пару тысяч юаней [6]. Аккурат в последний день лунного года Чжао Тяньшэн собирался в рейс, а состояние дорог оставляло желать лучшего, да и на развязках постоянно возникали проблемы, а потому он, обременённый нечистой совестью, обратился к Сяо Наньчжу, чтобы тот предостерёг его, тем самым сняв с него груз беспокойства.

Проводив взглядом уходящих супругов, Сяо Наньчжу вздохнул и неторопливо убрал в бумажник деньги, только что полученные от Чжао Тяньшэна за консультацию.

Эти несколько тысяч дались ему непросто. Вернувшись домой, жёнушка наверняка будет пилить Чжао Тяньшэна, заявляя, что он перешёл все границы и ему пора взяться за ум, чтобы разобраться с проблемами, накопившимися в его доме.

К немалой радости Дня всех влюблённых теперь он наконец-то мог вылезти наружу. По сути, они только что надули чету Чжао, ведь помощь календарного духа вовсе не понадобилась, да и с наваждениями он не разобрался.

— Пустячное дело — выеденного яйца не стоит, никто ж не умер, право слово, — тотчас затараторил День всех влюблённых. — Надеюсь, он запомнит это надолго, а если и дальше будет ходить налево, то не протянет и трёх лет, а его старуха [7] тотчас выскочит за другого мужика, в двести раз лучше бывшего! Вот уж незавидная была бы судьба, право слово! Теперь-то я вижу — ты прям как волшебник [8], знаешь толк в том, как заработать денег, а?

Слова календарного духа прямо-таки сочились мрачностью — такой тип, как Чжао Тяньшэн, явно не пользовался его симпатией, потому Сяо Наньчжу ничего не ответил на это.

Дню всех влюблённых, изначально преисполненному тепла и романтики, пришлось созерцать не очень-то приятную картину, что, безусловно, изрядно подпортило ему настроение. Даже улица, наводнённая милующимися парочками, более не радовала его глаз. Видя, что он повесил нос, Сяо Наньчжу поневоле почувствовал себя виноватым.

Когда человек и календарный дух направлялись домой, на середине пути их внимание привлёк гомон на центральной площади:

— В чём дело? Ох, почтенный, вы что здесь делаете?

— У вас проблемы с памятью? Похоже, он уже целую вечность здесь стоит!

— Дедушка, вы знаете дорогу домой? Может, помочь вам связаться с полицией? — наперебой говорили собравшиеся вокруг зеваки.

Когда Сяо Наньчжу с Днём всех влюбленных пробрались в самую гущу людской толпы, в её центре они увидели седого старика, который с отсутствующим выражением держал в руках букет роз. Дедушка с неловким видом пятился от наседавших на него людей. Из открытого рта не доносилось ни слова, а взгляд был затуманен, словно у только что проснувшегося человека.

— Что здесь происходит?

Этот вопрос бездумно задал стоявший в последних рядах День всех влюблённых. Он также заметил, что ум дедушки явно помутился. Обратившие на это внимание люди уже собиралась помочь ему, связавшись с полицией, поэтому в данную минуту они прилагали все усилия, чтобы успокоить старика, а несколько оживлённых парочек уже приглашали его домой. Улучив момент, они ответили, поглядывая на него:

— Ой, не знаю, похоже, что дедушка заблудился: он давно здесь и, кажется, не знает, куда ему идти, поэтому его и заметили, хотят вызвать полицию, чтобы те узнали, как можно отвести его домой…

— Э, вот оно что…

Узнав, как обстоит дело, Сяо Наньчжу покивал, глядя на то, как суетятся люди вокруг старика. День всех влюблённых также не знал, чем может помочь: в такой момент этот неугомонный пройдоха только и мог, что глазеть, уподобившись прочим зевакам. Он уже собрался было уйти, когда толпа внезапно расступилась перед крохотной старушкой. Завидев топчущегося в центре старичка, она вздохнула с облегчением:

— Дед, ты до смерти меня напугал!!! Не стоило выпускать тебя из дома!!! Не стоило!!! Ты меня в могилу сведёшь!!!

Старушка быстро просеменила к дедушке — она, должно быть, бежала всю дорогу, такое у неё было побелевшее от страха лицо. Видя, что семья воссоединилась, все мигом успокоились, а старушка, убедившись, что с её мужем всё нормально, оглядела собравшиеся влюблённые парочки со словами:

— Простите, что причинили вам беспокойство, у моего старика уже несколько лет слабоумие, он обычно не любит выходить из дома — уж не знаю, что на него сегодня нашло! Извините за доставленные хлопоты!

— Ничего, ничего, поскорее отведите дедушку домой… — заверяли её собравшиеся.

При этих словах бабушка раскланялась, и толпа принялась расходиться, давая дорогу пожилым супругам, ведь появление старушки, по сути, решило проблему.

Однако когда она потянула мужа за собой, он, вместо того, чтобы идти за женой, встал столбом и принялся пихать ей в руки букет цветов, простодушно признаваясь:

— Юэсянь [9], я вышел на улицу купить тебе цветов… Тебе… они совсем не понравились?.. Не ругайся… не ругайся на меня… Я ведь так тебя люблю…

— … Я тоже очень тебя люблю.


Примечания переводчика:

[1] Цветок османтуса 桂华 (guìhuá) — османтус душистый (Osmanthus fragrans). Согласно китайской мифологии, произрастающий на Луне османтус (или коричное дерево) вечно рубит У Ган, приговорённый к этому наказанию за свои прегрешения, но дерево всё время восстанавливается благодаря белому (нефритовому) зайцу, который вечно толчёт в ступке лекарство бессмертия. Этот процесс в народном сознании связан со сменой фаз луны: когда османтус разрастается, его тень закрывает луну, а когда У Ган рубит его, луна растёт. Китайская идиома «У Ган рубит дерево» аналогична русскому «сизифов труд».
Сласти и вино с ароматом османтуса благодаря этой ассоциации являются непременным атрибутом Праздника середины осени (15-й день 8-го лунного месяца, см. ссылку к главе 4).

[2] Братец Сяо— здесь в оригинале используется слово 老弟 (lǎodì) — лаоди — вежливое обращение к младшему по возрасту или учителя к ученику, также «дружище, приятель».

[3] Братец Чжао — Чжао-гэ 哥 (gē) букв. «уважаемый старший брат», почтительное обращение к старшему лицу мужского пола своего поколения.

[4] Удача во многом зависит от него самого — в оригинале 事在人为 (shì zài rén wéi) — в пер. с кит. «успех зависит от старания», в образном значении — «всё зависит от человека».

[5] Всё сильнее похож на соседа — в оригинале 隔壁老王 (gé bì Lǎo Wáng) — в пер. с кит. «господин Ван по соседству» — так называют соседа, который предположительно спит с чьей-то женой.

[6] Пара тысяч юаней — мы, конечно, не можем знать, какой курс юаня будет в 2027 году, но при нынешнем курсе (около 9 рублей за юань) это около двадцати тысяч рублей — вот такие у Сяо расценки :D

[7] Старуха — в оригинале 老婆 (lǎopo) — лаопо — в пер. с кит. разговорное «жена», устаревшее — «старуха».

[8] Волшебник — в оригинале 大仙 (dàxiān) — в пер. с кит. волшебник, чародей, в даосизме — постигающий бессмертие, то что называется «заклинателем»

[9] Юэсянь 月仙 (Yuèxiān) — имя старушки пер. с кит. как «божественная луна».


Следующая глава
3

Комментарии


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)