Лучшее за всё время

Господь Валерий, блог «Как говорит господь Валерий»

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «ПРО СЕКС И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ»

https://ridero.ru/books/pro_seks_i_koe-chto_eshe/

Часть детей оказывается неспособной адаптироваться в мире зомби, и им приходится бежать из контролируемого зомби ареала в Интернет и другие безопасные для них «места». Имея серьезные проблемы с общением, они не могут нормально организовать свою сексуальную жизнь, в результате становятся готовыми связать ее чуть ли не с первым встречным обратившим на них внимание потенциальным партнером. Чтобы избежать этой и многих других проблем, «злоупотребляющих» домоседством детей следует отправлять к хорошему психологу для решения их проблем с общением, а не радоваться тому, что сын или дочь сидит дома, а не «пьет-курит под забором».

 

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 66. Скандал в приличном обществе

Предыдущая глава

Как бы ни воспринял эту двусмысленную фразу Ло Бинхэ, радости ему это явно не прибавило – сорвавшись с места, он с потемневшим лицом ринулся в атаку.

Кутерьма битвы тотчас превратилась в трехстороннее противостояние: Тяньлан Цзюнь и Лю Цингэ бились сразу с двумя соперниками, Ло Бинхэ же – с первым, игнорируя второго и принимая удары обоих. Воздух полнился взрывами духовной и демонической энергии, звоном мечей и воплями зверей.

Вскоре явившийся на выручку Шэнь Цинцю Лю Цингэ и сам оказался в весьма затруднительном положении: круг обступивших его кровяных зверей все сужался, хоть взметающий капли крови Чэнлуань носился вкруг него, словно миниатюрный смерч.

читать дальше– Закрой рот! – предостерегающе крикнул ему Шэнь Цинцю. – Не вздумай их проглотить!

Однако это предупреждение было излишним: эти капли не то что не долетали до его лица – им не под силу было запятнать даже его рукава.

– Ох, я и забыл, что горный лорд Шэнь все еще здесь, – улыбнулся Тяньлан Цзюнь.

Уж лучше б и вправду забыл… Всякий раз, когда Тяньлан Цзюнь вспоминал о существовании Шэнь Цинцю, его жизнь делалась не в пример более сложной. Желудок тотчас скрутило распространяющейся по внутренностям болью. Заметив это, Ло Бинхэ – изначально сильнейший из трех противников – изрядно подрастерял и скорость, и напор, ведь его прежде пылающее яростью боя сердце преисполнилось тревоги за учителя. Видя это, Шэнь Цинцю выкрикнул:

– Дерись, не отвлекайся на меня!

Он сдерживал крики боли, делая вид, будто ему все нипочем. Вернувшись в палатку, он вытащил наружу Чжучжи Лана, и выдавил с перекошенной улыбкой:

– На сей раз ты ведь не станешь бросаться на мой меч, правда?

– Я связан долгом признательности [1] и с мастером Шэнем, и с моим господином, – беспомощно отозвался Чжучжи Лан. – Зачем вы заставляете меня выбирать между вами?

Спина Шэнь Цинцю от боли покрылась холодным липким потом. Чтобы хоть немного отвлечься, он бездумно бросил:

– Как я посмотрю, ты аккуратно ведешь счет заслугам и обидам [2].

Высокопоставленные демоны, вроде Ша Хуалин, и впрямь были преданы своему делу телом и душой, не упуская ни единого шанса поразглагольствовать о своей великой миссии. Вот и Чжучжи Лан, даже под приставленным к горлу лезвием меча, продолжал увещевать Шэнь Цинцю:

– Да, так и есть. Четыре великих школы должны заплатить за то, что много лет назад одолели моего господина при помощи низких уловок. Хребет Цанцюн, храм Чжаохуа, дворец Хуаньхуа и вершина Тяньи – все они будут стерты с лица земли по воле господина, никому не спастись.

При упоминании дворца Хуаньхуа сердце Шэнь Цинцю сжалось.

После бегства из Водной тюрьмы в город Хуаюэ он узнал, что все сторожившие его адепты были убиты – даже Гунъи Сяо не избежал подобной участи. Тогда, не зная, кому по праву принадлежит этот черный горшок [3], он опустил его на голову Ло Бинхэ – но так и не удосужился выяснить, чьих на самом деле рук это дело.

Припомнив, как именно он заработал злополучную благодарность Чжучжи Лана, Шэнь Цинцю внезапно спросил:

– Ты помнишь Гунъи Сяо?

– Это тот прославленный адепт из дворца Хуаньхуа? – поразмыслив, отозвался Чжучжи Лан.

Еще бы он не помнил!

– Когда я проник в Водную тюрьму, чтобы вызволить мастера Шэня, я поначалу принял его за Ло Бинхэ, – начал Чжучжи Лан.

Это Шэнь Цинцю мог понять: со спины Гунъи Сяо и впрямь здорово напоминал его ученика, да и в чертах лица было что-то схожее – потому-то этот юноша в свое время пробудил в нем столь теплые чувства.

– Потом-то я понял, что это тот самый старший адепт дворца Хуаньхуа, с которым вы приходили в пещеру в лесу Байлу за корнем бессмертия – и убил его заодно.

Убил заодно.

Воистину, Чжучжи Лан был, как метко высказался его дядя, «малость простоват». Тяньлан Цзюнь однажды поддержал его – и вот он готов служить ему в жизни и смерти. Шэнь Цинцю спас ему жизнь, сам того не подозревая – и он все это время искренне пытался отплатить ему в меру своего разумения.

По этой же причине он готов был воздать каждому обидчику за самое малое прегрешение по принципу «око за око» [4].

Вот только Шэнь Цинцю смерть Гунъи Сяо представлялась верхом несправедливости: ведь, хоть он и замахнулся на змея, не убил же он его, в самом деле!

В ушах тотчас зазвучали прощальные слова Гунъи Сяо: «Старейшина Шэнь, этот адепт ловит вас на слове и вскоре побеспокоит вас своим визитом», – словно тот воочию произнес их на ухо Шэнь Цинцю – и он промолчал, попросту не зная, что ответить Чжучжи Лану.

При виде его удрученного лица в прежде чистом взгляде Чжучжи Лана зародилось беспокойство, постепенно перерастающее в растерянность. Заметив это, Шэнь Цинцю поднялся, двинувшись вперед.

– Куда вы? – окликнул его Чжучжи Лан.

– Куда угодно, – апатично отозвался Шэнь Цинцю. – Лишь бы подальше отсюда.

Похоже, у всех священных демонов без исключения основательно текла крыша – разве что в разных местах, и если уж выбирать, то Шэнь Цинцю предпочел бы разбираться с одним ментальным расстройством вместо нескольких. Этот, по крайней мере, иногда к нему прислушивается.

Чжучжи Лан мигом переменился в лице, словно Шэнь Цинцю его ударил, и выпалил:

– Я лишь пытался делать добро тем, кто помог мне – в чем я был неправ?

– Вся проблема в том, – резонно отозвался Шэнь Цинцю, – что твое понимание «добра» порядком расходится с моим.

С каждым шагом его прошивал спазм, словно бесчисленные паразиты извивались в его жилах, впиваясь во внутренности. Ло Бинхэ вновь принялся обеспокоенно оглядываться на учителя, и из-за этого чуть не пропустил несколько ударов.

– Даже если мастер Шэнь не желает согласиться на наши условия, – не унимался Чжучжи Лан, – почему вы полны решимости во что бы то ни стало остаться с ним?

Шэнь Цинцю не ответил, ускоряя шаг.

– Я понимаю, – еле слышно бросил ему вслед Чжучжи Лан.

Стоило этим словам прозвучать, как невыносимая боль в теле Шэнь Цинцю внезапно иссякла. Тяньлан Цзюнь тотчас дал о себе знать, возмущенно возвысив голос:

– Ты что творишь?

Из тысяч присутствующих лишь тройка священных демонов сознавала, что происходит. В крови Шэнь Цинцю нынче находились три популяции кровяных паразитов. Те, что принадлежали Ло Бинхэ, вынуждены были сражаться с двумя группировками, так что они, оказавшись в меньшинстве, явно сдавали; но теперь кровяные паразиты Чжучжи Лана внезапно поменяли сторону, сражаясь бок о бок с паразитами Ло Бинхэ против тех, что принадлежали Тяньлан Цзюню.

А раз нет боли, откуда взяться страху? Шэнь Цинцю выхватил Сюя, легко запрыгнув на меч.

– Шиди Лю, за мной!

Тот не заставил себя долго ждать, взлетев на Чэнлуань. Наконец оставивший манипуляции с кровью Тяньлан Цзюнь скопил в ладони демоническую энергию, вложив все силы в атаку, но Ло Бинхэ удалось отбить его удар. Пролетая мимо, Шэнь Цинцю протянул руку вниз, его ученик поднял свою – и вот их пальцы переплелись безупречно выверенным движением, словно нити в одеяниях небожителей [5]. Дернув Ло Бинхэ вверх, Шэнь Цинцю забросил его на Сюя, и два меча тотчас исчезли с глаз, оставив по себе лишь ослепительные вспышки.

Небо над лагерем огласилось яростным воем. Тяньлан Цзюнь щелкнул пальцами, и дюжина кровяных зверей тотчас утратила пыл – шерсть и клыки начали расплываться, превращаясь в кровавую лужу, которая быстро впиталась в землю.

– И что, так их и отпустишь? – бросил он, устремив осуждающий взгляд на Чжучжи Лана.

Тот не ответил, опускаясь перед ним на одно колено.

Выдержке Тяньлан Цзюня можно было позавидовать: лишь на мгновение поддавшись гневу, он быстро переменил тон:

– Ах, неразумный мой племянник, подумай как следует: он вовсе не ценит твою безграничную доброту [6], безрассудно мчась навстречу погибели. Чжучжи Лан, тебе ведь уже немало лет – как же вышло, что какой-то человек так заморочил тебе голову? – Жестом веля Чжучжи Лану подняться на ноги, он как ни в чем не бывало бросил: – Но не печалься: однажды горный лорд Шэнь поймет, что ему стоило к тебе прислушаться, и этот день не за горами.

Чжучжи Лан понимал, что этот день станет днем падения четырех великих школ.

Бросив задумчивый взгляд на небо, Тяньлан Цзюнь пробормотал:

– Но, по правде говоря, я не подозревал за горным лордом Шэнем подобных пристрастий… Что же, одного ему мало?

При этих словах через разум Чжучжи Лана, где без того все было перевернуто кверху дном, словно пронесся опустошительный ураган [7].

Видимо, его господин вновь начитался тех странных брошюр с картинками из Царства Людей.

***
Тем временем трое заклинателей на мечах неслись к пограничным землям, преодолевая многие ли за долю мгновения.

Изрядно озадаченный тем, что Шэнь Цинцю прихватил с собой Ло Бинхэ, Лю Цингэ досадливо бросил:

– И чего ради ты тащишь его за собой? Вы что, опять вместе, после всего, что он натворил?

Лю Цингэ и Ло Бинхэ разделяла застарелая вражда [8], так что объяснить ему все в двух словах Шэнь Цинцю все равно не сумел бы, ограничившись расплывчатым:

– Поверь, у меня есть на то причины.

Видя, что учитель не стремится опровергать пресловутое «вместе», Ло Бинхэ невольно просиял. При виде его расплывшегося в улыбке лица Лю Цингэ сложил пальцы в печать, искрящуюся духовной энергией, и позвал:

– Шэнь Цинцю, перебирайся сюда.

Лицо Ло Бинхэ переменилось с такой скоростью, словно он перевернул страницу книги: только что он был сама покладистость и нежность – а мгновение спустя ощетинился, сильнее обхватив Шэнь Цинцю за талию. Поскольку он и без того держался за учителя достаточно крепко, тому стало трудно дышать.

– Шиди Лю, объяснить все это весьма непросто, – бросил он, отпихивая руку ученика. – Давай-ка сначала доберемся до безопасного места, а потом я расскажу тебе все по порядку. А пока просто поверь мне.

– Тебе я верю, – процедил Лю Цингэ. – А вот ему – нет.

– Я ему верю, – не задумываясь, бросил Шэнь Цинцю.

– Ты верил ему и прежде, – нахмурился Лю Цингэ. – Напомнить, к чему это привело?

Улыбка Ло Бинхэ походила на тонкую иглу, сокрытую в мотке шелка [9].

– Учитель сказал, что верит мне, – сказал он тоном, в котором не угадывалось ни теплоты, ни враждебности. – К чему же бросать слова на ветер?

«Хэй, битва окончена, если кто не заметил!» – возопил про себя Шэнь Цинцю.

– Как ты разговариваешь со своим шишу? – одернул он ученика вслух.

Обычно из Лю Цингэ и слова не вытянешь, какие уж тут «слова на ветер»? Тот и впрямь не нашелся с ответом, послав вместо этого шар взрывной духовной энергии в оппонента.

«Это что, по-вашему, весело – драться на подобной высоте? – мысленно вознегодовал Шэнь Цинцю. – Алло, безопасность прежде всего!»

Слегка сменив курс, Шэнь Цинцю попытался уклониться от атаки, но его ушей достиг сдавленный стон ученика.

– Что такое? – обернулся он к Ло Бинхэ.

Неужто Лю Цингэ все-таки попал?

– Ничего, – тряхнул головой его пассажир. – Мне совсем не больно.

Да ведь подобный удар и не мог ему повредить, верно? Окинув ученика взглядом, Шэнь Цинцю заметил струйку демонической энергии, сочившуюся у того меж бровей.

– Не нравится мне твое лицо, – встревоженно пробормотал заклинатель.

– Просто, когда я бился с тем старым демоном, у меня слегка закружилась голова, – тихо отозвался Ло Бинхэ с неподдельной теплотой в голосе. – Теперь дурнота малость усилилась – но ничего страшного, это всего лишь один удар взрывной энергии, не более…

Обычно его битвы с Лю Цингэ носили куда более ожесточенный характер – сколько ударов ему довелось на себя принять, чтобы теперь его повело с одного-единственного?

– Шэнь Цинцю, не встревай! – бросил ему Лю Цингэ.

– Шиди Лю, он недавно был сильно ранен и не вполне оправился, – послал ему извиняющуюся улыбку Шэнь Цинцю. – Да и вообще, не стоит опускаться до его уровня. Он ведь не более чем неразумное дитя: если он оскорбил тебя, я принесу извинения за него. – Поскольку Лю Цингэ отнюдь не выглядел убежденным, он продолжил: – Он совершил немало ошибок, но ручаюсь, что больше не станет – я всерьез займусь его воспитанием…

Лицо Лю Цингэ наконец просветлело:

– Ты правда ему доверяешь?

На самом-то деле Шэнь Цинцю был не столь уж в этом уверен – а вцепившийся в его талию Ло Бинхэ уставился на него с видом нетерпеливого ожидания на лице. Говоря начистоту, он никогда по-настоящему не доверял Ло Бинхэ и оттого, сам того не сознавая, причинял ему все новые страдания – так что кого еще винить в сложившемся положении, кроме себя самого…

– Лучше верить, чем не верить [10], разве нет?

Что уж тут поделаешь – в его мире непослушные дети тоже нередко задавали родителям жару. Решив малость подмаслить спутника, Шэнь Цинцю изрек:

– С тех пор, как мы виделись в последний раз, уровень духовной энергии шиди Лю значительно возрос.

– Я только что завершил уединенную медитацию, – вскинул подбородок Лю Цингэ.

Выходит, что, когда Лю Цингэ при расставании выкрикнул: «Подожди!», он имел в виду, что собирается удалиться в пещеру Линси – и, едва выйдя, тотчас устремился на выручку Шэнь Цинцю. У того не было слов, чтобы выразить свою благодарность, и потому он лишь бросил, потирая переносицу:

– А как ты узнал, что я на южных рубежах Царства Демонов?

Оказалось, что перво-наперво Лю Цингэ устремился в северные земли, чуть не перевернув их вверх дном, однако не обнаружил там ни Шэнь Цинцю, ни Ло Бинхэ – все, что ему удалось выбить из местных, это что их господин куда-то умчался, словно за ним черти гнались. Затем он захватил некую деву Ша, чтобы учинить ей допрос излюбленным методом пика Байчжань – однако, поскольку рука на женщину у Великого и Ужасного Лю не поднялась, он оказался не особенно удачным.

И все же его усилия не пропали даром, ибо после этого он наткнулся на праздношатающегося и очевидно наслаждающегося жизнью Шан Цинхуа.

Вот уж кому Лю Цингэ всыпал бы с превеликим удовольствием, однако, стоило ему поднять кулак, как Шан Цинхуа вывалил ему все, что знал и не знал, включая меню Шэнь Цинцю в Царстве Демонов, его распорядок дня, а под конец – и как тот был похищен на южные рубежи.

Выудив из него все необходимые сведения, Лю Цингэ собрался было казнить предателя не сходя с места, но Шан Цинхуа повис на его ногах, воя белугой [11], что непременно исправится, начав жизнь с чистого листа. Его вопли нимало не тронули сердце лорда пика Байчжань, зато привлекли внимание Мобэй Цзюня, и эти двое весьма предсказуемо сцепились, разнеся вдребезги половину подземного дворца Ло Бинхэ, что несколько задержало Лю Цингэ.

Вот эти взлеты и падения, чередующиеся с эпизодами погромов и насилия, и составляли историю жизни Великого и Ужасного Лю за последние несколько дней.

После того, как его брат по школе пошел ради него на такие тяготы и жертвы, он и впрямь стал для Шэнь Цинцю кем-то вроде родного брата [12]!

Чтобы не расплакаться от умиления, заклинатель резко сменил тему:

– Шиди Лю, у меня к тебе есть одно дело.

– Какое? – невозмутимо отозвался тот.

– Что тебе известно о Тяньлан Цзюне?

В мире заклинателей владыка демонов сделался мало сказать что легендарной фигурой.

Ведь именно после того, как Тяньлан Цзюнь был заточен под горой Байлу, четыре великих школы вошли в силу [13]. Разумеется, наибольший вклад в противостояние внес хребет Цанцюн, однако главы прочих школ также приняли в этой войне посильное участие – из героев того противостояния лишь Юэ Цинъюань занимал скромный пост старшего адепта пика Цюндин. Тогда-то он впервые явил себя, воспользовавшись мечом Сюаньсу – и именно его вклад стал решающим. Разумеется, Лю Цингэ знал обо всем этом ничуть не хуже самого Шэнь Цинцю.

– Это последний глава демонической расы? Его материальное тело, должно быть, давным-давно уничтожено [14].

– Однако для демона это не обязательно влечет за собой смерть, – парировал Шэнь Цинцю. – Он мог сбросить эту оболочку, словно пустую раковину.

– Как ты? – приподнял бровь Лю Цингэ.

– Именно, – издал смущенный вздох Шэнь Цинцю.

Однако Лю Цингэ явно не улавливал его мысль:

– Ну сбежал он, и что?

– Тяньлан Цзюнь вынашивает планы по слиянию Царства Демонов с Царством Людей, – тихо отозвался Шэнь Цинцю.

– Это значит, что он собирается вторгнуться в Царство Людей?

Шэнь Цинцю сознавал, насколько легко обычному человеку перепутать два этих понятия: многие восприняли бы это «слияние» как «уравнивание», однако дело обстояло не совсем так: Тяньлан Цзюнь с помощью Синьмо вознамерился произвести это слияние совершенно буквально.


Примечания:

[1] Связан долгом признательности – в оригинале 恩深义重 (ēnshēnyìzhòng) – в букв. пер. с кит. «милости глубоки, чувство долга сильно», образно о тесных дружеских отношениях между начальником и подчинённым.

[2] Аккуратно ведешь счет заслугам и обидам – в оригинале 恩怨分明 (ēn yuàn fēn míng) – в букв. пер. с кит. «добрый к хорошим, злой к плохим», образно в значении «четко разграничивать добро и зло».

[3] Черный горшок 黑锅 (hēiguō) – идиома, обозначающая «несмытая обида; клевета, ложные обвинения».

[4] Око за око – в оригинале приводится идиома 睚眦必报 (yázì bìbào) – в букв. пер. с кит. «букв. за оскорбительный взгляд должен отомстить», образно – «мстительный, злопамятный».

[5] Словно нити в одеяниях небожителей – в оригинале 天衣无缝 (tiān yī wú fèng) – в пер. с кит. «платье небожителей не имеет швов», образно в значении «безупречный, без изъянов».

[6] Безграничная доброта – в оригинале 费尽心思 (fèijìn xīnsi) – в пер. с кит. «отдать все силы души (ума), до предела напрячь все свои способности».

[7] Через разум, где без того все было перевернуто кверху дном, словно пронесся опустошительный ураган – эта фраза представляет собой комбинацию двух идиом: 沧桑 (cāngsāng) – сокращенное от идиомы 沧海桑田 (cānghǎi sāngtián) – в букв. пер. с кит. «где было синее море, там ныне тутовые рощи», в образном значении – «огромные перемены, превратности судьбы», и 狂风过境寸草不生 (kuángfēng guòjìng cùncǎobùshēng) – в букв. пер. с кит. «ураган, пролетающий над бесплодными землями», в образном значении – «житейские передряги».

[8] Застарелая вражда 苦大仇深 (kǔdàchóushēn) – в букв. пер. с кит. «горе великое и ненависть глубокая», образно в значении «натерпевшись страданий в старом обществе», «питать к кому-либо лютую ненависть».

[9] Игла, сокрытая в мотке шелка 绵里藏针 (miánlǐcángzhēn) – в букв. пер. с кит. «игла, спрятанная в шелковых оческах», кит. идиома, означающая «держать камень за пазухой», «мягко стелет, да жестко спать», «на устах мёд, а на сердце лёд».

[10] Лучше верить, чем не верить – 宁可信其有,不可信其无 (nìngkě xìn qí yǒu, bù kě xìn qí wú) – цитата из пьесы 盆儿鬼 (Pén er guǐ) – в пер. с кит. «Обличающий таз» или «Душа в стенках таза» – о тазе, слепленном из глины, смешанной с пеплом убитого, который громогласно обличает убийцу. Здесь присутствует игра значений, так как образно эта фраза означает «Береженого Бог бережет» – то есть, тем самым Шэнь Цинцю намекает Лю Цингэ на то, что он не теряет бдительности.

[11] Воя белугой – в оригинале 鬼哭狼嚎 (guǐ kū láng háo) – в букв. пер. с кит. «стенать, как призрак, и выть, как волк».

[12] Брат по школе стал кем-то вроде родного брата – в оригинале используется игра слов: имя Цингэ 清歌 (Qīnggē) является омонимом слова 亲哥 (qīn gē) – старший брат по крови.

[13] Вошли в силу 倾巢而出 (qīng cháo ér chū) – в букв. пер. с кит. «вылетели всем гнездом».

[14] Тело было давным-давно уничтожено – 损毁 (sǔnhuǐ) может означать как «уничтожено», так и «повреждено».


Следующая глава

Тёмная сторона Луны, блог «На двадцать третьем градусе эклиптики»

* * *

Не бойтесь думать о себе хорошо. Мысли подталкивают к соответствию...

©

Windwald, блог «Shelter»

One Jump Ahead

В разговоре с другом я вновь вспомнил Аладдина. Не нового - а того, мультипликационного, родом из девяностых.

 

Я вспомнил, почему конкретно это мой любимый мультфильм. Невзирая на то, что плачу я даже во взрослом возрасте только на Короле Льве - причем не на сцене гибели Муфасы, а на победе Симбы в конце - ну, как плачу... ком в горле встает и щипет, плакать со слезами я разучился уже давно. Но Аладдин - это для меня качественно иное, это "моя" вещь.

 

Сейчас я как торговец в начале мультфильма предложу остановиться и послушать, почему же "именно эта лампа - такая особенная".

 

Как я уже многократно рассказывал, я рос в перестройку. Кому-то повезло, кому-то нет - всё в эти годы зависело исключительно от родителей и их способности "пристроиться к кормушке", то есть адаптироваться - или погибнуть от той же бандитской пули. Одиночкам было крайне тяжело, в основном относительный комфорт себе позволяли полные семьи. Моя семья относилась к "одиночкам" - отец и мать были в разводе. Отец всё равно появлялся в моей жизни, но у него были проблемы, из-за которых я редко видел его. Не буду его демонизировать, не буду рассказывать про другую его семью с падчерицей, которую он выбрал - мне больше запомнилось то, как он попал в настоящую бандитскую передрягу, поскольку заведовал магазином. Бизнес у него отжали, квартиры и машины он лишился, его пытали в гаражах и было много страшного.

 

Мама же болела - и либо пропадала в больнице, либо на многочисленных работах. Любимый театр в итоге она променяла на работу в ресторане посудомойкой, уборщицей и всем, кем придется. Почему? Да тупо потому что платили больше, зарплата зависела от часов работы, да к тому же можно было утащить объедки после богатых "пассажиров" - остатки салатов, аккуратно срезанные кусочки мяса, даже жульены и прочее. И в эти дни был настоящий праздник. Но это было редко.

 

Так что, подобно Аладдину, рос я в основном на улице - то есть пропадал всё время там, дома появляясь только к вечеру. Улица меня и воспитала, и дала очень хорошую социализацию, которая спасла меня от многих бед в жизни, инфантильности и неприкаянности. Во-первых, это был опыт поведения в коллективе, учеба иерархии, наблюдение за борьбой за власть и другими человеческими вещами в эдаком микроразрезе. Во-вторых, это была учеба о том, как отстаивать себя, как защищаться, как не давать в обиду своё "я", как адаптироваться и добиваться уважения. Мои коллективы были исключительно пацанскими и иерархия в них была соответствующая.

полный текст

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 33. Воссоединение. Часть 2

Предыдущая глава

При взгляде на этого знакомого, но все же чужого молодого человека все тело Шэнь Цинцю окоченело, а в горле пересохло.

Разве он не должен был явиться спустя пять лет?

Разве он не должен сейчас продираться сквозь тернии к величию в Царстве Демонов, осваивая все новые высоты боевого мастерства? Как он проник через барьер Чжаохуа?

Но, возвращаясь к главному: почему на два года раньше?.. Уж не смухлевал ли ты в процессе обучения, Ло-гэ [1] – ведь это может выйти тебе боком!

читать дальшеШэнь Цинцю охватило необоримое желание развернуться, броситься вниз по лестнице, а затем – вон из Цзиньланя, и так до тех пор, пока он не отряхнет со своих стоп прах этого чертового мира. Однако он успел сделать лишь один шаг, тут же врезавшись в Гунъи Сяо.

– Старейшина Шэнь, почему вы отступаете? – изумился тот.

...Глаза разуй. Взгляни на выражение моего лица и прочувствуй атмосферу, будущий лорд Гунъи Сяо!

За спиной раздался все тот же тихий мягкий голос:

– Учитель?

Казалось, шею Шэнь Цинцю парализовало, так что ему стоило немалого труда повернуть голову. Лицо Ло Бинхэ оказалось самым страшным, что ему когда-либо приходилось видеть.

Самым пугающим было то, что на нем он не мог найти ни малейших признаков гнева. Его улыбка вовсе не ранила, подобно лезвию ножа – казалось, в ней светилось воплощенное дружелюбие и теплота.

Я сдамся по доброй воле, тебе не обязательно наводить на меня такой ужас!

Чем нежнее становилась улыбка Ло Бинхэ, тем более жестокая доля ожидала его соперников – с этим определенно шутить не стоило.

Шэнь Цинцю застыл в дурацкой позе: одна нога на площадке лестницы, другая – на ступеньке, чувствуя, как спина покрывается мурашками.

Неторопливо приблизившись, Ло Бинхэ прошептал:

– Это и правда учитель.

Его голос был невесом, словно перышко, и все же каждое слово, слетающее с его уст, было отчетливым, словно выписанное тушью в воздухе. От звука этого голоса сердце Шэнь Цинцю подскочило, словно он только что с большой высоты сиганул с тарзанки [2] сразу после обливания ледяной водой.

С другой стороны, раз его голова и так лежит на гильотине, так почему бы и не подняться? Собрав волю в кулак, Шэнь Цинцю призвал все свое мужество. Костяшки пальцев руки, держащей веер, побелели от напряжения, на коже проступили вены. Левой рукой он подобрал подол зеленого одеяния и наконец-то взошел на последнюю ступеньку.

Всего один шаг – а он уже готов разрыдаться.

В пору собрания Союза бессмертных Шэнь Цинцю еще смотрел на Ло Бинхэ сверху вниз, теперь же ему пришлось слегка задрать голову, чтобы взглянуть ему в лицо – это несколько портило впечатление, которое пытался произвести заклинатель.

К счастью, за эти годы Шэнь Цинцю поднаторел в создании атмосферы благородства и недосягаемости. Что бы ни творилось у него в душе, ему удалось сохранить вид безупречного спокойствия, и все же прошло немало времени, прежде чем он наконец смог выдавить:

– ...Что тут вообще творится?

Ло Бинхэ ответил ему безмятежной улыбкой, явно посчитав, что этого достаточно.

Однако же царящая среди адептов дворца Хуаньхуа суматоха мигом прекратилась – казалось, все превратились во внимание, уставясь на Шэнь Цинцю.

При взгляде на них Шэнь Цинцю осознал, что во всей этой ситуации есть что-то в корне неправильное.

Шэнь Цинцю был прославленным заклинателем, почитаемым за глубину познаний и возвышенность натуры. Он с юных лет прославился на весь мир, не говоря уже о том, что младшее поколение его боготворило. Даже среди ровесников немногие рискнули бы открыто высказать неуважение Шэнь Цинцю – и все же взгляды этих адептов буквально источали враждебность, а некоторые из них даже схватились за оружие. Будто мало ему было Ло Бинхэ, который продолжал возвышаться над ним, не говоря ни слова. Эта группа адептов производила впечатление не благовоспитанных учеников известной школы, а скопища авантюристов, которые собрались на охоту за сокровищами, готовые грабить и убивать направо и налево.

Молодые люди, да что с вами такое? Вы что, правда хотите защитить этого человека? Не будьте столь легковерными! То, что он до сих пор не прибил никого из вас – с его стороны уже большое достижение! Кто тут нуждается в защите – так это я!

Гунъи Сяо наконец почувствовал, что что-то не так. Обогнув Шэнь Цинцю, он прошептал, обращаясь к своим:

– Немедленно уберите мечи! Что за недостойное поведение?

Его слова подействовали: мечи исчезли в ножнах, но враждебность из взглядов никуда не делась.

И неудивительно. Теперь ясно, почему эти люди никак не отреагировали на появление Гунъи Сяо. В прошлом он был лучшим учеником – кто из адептов в те времена осмелился бы проявить к нему подобное неуважение? Но теперь здесь был Ло Бинхэ, который, вступив на путь тьмы, в совершенстве овладел техникой промывки мозгов. Теперь он – царь горы всюду, где бы ни появился. Даже десятки тысяч лет спустя никто не осмелился бы соперничать с ним за звание лидера.

Но одного сбитый с толку Шэнь Цинцю был не в состоянии понять: когда Ло Бинхэ умудрился втереться в доверие к обитателям дворца Хуаньхуа? Согласно оригинальному сюжету, это должно было произойти не раньше, чем через два года!

Они так и стояли, будто заживо обратившись в статуи, пока какая-то девица, выйдя вперед, не выкрикнула:

– О чем вы только думаете в подобный момент? Молодой господин [3] Ло пострадал от рук этого... этого злодея! Разве что-то другое имеет значение?

Тут Шэнь Цинцю углядел в углу комнаты что-то, похожее на груду тряпок. Это была та самая «старушка», что привела его сюда.

Вновь переведя взгляд на Ло Бинхэ, он обратил внимание, что рукав черного одеяния распорот, и в разрезе виднеется кожа, покрытая красной сыпью, а сам молодой человек необычайно бледен.

При виде этого Шэнь Цинцю выпалил, не подумав:

– Ты заразился?

Окинув его быстрым взглядом, Ло Бинхэ покачал головой:

– Это не важно. Главное – остальные вне опасности.

Ничего себе самоотверженность! На мгновение Шэнь Цинцю позволил себе поверить, что его ученик по-прежнему был невинной маленькой овечкой, которая, пощипывая травку, игриво толкала его под коленки с радостным бебеканьем.

Увы, один из адептов Хуаньхуа тотчас разрушил этот благостный самообман загадочной фразой, подействовавшей на Шэнь Цинцю, будто ушат холодной воды:

– А если молодой господин Ло и вправду заразился, старейшина Шэнь был бы счастлив?

После этих слов Шэнь Цинцю поневоле задумался, что же он такого сделал всему дворцу Хуаньхуа.

Бросив на него смущенный взгляд, Гунъи Сяо одернул собратьев:

– А ну закройте рты, вы все!

Шэнь Цинцю созерцал все это с видимой бесстрастностью: негоже старейшине с высоты своего жизненного опыта пререкаться с юнцами, мозги которых основательно прополоскал главный герой. Он лишь опустил руку, чтобы длинный рукав скрыл сыпь, появившуюся после столкновения со «старушкой».

Адепта с изрытым оспинами лицом, который только что нападал на Шэнь Цинцю, слова старшего товарища явно не убедили. Испустив горестный вздох, Цинь Ваньюэ промолвила:

– Это все наша вина. Если бы вы не защищали нас, вы бы не...

Теперь Шэнь Цинцю в общих чертах представлял, что за поветрие поразило город. Его охватило неодолимое желание взять рупор, чтобы гаркнуть ей прямо в ухо: «Девчушка, очнись! Это поветрие не имеет ничего общего с чумой!»

Шэнь Цинцю не зря потратил лучшие годы своей былой жизни на чтение заклинательских новелл в сети – не меньше двадцати миллионов слов, зацените! – теперь он мог с чертовской определенностью заявить:

Первое: эта штука для Ло Бинхэ ничуть не опаснее физраствора!

Второе: если Ло Бинхэ и пострадал, защищая других, не стоит торопиться, расточая ему сострадание, ибо таков и был его план! Или вы не в курсе, как проще всего завоевать симпатии окружающих?

Шэнь Цинцю почувствовал, что больше не может выносить эту толпу блеющих адептов Хуаньхуа. Разумеется, немало этому способствовал пристальный взор Ло Бинхэ, который будто вознамерился играть с ним в молчанку до победного конца.

Собравшись с духом, Шэнь Цинцю решил без промедления проглотить эту горькую пилюлю. Не глядя по сторонам, он направился прямиком к телу «старушки». Вынув Сюя, он недрогнувшей рукой вспорол черную ткань.

То, что ему открылось, выглядело как обычное человеческое тело, но суть была не в этом.

...А в том, что кожа под тканью была красна, словно ее только что ошпарили кипятком – и все же ожогов на ней не было.

– Это сеятель [4], – бесстрастно произнес Шэнь Цинцю.

Сеятель был разновидностью демона, выполняющей примерно ту же функцию, что и крестьянин или лоточник в Царстве Людей.

Из-за разницы в местах обитания и расовых различий многие создания Царства Демонов, включая наиболее злобных его представителей, испытывают определенные физиологические потребности. В частности, многие из них предпочитают тухлятинку. Чем дальше зашло разложение, тем притягательнее подобная пища для демонов.

И где же найти столько гнилого мяса?

Затем-то и нужны сеятели. Одна из областей Царства Демонов служит наиболее популярной кормушкой для всех его обитателей. Повелитель этого места регулярно совершает набеги на Царство Людей, захватывая по нескольку сотен человек за раз, и запирает их в загон наподобие скота. Затем он запускает туда сеятелей. Менее чем через неделю лорд-демон наведывается туда за готовым блюдом, порой поедая его прямо на месте.

Подобные пищевые привычки поистине ужасали. По счастью, древние демоны – своего рода знать этого мира – происходящие из самых могущественных родов, что не чета обычным демонам, не питали столь экзотических пристрастий. В противном случае, как бы хорош собой ни был Ло Бинхэ, Шэнь Цинцю едва ли хватило бы духу выносить его присутствие. Будь он демоном подобного рода, его девушкам стоило бы воздать хвалу за мужество, хе-хе!

Потворствуя подобным зверствам, сеятели навлекли на себя такой гнев заклинателей, что те организовали облаву на сеятелей. Многие канувшие в безвестность герои заразились и погибли во время этой кампании. На протяжении десяти лет сеятели были практически истреблены – многие из нынешних заклинателей и не ведали о таких тварях. Что до Шэнь Цинцю, то, несмотря на природную лень, он не жалел времени, копаясь в пыльных свитках пика Цинцзин, из которых и узнал об этих созданиях.

К сожалению, его безошибочный вердикт не произвел ровным счетом никакого впечатления на собравшихся. Гунъи Сяо дипломатично заметил:

– Молодой господин Ло уже установил то, о чем говорит старейшина. Совсем недавно он в мельчайших подробностях поведал нам о сеятелях. – После этого адепты Хуаньхуа вновь воззрились на Ло Бинхэ с таким обожанием и трепетом, словно его лицо заливал золотистый свет.

Вот и он – тот самый прославленный «ореол сокрушительной мудрости», который «заставляет всех прочих чувствовать себя посрамленными, что бы ни вещал главный герой»!

Вновь удостоив его взглядом, Ло Бинхэ мягко произнес:

– Все, что я знаю, мне преподал учитель.

...И самым ужасным в этой ситуации было то, что при этих словах Шэнь Цинцю словно воочию ощутил, как и его лицо окатывает золотистое свечение.

«Черт. Даже перед лицом конца злодею не позволено сохранить достоинство, потому что главному герою приспичило повыделываться» – сокрушался про себя Шэнь Цинцю, мысленно отмахиваясь от него рукавом.

Однако в сложившейся ситуации он не мог тратить время на попытки прочесть царящую здесь странную атмосферу: поскольку этого сеятеля убили адепты Хуаньхуа, они имели полное право избавиться от тела в любое мгновение.

– Могу я забрать его, чтобы шиди Му на него взглянул? Он наверняка сумеет обнаружить что-то новое, что поможет в борьбе с эпидемией.

Ло Бинхэ кивнул:

– Слово учителя – непререкаемый закон для каждого из нас. Адепты доставят тело.

При звуках этого голоса, вновь зовущего его «учителем», каждый волосок на теле Шэнь Цинцю поднялся дыбом. Теперь-то он наконец прочувствовал на собственной шкуре, что ощутил оригинальный Шэнь Цинцю при встрече с Ло Бинхэ, который как ни в чем не бывало расточал сладкие слова, тая кинжал в рукаве – он тоже не мог представить, что на уме у бывшего ученика!

Взмахнув рукавами, заклинатель устремился к выходу. Даже покинув ненавистное здание, Шэнь Цинцю не мог прийти в себя: он чувствовал себя окончательно сбитым с толку. Ему казалось, что даже подошвы его обуви, касавшиеся тех же досок, что и Ло Бинхэ, источают зло. Догнав его, Гунъи Сяо не мог не обратить внимания на побледневшее лицо спутника и его блуждающий взгляд:

– Старейшина Шэнь, примите мои извинения. На самом деле наставник велел держать в строгом секрете все, что касается молодого господина Ло. Проболтавшиеся были бы немедленно исключены, потому-то я и не осмелился предупредить вас.

– Позволь задать тебе всего один вопрос, – со столь же отсутствующим видом изрек Шэнь Цинцю. – Как он вообще к вам попал?

– В прошлом году Шимэй Цинь нашла на берегу реки Ло серьезно раненого молодого господина без сознания.

В прошлом году. Всего за один год он умудрился отжать у Гунъи Сяо звание доверенного человека главы дворца Хуаньхуа. Выходит, внедрение Ло Бинхэ во дворец не только началось с опережением, но и произошло гораздо стремительнее. Что до Гунъи Сяо, то он воистину оправдал свое звание пушечного мяса, позволив скинуть себя первым же пинком какому-то там проходимцу!

– И почему же он не вернулся на хребет Цанцюн после того, как его спасли? – апатично поинтересовался Шэнь Цинцю.

Бросив на него пристальный взгляд, Гунъи Сяо ответил, осторожно подбирая слова:

– После спасения молодой господин Ло неохотно вспоминал о прошлом. Собираясь уходить, он признался в том, что... он не вернется на хребет Цанцюн, попросив нас хранить его воскрешение в тайне. Он собирался пуститься в странствия по миру, однако так полюбился мастеру, что тот не пожелал его отпускать. Хотя, строго говоря, он не приносил обетов ученичества, мастер относится к нему как к своему лучшему ученику.

А то.

Выходит, Ло Бинхэ избрал безошибочную стратегию «белого лотоса, стойко сносящего невзгоды без единого слова жалобы». Разумеется, слова тут и не требовались – обитатели Хуаньхуа и без его подсказки догадались, отчего он не хочет возвращаться: очевидно, хребет Цанцюн – а точнее, отдельно взятый горный лорд – в чем-то против него согрешил. И, надо думать, сие бесславное действо случилось на собрании Союза бессмертных.

Ничего удивительного, что адепты дворца Хуаньхуа нынче смотрят на него как на грязь. Это не просто промывка мозгов – они лишь следуют за своим лидером, повинуясь статусу, дарованному ему главой школы.

Это ж старый как мир прием авторов слезливой литературки: адепт А втирается в доверие к группе Б и спустя какое-то время, когда все, от мала до велика рыдают, умоляя его остаться, напускает на себя загадочный вид, заставляя их ломать голову, что за темные секреты кроются за этим прекрасным фасадом – патетический бред да и только! Вот только сияние нимба главного героя придает этой склеенной на соплях конструкции прочность армированного бетона!

Глядя на нечитаемое выражение лица безмолвного Шэнь Цинцю, Гунъи Сяо решил, что тот страдает от мысли, что его любимый ученик, чудом выжив, вместо того, чтобы вернуться к наставнику, предпочитает мыкаться по белу свету.

– Старейшине Шэню не стоит огорчаться из-за этого, – предупредительно заметил он. – Молодому господину Ло просто нужно время, чтобы разрешить какие-то противоречия в своем сердце. Со времени появления во дворце Хуаньхуа он прежде никогда не покидал его пределов, но в этот раз пожелал отправиться с нами. Что же до моих младших товарищей... боюсь, у них сложилось неверное представление о старейшине. Я искренне надеюсь, что вы не сочтете это за оскорбление.

При этих словах сердце Шэнь Цинцю словно разлетелось вдребезги.

Чего ради столько лет пестовать свою безупречную репутацию, чтобы главный герой в одночасье покрыл ее ровным черным слоем?

Хотя кого это тут несправедливо обидел Ло Бинхэ? Уж не того ли, кто несколько лет назад самолично столкнул его в пропасть?

Мне не следовало изощряться в софистике, придумывая оправдания этому поступку!

– А что насчет тебя? – бросил он в адрес Гунъи Сяо. – Почему же ты не следуешь их примеру?

Казалось, его слова по-настоящему шокировали юного адепта – вытаращившись на Шэнь Цинцю, он выпалил:

– Хоть я и не знаю, что именно случилось в ущелье Цзюэди, я не верю, что такой человек, как старейшина, способен погубить своего ученика!

«И я даже могу объяснить тебе, почему, – с мрачным удовлетворением подумал Шэнь Цинцю, – потому что ты как пушечное мясо и я как главный злодей – мы оба на одной стороне на этом черно-белом сюжетном поле, а потому подсознательно не можем не сочувствовать положению друг друга».

Некоторое время спустя из здания высыпали адепты дворца Хуаньхуа. Шэнь Цинцю украдкой обернулся к ним, чтобы узреть, как Ло Бинхэ, сцепив ладони, созерцает свою паству холодным взглядом стороннего наблюдателя.

При виде бывшего ученика сердце Шэнь Цинцю забилось вразнобой, словно лодчонка, которую треплет шторм. Хотя Ло Бинхэ стоял в отдалении, и на лице его светилась прежняя улыбка, от пронизывающего взгляда его темных глаз в груди Шэнь Цинцю похолодело.

Старший братец, дядюшка [5] – как тебя еще назвать, чтобы тебя это устроило? Неужто двум кускам пушечного мяса уже нельзя прильнуть друг к другу, чтобы скрасить неизбежный финал?

Вернувшись к оружейной лавке, они обнаружили, что внутри царит столь невообразимый шум, что крыша едва не слетает со стропил. Разумеется, это было делом рук Лю Цингэ. Ему досталась самая трудная часть задания: после того, как они разделились, он отправился за объектами исследования для наставника Му, и, поскольку простые жители города не горели желанием сотрудничать, ему не оставалось ничего другого, кроме как применить силу. Лю Цингэ, в свою очередь, никогда не славился долготерпением и покладистостью – а чего еще ожидать от главы пика Байчжань? В общем, он попросту вышел за ворота, схватил с дюжину здоровых мужиков и привязал их к наковальне в мастерской, временно обращенной в смотровую Му Цинфана. Само собой, «пациенты» не скупились на громогласные проклятия, порождая гам под стать целой толпе базарных теток.

Проследовав в подземное хранилище, Шэнь Цинцю изложил всем прочим положение дел, умолчав лишь о том, что и сам заразился.

Великий мастер У Чэнь вновь воззвал к милосердию Будды, добавив:

– Благодаря верным друзьям с хребта Цанцюн у нас наконец появилась тень надежды.

– Боюсь, все не так уж просто, – заметил Шэнь Цинцю. – Заболевшие не могли заразить друг друга. В древних книгах пика Цинцзин значится, что наибольшая группа зараженных сеятелем насчитывала лишь три сотни человек. В городе явно действует не один сеятель.

Лю Цингэ вскочил на ноги, сжимая рукоять меча. Будучи человеком действия, он, несомненно, жаждал тотчас отправиться на охоту за сеятелями, чтобы истребить их одного за другим.

– Погоди! – осадил его Шэнь Цинцю. – Я еще не все сказал.

– Прошу, продолжайте, шисюн Шэнь, – поторопил его Му Цинфан.

Однако Шэнь Цинцю заговорил не сразу, мучительно долго подбирая слова.

– Ло Бинхэ вернулся, – наконец сказал он.

Реакция была в разы слабее, чем он ожидал: из троих собравшихся великий мастер У Чэнь вообще не знал, кто это такой, а Му Цинфана в настоящий момент, похоже, не занимало ничего, кроме поисков скорейшего способа усмирить эпидемию. Лишь Лю Цингэ озадаченно нахмурился:

– Твой ученик? Но он же погиб от рук демонов на собрании Союза бессмертных!

Шэнь Цинцю понял, что ему воистину непросто будет это объяснить.

– ...Он не умер, – наконец выдавил он. – Как выяснилось. – Резко меняя тему, он бросил: – Мы с тобой сейчас отправимся патрулировать город. Поговорим, когда вернемся.

– Хорошо, – согласился Му Цинфан. – Мне доводилось иметь дело с последними из выживших сеятелей. Теперь я знаю, как бороться с болезнью. Мне стоит пойти взглянуть на приведенных лордом Лю больных.

При этих словах Шэнь Цинцю невольно припомнил набор сверкающих серебром хирургических инструментов Му Цинфана: там были скальпели всяческих форм и размеров, а также столь длинные иглы, что сгодились бы и для аутопсии. В бездонных рукавах лекаря также имелась целая батарея тщательно этикетированных бутылей и склянок, от одного взгляда на содержимое которых можно было тронуться умом. Если связанные в мастерской люди увидят все это, крыше точно не удержаться на месте.

Издав сухой смешок, Шэнь Цинцю собрался было выйти следом за Лю Цингэ. Внезапно звук его собственного сердцебиения словно бы многократно усилился – в груди будто молот бухал. Шэнь Цинцю тут же «повело».

Лю Цингэ тотчас заметил это:

– Что с тобой?

Шэнь Цинцю не ответил. Он попытался направить поток энергии в правую руку, но ее не хватило даже на слабенькую искру.

Какого черта именно сейчас?

– Неисцелимый, – шепнул Му Цинфан.

Проверив пульс Шэнь Цинцю, Лю Цингэ решительно толкнул его на лавку:

– Посиди тут. Подожди.

Чего подождать? Пока Ло Бинхэ постучится в дверь? Шэнь Цинцю решительно поднялся на ноги:

– Я иду с тобой.

– Не путайся под ногами! – рявкнул Лю Цингэ.

«Ты же великий лорд Байчжань, – запротестовал про себя Шэнь Цинцю, – если ты полетишь со мной, то какие могут быть проблемы?»

– Шисюн Шэнь, вы принимали сегодня лекарство? – вмешался Му Цинфан.

Чудовищным усилием воли подавив желание закатить глаза, Шэнь Цинцю возопил:

– Принимаю я его, принимаю!

И, само собой, принял его сегодня точно по расписанию! А также попросил Лю очистить мои меридианы от яда! Почему же он внезапно ударил по организму, словно гром с небес? Что за чертовщина?

Именно этот момент Система выбрала, чтобы сообщить ему:

[Главный герой получает 100 очков крутости].

Да чтоб тебя!

Ты имела в виду: «Главный герой на коне, а Шэнь Цинцю – в полной заднице»?

Какого черта ты опять начисляешь баллы ни с того ни с сего? Хоть бы объяснилась для разнообразия!

– Шисюну Шэню не следует перетруждать себя, – вновь заговорил Му Цинфан. – Шисюн Лю заботится только о вашем благе. Вы можете причинить большой вред своему телу, если будете носиться по городу в то время, когда отравление прогрессирует. Лучше вам отдохнуть и подождать, пока я схожу за лекарством. Когда шисюн Лю вернется, его духовная ци поможет вам совладать с приступом.

Шэнь Цинцю трижды пытался встать, и всякий раз Лю Цингэ безмолвно толкал его обратно. Тон Му Цинфана окончательно скатился до воспитателя, распекающего непослушное дитя.

– Хорошо, шиди Лю, а теперь послушай-ка меня, – отчаявшись настоять на своем, заговорил Шэнь Цинцю. – Тот сеятель с пурпурной кожей жутко заразен. Если увидишь его, не кидайся к нему сломя голову. Атакуй на расстоянии. Когда вернешься – ступай сразу ко мне, нам нужно обсудить кое-что важное.

Он сделал особый акцент на последних словах.

Как говорится: «Тренируй армию в течение тысячи дней, чтобы она пригодилась тебе в один из них [6]»! Лю, ты должен защитить меня!

Когда двое заклинателей покинули подземное хранилище, великий мастер У Чэнь заговорил:

– Бессмертный мастер Шэнь, вам все это не кажется странным? Царство Демонов столько лет не давало о себе знать, и вдруг – внезапная вспышка активности. На последнем собрании Союза бессмертных на свет появилось множество редких монстров. Теперь – сеятели, которых было не видно, не слышно на протяжении столетий, объявились в Цзиньлане. Боюсь, это не слишком хороший знак.

От себя Шэнь Цинцю мог бы добавить, что эти сеятели вдобавок куда сильнее прежних. В книгах, что он прочел, не было никаких упоминаний о том, что инфицированному человеку нельзя удаляться от заразившего его сеятеля. Одним словом, нехороший знак – это слишком слабо сказано. Вслух же он ограничился кратким:

– Предчувствия великого мастера не дают покоя и мне самому.

Да уж. И это не говоря о том, что Ло Бинхэ, которому следовало, будучи хорошим мальчиком, просидеть в Царстве Демонов еще пару лет, не изволил явиться по расписанию. Какие уж там хорошие знаки после этого!

Поскольку тело и духовная энергия великого мастера У Чэня сильно пострадали от болезни, даже этот краткий разговор утомил его. Шэнь Цинцю помог ему лечь и потихоньку выскользнул из хранилища. У Чэнь схоронился под землей, куда не проникали воздух и солнечный свет, Шэнь Цинцю же устроился на втором этаже над лавкой оружия. Поскольку Лю Цингэ мог возвратиться в любую минуту, он не мог позволить себе заснуть, так что просто недвижно сидел за столом, глядя в одну точку. Он с сожалением вспоминал о Ло Бинхэ – маленькой овечке, которая только и знала, что целыми днями простодушно блеять: учитель то, учитель сё... Хотел бы он, чтобы у этой истории был иной финал – от одного взгляда на черный лотос, в который превратился его Ло Бинхэ, у кого хочешь по всему телу побежали бы мурашки. От этой мысли Шэнь Цинцю хотелось рвать на себе волосы.

Спустя некоторое время кто-то постучал в дверь – ни слишком тихо, ни слишком настойчиво.

Поднявшись на ноги, Шэнь Цинцю позвал:

– Шиди Лю? Я думал, ты вернешься не раньше полуночи! Заходи!

Внезапно обе створки со стуком распахнулись.

За дверями в клубах непроглядного мрака стоял Ло Бинхэ, сложив руки за спиной, и на губах его играла знакомая легкая улыбка, не отражающаяся в двух бездонных холодных озерах глаз.

Прищурившись, он произнес:

– Доброго вечера, учитель.

Примечания:

[1] -Гэ 哥 (gē) – букв. «уважаемый старший брат», почтительное обращение для старшего лица мужского пола своего поколения.

[2] Сиганул с тарзанки – в оригинальном тексте имеется в виду банджи-джампинг – прыжки с моста или вертолёта со специальным эластичным канатом.

[3] Молодой господин 公子 (gōngzǐ) – гунцзы – Ло Бинхэ именуют буквально «сын дворянина» или «сын общества».

[4] Сеятель 撒种人(sā zhǒng rén) – са чжун жэнь – в пер. с кит. означает «распространитель семян».

[5] Большой братец 大哥 (dàgē) – дагэ. Дядюшка 大爷 (dàyé) – дае.

[6] Тренируй армию в течение тысячи дней, чтобы она пригодилась тебе в один из них 养兵千日用在一时,柳大大你千万要罩着我啊 – букв. «сохраняй войска тысячу дней, чтобы они сохранили тебе жизнь в один из них».


Следующая глава

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 32. Воссоединение. Часть 1

Предыдущая глава

Глава 32. Воссоединение. Часть 1

Шэнь Цинцю в испуге вскинулся.

Труп, вашу ж, вашу ж, вашу ж мать!

«Стоило мне подумать: «какая чистая вода», и вот тебе болтающийся в ней мертвяк! Зачем же так зверствовать?»

Лю Цингэ как ни в чём не бывало подтянул труп шестом и перевернул его. Оказалось, что это был скелет, с головы до ног завёрнутый в чёрную ткань.

скрытый текст— Шиди Му, — обратился к лекарю Шэнь Цинцю, — известны ли вам такие разновидности чумы, которые способны обратить тело человека в скелет?

Му Цинфан медленно покачал головой:

— Никогда не слышал ни о чём подобном.

Поскольку они следовали против течения, стоило прекратить толкать лодку, как их отнесло назад. Подняв шест, Лю Цингэ сказал спутникам:

— Там впереди их ещё больше.

И точно — вскоре мимо проплыло ещё пять-шесть трупов. Как и первый, все они были облачены в чёрное.

Уйдя в размышления, Шэнь Цинцю вернулся к реальности, лишь когда Лю Цингэ внезапно упёрся шестом в каменную стену. Тонкий бамбуковый шест вошёл в щель в гладком камне, моментально остановив лодку.

Заметив, что в атмосфере и впрямь что-то переменилось, Шэнь Цинцю поднялся на ноги.

— Что там такое?

Из темноты пещеры перед ними доносился звук тяжёлого дыхания. Фонарь на носу лодки смутно обрисовал очертания человеческой фигуры, затем раздался звонкий голос юноши, едва вышедшего из детского возраста:

— Кто вы такие? Почему пытаетесь проникнуть в город через секретный проход?

— Это нам следует задавать тебе подобные вопросы, — парировал Шэнь Цинцю.

Даже стоя на корме утлой неустойчивой лодчонки, он производил впечатление величия и утончённости. Его длинные зелёные одеяния, струящиеся чёрные волосы и висящий на поясе меч дополняли совершенный образ бессмертного заклинателя. Кроме того, Шэнь Цинцю уже поднаторел в том, чтобы производить на людей впечатление, в совершенстве отработав собственный метод пускать пыль в глаза. Как и предполагалось, юноша оторопел, сражённый наповал, так что не сразу собрался с мыслями, чтобы крикнуть:

— Уходите! Город закрыт!

— И кто нас остановит — ты? — фыркнул Лю Цингэ.

— В городе чума, — заявил юноша. — Если не хотите умереть, уносите ноги!

Му Цинфан приветливо заговорил с ним:

— Братец, мы приехали сюда именно по этому поводу…

Видя, что они не собираются отступать, юноша сердито бросил:

— Вы что, человеческого языка не понимаете? Живо убирайтесь! Прочь, прочь, прочь! А если не прислушаетесь, не вините меня потом в неучтивом обращении! — Едва отзвучали его слова, как из темноты показался наконечник копья [1], свидетельствуя о серьёзности его намерений. Лю Цингэ лишь холодно рассмеялся, выдёргивая шест из стены. Один взмах — и его противник полетел в воду вверх тормашками. При виде того, как он барахтается в реке, изрыгая проклятия, Шэнь Цинцю бросил:

— Как думаете, нам стоит его выловить?

— Похоже, он полон сил и энергии, — отозвался Лю Цингэ. — Так что сам выберется, а нам пора в город. — Взявшись за шест, он возобновил движение.

Лодчонка контрабандистов летела по тёмной глади реки в непроглядную тьму пещеры, пока наконец не вынырнула на свет в самой пустынной части города. Вокруг не было ни души. Едва трое заклинателей двинулись к центру города, позади послышался чей-то топот.

Вымокший с ног до головы, будто ощипанный для супа цыплёнок, давешний юноша из пещеры мчался за ними во весь опор, на бегу восклицая:

— Зачем вы сюда притащились? В этом нет никого смысла! Сюда уже заявлялись многие из вас, уверяя, что совладают с чумой — буддисты, бычьи носы [2], заклинатели из дворца Хуа — и где они теперь? Вам что, жизнь не мила?

Видя, что этот юноша и впрямь не щадит себя, чтобы их предупредить, Шэнь Цинцю одарил его благосклонной улыбкой.

— Но ведь мы уже вошли в город, не так ли — так что нам теперь терять?

— Как это что? — заявил юноша. — Ступайте за мной, вместо того, чтобы слоняться тут без толку! Я отведу вас к старшему монаху [3].

Шэнь Цинцю глянул на спутников, но те, похоже, не возражали — в конце концов, никто из них прежде не бывал в Цзиньлане [4], так что и впрямь будет лучше, если кто-нибудь из местных покажет им дорогу. Отвесив лёгкий кивок, Шэнь Цинцю поинтересовался:

— Как тебя зовут, братец?

— Я — Ян Исюань [5], сын владельца лавки оружия для высоких господ, —напыщенно произнёс молодой человек.

Выходит, он был сыном того самого оружейника, что пожертвовал жизнью ради того, чтобы сообщить о беде в храм Чжаохуа.

Глядя на то, как Шэнь Цинцю меряет юношу задумчивым взглядом, Лю Цингэ не выдержал:

— В чём дело?

— Этот парень выстоял даже после твоей атаки, и сердце у него золотое, — шепнул Шэнь Цинцю. — И то, и другое не так уж часто встретишь — похоже, у него прирождённый талант.

Однако Лю Цингэ лишь хмыкнул:

— Что мне до его талантов? Мне не нужны новые адепты — от них одно беспокойство.

По мере того, как они приближались к центру города, количество встреченных ими прохожих постепенно увеличивалось, однако в сравнении с обычным оживлённым городом улицы были почитай что пустынны. Закутанные в чёрное люди торопливо пробегали мимо, словно птицы, вспугнутые звоном тетивы, или рыбы, едва избежавшие сети. Ян Исюань привёл их к своему дому — большой лавке оружия, расположенной на самой широкой улице и занимающей целых четыре помещения — воистину роскошь для обычной семьи. Тут были внутренние дворы, обширные залы и подземное хранилище ценного оружия.

Там и обнаружился великий мастер Учэнь [6], лежащий в кровати под одеялом, закрывающим нижнюю часть тела. При виде заклинателей с Цанцюн он поприветствовал их: «А-ми-то-фо [7]!»

— Великий мастер, — начал Шэнь Цинцю, — ситуация столь безотлагательна, что надеюсь, вы простите нас, если мы не станем тратить время на формальности. Что за чума тут свирепствует? Почему великий мастер не только не вернулся, но и не отправил своим даже весточки? И почему тут все как один кутаются в чёрное?

Великий мастер Учэнь выдавил горькую улыбку:

— На все вопросы бессмертного Шэня существует один-единственный ответ.

С этими словами он откинул одеяло, и Шэнь Цинцю замер от ужаса. Его глазам открылись лишь бёдра монаха — ниже колен ничего не было.

— Кто сотворил такое? — холодно бросил Лю Цингэ.

— Никто, — покачал головой Учэнь.

— Раз так, — озадаченно переспросил Шэнь Цинцю, — то что же, выходит, ваши ноги испарились сами по себе?

К его пущему изумлению, Учэнь кивнул:

— Так и есть. Сами по себе.

Откинув полы халата, он явил их взору всё ту же чёрную ткань. Протянув руку, Учэнь попробовал её сорвать — Му Цинфан поспешил прийти ему на помощь.

— Вам может открыться слегка неприглядное зрелище, — предупредил их Учэнь.

Размотав ткань слой за слоем, они обнажили то, что осталось от ног мастера. При виде этого у Шэнь Цинцю перехватило дыхание.

И это вы именуете «слегка неприятным», великий мастер?

Его бёдра были сплошь покрыты гниющими язвами, которые поднимались от культей. Едва был снят последний слой ткани, как по воздуху разошлись миазмы нестерпимого зловония.

— Это и есть чума Цзиньланя? — выдавил Шэнь Цинцю.

— Верно, — подтвердил Учэнь. — На начальной стадии болезни появляется красная сыпь. Она длится от нескольких дней до полумесяца. После этого, распространившись по телу, сыпь обращается в язвочки. Спустя месяц они доходят до кости. Ещё месяц — и плоть сгнивает окончательно. Замедлить этот процесс можно, лишь плотно оборачивая тело чёрной тканью, не пропускающей воздух и солнечный свет.

Неудивительно, что жители этого города напоминали флэшмоб мумий на Хэллоуин.

— Раз процесс развивается с такой скоростью, — заметил Шэнь Цинцю, — то как вышло, что плоть господина Яна, который принёс известие о чуме в храм Чжаохуа, испарилась буквально за мгновение?

Лицо Учэня исказилось.

— Мне горько это признавать, но болезнь длится месяцами, лишь если заразившиеся не покидают границ города, но, как только они выходят за его пределы, как она стремительно ускоряется. Когда двое моих братьев попытались вернуться в монастырь, они погибли, едва выйдя за стены.

Так вот почему ни один из заклинателей не вернулся!

— Откуда взялась эта болезнь? — вмешался Лю Цингэ. — И как она передаётся?

Учэнь вздохнул:

— Этот старый монах вынужден к своему стыду признать, что, проведя в этом городе много дней, он так не сумел ничего по существу разузнать об этой болезни. Мы не ведаем, ни где зародилась эта чума, ни каким образом она распространяется. Мы даже не знаем, заразна ли она!

— Что вы имеете в виду? — удивлённо воззрился на него Му Цинфан.

У Шэнь Цинцю зародилось одно подозрение, которое он не преминул высказать:

— Нас привёл сюда сын оружейника. Несмотря на то, что он ухаживает за мастером Учэнем, ни одна из частей его тела не обёрнута в чёрную ткань, и на коже нет следов сыпи. Если это действительно чума, то разве не странно, что он не заразился?

— Вот именно, — согласился Учэнь. — Этот старый монах желает принести искренние извинения, что доставил всем столько беспокойства.

— Не говорите так, — прервал его Шэнь Цинцю. — Ведь вы искренне пытались спасти людей. — Он обратил внимание на то, что Му Цинфан пристально осматривает ногу Учэня, словно вовсе не замечая исходящего от неё зловония. — Шиди Му удалось что-нибудь выяснить? — наконец спросил он. — Вы сможете подобрать лечение?

Однако лекарь лишь покачал головой:

— По правде, это вовсе не похоже на чуму, скорее, на… — он растерянно оглянулся на спутников. — Я должен обследовать ещё нескольких больных, прежде чем решусь вынести суждение.

Выйдя из комнаты, Шэнь Цинцю наткнулся на сына торговца оружием — тот мерил шагами внутренний двор, судорожно сжимая рукоять длинного ножа. Заклинатель с улыбкой спросил:

— Молодой господин, что-то случилось?

— Ещё один привёл своих в город, — рассерженно отозвался тот. — Эти адепты чего-то там Хуа самые бесполезные из всех — они просто ломятся навстречу смерти, будто бараны на убой!

По всей видимости, дворец Хуаньхуа посчитал нужным прислать в Цзиньлань новую партию пушечного мясца. Видя, что юноша раскраснелся от злости, словно вот-вот взорвется, Шэнь Цинцю всё же не устоял перед искушением лишний раз его поддеть:

— Как я посмотрю, боевые навыки молодого господина поистине выдающиеся. У кого вы изволили обучаться?

Ян Исюань проигнорировал его, и Шэнь Цинцю рискнул обратиться к нему вновь:

— Ступай к большому братцу, который сегодня отправил тебя побултыхаться — он невероятно силён, так что пара поединков с ним дадут тебе больше, чем годы обучения у иного наставника.

Едва заслышав эти слова, Ян Исюань сорвался с места, Шэнь Цинцю же мысленно поздравил себя с тем, что только что наградил Лю Цингэ прилипалой под стать своему. Злорадно хихикая про себя, он завернул за угол — и застыл, пораженный открывшимся перед ним зрелищем.

Из-за нависшей над городом атмосферы беды все двери и ставни были крепко заперты — лишь несколько бездомных, так и не отыскав себе пристанища, собрались на углу улицы. В прошлом, когда улица кишела людьми и проезжающими повозками, они не осмеливались поднять головы, но теперь, заполучив всю улицу в своё распоряжение, как ни в чём не бывало развели костерок под котлом с парой краденых цыплят. Бродяги кутались в такое количество слоёв чёрной ткани, что оставалось диву даваться, как они вообще дышат. Пристальный взгляд Шэнь Цинцю нимало их не смутил — напротив, они воззрились на него в ответ, словно на живого мертвеца. И их можно было понять — разве за последние дни им не довелось повидать множество заклинателей, которые уверяли, будто спасут город, и много ли толку от них было? Отдали концы ещё быстрее, чем местные жители!

Повар постучал по котелку:

— Эй, вы, суп готов! Подносите плошки!

Лежащие поодаль бродяги, лениво искавшие вшей, нехотя поднялись на ноги и поплелись к нему с мисками в руках.

Чума словно бы прервала течение жизни целого города, и такая спонтанно организованная кухня и впрямь могла спасти немало жизней.

Они просто обязаны как можно скорее отыскать причину чумы — всё увиденное лишь укрепило решимость Шэнь Цинцю. Стоило ему повернуться, чтобы уйти, как кто-то направился прямиком к нему. Казалось, это была древняя старуха — её скрюченная фигура опиралась на клюку, а руки тряслись так, что того и гляди отвалятся.

Шэнь Цинцю хотел было уступить ей дорогу, но, видимо, она была столь истощена или дряхла, что врезалась прямиком в него.

Заклинатель подхватил её под руку, и старуха пробормотала:

— Простите… Простите… Видимо, мои старые глаза меня подвели… — пробубнив это, она поспешила прочь, явно беспокоясь, что на неё не хватит порции.

Шэнь Цинцю сделал пару шагов, затем вновь застыл.

Что-то здесь было явно не так.

Старушка казалась хрупкой, будто пламя свечи на ветру, словно каждый вздох может стать для неё последним — почему же, когда она врезалась в Шэнь Цинцю, ему показалось, что веса в ней, как в здоровом мужике?

Он резко обернулся, но в толпе, сгрудившейся у котла, не нашёл и следа той «старушки». Слева располагались ворота цветочного квартала [8]. Устремившись туда, Шэнь Цинцю мельком заметил согбенную фигуру в самом конце улицы. Чёрт, эта карга ещё и носится, словно заправский спринтер! Вот тебе и бабуся! Должно быть, это его подвели глаза!

Шэнь Цинцю сорвался на бег, кляня себя на том, что не сразу почуял неладное — впрочем, стоило ли винить себя в недостатке бдительности в этом городе, полном с ног до головы закутанных в чёрное подозрительно ведущих себя людей?

На бегу он почувствовал лёгкий зуд на тыльной стороне запястья и поднял руку, чтобы посмотреть.

Эта рука воистину была отмечена печатью несчастья: та самая, в которой понаделал дырок молот старейшины Тяньчуя, а теперь на ней пышным цветом распустилась красная сыпь!

И, если подумать, этой самой презренной рукой он некогда открыл «Путь гордого бессмертного демона»! Воистину, стоило отрезать её уже тогда!

Отвлёкшись, он непроизвольно замедлил шаг, и тут его посетило безошибочное чувство летящего прямо в голову лезвия. Раскрыв веер, Шэнь Цинцю приготовился парировать удар, выкрикнув:

— Кто здесь?!

Нападающий медленно опустился на землю, спланировав с ближайшей кровли. Оказавшись с ним лицом к лицу, Шэнь Цинцю потрясённо выпалил:

— Гунъи Сяо?!

Тот тут же зачехлил меч, едва ли не в большем изумлении пробормотав:

— Старейшина Шэнь?

— Он самый, — процедил Шэнь Цинцю, постепенно приходя в себя. — А ты как здесь очутился? — Едва вымолвив это, он припомнил, что Ян Исюань упоминал про адептов дворца Хуаньхуа, которые прибыли в Цзиньлань по секретному ходу — видимо, в их числе был Гунъи Сяо. — Тебе предложили встать во главе разведывательной группы? — спросил он.

— Этот адепт и впрямь был направлен, чтобы расследовать происходящее в городе, но… отряд возглавляю не я, — смутился Гунъи Сяо.

Шэнь Цинцю удивился не на шутку, ведь Гунъи Сяо, будучи любимым учеником старого главы Дворца, был безоговорочным лидером для всех прочих адептов. В него даже была влюблена единственная дочь главы школы, так что, куда бы ни собирались адепты Хуаньхуа, вести их, безусловно, должен был он. Да и кто, кроме до времени отсутствующего Ло Бинхэ, способен ему в этом помешать?

Однако сейчас Шэнь Цинцю было не до этих соображений, так что он просто предложил:

— Вперёд, за ней! — махнув рукой в сторону быстро удаляющейся фигуры.

Гунъи Сяо с готовностью согласился, и оба устремились в указанном направлении.

Скрюченная фигура шмыгнула в пятиэтажное здание, даже просто стоя перед которым, невольно представляешь себе грациозно покачивающиеся на ветру «цветочки» [9] и словно воочию ощущаешь запах пудры. Видимо, в прошлом это и впрямь был дворец удовольствий, но нынче его не осеняли звуки игривого смеха — певчие пташки и танцующие ласточки [10] давно его оставили. Из пыльного зала сквозь приоткрытую дверь сочился затхлый воздух.

Отдышавшись, двое заклинателей настороженно переступили порог. Оглядев сваленные в кучу столы и стулья, Шэнь Цинцю бросил взгляд на Гунъи Сяо.

— Давай-ка разделимся и осмотримся. Ты проверь частные покои слева, а я примусь за те, что справа.

С этими словами он отодвинул ближайшую дверь сложенным веером. В сумраке он скорее угадал, чем различил очертания лежащего на кровати человека. Его сердце встрепенулось было, но тут же упало.

На ложе покоился скелет в одеждах из дорогих тканей с искусной вышивкой, сплошь увешанный украшениями из нефрита. Само положение тела говорило о мирной кончине — по-видимому, одна из здешних обитательниц, предчувствуя близость смерти, облачилась в свой лучший наряд, чтобы отойти в мир иной с достоинством. Даже в смерти она приняла самую изысканную позу — видимо, это одно из главных свойств женской натуры. Шэнь Цинцю со скорбным вздохом прикрыл дверь.

В следующих покоях он обнаружил ещё несколько богато разодетых скелетов — похоже, весь бордель вымер в одночасье. Шэнь Цинцю как раз собирался отворить дверь в шестую комнату, когда его слуха достигли какие-то звуки, доносившиеся со второго этажа.

Он тотчас устремился туда, по пятам за ним следовал Гунъи Сяо. Внезапно их слуха достигла фраза:

— Никаких проблем.

Эти два слова словно громом поразили Шэнь Цинцю: он узнал голос. Его рука до хруста сжала веер.

Тотчас наступила мёртвая тишина, не нарушаемая даже звуком дыхания.

Застыв недвижным изваянием на ступенях лестницы, Шэнь Цинцю мог видеть изящно убранную комнату в противоположном конце коридора, где адепты в одеяниях цветов дворца Хуаньхуа сгрудились вокруг высокой фигуры.

В центре комнаты стоял юноша в чёрном с непритязательным с виду длинным мечом за спиной. На словно вырезанном из нефрита прекрасном лице сверкали ясные, будто отражения звёзд в холодном бездонном озере, глаза.

Он сильно вырос, и его нрав явно переменился за это время, но… это лицо, которое с любого ракурса успешно украсило бы обложку любовного романа… Шэнь Цинцю, даже будучи забитым до полусмерти, не спутал бы ни с одним другим!

В тот же момент до боли знакомый механический голос разразился целой серией сообщений:

[Приветствуем вас! Система успешно активирована!]

[Пароль активации: Ло Бинхэ]

[Результаты тестирования: Источник энергии функционирует. Статус в норме.]

[Система вышла из спящего режима и функционирует в рабочем режиме.]

[Обновления загружены. Инсталляция завершена.]

«Да чтоб тебя, какие ещё обновления?!» — в панике возопил Шэнь Цинцю.

[Благодарим вас за использование Системы!]

«Уважаемая служба поддержки, а можно мне сдать этот софт и получить назад свои денежки?»


Примечания:

[1] Копье – иероглиф 枪 (qiāng) может означать как копьё, так и различные виды огнестрельного оружия, но в данном контексте речь, скорее, о копье.

[2] Бычий нос 牛鼻子 (niúbízi) — прозвище даосских монахов, поскольку их причёски — пучки волос — напоминали бычьи или воловьи носы.

[3] Старший монах 大和尚 (dà héshàng) — в букв. пер. с кит. «большой буддистский монах».

[4] Город Цзиньлань 金兰 (Jīnlán) — в пер. с кит. означает «Золотая орхидея».

[5] Ян Исюань 杨一玄 (Yáng Yīxuán) — в пер. с кит. его фамилия означает «тополь», в имени «И» означает «один, целый, вовлечённый всей душой», «Сюань» — «тайный, чёрный, глубокий».

[6] Учэнь 无尘 (Wúchén) — в пер. с кит. его монашеское имя означает «неподвластный мирскому праху (мирским делам)». Его титул — даши 大师 (dàshī) означает «великий мастер».

[7] А-ми-то-фо — Милостивый Будда, то же, что «Амитабха» у индийских буддистов.

[8] Цветочный квартал 花巷 (Huā xiàng) — в пер. с кит. «цветочная аллея» — квартал публичных домов.

[9] Покачивающиеся на ветру «цветочки» 花枝招展 (Huāzhīzhāozhǎn) — идиома, означающая роскошно одетых женщин.

[10] Певчие пташки и танцующие ласточки 莺歌燕舞 (Yīnggēyànwǔ) — идиома, означающая процветание.


Следующая глава

Господь Валерий, блог «Как говорит господь Валерий»

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «ПРО СЕКС И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ»

https://ridero.ru/books/pro_seks_i_koe-chto_eshe/

Если вы страдаете из-за того, что ваш партнер ведет себя, как скотина, а вы не можете его бросить, вы находитесь либо в психологической, либо в экономической зависимости. В первом случае вам только кажется, что он неподходящий, так как на подсознательном уровне он полностью соответствует вашим несознаваемым невротическим установкам или сценариям, которые необходимо менять с помощью грамотного психолога или психотерапевта.

Нередко в таких случаях ведется игра в «порочный круг», суть которой заключается в разыгрывании одних и тех же действий. Например, первый партнер напивается, второй начинает его стыдить, первый выходит из себя и бьет второго, второй обижается, протрезвев, первый умоляет о прощении, второй прощает, в качестве примирения у них происходит секс.

Для того чтобы разорвать «порочный круг», необходимо сделать 3 вещи:

1. Понять, что вам дает эта игра, даже если вы играете в ней роль жертвы. Ведь если бы она не приносила вам скрытую выгоду, вы бы в ней не участвовали.

2. Понять, как можно получить эту выгоду без сопутствующего игре ущерба, и начать ее получать более экологичным способом.

3. Разорвать порочный круг, убрав из него какое-либо звено, так как каждый сценарный шаг является необходимым элементом вашей игры и служит чем-то вроде шестеренки в часовом механизме. Поэтому достаточно убрать любую из них, и игра прекратится.

Находясь в экономической каббале, вам, чтобы из нее выбраться, необходимо:

1. Трезво оценить свою ситуацию и свои возможности.

2. Перестать надеяться на то, что все изменится само собой.

3. Перестать что-либо требовать от закабалившего вас партнера сверх того, что он вам дает, а заодно и перевести его в сознании из партнера во временный экономический ресурс.

4. Начать активно действовать в направлении обретения экономической независимости, а именно, приобрести необходимые знания, найти работу и жилье. И только потом разрывайте отношения.

И помните, вы действительно не можете уйти от партнера только потому, что вы от него зависите из-за своей социальной несостоятельности (нет жилья и способности зарабатывать деньги), которая является делом исправимым. Все остальные причины – невротическая или социальная хрень. А главное, не стоит делать вид, что вы терпите его ради детей. Тем самым вы превращаете их в козлов отпущения, используя в качестве не самого лучшего оправдания для своего поведения. К тому же детям лучше жить в спокойной неполной семье, чем в постоянном напряжении с ненавидящими друг друга родителями.

А чтобы не оказаться в экономическом рабстве, никогда не соглашайтесь на экономическую зависимость от партнера. А если он будет настаивать на том, что вам лучше сидеть дома и заниматься хозяйством и детьми, знайте, что с близкой к 100% вероятностью перед вами потенциальный карлик-тиран, независимо от того, как он аргументирует эти требования.

 

Господь Валерий, блог «Как говорит господь Валерий»

* * *

Господь Валерий, блог «Как говорит господь Валерий»

ОТРЫВОК ИЗ КНИГИ «ПРО СЕКС И КОЕ-ЧТО ЕЩЕ»

https://ridero.ru/books/pro_seks_i_koe-chto_eshe/

Завершим тему любви разговором о любви несчастной. Думаю, вряд ли кого обошла чаша сия. Кто-то прошел через нее и окреп душевно, кто-то сломался, и бабы «стали» суками а мужики козлами. Кто-то страдает сейчас, не зная, как избавиться от душевной боли. А кому-то еще только предстоит через это пройти.

Существует несколько вариантов несчастной любви, рассматривать которые мы начнем с порождения горе-романтиков. Как я уже писал, любовь – это облако, к которому, тем не менее, прилагается в разной степени осознаваемый список соответствия. Как в жвачках: «любовь – это…». Поэтому, заводя с кем-то отношения, люди нередко начинают терзаться вопросом «любовь это или нет», сравнивая свои отношения с заложенным в их подсознание списком, и когда что-то не соответствует списку, они испытывают страх, горе и разочарование оттого, что «это не любовь». На самом же деле неважно, любовь это или нет, так как принципиальным является лишь то, что вы получаете от своих отношений.

Второй причиной страдания является отсутствие взаимности. Это может быть либо изначально неразделенная любовь, либо болезненное расставание. О том, что делать, если вас не любят, я уже написал. О расставании поговорим немного позднее. Поэтому здесь остановлюсь на следующем: Как вы уже, надеюсь, поняли, любовью стоит считать лишь то, что является результатом наполненности собой. И если даже предмет вашей любви не отвечает вам взаимностью, вам ничто не мешает продолжать его любить. Единственно чего вы не можете, это обладать им и его чувствами. Другими словами несчастными вас делает не любовь, а стремление обладать, что в переводе на обычный человеческий язык называется жадностью. Исходя из этого, вы можете либо попытаться завоевать или вернуть партнера, либо его разлюбить.

Третья причина – разочарование. Как я уже писал, разочарование в партнере является результатом неспособности разочаровавшегося трезво оценивать людей. Сначала он наделяет другого человека несвойственными ему качествами, а потом, не обнаружив их, испытывает разочарование, во время которого отнимает у того и присущие ему качества. И это в лучшем случае. В худшем разочарование распространяется на всех представителей данного вида. И все мужики «становятся» козлами, а бабы суками.

Если вы считаете, что бабы или мужики действительно являются такими, я не стану вас разубеждать. Тем более что при желании можно найти подтверждение чему угодно. Есть же сейчас люди, верящие в то, что земля плоская. Скажу лишь, что наша психика устроена так, что она замечет лишь то, на что настроена и отфильтровывает все остальное. Поэтому там, где одни находят удачу, других ждут лишь потери. Опять же, важна не степень истинности того или иного утверждения, а его влияние на жизнь принимающего его человека. Поэтому, пока вы верите, что все вокруг уроды, вы будете находить в своем окружении только их. Если вас это устраивает – ради бога. А если нет – меняйте свои настройки. А заодно и учитесь трезво мыслить, и в случае очередного разочарования – находить дурака в зеркале.

Завершает список неподходящий партнер. Причем таким партнером можете быть и вы. Как я писал в «Дневнике дзен-террориста»:

«Причиной подавляющего большинства страданий, приносимых нам любовью, является наше стремление навьючить любовь поистине непосильным грузом всевозможных требований, правил и условий. То мы требуем верности, там, где ее не может быть в принципе; то мы хотим, чтобы любимый человек стал тем, кем он не сможет стать даже при полном своем желании; то мы хотим, чтобы любовь была вечной; то нам надо, чтобы она обязательно была с деньгами, тачками и положением в обществе; то мы требуем, чтобы она ответила нам, какой она будет завтра, через год, через тысячу лет… Мы цепляемся, придираемся, жалуемся, пытаемся превратить предмет нашей любви непонятно во что… А потом удивляемся, что нам в результате бывает так плохо.

При этом мы не делаем только одно: мы не пытаемся любить, пока любится, и не растрачивать драгоценное время и чувства на всякую ерунду».

 

Psoj_i_Sysoj, блог «Логово Псоя и Сысоя»

Система "Спаси-Себя-Сам" для Главного Злодея. Глава 65. Ну и семейка!

Предыдущая глава

Не успев понять, откуда прилетел удар, Чжучжи Лан упал на одно колено, харкая кровью. Подняв голову, он узрел на кровати еще одного человека: Ло Бинхэ сверлил его гневным взглядом, обвив рукой Шэнь Цинцю. Оторопев поначалу, Чжучжи Лан быстро сообразил:

– Ты? И мастер Шэнь? Вы двое?..

читать дальшеШэнь Цинцю закрыл лицо руками: у него не было ни малейшего желания объясняться. Ло Бинхэ же вместо ответа воздел руку в воздух, совершив хватательное движение – в тот же миг тело Чжучжи Лана оторвалось от пола, а на горле появились темные отметины, словно от жестокой хватки.

– Не вздумай убивать его, – при виде этого бросил Шэнь Цинцю. – Проблем потом не оберешься. К тому же, все совершенно не так, как ты тут навоображал…

Упрямо сжав губы, Ло Бинхэ еще сильнее сдавил пальцы, отчего на обратной стороне руки вспучились вены. Лицо Чжучжи Лана начало принимать синеватый оттенок, однако он крепился, ничем не давая знать о переносимой муке.

В этот самый момент снаружи послышался голос:

– Горный лорд Шэнь, можно войти?

Да что вам тут, проходной двор, что ли?! Воистину, помяни черта!

Перспектива появления нового действующего лица весьма удручила всех присутствующих – впрочем, что до Чжучжи Лана, его лицо без того достаточно потемнело от удушья. Не издав ни звука, Шэнь Цинцю сперва указал пальцем на болтающегося в воздухе Чжучжи Лана, затем – на Ло Бинхэ, вслед за чем провел ребром ладони по собственному горлу и скрестил руки на груди. Впрочем, он так и не понял, осознал ли его ученик значение этой незамысловатой пантомимы, поскольку в ответ Ло Бинхэ лишь затряс головой. Как бы то ни было, в сложившейся ситуации никто не стал бы отвечать ожидавшему за дверью Тяньлан Цзюню, так что, подождав немного, тот сообщил:

– Я вхожу!

Похоже, у них это семейное – привычка спрашивать разрешения, чтобы потом вломиться без спроса!

В результате глазам вошедшего Тяньлан Цзюня предстала следующая картина.

Чжучжи Лан и Шэнь Цинцю самозабвенно катались по кровати, а за ними громоздилась целая гора сбитых в живописную кучу одеял. Заслышав вошедшего, оба одновременно повернули головы, причем во взглядах обоих мелькнул ужас, а на побледневшей коже мигом расцвели яркие пятна румянца. Нижние одеяния Шэнь Цинцю по-прежнему болтались где-то на локтях, оставляя обнаженным почти весь торс.

При всей извращенности интересов Тяньлан Цзюня, его улыбка на мгновение застыла при виде подобного непотребства.

– …Я не ожидал подобного, – помедлив, тихо изрек он.

Чжучжи Лан зарделся до самых кончиков ушей:

– Господин мой, все довольно сложно, но, уверяю вас, что это не то, что вы подумали…

Своим телом он надежно прикрывал схоронившегося под одеялами Ло Бинхэ, а Шэнь Цинцю, почти взгромоздившись на Чжучжи Лана, маскировал пальцы ученика, приставленные к вратам жизни [1] соперника. Подобная поза, в сочетании с колышущимися занавесями кровати, весьма успешно отвлекала внимание, сводя на нет возможность обнаружения третьего участника этого действа хотя бы на краткое время.

– Ни к чему объяснения, – кивнул в ответ Тяньлан Цзюнь. – Я понимаю, я все понимаю.

Учитывая его пристрастие к сомнительного содержания песенкам, нетрудно было догадаться, что он там «понял»! Не в силах терпеть подобное, Шэнь Цинцю буркнул:

– Быть может, Ваше Величество [2] изволит объясниться, за какой надобностью вы изволили навестить меня в подобный час? Я настоятельно прошу вас изложить свое дело как можно более кратко, ибо я очень нуждаюсь в отдыхе.

– О, ничего серьезного, уверяю вас. – К Тяньлан Цзюню наконец вернулось его обычное благодушие, с которым он поведал: – Просто я столкнулся с одним странным явлением и, не зная, куда подевался Чжучжи Лан, решил поискать его здесь, но, как я посмотрю, явился не вовремя. Прошу, продолжайте, не обращайте на меня внимания.

– Цзюнь-шан… – выдавил Чжучжи Лан.

Стоило ему произнести хоть слово или шевельнуться, как Ло Бинхэ надавливал на его врата жизни, причем в них устремлялся столь мощный поток демонической энергии, что Шэнь Цинцю ощущал горечь во рту, просто находясь с ними рядом.

Сам Чжучжи Лан не имел понятия о том, что делает его противник, чувствуя лишь, как неведомая сила теснит грудь.

– Нижайше благодарю за оказанное мне внимание, – нетерпеливо бросил Шэнь Цинцю. – В таком случае мы продолжим, с вашего дозволения.

Однако вместо того, чтобы тактично удалиться, Тяньлан Цзюнь пододвинул к себе табурет и уселся на него.

– Неужто горного лорда Шэня совсем не интересует, какого рода это странное явление? Прежде вы проявляли куда больше любопытства и участия в делах моей семьи.

Выходит, избавиться от него было ничуть не проще, чем от его племянника. Череда сыплющихся на Шэнь Цинцю неприятностей казалась воистину нескончаемой, но он все же нашел в себе силы взять себя в руки, выдавив улыбку:

– Как я посмотрю, Тяньлан Цзюнь любит наблюдать – что ж, я не вижу беды в том, чтобы немного поболтать, чтобы подогреть чувства.

Владыка демонов не заставил просить себя дважды:

– Незадолго до этого висящий на моем поясе Синьмо внезапно воспарил в воздух, безостановочно вибрируя – учитывая, что я явно не давал ему подобного указания, это необъяснимое явление тотчас привлекло мое внимание.

Тут-то до Шэнь Цинцю наконец дошел смысл фразы ученика: «Единственное, что меня беспокоит…» В конце концов, Ло Бинхэ долгие годы являлся владельцем этого меча – логично предположить, что тот не останется равнодушным к появлению хозяина.

– Да уж, воистину странно. Но прошу Тяньлан Цзюня меня извинить, боюсь, сейчас я не настроен беседовать о подобных вещах.

– Разумеется, нет смысла обсуждать это с горным лордом Шэнем, – согласился владыка демонов, неторопливо поднимаясь на ноги. – Но я не удивлюсь, если после этого мелкий пакостник объявится здесь.

Размеренно изрекая это, с каждым словом он делал шаг к кровати.

При его приближении Шэнь Цинцю еще крепче вцепился в Чжучжи Лана, удерживая того на месте, в то время как Ло Бинхэ все сильнее давил на его врата жизни; от напряжения учитель и ученик все теснее приникали к друг другу, зажимая между собой такого невинного и такого невезучего Желейку.

В тот самый момент, когда Тяньлан Цзюнь собирался отдернуть занавесь, снаружи палатки раздался неистовый вой. Отдернув руку, владыка демонов обернулся ко входу в палатку.

Его глазам предстало взметнувшееся в ночи пламя, на фоне которого мелькали носящиеся взад-вперед тени, голоса перепуганных зверей раздавались все громче, мешаясь с криками ужаса.

– Вторжение!

– Окружайте его! Все сюда!

– Не дайте ему уйти!

– Он прорвался!

Какофонию дополнил звон скрестившихся мечей, свист стрел и звук разрываемой клыками и когтями плоти. Не говоря ни слова, Тяньлан Цзюнь вылетел из палатки – к немалому облегчению Шэнь Цинцю, к которому, невзирая на неведомую угрозу, наконец вернулось самообладание: кем бы ни был этот вторженец, он пожаловал как нельзя вовремя!

Скатившись с кровати, Ло Бинхэ помог подняться Шэнь Цинцю, бесцеремонно швырнув на пол беспомощного Чжучжи Лана. Опустив голову, Шэнь Цинцю виновато бросил:

– Благодарю.

Ведь до глубины души преданному своему господину Чжучжи Лану, должно быть, стоило немалых усилий не закричать: «Мой господин! Это все они! Эти двое!» – Шэнь Цинцю уже имел случай убедиться, что свою собственную безопасность в подобных случаях этот демон ни во что не ставит, так что, должно быть, он и впрямь промолчал исключительно из желания помочь заклинателю.

– Ваш покорный слуга понимает, – со вздохом отозвался Чжучжи Лан.

– Что понимает? – с подозрением переспросил Шэнь Цинцю.

– Зачем вы тратите время на разговоры с ним? – вмешался Ло Бинхэ, однако Чжучжи Лан все же ответил:

– Чтобы утолить боль расставания, вы встретились среди ночи под покровом тайны. Хоть это и вредит вашей репутации, это можно понять.

От подобного Шэнь Цинцю вновь утратил дар речи.

В кои-то веки Ло Бинхэ был абсолютно прав: воистину, не стоило с ним заговаривать!

Выскользнув из палатки, учитель и ученик узрели темные орды демонов юга, постепенно смыкающиеся вокруг двух ослепительно-белых фигур: парящего в воздухе меча и человека, что сметали все и вся на своем пути [3]. Хоть они с легкостью уничтожали соперников, место павших тотчас занимали новые демоны.

Над этой внушающей благоговейный трепет сценой вместе с ночным ветром взмывали ввысь воодушевляющие крики Тяньлан Цзюня:

– Вот это мастерство! Блестящая техника владения мечом! А сколько духовной энергии!

Новоприбывший возвышался на огромной голове облаченного в броню волка, которого, похоже, обезглавил голыми руками. На белоснежных одеяниях не было ни пятнышка, лишь на щеке виднелись брызги крови.

Этот стиль боя «дерись-или-умри [4]» – простой и грубый, но при этом невероятно эффективный – не посрамил разработавший его пик Байчжань, исключив всякую возможность, что хоть кто-то в лагере не заметит триумфального появления вторженца.

Которым, разумеется, оказался все тот же Лю Цингэ.

Два снежно-белых волка пролетели сквозь толпу демонов, чтобы шлепнуться у ног Тяньлан Цзюня скулящими щенками. Один из них поднял голову, изрекая человеческим голосом:

– Мой господин, это – горный лорд пика Байчжань хребта Цанцюн Лю Цингэ!

– Вижу, – кивнул владыка демонов. – Неудивительно, что его таланты столь впечатляющи. Единственное, что ускользает от моего понимания, это по какому случаю горный лорд Лю почтил наши южные окраины своим присутствием?

Лю Цингэ уклонился от очередного удара, и Чэнлуань скользнул в протянутую руку. Стряхнув каплю крови с острия меча, заклинатель холодно бросил:

– Шэнь Цинцю здесь?

Тот против воли почувствовал себя невероятно польщенным: неужто Великий и Ужасный Мастер Лю [5] самолично явился спасти его?

Бросив взгляд на лицо учителя, Ло Бинхэ недовольно поджал губы.

Казалось, это известие порадовало Тяньлан Цзюня:

– О, так вы к горному лорду Шэню! – жизнерадостно бросил он. – Разумеется, он тут, со мной.

– Велите ему выйти, – процедил Лю Цингэ.

– Боюсь, сейчас не самый удачный момент, – уклончиво отозвался Тяньлан Цзюнь. – Даже если он к вам и выйдет, то едва ли пожелает вернуться с вами на хребет Цанцюн.

Шэнь Цинцю уже не знал, на что сетовать: похоже, против него ополчился весь мир!

При этих словах глаза Лю Цингэ угрожающе сузились.

– Какой еще пик Байчжань? – бросил один из поверженных волков. – Пожалуй, это название пора менять: этот самый Лю Цингэ проиграл бесчисленное количество битв этому мальчишке Бинхэ, так что теперь стоит именовать этот пик «99 битв» [6].

– Нет, его стоит называть пиком 98 битв, – поддакнул второй волк, – поскольку, выйдя против Цзюнь-шана, он неизбежно потерпит поражение!

Похоже, эти подлизы получали ни с чем не сравнимое удовольствие, понося повергшего их соперника. Нет, чтобы самим помериться с ним силами!

Одним толчком ноги Лю Цингэ взвился в воздух подобно белой молнии. Тяньлан Цзюнь не торопился присоединиться: один взмах руки – и кровь заструилась с его пальцев. Упавшие капли не впитывались в землю, вместо этого собравшись в шесть волчьих фигур, которые тотчас окружили Лю Цингэ, наскакивая на него со всех направлений.

Это ничуть не устрашило лорда пика Байчжань: вылетев из ножен, Чэнлуань мигом снес головы всем шестерым, распылив их каплями крови; однако, стоило мечу завершить круг, как алые капли вновь слились в оскаленные морды: сколь бы сильны и точны ни были удары, они не наносили врагу ни малейшего урона – а с руки Тяньлан Цзюня по-прежнему текла кровь, принимая форму все новых монстров.

При этом потерявший столько крови демон не стал ни на йоту бледнее – у него, что, донорский банк в рукаве?

Шэнь Цинцю был не в силах равнодушно смотреть на то, как терпит поражение явившийся спасти его Лю Цингэ – он уже собирался вмешаться, когда Ло Бинхэ неожиданно сделал шаг вперед, опережая учителя.

– Все-таки явился, – изрек воззрившийся на него Тяньлан Цзюнь.

– Как я мог не явиться, раз учитель здесь? – холодно бросил Ло Бинхэ.

– Ты только посмотри на него, Чжучжи Лан, – рассмеялся Тяньлан Цзюнь. – Это угрюмое выражение мне по душе… э? Чжучжи Лан? – обнаружив, что верного приспешника нет рядом, он разочарованно нахмурился.

Итак, противники вот-вот столкнутся лицом к лицу – и для одного из них эта встреча может стать последней. Лю Цингэ собрался было вмешаться, когда вдруг заметил в толпе Шэнь Цинцю. Позабыв все, что собирался сказать, он застыл на месте, выкрикнув:

– Хэй!

Шэнь Цинцю махнул ему рукой. Тем временем лицо Тяньлан Цзюня принимало все более озадаченное выражение.

– Так там… в палатке… – наконец выдавил он, – вы… все трое?!

Всего семь слов – но для Шэнь Цинцю и этого оказалось более чем достаточно.


Примечания:

[1] Врата жизни 命门 (mìngmén) Мин-мэнь – это выражение может означать как место между почками или правую почку, так и часть щеки возле уха или какую-либо еще акупунктурную точку.

[2] Ваше Величество — 閣下 (Géxià) гэся, букв. «Ваше Превосходительство».

[3] Сметали все и вся на своем пути – в оригинале два выражения: 寸草不生 (cùncǎo bùshēng) – в пер. с кит. «совершенно бесплодные земли» и 片甲不留 (piànjiǎbùliú) – в букв. пер. с кит. «даже пластинки от лат не осталось», образно в значении «нанести сокрушительное поражение», «мокрого места не оставить», «стереть в порошок».

[4] Дерись-или-умри – в оригинале 大张旗鼓 (dàzhāngqígǔ) – в букв. пер. с кит. «развернуть знамёна и ударить в барабаны», образно в значении «широким фронтом», «всеми силами», «с размахом».

[5] Великий и Ужасный Мастер Лю – в оригинале 柳巨巨(Liǔ jùju) Лю-цзюцзю, в пер. с кит. 巨 (jù) цзю – «громадный, сильный, мощный, закаленный».

[6] Пик 99 битв – название пика Байчжань 百战峰 (Bǎizhàn fēng), дословно переводящееся с кит. как «Пик Ста Битв», отсылает к идиоме 百战百胜 (bǎi zhàn bǎi shèng) – в пер. с кит. «в ста сражениях — сто побед», что образно означает «непобедимый, успешный в любом деле». Соответственно, именуя пик Байчжань пиком 99 битв 九十九战峰 (jiǔ shíjiǔ zhàn fēng), демон тем самым намекает на поражение, полученное от Ло Бинхэ.


Следующая глава

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)