Автор: Psoj_i_Sysoj

Мастер календаря. Глава 22 — 19.02.2027. Чуньцзе. Часть 3

Предыдущая глава

Едва минул полдень, как Чуси, до сих пор собиравшийся с силами в календаре, наконец проснулся. Хоть его глаза были по-прежнему красны от усталости, вечером ему предстояла сверхурочная работа, а потому, хочешь не хочешь, пришлось встать. Из-за болезни он провёл всё утро в сонном забытьи — не иначе, по неосторожности заразился тёмной энергией наваждений на прошлом ночном дежурстве.

Когда простынет обычный человек, он может поправиться и без лекарств, но Чуси, будучи духом календаря, по возвращении тут же слёг. Помимо его давнего спутника Няньшоу, некому было позаботиться о нём или навестить его, поэтому ему оставалось лишь терпеть невыносимые страдания в одиночку. В конце концов, в глазах других он — великий и могучий Чуси-цзюнь, способный истребить всех и вся, так что он не нуждается в подобной помощи — всё же раненый дикий зверь остаётся диким зверем, к которому никто не станет проявлять излишнего сочувствия. Когда охваченный нестерпимым жаром Чуси лежал на спине, одинокий в целом мире, ему внезапно вспомнились произнесённые в тот день прощальные слова Сяо Наньчжу.

— Мастер, ты не мог бы пожелать напоследок… счастливого Чуси?

читать дальше— Что? Хорошо, счастливого Чуси, весёлого Чуси, здорового Чуси, а ещё… гм, надо хорошенько обдумать пожелание, ха-ха...

Казалось, шутливая фраза мужчины всё ещё звучит у него в ушах. Молодой мастер календаря явно не скупился, одаривая духов заботой и лаской, относясь к каждому из них с равной долей терпимости и дружелюбия. При этой мысли застывший взгляд мужчины в красном одеянии внезапно ожил, и он впервые за долгое время поднял руку, прикрывая глаза. Видя, что хозяин очнулся, бдящий у его ложа Няньшоу тут же подошёл и, убедившись, что беспокоиться не о чем, радостно завилял хвостом. Чуси слабой рукой погладил его по шелковистой шерсти, а затем внезапно закашлялся, исторгая из груди чёрные миазмы наваждений.

За сутки отдыха сковавшая тело немощь почти развеялась, так что больше не было причин откладывать работу. Эта мысль позволила Чуси обрести полное спокойствие, хотя обычно малейшие перемены [1] заставляли его насторожиться. Натягивая чёрное верхнее одеяние с меховым воротом на чувствительное к морозу тело, бесстрастному прежде Чуси будто что-то внезапно вспомнилось, и он опустил взгляд на ожидающего у его ног Няньшоу.

— Сегодня ведь Данянь?

В казавшийся бесстрастным голос закрались нотки неуверенности — уловив их, Няньшоу поспешно закивал, однако его хозяин нахмурился. Возможно, остальные духи календаря таили в душе немало противоречивых чувств, не смея высказать их вслух, а потому Чуси подсознательно стремился уклониться от встречи со следующими за ним духами праздников — в конце концов, каждый из них своими глазами лицезрел ужасающую сторону его натуры — о том, чтобы работать с кем-то из них, и речи не шло. Видя, что пора выходить, Чуси после недолгих колебаний наконец отправился на сверхурочную работу, прихватив с собой Няньшоу.


*** 

В это время Сяо Наньчжу уже явился на назначенную встречу с толстяком Цао. Поскольку привести с собой Чуньцзе в человеческом облике ему было не с руки, мастер календаря велел ему спрятаться в бумажнике, а сам вместе с Цао Чуном [2] направился в мужской ночной клуб, расположенный в элитном районе на берегу залива.

Клуб под названием «Фанфэй» [3] пользовался в этом городе определённой славой. За двадцать один год своего существования он успел прилично развиться, став местом, где принято спускать деньги — все мужчины, достигшие мало-мальского положения в обществе, захаживали сюда, чтобы выпить, закусить и попутно поговорить о делах. Сяо Наньчжу в своей поношенной одежде совсем не походил на завсегдатая подобного заведения, но, поскольку он следовал за шумным и заносчивым Цао Чуном, никто не преградил ему путь. На первый взгляд это место казалось вполне обычным изысканным уголком, где собираются приличные люди в деловых костюмах, но когда симпатичный официант не старше двадцати отвёл их на пятый этаж, при виде царящего в обширном отдельном кабинете беспредела сжимающий сигарету в зубах Сяо Наньчжу поневоле вскинул брови.

— Цао Чун! Скорее проходи, садись! О, так это и есть старина [4] Сяо! Давай, давай сюда! Давно хотел познакомиться с тобой! Вот наконец и свиделись, ха-ха! – окликнул их попивавший из бокала мужчина. Он вальяжно развалился на бордовой софе, заграбастав в объятия юную красотку.

Его окружало множество столь же разнузданных мужчин в компании девушек и юношей весьма впечатляющей внешности — одним словом, подобная картина повергла бы в смущение кого угодно. Стоило им войти, как все эти люди уставились на него с Цао Чуном. Когда хозяин вечеринки поприветствовал их, Сяо Наньчжу вынул сигарету изо рта и бросил в ответ с нейтральной [5] улыбкой:

— Рад встрече, господин Чжан.

— Э, что ещё за господин Чжан! Вы с толстяком Цао можете звать меня Чжан Чи [6]! Скорее сюда, давайте веселиться! Налейте-ка старине Сяо выпить! Подходите! Садитесь, обсудим наше дело!

Стоило Чжан Чи сказать это, как, следуя его воле, с края дивана поднялся изящный юноша в рубашке и джинсах — свет лампы выхватил из сумрака его стройное тело, щедро демонстрируя всё его совершенство и неприкрытое желание угодить. Цао Чун загадочно улыбнулся — очевидно, он уже некоторое время назад догадался о неких пристрастиях Сяо Наньчжу и специально попросил Чжан Чи о подобном одолжении — однако, видя это, Сяо Наньчжу не проронил ни слова. Невзирая на это, юноша несколько неловко подвёл его к дивану и усадил. Всех прочих, не имевших отношения к делу, Чжан Чи тотчас выпроводил вон, так что в отдельном кабинете остались лишь Цао Чун, Сяо Наньчжу и несколько девиц и парней [7] в качестве компании. Широко улыбнувшись, Чжан Чи с хозяйским видом хлопнул в ладоши:

— Довольно, теперь посидим в тишине и покое. На самом деле я тоже не больно-то люблю такого рода посиделки, но время от времени приходится, что уж тут поделаешь...

Насквозь видя фальшь в его словах, Сяо Наньчжу всё же вынужден был улыбнуться в ответ. С тех пор, как он вошёл в этот кабинет, он так и не выразил ни единой эмоции, а потому казалось, что он не больно-то расположен к сотрудничеству. Возможно, из-за того, что воздух здесь кишел множеством невероятно разбухших наваждений, близость этого юного красавчика вовсе его не прельщала. Несмотря на то, что Сяо Наньчжу приходилось в течение нескольких лет усмирять свои желания [8], он всё же не испытывал ни малейшего воодушевления. К тому же, этим вечером мастер календаря настроился исключительно на рабочий лад, так что не желал, чтобы даже малейшее влечение повредило делу. Чувствуя, что он больше не в силах ни минуты терпеть разглагольствования Чжан Чи, он испустил тяжёлый вздох, оборвав его:

— Я могу помочь вам разрешить проблему со строительством большого моста на набережной, но для этого нужно успеть выбрать дату начала работ до Юаньсяо — к тому времени, как наступит сезон пробуждения насекомых, проснутся некие тайные силы — и тогда вы уже ничего не сможете с этим поделать, господин Чжан.

От этих слов напряжённая улыбка Чжан Чи тут же стала более расслабленной. Прежде он пытался понять, в чём состоят скрытые намерения Сяо Наньчжу, но, получив столь прямой и безыскусный ответ, мужчина неожиданно рассмеялся:

— Ох, неужто старина Сяо развеет моё невежество относительно той таящейся в глубине штуки, которая вот уже полгода как не даёт мне покоя?

— Насекомые, змеи, и даже… в общем, там может обнаружиться всё что угодно.

Давая такой ответ, Сяо Наньчжу специально, что называется, начал, да не кончил, напуская побольше тумана. Как нарочно, Чжан Чи тут же проглотил наживку, и выражение его лица моментально преобразилось — не осталось ни следа прежней развязности. В конце концов, это дело более полугода камнем лежало у него на сердце, так что мужчина давно разыскивал выдающихся мастеров, но никто из них не мог совладать с этой проблемой. Так уж вышло, что Чжан Чи порядком обжёгся [9] на этом деле, поэтому ему только и оставалось, что искать помощи где только можно. Видя это, Сяо Наньчжу понял: клиент прислушался к нему и готов охотно идти на уступки — и всё же мастер календаря по-прежнему не позволил себе ничего неуместного, лишь поймал пальцы юноши, которые прямо-таки прилипли к его ноге, беспорядочно её поглаживая, и, прищурившись, добавил, взвешивая каждое слово:

— Мы со стариной Цао обсудили вашу ситуацию — он также поведал мне, что весной и летом на строительных работах были проблемы. Я также слышал, что вы искали практикующих мастеров дао, чтобы они посмотрели, в чём дело, но от них не было никакого проку, так ведь? Сдаётся мне, здесь не обошлось без вмешательства тёмных сил, тут и гадать нечего. В принципе, пока большого мастерства и не требуется, ведь, спрашивается, что может пробудиться, когда буришь почву зимой? Но время течёт быстро [10], и ситуация скоро может измениться. Для больших бед время ещё не настало, однако хорошо, что вы заблаговременно обратились ко мне. В конце концов, близится Цзинчжэ — сезон пробуждения насекомых, и кто знает, что тогда может случиться? А как дойдёт до Весеннего праздника дракона [11], любой пустяк способен разрастись в серьёзную проблему. Если вы по-прежнему желаете разбогатеть, господин Чжан, вам не следует с этим тянуть… Верно я говорю?


Примечания автора:

Маленькая тыквочка от души благодарит читателей, ожидающих продолжения и прекрасных сияющих девушек-патронов (^o^)/

Вчера я на самом деле не очень хорошо себя чувствовала и потому не закончила, T T Посмотрим, смогу ли этим вечером выложить ещё одну главу…

Кстати говоря, мне осталось около десяти тысяч иероглифов до VIP-статуса — надеюсь, что после этого все вы по-прежнему сможете меня поддерживать, и тогда я, стиснув зубы, буду выдавать по шесть-семь тысяч иероглифов в день, идёт? (^o^)/ Сказано-сделано, а? У меня кап-кап из глаз!


Примечания переводчика:

[1] Малейшие перемены 风吹草动 (fēng chuī cǎo dòng) — в пер. с кит. «дуновение ветра, колыхание травы»; обр. в знач. «едва заметное движение; пустяковое происшествие».

[2] Цао Чун 曹冲 (Cáo Chōng) — фамилия Цао означает «компания, группа ровесников», а имя Чун — «устремляться вперёд, идти напролом».

[3] «Фанфэй» 芳菲 (fāngfēi) — в пер. с кит. «цветы и травы» или «аромат цветов».

[4] Старина — в оригинале 老弟 (lǎodì) — лаоди — в букв. пер. с кит. «старый младший братец», полуформальное обращение к младшему «дружище», «приятель».

[5] Нейтральный — в оригинале чэнъюй 不冷不热 (bùlěngbùrè) — в пер. с кит. «ни холодно ни жарко».

[6] Чжан Чи 张弛 (Zhāng Chí) — фамилия этого персонажа в пер. с кит. означает «натягивать», а имя — «отпускать».

[7] Девиц и парней — здесь обращения 公主 (gōngzhǔ) — гунчжу — «царевна, дочь владетельной особы» и 少爷 (shàoye) — шаое — «молодой господин» — используются в современном сленговом значении — женщина/мужчина из экскорта, официант/официантка.

[8] Усмирять желания — в оригинале чэнъюй 清心寡欲 (qīngxīn guǎyù) — в пер. с кит. «очистить сердце и умерить желания» — очистить разум, сохранять мысли чистыми, укротить порочные желания.

[9] Обжёгся — в оригинале 焦头烂额 (jiāo tóu làn é) — в пер. с кит. «обожжённая голова и разбитый лоб», обр. в знач. «обжечься, попасть в переделку», а также «быть чрезмерно загруженным».

[10] Время течёт быстро — в оригинале чэнъюй 春去秋来 (chūn qù qiū lái) — в букв. пер. с кит. «весна закончилась и пришла осень», обр. в знач. «время скоротечно».

[11] Весенний праздник дракона 龙头节 (lóngtóujié) — лунтоуцзе (лунтайтоу) — «дракон поднимает голову» — праздник отмечают второго числа второго месяца по лунному календарю. Считается, что в этот день пробуждается и поднимает голову Небесный дракон — повелитель дождя. Если он просыпается в хорошем настроении, то на землю прольются обильные дожди и будет хороший урожай, поэтому дракона стараются привести в доброе расположение духа, танцуя специальный танец дракона, а также готовят специальное меню, в котором все названия так или иначе связаны с драконом: делают лапшу под названием драконьи усы и пельмени, именуемые драконьи уши, жарят блины — драконью чешую, и варят рис — драконью икру.
Праздник Лунтайтоу первый день в лунном году, когда разрешено стричь волосы: стрижка в этот день подарит успех во всех начинаниях и привлечёт удачу на весь предстоящий год.


Следующая глава
3

Комментарии

Спасибо большое за перевод.
Анкалиме, большое спасибо за внимание к нему :-)
Psoj_i_Sysoj, спасибо огромное за перевод. Не болейте и берегите себя=))))
Psoj_i_Sysoj, наконец-то автор решил прямо сказать про ориентацию Сяо Наньчжу А то всё намёками, намёками...
Дракуловед, да, вот и приоткрыт покров тайны, ждём новых сенсаций :D
вот и приоткрыт покров тайны
Psoj_i_Sysoj, если честно, я сначала подозревала, что это история про натурала, который встретил Того Самого, и после встречи вдруг что-то изменилось внутри.
Для китайских новелл это ведь не редкость?

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)