Автор: Psoj_i_Sysoj

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 65. Ну и семейка!

Предыдущая глава

Не успев понять, откуда прилетел удар, Чжучжи Лан упал на одно колено, харкая кровью. Подняв голову, он узрел на кровати еще одного человека: Ло Бинхэ сверлил его гневным взглядом, обвив рукой Шэнь Цинцю. Оторопев поначалу, Чжучжи Лан быстро сообразил:

– Ты? И мастер Шэнь? Вы двое?..

читать дальшеШэнь Цинцю закрыл лицо руками: у него не было ни малейшего желания объясняться. Ло Бинхэ же вместо ответа воздел руку в воздух, совершив хватательное движение – в тот же миг тело Чжучжи Лана оторвалось от пола, а на горле появились темные отметины, словно от жестокой хватки.

– Не вздумай убивать его, – при виде этого бросил Шэнь Цинцю. – Проблем потом не оберешься. К тому же, все совершенно не так, как ты тут навоображал…

Упрямо сжав губы, Ло Бинхэ еще сильнее сдавил пальцы, отчего на обратной стороне руки вспучились вены. Лицо Чжучжи Лана начало принимать синеватый оттенок, однако он крепился, ничем не давая знать о переносимой муке.

В этот самый момент снаружи послышался голос:

– Горный лорд Шэнь, можно войти?

Да что вам тут, проходной двор, что ли?! Воистину, помяни черта!

Перспектива появления нового действующего лица весьма удручила всех присутствующих – впрочем, что до Чжучжи Лана, его лицо без того достаточно потемнело от удушья. Не издав ни звука, Шэнь Цинцю сперва указал пальцем на болтающегося в воздухе Чжучжи Лана, затем – на Ло Бинхэ, вслед за чем провел ребром ладони по собственному горлу и скрестил руки на груди. Впрочем, он так и не понял, осознал ли его ученик значение этой незамысловатой пантомимы, поскольку в ответ Ло Бинхэ лишь затряс головой. Как бы то ни было, в сложившейся ситуации никто не стал бы отвечать ожидавшему за дверью Тяньлан Цзюню, так что, подождав немного, тот сообщил:

– Я вхожу!

Похоже, у них это семейное – привычка спрашивать разрешения, чтобы потом вломиться без спроса!

В результате глазам вошедшего Тяньлан Цзюня предстала следующая картина.

Чжучжи Лан и Шэнь Цинцю самозабвенно катались по кровати, а за ними громоздилась целая гора сбитых в живописную кучу одеял. Заслышав вошедшего, оба одновременно повернули головы, причем во взглядах обоих мелькнул ужас, а на побледневшей коже мигом расцвели яркие пятна румянца. Нижние одеяния Шэнь Цинцю по-прежнему болтались где-то на локтях, оставляя обнаженным почти весь торс.

При всей извращенности интересов Тяньлан Цзюня, его улыбка на мгновение застыла при виде подобного непотребства.

– …Я не ожидал подобного, – помедлив, тихо изрек он.

Чжучжи Лан зарделся до самых кончиков ушей:

– Господин мой, все довольно сложно, но, уверяю вас, что это не то, что вы подумали…

Своим телом он надежно прикрывал схоронившегося под одеялами Ло Бинхэ, а Шэнь Цинцю, почти взгромоздившись на Чжучжи Лана, маскировал пальцы ученика, приставленные к вратам жизни [1] соперника. Подобная поза, в сочетании с колышущимися занавесями кровати, весьма успешно отвлекала внимание, сводя на нет возможность обнаружения третьего участника этого действа хотя бы на краткое время.

– Ни к чему объяснения, – кивнул в ответ Тяньлан Цзюнь. – Я понимаю, я все понимаю.

Учитывая его пристрастие к сомнительного содержания песенкам, нетрудно было догадаться, что он там «понял»! Не в силах терпеть подобное, Шэнь Цинцю буркнул:

– Быть может, Ваше Величество [2] изволит объясниться, за какой надобностью вы изволили навестить меня в подобный час? Я настоятельно прошу вас изложить свое дело как можно более кратко, ибо я очень нуждаюсь в отдыхе.

– О, ничего серьезного, уверяю вас. – К Тяньлан Цзюню наконец вернулось его обычное благодушие, с которым он поведал: – Просто я столкнулся с одним странным явлением и, не зная, куда подевался Чжучжи Лан, решил поискать его здесь, но, как я посмотрю, явился не вовремя. Прошу, продолжайте, не обращайте на меня внимания.

– Цзюнь-шан… – выдавил Чжучжи Лан.

Стоило ему произнести хоть слово или шевельнуться, как Ло Бинхэ надавливал на его врата жизни, причем в них устремлялся столь мощный поток демонической энергии, что Шэнь Цинцю ощущал горечь во рту, просто находясь с ними рядом.

Сам Чжучжи Лан не имел понятия о том, что делает его противник, чувствуя лишь, как неведомая сила теснит грудь.

– Нижайше благодарю за оказанное мне внимание, – нетерпеливо бросил Шэнь Цинцю. – В таком случае мы продолжим, с вашего дозволения.

Однако вместо того, чтобы тактично удалиться, Тяньлан Цзюнь пододвинул к себе табурет и уселся на него.

– Неужто горного лорда Шэня совсем не интересует, какого рода это странное явление? Прежде вы проявляли куда больше любопытства и участия в делах моей семьи.

Выходит, избавиться от него было ничуть не проще, чем от его племянника. Череда сыплющихся на Шэнь Цинцю неприятностей казалась воистину нескончаемой, но он все же нашел в себе силы взять себя в руки, выдавив улыбку:

– Как я посмотрю, Тяньлан Цзюнь любит наблюдать – что ж, я не вижу беды в том, чтобы немного поболтать, чтобы подогреть чувства.

Владыка демонов не заставил просить себя дважды:

– Незадолго до этого висящий на моем поясе Синьмо внезапно воспарил в воздух, безостановочно вибрируя – учитывая, что я явно не давал ему подобного указания, это необъяснимое явление тотчас привлекло мое внимание.

Тут-то до Шэнь Цинцю наконец дошел смысл фразы ученика: «Единственное, что меня беспокоит…» В конце концов, Ло Бинхэ долгие годы являлся владельцем этого меча – логично предположить, что тот не останется равнодушным к появлению хозяина.

– Да уж, воистину странно. Но прошу Тяньлан Цзюня меня извинить, боюсь, сейчас я не настроен беседовать о подобных вещах.

– Разумеется, нет смысла обсуждать это с горным лордом Шэнем, – согласился владыка демонов, неторопливо поднимаясь на ноги. – Но я не удивлюсь, если после этого мелкий пакостник объявится здесь.

Размеренно изрекая это, с каждым словом он делал шаг к кровати.

При его приближении Шэнь Цинцю еще крепче вцепился в Чжучжи Лана, удерживая того на месте, в то время как Ло Бинхэ все сильнее давил на его врата жизни; от напряжения учитель и ученик все теснее приникали к друг другу, зажимая между собой такого невинного и такого невезучего Желейку.

В тот самый момент, когда Тяньлан Цзюнь собирался отдернуть занавесь, снаружи палатки раздался неистовый вой. Отдернув руку, владыка демонов обернулся ко входу в палатку.

Его глазам предстало взметнувшееся в ночи пламя, на фоне которого мелькали носящиеся взад-вперед тени, голоса перепуганных зверей раздавались все громче, мешаясь с криками ужаса.

– Вторжение!

– Окружайте его! Все сюда!

– Не дайте ему уйти!

– Он прорвался!

Какофонию дополнил звон скрестившихся мечей, свист стрел и звук разрываемой клыками и когтями плоти. Не говоря ни слова, Тяньлан Цзюнь вылетел из палатки – к немалому облегчению Шэнь Цинцю, к которому, невзирая на неведомую угрозу, наконец вернулось самообладание: кем бы ни был этот вторженец, он пожаловал как нельзя вовремя!

Скатившись с кровати, Ло Бинхэ помог подняться Шэнь Цинцю, бесцеремонно швырнув на пол беспомощного Чжучжи Лана. Опустив голову, Шэнь Цинцю виновато бросил:

– Благодарю.

Ведь до глубины души преданному своему господину Чжучжи Лану, должно быть, стоило немалых усилий не закричать: «Мой господин! Это все они! Эти двое!» – Шэнь Цинцю уже имел случай убедиться, что свою собственную безопасность в подобных случаях этот демон ни во что не ставит, так что, должно быть, он и впрямь промолчал исключительно из желания помочь заклинателю.

– Ваш покорный слуга понимает, – со вздохом отозвался Чжучжи Лан.

– Что понимает? – с подозрением переспросил Шэнь Цинцю.

– Зачем вы тратите время на разговоры с ним? – вмешался Ло Бинхэ, однако Чжучжи Лан все же ответил:

– Чтобы утолить боль расставания, вы встретились среди ночи под покровом тайны. Хоть это и вредит вашей репутации, это можно понять.

От подобного Шэнь Цинцю вновь утратил дар речи.

В кои-то веки Ло Бинхэ был абсолютно прав: воистину, не стоило с ним заговаривать!

Выскользнув из палатки, учитель и ученик узрели темные орды демонов юга, постепенно смыкающиеся вокруг двух ослепительно-белых фигур: парящего в воздухе меча и человека, что сметали все и вся на своем пути [3]. Хоть они с легкостью уничтожали соперников, место павших тотчас занимали новые демоны.

Над этой внушающей благоговейный трепет сценой вместе с ночным ветром взмывали ввысь воодушевляющие крики Тяньлан Цзюня:

– Вот это мастерство! Блестящая техника владения мечом! А сколько духовной энергии!

Новоприбывший возвышался на огромной голове облаченного в броню волка, которого, похоже, обезглавил голыми руками. На белоснежных одеяниях не было ни пятнышка, лишь на щеке виднелись брызги крови.

Этот стиль боя «дерись-или-умри [4]» – простой и грубый, но при этом невероятно эффективный – не посрамил разработавший его пик Байчжань, исключив всякую возможность, что хоть кто-то в лагере не заметит триумфального появления вторженца.

Которым, разумеется, оказался все тот же Лю Цингэ.

Два снежно-белых волка пролетели сквозь толпу демонов, чтобы шлепнуться у ног Тяньлан Цзюня скулящими щенками. Один из них поднял голову, изрекая человеческим голосом:

– Мой господин, это – горный лорд пика Байчжань хребта Цанцюн Лю Цингэ!

– Вижу, – кивнул владыка демонов. – Неудивительно, что его таланты столь впечатляющи. Единственное, что ускользает от моего понимания, это по какому случаю горный лорд Лю почтил наши южные окраины своим присутствием?

Лю Цингэ уклонился от очередного удара, и Чэнлуань скользнул в протянутую руку. Стряхнув каплю крови с острия меча, заклинатель холодно бросил:

– Шэнь Цинцю здесь?

Тот против воли почувствовал себя невероятно польщенным: неужто Великий и Ужасный Мастер Лю [5] самолично явился спасти его?

Бросив взгляд на лицо учителя, Ло Бинхэ недовольно поджал губы.

Казалось, это известие порадовало Тяньлан Цзюня:

– О, так вы к горному лорду Шэню! – жизнерадостно бросил он. – Разумеется, он тут, со мной.

– Велите ему выйти, – процедил Лю Цингэ.

– Боюсь, сейчас не самый удачный момент, – уклончиво отозвался Тяньлан Цзюнь. – Даже если он к вам и выйдет, то едва ли пожелает вернуться с вами на хребет Цанцюн.

Шэнь Цинцю уже не знал, на что сетовать: похоже, против него ополчился весь мир!

При этих словах глаза Лю Цингэ угрожающе сузились.

– Какой еще пик Байчжань? – бросил один из поверженных волков. – Пожалуй, это название пора менять: этот самый Лю Цингэ проиграл бесчисленное количество битв этому мальчишке Бинхэ, так что теперь стоит именовать этот пик «99 битв» [6].

– Нет, его стоит называть пиком 98 битв, – поддакнул второй волк, – поскольку, выйдя против Цзюнь-шана, он неизбежно потерпит поражение!

Похоже, эти подлизы получали ни с чем не сравнимое удовольствие, понося повергшего их соперника. Нет, чтобы самим помериться с ним силами!

Одним толчком ноги Лю Цингэ взвился в воздух подобно белой молнии. Тяньлан Цзюнь не торопился присоединиться: один взмах руки – и кровь заструилась с его пальцев. Упавшие капли не впитывались в землю, вместо этого собравшись в шесть волчьих фигур, которые тотчас окружили Лю Цингэ, наскакивая на него со всех направлений.

Это ничуть не устрашило лорда пика Байчжань: вылетев из ножен, Чэнлуань мигом снес головы всем шестерым, распылив их каплями крови; однако, стоило мечу завершить круг, как алые капли вновь слились в оскаленные морды: сколь бы сильны и точны ни были удары, они не наносили врагу ни малейшего урона – а с руки Тяньлан Цзюня по-прежнему текла кровь, принимая форму все новых монстров.

При этом потерявший столько крови демон не стал ни на йоту бледнее – у него, что, донорский банк в рукаве?

Шэнь Цинцю был не в силах равнодушно смотреть на то, как терпит поражение явившийся спасти его Лю Цингэ – он уже собирался вмешаться, когда Ло Бинхэ неожиданно сделал шаг вперед, опережая учителя.

– Все-таки явился, – изрек воззрившийся на него Тяньлан Цзюнь.

– Как я мог не явиться, раз учитель здесь? – холодно бросил Ло Бинхэ.

– Ты только посмотри на него, Чжучжи Лан, – рассмеялся Тяньлан Цзюнь. – Это угрюмое выражение мне по душе… э? Чжучжи Лан? – обнаружив, что верного приспешника нет рядом, он разочарованно нахмурился.

Итак, противники вот-вот столкнутся лицом к лицу – и для одного из них эта встреча может стать последней. Лю Цингэ собрался было вмешаться, когда вдруг заметил в толпе Шэнь Цинцю. Позабыв все, что собирался сказать, он застыл на месте, выкрикнув:

– Хэй!

Шэнь Цинцю махнул ему рукой. Тем временем лицо Тяньлан Цзюня принимало все более озадаченное выражение.

– Так там… в палатке… – наконец выдавил он, – вы… все трое?!

Всего семь слов – но для Шэнь Цинцю и этого оказалось более чем достаточно.


Примечания:

[1] Врата жизни 命门 (mìngmén) Мин-мэнь – это выражение может означать как место между почками или правую почку, так и часть щеки возле уха или какую-либо еще акупунктурную точку.

[2] Ваше Величество — 閣下 (Géxià) гэся, букв. «Ваше Превосходительство».

[3] Сметали все и вся на своем пути – в оригинале два выражения: 寸草不生 (cùncǎo bùshēng) – в пер. с кит. «совершенно бесплодные земли» и 片甲不留 (piànjiǎbùliú) – в букв. пер. с кит. «даже пластинки от лат не осталось», образно в значении «нанести сокрушительное поражение», «мокрого места не оставить», «стереть в порошок».

[4] Дерись-или-умри – в оригинале 大张旗鼓 (dàzhāngqígǔ) – в букв. пер. с кит. «развернуть знамёна и ударить в барабаны», образно в значении «широким фронтом», «всеми силами», «с размахом».

[5] Великий и Ужасный Мастер Лю – в оригинале 柳巨巨(Liǔ jùju) Лю-цзюцзю, в пер. с кит. 巨 (jù) цзю – «громадный, сильный, мощный, закаленный».

[6] Пик 99 битв – название пика Байчжань 百战峰 (Bǎizhàn fēng), дословно переводящееся с кит. как «Пик Ста Битв», отсылает к идиоме 百战百胜 (bǎi zhàn bǎi shèng) – в пер. с кит. «в ста сражениях — сто побед», что образно означает «непобедимый, успешный в любом деле». Соответственно, именуя пик Байчжань пиком 99 битв 九十九战峰 (jiǔ shíjiǔ zhàn fēng), демон тем самым намекает на поражение, полученное от Ло Бинхэ.


Следующая глава
62

Комментарии

Мне нравится ход мыслей ТЦ. Спасибо за ваш труд ,господа переводчики)
Ребята, теперь мы знаем, кто здесь главный шиппер на районе. ????
??? Спасибо за оперативность и хорошее настроение!!!
Ааааа, ору! Пхпх, всё последней фразы не только для ШЦЦ было достаточно, но и для меня!
- А Шэнь выйдет погулять?
- Нет, он наказан, он понравился моему сыну
О, Небо, дай мне сил дожить до понедельника!
Хах! В голове у папаши шаблоны съехали!???
Держись, А-Юань! Тебя уже в добрачные тройничок записали, а если ещё Лю Цингэ добавить... Шэнь собрал свой полноценный гарем! ???
Хм.. а ничего так гаремник получился, канонишненько)))

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)