Tigris Fluvius12 читателей тэги

Автор: Tigris Alba

* * *

Мне понравилось очаровываться вещами, а тут как раз открылась новая выставка: «От завода Гарднера до империи Кузнецовых». Звучит сурово, но экспонаты на выставке самые нежные и хрупкие: фарфоровые изделия производства частных предприятий Российской империи XVIII – начала XX века.

Бродила среди красоты почти три часа, послушала экскурсию. И если кажется, что сейчас у нас есть огромный выбор разнообразной посуды, то это кажется: он всегда таким был, ну, по крайней мере, в XVIII – XIX вв. Я больше смотрела на чайную: чашки с блюдцами, бокалы, заварочные чайники и сливочники всех форм и цветов, и вазы и особенно маслёнки им в ни в чём не уступают. Одно время писком моды были кружки в форме головы турка или турчанки, их выпускали разные заводы — несколько неочевидное следствие русско-турецкой войны.

Любуясь чайными парами, прикидывала, каково было бы пить из таких чай. Пришла к выводу, что из той чашки, которая мне понравилась больше всех, — неудобно, очень уж интересная форма; жаль, шанса проверить не представится.

Князь Николай Борисович Юсупов был деятелем государственного масштаба, и, когда возраст позволил ему отойти, хоть и недалеко, от государственных дел, себе не изменил: завёл личную живописную мастерскую, где расписывали фарфор под его вкусы и потребности. Вот это, я понимаю, размах.

Узнала интересное про гжель: белой с синими узорами она стала только после революции, когда строили новый мир и спешно создавали для него новые традиции, в том числе художественные. А настоящая исконная гжель пестрела всеми красками мира, блестела золотом и серебром, и сочетала в себе множество стилей — нередко в одном изделии.

Но бело-синяя гжель мне тоже нравится.

Мрачное. Красивое. Немецкое.

* * *

Пережила первую неделю на новой работе (пятница оказалась страшнее понедельника), отметила печёночным тортиком. Впервые в жизни его ела, очень вкусно, оказывается. По поводу работы тянет сделать какие-нибудь выводы, но пока рано; переживу хотя бы один месяц, тогда и сделаю (и тоже как-нибудь отмечу).

Думала, вечером буду сидеть в прострации, но после ужина меня как-то само собой вынесло в синие сумерки. Я не умею гулять без цели, всё время кажется, что впустую трачу время, при этом мне всегда нравилось читать в книгах, как персонажи просто гуляют ради самой прогулки — как Лиззи Беннет в Дербишире.

Но, к счастью, сегодня у меня нашлось приличное дело — забрать заказ из пункта выдачи. И, раз уж я всё равно вышла из дома, завернула в пекарню, сделав вид, что мне по пути (враньё). Навернула круг по району, возвратилась обратно с двумя морковно-имбирными кексами и пятью жизненно необходимыми книгами. Когда я буду всё это читать.

* * *

Пережила первый день на новой работе, и это оказалось не более страшно, чем я ожидала. По приходе домой хотела было упасть в японскую поэзию, но передумала: «печальное очарование вещей» — это изыск, которому следует предаваться в солнечном настроении, в противном случае рискуешь впасть в самую чёрную меланхолию. Так что я решила предаться не печальному, а буквальному очарованию вещей, и заказала те самые серьги. Давно их хотела, но, когда впервые увидела, у меня и рубля лишнего не было, а когда рубль появился, не было уже этих серег, и вот недавно они снова появились в продаже.

К ним бы по-хорошему надо подвеску в том же стиле, но подвеску мне на самом деле не так уж сильно хочется.

* * *

Приятно увидеть свою рецензию на главной странице LiveLib. Но ещё приятнее увидеть там чужую рецензию, которую ты предложила добавить на главную, потому что она хорошая.

* * *

Сварила большую кастрюлю бульона, прям отличного такого — говяжьи кости, четыре часа на медленном огне. Непонятно только, зачем я это сделала, потому что с того дня, как вылезло солнце и мир вокруг превратился в грязь, суп — последнее, чего бы мне хотелось. Вообще весна, как всегда, пришла внезапно и без приглашения, и я вся растерялась так, что даже не знаю, что есть: привычная зимняя еда уже просто не лезет. Бульон праздно простоял в холодильнике двое суток, потом я разлила его по пластиковым коробкам из-под мороженого и отправила в морозилку; отмывать после него кастрюлю очень так себе занятие, конечно.

На такую привычную и удобную гречку уже смотреть тошно, сейчас мне хочется только пухлых грузинских лавашей, простокваши и овощных салатов; ещё творога со сметаной, но творога со сметаной мне хочется всегда, независимо от сезона.

Кстати, о салатах: стебель сельдерея свежий, перец болгарский сладкий, салат китайский, огурцы свежие, морковь, масло растительное, сок лимона, сахар, соль, семя льна, семя подсолнечника.

Ещё мороженого, но пока без него: демисезонные ботинки немедленно натёрли ноги, да так, что одна мысль о том, чтобы пройти лишних сто метров, вызывает ужас. Русалочка Uralmash edition. В печали без сладкого заказала на маркетплейсе двухкилограммовую упаковку зефира, но его привезут только на следующей неделе. Так что у меня есть бульон, который мне не нужен, нет зефира, который я уже оплатила, и кровят лодыжки. Всё, всё не так.

Сара Эдисон Аллен — автор сладких сентиментальных романов с небольшими вкраплениями мистики. У одной из героинь её «Сахарной королевы» есть суперспособность — в сложные моменты жизни рядом с ней волшебным образом возникают подходящие книги. Выбор книг, кто (или что) бы за него не отвечал, я не одобряю, и «Сахарная королева» мне понравилась меньше остального у Аллен, но сама суперспособность, считаю, очень полезная, я бы хотела себе такую. А то я в сложные моменты жизни — ну то есть, практически постоянно — без разбору хватаюсь за дюжину книг разом, и вообще не уверена, что это от чего-то помогает, ну разве что спрятаться от этой самой жизни.

В Японии эпохи Хэйан раз в несколько лет добавляли к году дополнительный месяц, чтобы лунный календарь не слишком отрывался от солнечного. Таким образом, в некоторые годы весна длилась не три, а четыре месяца. Кошмар, тут от одного весеннего месяца сплошные неприятности и экзистенциальный кризис на сдачу, а от четырёх с ума можно было бы сойти.

Что есть, что носить, как жить вообще.

Хозяйке на заметку

Если достаточно усердно читать японскую литературу, то однажды при оплате в супермаркете можно обнаружить в своей корзине парочку онигири.

«Jiri Kilian: Kaguyahime» (1994)

В феврале я упустила возможно посмотреть балет «Кагуя – лунная принцесса» на большом экране, предпочтя ему «Антония и Клеопатру» в постановке «Глобуса», а вот сегодня у меня такой отмазки не было. Я на самом деле не хотела идти, я никогда никуда не хочу идти, я хочу сидеть дома с книжками, ноутбуком и двенадцатью сортами чая, поэтому время от времени выпинываю себя наружу в принудительном порядке. Дома хорошо, так хорошо, что, боюсь, я тут однажды скисну, как простокваша в банке, окончательно и бесповоротно.

Снаружи мне не понравились солнце и грязь, а вот балет понравился. По дороге я припоминала сюжет «Повести о старике Такэтори», легшей в основу либретто, но это оказалось излишним — сюжет балета намного, намного проще.

Очень красивая постановка, такая... сложно-красивая. Изысканная. Декорации и костюмы минималистичны (в скобках замечу, что категорически одобряю решение оголить выше пояса танцоров мужского пола), но взаимосвязи музыки, света и танца выстраивают ту самую сложно-красивую композицию.

Музыка классическая, но не европейская, а японская — флейты и барабаны и что-то ещё, чему я не знаю названия, звучащее самую малость нежнее кошки, которой прищемили хвост. А вот танец самый что ни на есть европейский балетный балет, и я опять подумала мысль, которую время от времени думаю: культура в высшем своём проявлении всегда созидается на стыке культур, одна культура — это полкультуры.

В метро ещё читала книгу о японской культуре, религии и чае (автор как-то умудрился утрамбовать эти понятия в одно), там попалась такая фраза — «полные скорби люди били себя в грудь, потому что им казалось, что у ночи украли луну», я запомнила, потому что красиво, и уже в кинотеатре поняла — это ведь можно сказать и о Кагуя-химэ, лунной принцессе.

А вообще, смотреть на людей, умеющих танцевать, так же приятно, как слушать людей, умеющих петь.

* * *

«Minami Lane» — это, если в трёх словах, кавайный улицестроительный симулятор. То есть, тебе выдают улочку, ты расставляешь здания и с чувством глубокого удовлетворения наблюдаешь, как по ней гуляют день ото дня всё более счастливые горожане. А что, я бы тоже считала себя вполне счастливой, если бы на моей улице было только два жилых дома, а остальное место занимали парки, онсены, раменные, книжные, бабблтишные и маленькие магазинчики с онигири и такояки.

Улочка недлинная, основная игра тоже на один вечер, поэтому утром я в режиме песочницы отстроила всё то же самое, но без людей — сделала улицу, заселённую одними ёкаями. Но и люди туда иногда забредают, я так и представляю, как какая-нибудь растерянная школьница или задумчивая бабушка сворачивает не туда и вдруг оказывается в окружении каппа, кицунэ и тэнгу, в испуге забегает в магазин, а там очень странный ассортимент и непомерные цены. Ну, с ценами-то всё понятно, ёкаи расплачиваются зачарованными деньгами, сделанными из сухих листьев, ещё бы им волноваться о ценах. Но в процессе подбора рецепта для идеального ёкайского рамена выяснилось, что креветок надо класть побольше, а лапши... Лапши. Не класть. Вообще. Вот это страшно, конечно.

* * *

Срисовала ещё два салата, остались сущие пустяки — научиться выращивать рукколу на подоконнике и запомнить, что правильное написание — «рукола».

Раз салат: рукола свежая, салат китайский, печень куриная, масло растительное, помидоры, фасоль красная консервированная, сок апельсина, соевый соус, мёд, соль, орех грецкий, перец чёрный молотый, чеснок, кунжут.

Два салат: рукола свежая, свёкла варёная, сыр фетакса, масло растительное, горчица зернистая, сок лимона, сахар, соль, орех грецкий.

Страницы: 1 2 3 36 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)