Капли дождя1 читатель тэги

Автор: Kyoka Suigetsu

Капли дождя

Настроение в картинках, мысль, пойманная на лету и прочие мелочи. Как капли дождя, стекающие по оконному стеклу - секунда, и их уже нет, а посмотришь - и целый мир перед тобой. Как картина - если стоять близко, увидишь отдельные мазки, но если отойти - проступит изображение. Как и основной блог, полуигровой.

* * *

Темные, почти черные водоросли обвивали тело, мешали дышать... на глубине океана было так спокойно – ни всплесков волн, ни гроз, ни штормов... ничего, только блаженство... которое почему-то пугало. Океан не хотел отпускать его, хотел растворить, сделать частью себя – и что потом? Перерождение? Слияние с реяцу этого мира? Существование в качестве бесплотного духа неизвестно где? Последний вариант казался самым настоящим. Пламя свечи жизни трепетало и казалось еще чуть-чуть, совсем недолго, и оно погаснет, а с ним и исчезнет душа, которую все знали как капитана Укитаке. Но что это за сила, не дающая погрузиться в пучины вод и раствориться в мироздании? Кто зовет его?

***

Дыхание было ровным, сердце стучало, перегоняя кровь по венам, сил было вполне достаточно для чего угодно, в общем-то. Но об этом «что угодно» Укитаке не задумывался, сосредоточившись на том, что происходило здесь и сейчас. И на том, что говорил Император. Это было все еще странно – ему сохранили жизнь, и кажется, здоровье... неважно. Капитан коротко кивнул – подобное он подозревал давно, только не говорил никогда так прямо о Руке Короля. Те мысли о симбиозе, затянувшемся существовании в этом мире и им подобные обычно были далеко запрятаны, и только изредка, в минуты болезни или отчаяния, прорывались. Мысли о том, кто они друг без друга, что души так слились, что невозможно разделить, кто где. Это пугало, но привычным, затаенным страхом, почти не поднимавшимся из глубин, и вот ему напоминают об этом. Помогают подняться на ноги, и Укитаке принимает помощь от того, кому хотел дать бой, с кем в общем-то, должен сражаться... но знал, что «сражаться» - это слишком просто и однозначно, потому что у каждого из них своя правда, и нет правды общей, как нельзя и оставить чью-то правду, пожертвовав другой.

***

Смотри, капитан, во что превращается твой мир, что с ним станет. Смотри и ужаснись содеянному. Смотри, как рухнет в пропасть все, за что ты боролся, ради чего жил.

***

Он смотрел вслед уходящему прочь Императору, и сердце сжималось от предчувствия того, что могло бы произойти, от картин грядущих битв, промелькнувших в сознании. От количества жизней, которые можно спасти – или потерять. И эти образы вызывали тоску, печаль, ужас. Он хотел бы почувствовать облегчение, но с чего бы? Да, он жив – для того, чтобы защищать свой мир и дальше. Для того, чтобы научить других защищать этот мир. Для того, чтобы понять, что есть добро и зло – точнее, что их нет, а есть только единое для всех живых существ желание. Просто жить. Кто как умеет. В который раз подтвержденное, это знание хлестнуло порывом дымного ветра. Укитаке остался один.

Настроение такое.

Пусть и в воображении, я все-таки не одна.

* * *

* * *

Скрытое содержимое

Я подтверждаю, что мне уже 18 лет и что я могу просматривать записи с возрастным ограничением.

* * *

Дома было шумно, как обычно.

— Братик, расскажи мне сказку, — потребовала маленькая Аме, хитро прищурившись, зная, что брат никогда не откажет.

— Не отвлекай Джуу, — проворчала Мико, и проскользнула на кухню. Как всегда, будет помогать матери готовить и хватать еду из-под ножа. Джуу улыбнулся, представив это — всегда одно и то же, и мать не ругалась по-настоящему, привыкла уже к этой шалости.

— Сказку, Аме-тян, я расскажу позже, — Джуширо заговорщически прошептал на ушко сестренке — про водяного дракона, который защищает слабых и стоит на страже справедливости.

Глаза Аме загораются:

— Как Кирин, да?

— Да, именно. Только это не единорог, а дракон. Он мудрый и готов помочь каждому, кто обратится к нему за советом. А избранным, говорят, дарует особую мудрость и прозорливость.

Джуширо пьет чай — старается не торопиться, несмотря на то, что его ждут занятия, а идти далеко, но это же чай, он требует вдумчивого подхода и неторопливости. Не чайная церемония, но все же. А сестренка пристала:

— А что надо сделать? Как это — избранный?

Она оперлась подбородком на ладони и заглядывала в глаза, да так, что кого угодно разжалобить могла, и Джуширо не устоял, продолжил историю:

— Это только сам дракон знает. Людям драконьи помыслы неведомы. Может, он отметит кого-то, кому покровительствует, особым знаком, а может просто надарит удач и золота, или все отнимет — дракону виднее, что человеку нужно, так что мы не можем знать, что считать драконьей меткой.

Джуширо отставил пустую чашку, поднялся из-за стола.

— Мне пора, Аме-тян.

— Погоди, Джуу, — Мико позвала его с кухни, — держи обед.

Она вручила ему сверток.

— Ну теперь иди!

Джуширо был у дверей дома, когда до него донесся звонкий голосок Аме:

— А тебя точно дракон отметил!

И шиканье Мико.

* * *

Новая жизнь — какой она будет? Жизнь обычного человека, как они там все живут? Наверное. Это будет... необычно. Единственное, чего не доводилось делать Айзену — быть обычным человеком, и это даже... интересно. Кем бы он там стал? Влиятельным политиком? Коммерсантом? Или наоборот, простым человеком, от мнения которого однако, зависит все? Да, пожалуй, это самое привлекательное — когда ты можешь что-то такое, что не может больше никто, и поэтому нити многих судеб в твоих руках. Словно такие куклы на веревочках, да... марионетки. Выплывшее из глубин памяти слово приятно ощущалось на языке, чуть пьянило и дарило сладость, как легкое вино.

* * *

Все рано или поздно входит в привычку, и нездоровье, увы, тоже. Привычка ко вкусу лекарств, привычка прислушиваться к себе, жутко нервирующая, но необходимая, потому что как же иначе? Сказать бы, что от этого зависела жизнь... Достаточно было вспомнить тот теплый водорослевый клубок в груди, мешающий дышать и словно говорящий: «Ну что, справишься? Хватит сил, да неужели?» - язвительный насмешливый голос собственного подсознания... или нет. Или... сон...

Волны с шумом разбивая белопенные шапки о прибрежные камни, яростно, отчаянно. Воздух пахнет солью и холодом, а вода, если взглянуть – темная, глубокая, манящая в бездну, так что не оторвать взгляда, не перевести дыхание, и накрывает с головой. Страх проскакивает молнией по телу, но зря – почему-то можно дышать в воде, и это кажется даже более естественным, чем жизнь на суше, словно всегда так вот, словно...

Он чувствует всем телом, как поднимается океанская волна, зародившаяся на такой глубине, что и страшно подумать, тащит прочь от берега – ну и пусть тащит, в воде дышится спокойно, значит так и надо...внутри такая легкость, кажется, что тела нет вообще, что ты – это просто мысль в бесконечном океане, так и пусть океан тащит куда хочет, обработает по своему вкусу... как огромная волна обрушивается на берег, прямо на эти камни, выбрасывает его, такого вдруг мучительно отяжелевшего, на берег...

***

Глаза закрываются сами собой, сердце уже стучит спокойнее – или это целебный оранжевый свет так действует?

...Волны набегают на песчаный берег, мерно, ровно – кажется, что это дышит некое огромное существо, и белопенные шапки исчезают, легко коснувшись песка, словно это ветер треплет волосы – белые волосы, отводишь их рукой, а ветер снова бросает их в лицо, словно что-то хочет сказать, но непонятно пока, что...

* * *

* * *

Ночь, но и она казалась почти ясным днем после тьмы Мукена. Аромат жасмина разливался в воздухе, прохладном и свежем — казалось, его можно было пить, как воду. Такие простые вещи... ночная прохлада, аромат цветов, свет звезд. Айзен улыбается — насколько удачное время, чтобы скрываться! Ночь самой природой создана для игры в прятки. Если вечернее время — это время иллюзий, то ночь — время обладать желаемым, время получить награду, самое лучшее время... теперь. Он смотрит на звезды — когда-то они с Хинамори считали их, сидя на крыше, когда-то он учил ее различать их, и сейчас легко вспомнил их названия, только какой в этом был смысл? Пустой кусок стекла, вот что такое небо. Стекло с блестками, которым люди дали названия. И внутри — пусто. Внутри... удар сердца, еще, еще... Айзен слушает тишину, всматриваясь куда-то внутрь, где кровь разгоняет энергию Хогиоку. Неважно, с ним камень или нет, он теперь расплавлен внутри. Этого не ощущалось под лентами, зато сильно чувствуется теперь — как энергия струится по венам, побуждая к действию, к тому, чтобы желать... чего угодно в этом мире. Главное – у него все еще есть сила, и ее можно применить...

Страницы: 1 2 3 4 5 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)