Лучшее за всё время

Джулиан, блог «Мышиные заметки»

Старая Калуга в рисунках моего папы

*Селина*, сообщество «Star Wars fest club»

Пробуждение Силы

Категория: гет
Жанр: приключения, флафф, юмор, саншайн
Персонажи/Пейринг: Бен Соло/Рей, Хан Соло, Лея Органа, Люк Скайуокер, Армитаж Хакс, Сноук и др.
Саммари: Бену Соло, кандидату в Галактический Сенат, нужен телохранитель, и им становится молодая джедайка Рей Скайуокер, его кузина. Между Рей и Беном весьма натянутые отношения, но им предстоит пережить вместе немало опасностей и приключений и, возможно, по-новому взглянуть друг на друга
Предупреждения/примечания: инцест (пейринг кузенов); AU: Рей - дочь Люка; вольное обращение с каноном


читать фикЧасть 1Часть 1
1
С широкой каменной террасы открывался прекрасный вид на океан, а теплый платок из шерсти муфа надежно защищал от холодного ветра. Лея отпила маленький глоток обжигающе горячего травяного отвара со специями и вздохнула от удовольствия.
— Как у тебя спокойно, — сказала она брату. — Иногда мне хочется поселиться в каком-нибудь тихом местечке, вдали от суеты Тида…
— Ты умерла бы от скуки через неделю, — усмехнулся Люк.
— Ты прав, — признала она. — И все же мне нравится на Аш-То.
— Мы всегда тебе рады, — сказал Люк, накрывая ее руку своей ладонью. — И тебе, и Хану. И Бену, хотя он не балует нас своим присутствием.
Лея вздохнула.
— Я и сама его почти не вижу в последнее время, — пожаловалась она.
— Зато даже до нас долетают слухи о его, гм… подвигах.
— Надеюсь, ты не заделался ханжой на старости лет, — резко сказала Лея. — Ничего противозаконного он не делает. Сейчас шире смотрят на многие вещи, чем во времена нашей молодости.
— Я не слежу за его личной жизнью, и понятия не имею, о чем ты. А вот политические выступления мне попадались, и, признаться, я был удивлен.
— Да, возможно, Бен выбрал несколько спорный имидж… — Лея поджала губы. — Но его стратегия эффективна, и приносит ему голоса избирателей.
— А закон о многоженстве на Набу? Серьезно, Лея?
— Ох, дорогой мой… — Лея весело рассмеялась. — Его же не приняли. Зато пока все яростно обсуждали этот закон, под шумок приняли несколько важных поправок к 32 статье.
— А ведь он мог бы стать джедаем, — проворчал Люк.
— Ох, только не начинай! — Лея махнула рукой. — Мог бы. Но не стал, и я этому очень даже рада. Да и Бен вполне доволен своей жизнью. Лучше расскажи, как Рей, — она сменила тему. — В гости к нам ее не заманишь, а в последнее время, когда я прилетаю к вам, не могу ее застать, ты говоришь — у нее дела. У Рей все хорошо?
— Насколько мне известно — да, все в порядке, — медленно ответил Люк. — Она все чаще улетает по своим делам и далеко не все мне рассказывает, а я не считаю, что вправе требовать с нее ответа. Она уже взрослая.
— Я не очень хорошо разбираюсь в ваших джедайских делах, но… Рей же твоя ученица?
— Да, и она делает большие успехи, — Люк улыбнулся с гордостью. — Свои обязанности она выполняет хорошо. А свободным временем вправе распоряжаться по своему усмотрению. Но что ты пытаешься мне сказать? Что я слишком беспечный и равнодушный учитель и отец? Я вполне доверяю Рей.
— Но что, если она попадет в беду по неопытности? Об этом ты не думаешь?
— Лея, — Люк был удивлен. — Рей — не оранжерейный цветочек и вполне может о себе позаботиться.
— А если она влюблена в кого-то?
— Даже если так, не вижу повода для драмы. Но, раз ты так волнуешься, отвечу — не влюблена. Это я бы почувствовал.
— Ты слишком спокоен, — проворчала Лея.
— А ты слишком стремишься все контролировать, — Люк улыбнулся сестре. — Увы, когда-то приходится отпускать детей в свободный полет.
— И куда, по-твоему, полетит Рей? — тихо спросила Лея.
— Пока не знаю, — ответил Люк.
— Тогда я хочу предложить ей один вариант, если ты не против.

2
— Это твое последнее испытание, — сказал ей отец. — И если ты хорошо справишься с ним, твое обучение можно считать завершенным. Ты станешь джедаем, Рей.
— Но почему я? — спросила Рей с легкой гримаской. — Бен меня терпеть не может.
— Рей, для меня это было нелегкое решение, — Люк говорил, как обычно, спокойно и мягко, но она чувствовала его волнение. — Как отец, я совсем не хочу подвергать тебя опасности, а это задание может быть довольно опасно. Но ты уже взрослая, ты будущий джедай, и тебе не раз придется рисковать своей жизнью. Конечно, я бы предпочел чтобы ты жила на Аш-То и занималась нашей школой, но ведь ты сама этого не захочешь, ведь так?
— Нет, я… — Рей смутилась. — То есть, да… но…
— Твой кузен сейчас готовится к выборам в Сенат, и у него есть все шансы на победу. Время сейчас мирное, но политика была и останется грязным делом. На одного из сенаторов уже было совершено покушение, Лея боится, что и с Беном может случиться что-то подобное. Если ты будешь с ним рядом, Рей, ты сможешь защитить его и уберечь от опасности.
Рей вздохнула. Она бы предпочла охранять Лею, или любого другого из сенаторов, но если продолжить спор, то отец подумает, что она капризничает. Вот уж чего не хотелось, так это выглядеть в глазах Люка ноющей маленькой девочкой. Она взрослая, она без пяти минут джедай и справится с любой задачей.
— Ты прав, — сказала она. — Но что скажет Бен? Может быть, он не захочет, чтобы я его охраняла?
— Бен взрослый и разумный человек, и он прекрасно понимает всю серьезность ситуации, — Люк ободряюще улыбнулся. — Не волнуйся, с ним проблем не будет.

Именно этот разговор с отцом Рей и вспоминала сейчас, сидя на лестнице и прислушиваясь к воплям, доносящимся снизу.
— Какого ситха ты все решила за меня? — орал Бен.
— Раз ты не думаешь о своей безопасности, о ней позабочусь я! — отвечала ему Лея лишь немногим тише. — И ты же сам согласился, что тебе нужна охрана!
— Да, согласился! Но я собирался сам найти себе телохранителей. И уж точно не выбрал бы эту мерзкую девчонку!
— Бен, она твоя кузина!
— И что с того? Не всех родственников обязательно надо любить. Ты вот ненавидела своего отца.
— Во-первых, как ты можешь сравнивать Дарта Вейдера и свою милую сестру! — взмутилась Лея. — Во-вторых, я давно его простила и не держу зла.
— Ха! Если бы простила, не наняла бы этого старого ящера написать о нем пьесу!
— Я никого не нанимала, — чопорно заметила Лея. — У меня нет власти над чужим вдохновением. Мы с Люком просто рассказали ему то, что знали об отце. А «Лорд Вейдер» давно стал классикой галактической литературы, и это не мерзостный пасквиль, а высокая трагедия падшего джедая, который перед смертью раскаялся и нашел путь к Свету…
— Можешь мне не рассказывать содержание, благодаря Дурге я этот шедевр наизусть знаю! И между прочим, встрял в ту историю с постановкой только потому, что Вейдер был моим дедом, — обвиняющее заявил Бен.
Потом они заговорили намного тише, так что Рей уже не могла разобрать слов, но это было и к лучшему. Судя по всему, Бен уже успокоился, и с ним можно было нормально говорить. Значит, пора и ей присоединиться к честной компании.

— Рей, — Лея улыбнулась ей с искренней радостью, но и немного смущенно. — Я думала, ты в саду… Бен, ты только посмотри, как выросла твоя сестра! Сколько лет вы не виделись, десять?
— Да, почти десять лет, — кивнула Рей.
«И еще столько же с радостью бы не виделись», — добавила она про себя.
— Кузина Рей, — произнес Бен, тепло улыбаясь, и кто-то другой мог бы и купиться. — Рад снова встретиться с тобой.
— А ты все такой же врун, — ответила она, глядя ему в глаза.
— О? — он ничуть не смутился. — Да и ты не изменилась. Что ж, все становится проще — можно не изображать любящих родственников.
— Бен, — угрожающе произнесла Лея.
— Что — Бен? Разве не видно, что я просто счастлив? Кузина будет таскаться за мной по пятам, как тень Оби-вана за Скайуокером! Стесняюсь спросить, в уборную она тоже будет меня сопровождать?
— Это лишнее, — спокойно сказала Рей. — Но я буду поблизости.
— Как это мило. А ночью будешь спать на коврике перед моей кроватью?
— В соседней комнате и, надеюсь, в постели, а не на коврике. Впрочем, я неприхотлива.
— О да, хваленое джедайское воспитание, — Бен разглядывал ее с нехорошим блеском в глазах. — Посмотрим, насколько тебя хватит.

3
В просторной двухуровневой квартире Бена было стерильно чисто и почти пусто, в угоду новомодному минималистическому стилю. Все — в белых, серо-стальных и бронзовых тонах, гладкие, округлые линии, овальные окна, никаких острых углов. Навстречу им, попискивая, выкатились два маленьких дроида-уборщика и принялись обрабатывать обувь, очищая ее от уличной пыли.
— Ты здесь живешь один? — с удивлением спросила Рей. — Ни одного живого человека рядом, только дроиды?
— А кого ты ожидала увидеть? — хмуро спросил Бен. — Толпу любовниц или бегающих по дому детишек? Я не женат, живу отдельно от родителей, естественно, что я тут один.
— Ну, в твоем возрасте естественно иметь партнершу или партнера…
— Не изображай из себя многоопытную женщину, — насмешливо сказал Бен. — Ты-то что об этом можешь знать, джедайка? Я живу один и точка.
— Ладно, где моя комната? — Рей предпочла сменить тему.
— Располагайся, где хочешь, — он широким жестом обвел пространство вокруг себя.
«Я хочу домой, на Аш-То», — подумала Рей. — Подальше от тебя».
— Мне нужно находиться возле тебя, поэтому моя комната должна быть рядом с твоей, — сказала она невозмутимо. — И перестань вести себя как капризный ребенок, Бен, я просто выполняю свою работу. Ты можешь мешать мне, но от этого ничего не изменится — ближайшие недели или даже месяцы я буду рядом.
Бен, стиснув зубы, мрачно посмотрел на нее.
— Моя спальня в правом крыле на втором этаже, — наконец сказал он. — Дроиды тебе все покажут.
— Хорошо, — кивнула Рей. — Меня не нужно развлекать, так что занимайся своими делами, я постараюсь не мешать тебе.
— Замечательно. — Бен развернулся и вышел.
Рей только вздохнула. Да, о приятном времяпрепровождении не стоит и мечтать, но, с другой стороны, это хорошая тренировка выдержки.
Она подозвала одного из дроидов и попросила показать ей комнату Бена, после чего выбрала для себя ближайшую к нему комнату.
— Зачем иметь такую большую квартиру, если живешь один? — сказала она.
Дроид пропищал что-то недоуменно-извиняющее.
— Вот и я не понимаю, — вздохнула Рей. — Ладно, спасибо, можешь идти. Дальше я справлюсь сама.
Дроид укатил по коридору, а Рей открыла дверь. Комната была слишком большая на ее вкус, а кровать слишком высокая, широкая и мягкая, зато у нее был отдельный освежитель и туалет, что не могло не радовать. Поколебавшись, она все же отложила принятие душа и отправилась обследовать дом. Бен был где-то здесь, она чувствовала его присутствие, слабый отголосок его эмоций. Он злился, что было неудивительно и уже привычно. Интересно, он бывает когда-нибудь спокойным? Сделав обход, она вернулась к комнате Бена и постучала в дверь. Он открыл далеко не сразу, Рей слышала из-за двери приглушенные ругательства. Наконец, дверь распахнулась. Бен сумрачно взирал на нее — босой, без рубашки. Влажные волосы завивались колечками, с кончиков мерно капала вода. Рей, проследив взглядом, как крупная капля скатилась по его широкой груди вниз, отчего-то смутилась и отвела взгляд.
— Ты так долго не открывал, что я уж решила — ты от меня прячешься, — сказала она, принужденно улыбнувшись.
— Я был в душе. Уж прости, что не прибежал по первому зову, голый и весь в пене, — сухо ответил он. — Чего тебе?
— Некоторые комнаты для меня закрыты, — сказала Рей. — Мне нужен полный доступ, особенно к управлению системой безопасности.
— Сделаю, — буркнул он. — Завтра.
— Сегодня, — настойчиво сказала она. — Сейчас.
— А, чтоб тебя… — казалось, Бен готов добавить парочку куда более крепких выражений, но потом он глубоко вздохнул и сказал обреченно: — Хорошо сделаю сейчас.
Не закрывая дверь, но и не приглашая ее войти, он ушел вглубь комнаты и вернулся с датападом.
— Ну вот и все, — сказал он, проделав несколько манипуляций. — Готово.
— Спасибо. Ты куда-нибудь пойдешь сегодня? — спросила Рей.
— Нет, я собираюсь спать, — процедил он.
— Что ж, спокойной ночи, кузен, — ответила Рей. — Увидимся завтра.
Вместо ответа он захлопнул дверь перед ее носом.

***
Постель была отвратительно мягкой, и, проворочавшись с боку на бок почти час, Рей расстелила одеяло прямо на полу, а сверху накрылась простыней. Под голову она подложила свою свернутую куртку.
— Так-то лучше, — проворчала она и тут же провалилась в сон.

Проснулась Рей как обычно — на рассвете. Если бы она была на Аш-То, то сейчас отправилась бы на пробежку, а потом плавала бы в море, но здесь, на Набу, об этом можно было забыть. Да и как она могла надолго оставить Бена без присмотра? Рей вздохнула — ее служба еще толком и не началась, а она уже устала и от своих обязанностей, и от Бена. Он, наверное, сейчас спит в своей мягкой постельке, неженка. Фыркнув, Рей отбросила простыню и вскочила на ноги одним движением. Вчера, во время осмотра, она нашла тренажерный зал — так что на ближайшие два часа ей есть чем заняться.
Беговая дорожка была сломана, чему Рей не особенно удивилась. Впрочем, поломка была несложной и Рей управилась минут за пятнадцать. Она выбрала трассу и скорость и нашла ландшафт, максимально похожий на Аш-То — и вот она уже бежала по зеленому берегу, а рядом шумело и вздыхало море, и обдавало ее солеными брызгами. Очень качественный симулятор, жаль только, что достался нерадивому хозяину. Завершив кросс, она перешла к подтягиваниям, а потом — к отжиманиям. Вскочила на ноги, закончив подход, — и увидела в дверях донельзя удивленного Бена. Она его не почувствовала — это плохо, очень плохо!
— Ты в курсе, что сейчас полшестого утра? — спросил Бен, зевнув.
— Я обычно встаю в пять, — сказала Рей невозмутимо.
Он только головой покачал.
— И меня еще спрашивают, почему я не пошел в джедаи. Надо быть сумасшедшим, чтобы добровольно вставать в пять утра и заниматься самоистязаниями.
— А сам ты почему не спишь? — подозрительно спросила Рей.
— Услышал шум и решил проверить, не пожаловали ли незваные гости, — усмехнулся он.
— Ты думал, что в дом влезли злоумышленники и полез один это проверять? И кто из нас сумасшедший?
Бен задрал нос.
— Я могу за себя постоять.
«Дурак», — подумала Рей. И что с ним с таким делать?
— Когда вылетаем? — мысленно сосчитав до десяти, спросила она.
Она ждала, что Бен начнет язвить и скажет, что поедет один, но он, видимо, смирился с неизбежным злом в ее лице.
— В десять, — сказал он. — Завтракаю я обычно в девять.
— Принято, — коротко ответила Рей. Может, он и вправду адекватнее, чем ей казалось.

Закончив тренировку, она отправилась в душ. Отрегулировала термостат так, чтобы вода была умеренно-теплой, включила воду и взвизгнула от неожиданности. Вода была ледяной. Стиснув зубы, Рей крутила термостат, но теплая вода так и не пошла. Пришлось наскоро помыться в холодной.

— У тебя горячей воды нет, — сказала она Бену за завтраком. — Наверное, термостат неисправен. Я могу починить, если хочешь.
— А ты что, собиралась мыться горячей водой? — удивился он. — Как-то это не по-джедайски, ты не находишь?
— По-твоему, джедаи… — начала было Рей и замолчала, приоткрыв рот. — Так это ты? — выдохнула она.
— Что — я? — он смотрел с самым невинным видом.
— Ты полный псих, — обреченно сказала Рей. — Серьезно, ты старше меня на сколько? На девять лет? А ведешь себя как школьник. И что дальше, ночью попытаешься вымазать меня зубной пастой?
— Это слишком просто, — ответил Бен, нагло ухмыляясь. — Ты меня недооцениваешь.
Рей, прищурившись, посмотрела на него.
— Думаешь, твои глупые шутки заставят меня отказаться от миссии? Тогда это ты меня недооцениваешь.
— Миссия, ну надо же! — он довольно гнусно хихикнул. — Что, в кодекс джедаев вписана обязанность говорить высоким штилем? Или у тебя «Лорд Вейдер» — настольная книга?
Рей пожала плечами.
— Мне должно быть стыдно, но я его так и не прочитала, — честно призналась она.
— Серьезно? — Бен был поражен. — Тебя не заставляли учить эту муру?
— Ну, папа сказал — если не хочешь, не читай. А я ему сказала, что когда-нибудь — обязательно, но потом.
— Все же зря я не пошел в джедаи, — сказал Бен после долгой паузы.

В этот раз Бен не сам пилотировал флаер. На подземной парковке их ждал кряжистый темноволосый мужчина средних лет, по выговору — коренной набуанец. Его звали Джарет Оррен, и он, как узнала Рей, работал пилотом у Бена на внутригородских и межпланетных перелетах.

Флаер несся в гудящем многополосном потоке флаеров и спидеров по главной магистрали, В последний раз Рей была в Тиде почти десять лет назад и успела многое позабыть, поэтому она с любопытством рассматривала разноцветные дома и прозрачные офисные здания. Клерки невозмутимо сновали туда-сюда или сидели над своими датападами, немало не заботясь о том, что на них глазеют.
— Испортили город, — проворчал Джарет.— Коробок этих понатыкали… При королеве Алланте такого не было! Говорят, старый театр хотят снести и построить такую вот стеклянную дуру, но мы-то не допустим!
— А где театр? — с любопытством спросила Рей.
— Да вот же он! — пилот махнул рукой вперед.
— Ооо! — только и сказала Рей, глядя на огромное белоснежное здание, формой напоминающее звездолет времен Старой Республики.
«К тысячелетию великого Барда» — прочитала она вслух светящиеся на фасаде надпись, имитирующую буквы древнеалдераанского алфавита. И ахнула от изумления, когда прямо перед ними возникла огромная как гора, черная фигура в глухом глянцево-блестящем шлеме и занесла над головой пылающий алый меч. Они пролетели голограмму насквозь, и, оглянувшись, Рей увидела, как фигура разлетелась на сотни огненных брызг, но тут же возникла вновь.
— Такая шумиха вокруг, — с ухмылкой сказал Джарет. — Говорят, сам Бард приедет на свой юбилей, все просто на ушах стоят.
— Да-да, — мрачно сказал Бен. — Похода в театр мне не избежать.

4
Офис Бена находился в престижном районе Тида, в одном из старых зданий. Рей от души порадовалась тому, что стены у него были самые обычные, непрозрачные, из розоватого камня. Офис состоял всего из нескольких комнат — светлых, чистых, просторных, обставленных почти с аскетической простотой.
«Похоже, весь бюджет партии уходит на наряды ее лидера», — подумала Рей, посмотрев на роскошную мантию Бена, на этот раз — бледно-лиловую с серебряной вышивкой на рукавах и вороте.
— Сенатор Соло, доброе утро! — их встретил ясноглазый русоволосый юноша, стройный и невысокий, почти еще мальчик с виду.
— Доброе! Коди, это моя сестра Рей Скайуокер, с сегодняшнего дня — мой телохранитель. Будет сопровождать меня на всех мероприятиях. Рей, это мой секретарь Коди Верд.
Коди залился краской и протянул руку Рей.
— Рад познакомиться, леди Скайуокер, — сказал он.
У него была славная улыбка, одновременно застенчивая и дружелюбная, и Рей искренне улыбнулась ему в ответ, пожимая протянутую руку.
— Просто Рей, — ответила она.
— Но… — Коди неуверенно взглянул на Бена.
— Можешь называть ее мисс Рей, — предложил Бен. — Коди придает слишком большое значение субординации, — объяснил он Рей.
— О, мисс Рей, это замечательно, — с облегчением сказал Коди.
— Хорошо, как мне в таком случае называть вас? — спросила Рей. — Мистер Коди? Мистер Верд?
— Вы можете называть меня просто по имени, это допустимо для моей должности, — все с той же застенчивой улыбкой ответил Коди.
Рей тихо вздохнула, но напомнила себе, что нужно уважать чужие правила.
— Хорошо, Коди, как скажете.

— Коди, напомни, что у нас на сегодня? — спросил Бен по дороге в свой кабинет.
— Через час у вас встреча с директором «Галактики»…
— Проклятье! Я забыл про нее!
— На сегодня еще запланировано награждение призеров городской олимпиады по астрофизике, интервью с порталом «Честные выборы» и участие в дебатах с кандидатом партии консерваторов.
— Скинь мне сегодняшнее расписание. — Бен зашел в кабинет и уселся в единственное кресло с высокой спинкой. — Рей, выбирай себе место. Садись где хочешь, главное, мне не мешай и не отвлекай от работы.
Рей, бросив быстрый взгляд на стулья рядом со столом Бена и диван в углу кабинета, выбрала диван.
Коди заглянул в свой датапад.
— Еще пришел отчет от нашего гунганского отделения, результаты впечатляют. Я переслал его вам на почту.
— Отлично! — воскликнул Бен. — Не зря я сделал на них ставку.
— Да, сэр это была правильная стратегия, — согласился Коди.
Он держался без малейшего подобострастия, серьезно, просто и искренне, и Рей все больше нравился этот юноша. Как он вообще оказался у надутого позера Бена?
— Через пять минут вам нужно выезжать, — напомнил Коди. — Я прикажу подать ваш флаер.
Бен кивнул, погруженный в изучение отчета.

***
Встреча с директором театра «Галактика» прошла довольно быстро, и Бен понадеялся, что успеет вернуться в офис перед очередной встречей. Зря.
— Соло! — услышал он раскатистый баритон, уже спускаясь к выходу по широкой мраморной лестнице — Эгей, Бен Соло!
Размахивая руками, за ними несся высокий светловолосый мужчина. Рей напряглась и сняла с пояса световой меч.
— Кто это? — спросила она у Бена.
— Все в порядке, — тихо ответил он. — Это мой школьный товарищ, Венс.

— Соло! — Венс с силой хлопнула Бена по плечу. — Негодяй, ты был здесь и собирался уйти, не заглянув ко мне? Мы же тысячу лет не виделись!
Бен пожал ему руку.
— Извини, не думал, что застану тебя, да и времени мало…
— Ну уж найдется минутка для старого друга! А ты такой модник стал, — Венс с ухмылкой оглядел роскошную мантию Бена. — Да что уж, ты всегда обожал привлекать к себе внимание. Представь меня леди, немедленно!
Бен с ухмылкой покосился на внезапно зардевшуюся Рей.
— Это моя кузина Рей Скайуокер, будущий великий джедай и мой нынешний нерадивый телохранитель, — небрежно ответил он. — Рей, Это Венс Терио, ведущий актер «Галактики»
Венс вытаращил глаза и приложил руку к сердцу.
— Джедай? Настоящий джедай? О Сила, словно небеса разверзлись в этот миг…
— Вот только не надо стихов, — брюзгливо сказал Бен. — Мне еще предстоит присутствовать на открытии театрального сезона, успею наслушаться.
— Ты безнадежен, — Венс скорбно покачал головой. — С ранней юности госпожа Дурга пыталась привить тебе тонкий вкус и любовь к классической поэзии…
— Но я оказался глух и неспособен к восприятию истинного искусства, — бесцеремонно перебил его Бен.
— Вот именно! Но вы, леди Рей, — Венс демонстративно отвернулся от Бена и протянул руку Рей. — Вы, в чьих глазах светится острый ум, вы, что стольпрекрасны, вы…
— Венс, эти подкаты устарели еще во времена моего дедушки, — заметил Бен.
— Классика не может устареть, — ничуть не смущаясь, сказал Венс. — На то она и классика.
— К сожалению, не только ты так думаешь, — вздохнул Бен. — Поэтому на свете так много унылых ретроградов.
— Он и избирателей так агитирует? — с интересом спросил Венс у Рей. — Унылые ретрограды, голосуйте за меня?
Рей пожала плечами.
— У него на прошлой предвыборной компании был лозунг «Оставь прошлое в прошлом» или что-то в этом роде.
— «Пусть прошлое умрет», — поправил Бен. — Неужели так сложно запомнить?
— Так себе лозунг, — заметил Венс. — Серьезно, мужик, поменяй пока не поздно. Сейчас в моде семейные ценности и преемственность поколений. Я бы за тебя — не проголосовал.
— Ты бы и так не проголосовал, ты же игнорируешь выборы.
— Да, я вне политики. Но если бы ходил на выборы, то тебя бы не выбрал, так и знай!
— Тебе не пора на репетицию? — спросил Бен.
— У нас перерыв. Не надейся, ты от меня так легко не отделаешься! Пойдем, пойдем,
— Венс потянул Бена за собой. — Никуда от тебя твои избиратели не убегут

— Здесь нам никто не помешает, — сказал Венс, проведя их в свою гримерку. Стены были увешаны портретами Венса в разных образах, на зеркальном столике громоздились баночки и скляночки с косметикой. Рядом стоял целый стенд с головами манекенов, на которых красовались разноцветные парики, и Рей подумала, что они производят жутковатое впечатление.
— Иногда я воображаю себя древним лордом ситхов, и что вот это — коллекция голов моих врагов, — сказал Венс, словно догадавшись о ходе ее мыслей.
— А помнишь, как мы верили, что Дурга отрезает уши провалившим экзамен? — ухмыльнулся Бен.
— Я до сих пор в это верю, — вполне серьезно ответил Венс.
— Интересно, как она сейчас, не охладела ли к «Лорду Вейдеру»?
— Ничуть! Госпожа Дурга и ее ученики по-прежнему завсегдатаи наших спектаклей.
— Ты, конечно, припас билеты на премьеру для нее и ее любимчиков?
— Разумеется, мне еще дорога жизнь.

Они еще немного поговорили, а потом Венс вызвался их проводить и предложил им провести экскурсию по театру. Конечно, прежде всего это было рассчитано на Рей.
— О, здорово, — воскликнула Рей, но тут же сникла, взглянув на Бена. — Я думаю, нам нужно спешить? — с сожалением проговорила она.
Бен посмотрел на нее, на Венса, и подумал, что в поддержании дружбы со знаменитым актером есть множество плюсов, а потому не стоит отказываться от его предложения.
— Ну отчего же, — сказал он. — Думаю, минут пятнадцать у нас еще есть, хватит для быстрого осмотра.
«Галактика» была построена и отделана в старомодном помпезном стиле — массивные витые колонны, мозаичный пол, белые мраморные лестницы, тяжелые бархатные портьеры. На потолке была знаменитая старинная роспись с изображением всех известных планет и систем галактики, отчего театр и получил свое название.
На сцене экспериментировали с освещением, отчего зал то озарялся призрачным голубоватым мерцанием, то заливался фиолетовым светом.
Рей с широко раскрытыми глазами слушала рассказы Венса о театральном закулисье, забавных и трагических случаях времен Империи и Старой Республики. Бен немного отошел от них, рассматривая висящие на стенах голофото великих актеров былых времен. Он видел, что Рей то и дело посматривает в его сторону, стараясь ни на минуту не оставлять его без присмотра. Это было даже трогательно, такое серьезное отношение к своим обязанностям.

Рабочие на сцене внезапно засуетились, забегали, потом начали кричать друг на друга, воздевая руки вверх.
— И чего они так нервничают, — пробормотал Бен.
— Все ужасно волнуются, сказал кто-то за его спиной. — Первая постановка «Лорда Вейдера в этом сезоне, сами понимаете…
Бен обернулся. Перед ним стоял незнакомый мужчина лет сорока пяти в старомодном темном балахоне. У него были приятное, располагающее к себе лицо, вьющиеся русые волосы, уже с сильной проседью, и маленький шрам, пересекавший бровь и верхнее веко.
— Признаться, не понимаю, — сказал Бен.
— О, так вы не из наших мест, — мужчина улыбнулся. — Ни одна постановка до сих пор не обходилась без разного рода… случаев.
— Случаев? — без интереса повторил Бен.
— Говорят, что это сам… — мужчина многозначительно поднял вверх палец. — Самое плохое может случиться, если ему не понравится актер в роли лорда Вейдера, — он придвинулся ближе к Бену и заговорил страшным шепотом. — Два года назад одного увезли со сцены с внезапным приступом астмы — хрипеть начал, задыхаться. Как только вывезли из театра — сразу полегчало. А все почему — потому что самому не понравился. Вот он его и придушил слегка.
Бен понемногу начал понимать.
— То есть в театре живет призрак Вейдера? — уточнил он.
— Шшшш, — собеседник торопливо прижал палец к губам. — Не называйте его по этому имени. Может рассердиться.
— Гм. Да, конечно, — Бена мало интересовали эти театральные байки и суеверия. — Извините, меня ждут друзья.
Он в несколько шагов оказался рядом с Рей и Венсом.
— Ну, и какой из тебя телохранитель? — кисло осведомился Бен. — Бросила меня одного с этим типом. А если бы он захотел меня убить?
Рей как-то странно посмотрела на него.
— Иногда я совсем не понимаю твоих шуток, — пробормотала она.

***
К концу первого дня Рей чувствовала себя смертельно уставшей, как будто пробежала большой кросс с мешком камней на плечах. Она изо всех сил старалась не уснуть, сидя рядом с Беном в флаере, и самым раздражающим было то, что Бен остался бодрым и полным сил.
— Венс подал мне неплохую идею, — говорил он. — Про преемственность поколений и семейные ценности. Поэтому мы летим на Джакку. Сейчас напишу Коди, чтобы перестроил мое расписание на неделю.
— Джакку? — Рей так удивилась, что ей расхотелось спать. — Это же галактическая свалка! И Джакку не в нашем секторе, кого ты там собрался агитировать?
Бен с отвратительным снисхождением похлопал ее по плечу.
— Милая моя кузина, — проговорил он. — Ты так наивна. На Джакку мы запишем мой предвыборный ролик. Там, на окраине галактики, произошла великая битва между Империей и Республикой и тем переломила ход войны, в которой наша семья, замечу, сыграла не последнюю роль. Венс был прав — обратимся к корням!
— В этой войне представители семьи Скайуокеров воевали с обеих сторон конфликта, — напомнила ему Рей.
— И это хорошо! — воскликнул Бен. — Есть шансы получить голоса и от тайных сторонников Империи.
— По-моему, это отвратительно, — сказала Рей.
— Наоборот, мы сделаем благое дело. Привезем гуманитарную помощь, одарим туземцев тушенкой и одеялами. И надо попросить у отца Сокол, вставим его в ролик! Да, отличная идея, я прямо сейчас с ним свяжусь!

— Нет, — твердо сказал Хан. — Сокол не дам.
— Но папа! — возмутился Бен.
— Сокол не дам.
— Ты что, не хочешь, чтобы я победил на выборах?
Хан печально улыбнулся.
— Конечно, мы с мамой будем за тебя голосовать, Бенни, — сказал он. — И мы желаем тебе победы. Но вся эта затея с поездкой на Джакку мне не по душе, поэтому Сокол я не дам, уж прости.

Часть 2Часть 2
1
Джакку встретила их слепящим солнцем и жарой, от которой, казалось, песок плавился.
Рей оценила температуру за бортом и покачала головой.
— Тебе не будет жарко? — спросила она Бена, который старательно втирал в лицо, шею и руки крем от загара. На нем была парадная сенаторская мантия до пят, из белого шелка с золотым шитьем, с широкими рукавами, из прорезей которых выглядывала вджунская туника.
— Я привык к жаре, — сказал Бен, придирчиво рассматривая себя в карманное зеркальце. — Это вы на Аш-То видите солнце раз в год, ты и беспокойся о погоде.

Чуть позже вспомнив эти слова, Рей злорадно посматривала на Бена, который обливался потом в своей мантии, сидя под полотняным навесом на заставе Ниима. Ветер не приносил и малейшего облегчения — он тоже был обжигающе горячим.
— Ну, что там у нас? — спросил Бен у местного громилы по имени Ункар Плат
— Все готово, господин хороший, — ответил Платт. — Народ согнали, что говорить, сказали. Даже цветы собрали, а это, скажу я вам, нелегко было в наших пустынях. За цветы попрошу накинуть еще сотню кредитов, не обессудьте.
Рей смотрела на них с отвращением.
— Прекрасно, — бодро сказал Бен. — Тогда можем начинать. Рей, неси тушенку.
— Я помогу! — с готовностью вскочил Коди.
— Нет уж, сиди, ты мне понадобишься здесь. Рей ведь джедай, ты не забыл? Пусть использует Силу.
На мгновение Рей представила, как Силой обрушивает навес на его голову.
— И так справлюсь, — сказала она.

Бен оглядел толпу перед собой и взошел на наскоро сколоченный помост. Коди устроился возле помоста, руководя дроидами с камерами и звукозаписывающими устройствами.
— Жители Джакку! — начал Бен, приветственно раскинув руки. — Вам несказанно повезло оказаться в месте, где некогда произошли столь великие события. Именно здесь Новая Республика одержала блистательную победу над войсками Империи…
Бен сделал паузу и промокнул лоб белоснежным платком. Согнанные на митинг джаккуане мрачно смотрели на него. Один из людей Платта закричал «Ура!» и захлопал в ладоши, но его не поддержали.
— Так началась новая эра, — продолжил Бен. — Эра свободы от тирании, эра благоденствия и процветания…
— Бен Соло! — услышал он выкрик.
Сквозь толпу пробирался благообразный старик с белой бородой, чье лицо показалось ему знакомо.



Это же Лор Сан Текка! — прошептала Рей.
— Я знал твоих родителей, Бен Соло, — продолжал старик. — Я знал твоего дядю. Тяга к свету у вас в крови. Как же получилось так, что ты предал их наследие?
— Выключить камеры, — просигналил Бен Коди. — Потом перемонтируем.
— Вместо того, чтобы помочь несчастным жителям этой планеты…
Бен с тоской представил, как вырывает меч у Рей и втыкает его в этого надоедливого старика.
— Вы абсолютно правы, господин Сан Текка, — громко сказал он, не давая ему продолжить — Именно ради этого я здесь. Жители Джакку, сегодня абсолютно бесплатно каждый из вас получит в дар консервы от Новой Республики!
Крики радости, на этот раз абсолютно искренние, и громкие аплодисменты заглушили его слова.
— А вот теперь — снимай, — шепнул он Коди.
Лор Сан Текка с грустью смотрел на Бена. Что ж, еще один глубоко разочарованный в нем. Бен быстро выбросил мысли о старике из головы.

Позже, приняв ультразвуковой душ и переодевшись, Бен сидел в кают-компании своего корабля и просматривал записи.
— А вот этот ракурс неплохо получился, — заметил он.
— Кладбище имперских звездных разрушителей выглядит очень внушительно, на мой взгляд, — сказал Коди.
— Да, я впечатлен…
— Бен, — услышал он голос Рей и поднял глаза. Рей стояла перед ним, сжимая руки в кулаки.
— Эти люди, — тихо сказала она. — Я говорила с ними и с Лор Сан Теккой. Большинство выживает, собирая запчасти с кораблей и обменивая это на пайки у Ункара Платта, Лор Сан Текка сказал, что Платт обирает их, держит чуть ли не в рабстве… Это ужасно, Бен, вот об этом нужно рассказать Республике!
Коди посмотрел на них и деликатно отошел в сторону.
— Думаешь, они не знают? — сказал Бен. — Им плевать на Джакку и на такие нищие миры.
— Но так же нельзя!
— Что ты предлагаешь сделать? — резко сказал Бен. — Ввести республиканские войска на Джакку? Расстрелять Ункара Платта?
— Да, если потребуется! — выпалила Рей.
Бен откинулся на спинку дивана и рассмеялся.
— Слышала бы тебя моя мать, — сказал он.
— Лея бы меня поддержала!
— Нет, не поддержала бы, — возразил Бен. — Она принадлежала к партии популистов, которые выступают против централизованного вмешательства в жизнь планет.
— Но это значит просто наблюдать за творящейся несправедливостью, не пытаясь ничего изменить…
— Разве не этим веками занимались джедаи? — поинтересовался Бен.
— Мой отец никогда не мирился со злом, — дрожащим от возмущения голосом произнесла Рей. — Он помогал и помогает людям по мере сил. А ты используешь людей ради своей наживы, ты заключаешь сделки с негодяями вроде Платта, ты просто… — она оборвала себя и смотрела на Бена с возмущенно горящими глазами. Грудь ее высоко вздымалась.
— Да, я понял, что ты считаешь меня исчадием ада и алчным чудовищем, — сказал Бен. — Я даже не собираюсь тебя разубеждать. Скажу лишь так — сейчас у меня нет никакой возможности повлиять на жизнь этих людей и как-то улучшить ее. Будет — если я стану сенатором.
— Да тебе плевать на них! — воскликнула Рей.
— Ты так считаешь, потому что я, сойдя с трапа, не кинулся бить морду Платту и проливать слезы над нищетой джаккуан? Можешь не отвечать, вижу, что ты так и думаешь. Рей, это все эффектно, но совершенно бесполезно. Если убить Платта, его место тотчас же займет другой головорез, вполне возможно, что из числа тех самых мусорщиков, о которых ты так трогательно болеешь душой. Так им не помочь.
— Потому можно ничего не делать? — саркастически сказала Рей. — Очень удобная позиция!
— Нет, не так. Сенатор Новой Республики может вынести на обсуждение законопроект о поддержке нуждающихся планет. Думаю, получить поддержку части сенаторов вполне реально. Можно повести Джакку путем Татуина, это будет даже легче, здесь не нужно бороться с гегемонией хаттов. Есть способы, не самые легкие, но они есть.

— И почему ты об этом не рассказал в своем ролике? — помолчав, спросила Рей. — Выглядел бы как приличный человек.
— Потому что тогда за меня не будут голосовать мои избиратели, — усмехнулся Бен. — Мало кто из жителей сектора Чоммель согласится отстегнуть часть своего дохода на помощь нищим планетам типа Джакку. А это придется сделать, деньги просто так не образуются в бюджете.

— Сенатор Соло! — услышал он голос Коди. — Простите что прерываю, но ваш отец на голосвязи, хочет поговорить.

— Привет, Бен, — Хан выглядел каким-то измученным и потрепанным. — Как съездили?
— Нормально, — холодно ответил Бен. — Могло быть лучше.
— Что ж, рад слышать… т.е. конечно жаль, если что-то не получилось… Послушай, малыш, я хочу тебя кое о чем попросить.
— Я так и знал!
— Ты заставляешь меня чувствовать себя плохим отцом, — Хан смущенно почесал переносицу. — Я что, всегда звоню тебе только для того, чтобы о чем-то попросить?
— Нет, конечно, — кротко ответил Бен. — Иногда ты просто спрашиваешь, как у меня дела.
— Не изображай из себя жертву семейного насилия! И слушай, мне правда нужна твоя помощь.
— Ладно, рассказывай.
— Видишь ли, Бенни, со мной случилась маленькая неприятность…
— Что? — Бен внутренне похолодел.
— На меня упала дверь Сокола.
— А я давно говорил тебе, что эту ржавую жестянку пора отправить на металлолом!
— Эй, тише, тише! Как же твой новый курс на семейные ценности? Я сам виноват, не отследил вовремя, что пришла пора очередного ремонта.
— Как ты сейчас? — с тревогой спросил Бен.
— Со мной все в порядке, малыш, я почти пришел в норму. Вот летать не смогу в ближайшие дни, это да… поэтому и прошу тебя об одолжении.
— Надеюсь, не потребуется вместо тебя участвовать в какой-нибудь гонке?
— Нет, что ты! Всего лишь нужно заехать на Такодану и забрать кое-что у моей старой приятельницы Маз.
— Запрещенный товар?
— Как ты мог такое подумать! — Хан искренне возмутился. — Я бы не стал тебя так подставлять!
— Ну, прости.
— Так ты сделаешь это? — уточнил Хан.
— Место не из самых приличных, — с сомнением сказал Бен. — Если меня там поймают репортеры, появятся статьи на мусорных порталах, поползут слухи…
— Тебе ли бояться слухов!
— Может, я пытаюсь исправиться. Стать более респектабельным.
— Хорошо, я понял, — Хан кивнул. — Забудь. Я потом сам слетаю.
— Эй, я же не сказал, что отказываюсь! — воскликнул Бен. — Ладно, я заеду на Такодану, раз это для тебя так важно. За пару часов, думаю, управимся.
— Отлично! — просиял Хан. — Я твой должник.
— Не надейся, что я об этом забуду.

Отключившись, Бен задумчиво посмотрел на Коди и на Рей и побарабанил пальцами по приборной панели.
— Мы летим на Такодану, сенатор Соло? — уточнил Коди.
— Да, придется.
— Когда вылетаем?
— Полетим только я и Рей, — сказал Бен.
— Но, сенатор…
— Я не собираюсь светить своей яхтой в этом притоне контрабандистов со всей галактики. Поэтому ты с Джаретом вернешься на Набу, а мы с Рей арендуем корабль и прилетим на Такодану тихо и скромно, не привлекая к себе внимания.
— Надо же, ты это умеешь! — мрачно сказала Рей.
— Не пытайся уязвить меня своей иронией, бесполезно. Лучше призови на помощь свои джедайские суперспособности, и помоги мне выбрать такого пилота, который не прирежет нас на полпути к Такодане.
— Сенатор, при всем уважении, эта идея не кажется мне разумной! — Коди весь порозовел от волнения. — На Джакку небезопасно, я не могу бросить вас здесь! Прошу, давайте полетим на Такодану вместе!
— Со мной джедай, что может пойти не так? — усмехнулся Бен. — Сама Сила на моей стороне! Кстати, запиши, пока я не забыл, это может пригодиться для ролика.
— Да, сэр, — вздохнул Коди.

2

В единственной занюханной кантине форпоста Ниима было полутемно и очень шумно. Пилоты, которым не повезло оказаться на Джакку, и разные сомнительные личности пили разбавленную бурду, которую тут называли виски, играли в саббак и орали песни, стуча кружками по грязным столам. В воздухе витал тошнотворно-сладкий запах спайса. Рей порадовалась тому, что Бен догадался переодеться из сенаторской мантии в обычную для контрабандиста одежду — узкие штаны, рубашку и куртку. Но все равно они смотрелись в этом месте чужеродно и, конечно, привлекли к себе внимание.
— Заблудились, ребятки? — на плечо Бена легла огромная складчатая лапища.
— Мы твои друзья, — развернувшись, Рей пристально посмотрела ему в глаза. — Дай нам пройти.
— Вы мои друзья, — послушно повторил зеленокожий громила, отступая назад.
— Впечатляет, — тихо сказал Бен.
— О, неужели джедайские фокусы тоже могут для чего-то сгодиться? — Рей улыбнулась.
— Да, такому фокусу я бы не отказался научиться, — признал Бен. — Ладно, не будем отвлекаться. Мы должны найти пилота!
— Вот и не мешай мне, — сказала Рей. — Идем
Они пробирались между столами, посматривая по сторонам и встречая заинтересованные ответные взгляды. До них долетали обрывки разговоров — споры и ругань, пустой треп, сальные анекдоты…
— … ведь меня учил боям на световых мечах сам генерал Гривус…
Рей навострила уши.
Худой веснушчатый мужчина с взлохмаченными рыжими волосами и короткой бородой сидел, развалившись, за ближайшим к ним столом. Его разглагольствования с кислым видом выслушивал огромный даже для своей расы довутин.
— …и когда я прошел дугу Кесселя в одиннадцать парсеков…
Довутин взревел и грохнул кулаком по столу. Он еще что-то сказал, возмущенно взмахнув рукой, а потом встал и ушел, бесцеремонно расталкивая встретившихся ему на пути.
— Эй, Граммгар, куда ты? — не получив ответа, рыжий мужчина рассмеялся и отхлебнул из своей кружки.
Рей ближе придвинулась к Бену.
— Этот человек лжец, — прошептала она.
— Это я и сам понял.
— Мы полетим с ним, — решительно сказала Рей.
— Что? Подожди! — Бен даже поперхнулся. — Если он лжец, то почему ты выбрала его?
— Остальные еще хуже.
— Ну что ж, поверю тебе на слово, — вздохнул Бен. Сделав пару шагов, он очутился рядом с рыжеволосым мужчиной.
— Добрый вечер, — сказал он, непринужденно усевшись на освободившийся стул. — У меня есть дело, которое я хотел бы с вами обсудить.
Мужчина посмотрел на Бена, потом на Рей, и слегка приподнял брови.
— Зря ты притащил сюда свою девушку, — заметил он.
— Это моя сестра, а не девушка.
— Тем более.
— Пусть это вас не заботит, мистер…
— Хакс, — сказал мужчина.
— Хорошо, мистер Хакс…
— Просто Хакс. Можно без этих расшаркиваний.
— Нам нужно на Такодану, — Бен сразу перешел к делу. — Подбросишь? Я заплачу.
— Извини, приятель, у меня дела в другом секторе, — Хакс развел руками. — Поищи себе другой корабль.
Бен глянул на Рей и встал, но Рей не собиралась так просто сдаваться.
— Ты хочешь отвезти нас на Такодану, — сказала она.
— Нет, не хочу, — Хакс широко улыбнулся. — Даже ради твоих красивых глаз, крошка.
— Ты хочешь отвезти нас на Такодану! — с нажимом повторила Рей.
— Да что ты заладила: «Хочешь, хочешь…» — Хакс осекся и пристально посмотрел на нее. — Ах, вот как, — произнес он, разом помрачнев. — Я наслышан о вас, ребята, но я не собираюсь иметь никаких дел с Первым Порядком.
— Что за Первый порядок? — Рей нахмурилась. — Мы не из какого-то там хаттского картеля. Я джедай… падаван, — нехотя поправила она себя. — Мой отец — Люк Скайуокер…
— Великолепно! — воскликнул Хакс.— А мой дед — император Палпатин.
— Правда, что ли? — ухмыльнулся Бен.
— Нет, он врет, — отмахнулась Рей.
— Как и ты, — заметил Хакс.
Глаза Рей опасно блеснули.
— Я никогда не вру!
— А я вообще-то хотел остаться инкогнито, — проворчал Бен.
— Извини, — смутилась Рей.
— Да что уж там. Но твоя неистребимая честность порой граничит с патологией, так и знай.
— Занятная вы парочка, — задумчиво сказал Хакс. — Если она твоя сестра, то ты, значит, сын Люка Скайуокера? И тоже джедай?
— Упаси Сила, — серьезно ответил Бен, и Хакс рассмеялся.
— Выпьем? — предложил он.
Рей отрицательно мотнула головой.
— Здесь я не стал бы пить даже воду, — поддержал ее Бен.
— Что ж, разумно. Такодана, говоришь… и сколько вы готовы заплатить, чтобы я отвез вас туда?
— Тысяча кредитов.
— Да ты богач, я посмотрю.
— На жизнь хватает, не жалуюсь. Ну как, согласен?
Некоторое время Хакс изучающее смотрел на него.
— Вот что, — сказал он. — Я вылетаю через два часа. Посадочное место номер пятнадцать, корабль называется «Миллисента». Опоздаете — ждать не стану, улечу без вас.

Когда в назначенный час Бен и Рей пришли на посадочную платформу, «Миллисента» встретила их наглухо задраенным люком.
— Непохоже, что этот корабль готов принять пассажиров, — сказал Бен.
— Может, он забыл про нас? — предположила Рей.
— Тебе лучше знать. Ты же читаешь людей как раскрытую книгу, и именно ты выбрала этого пилота.
— Давай ему покричим, что ли? — неуверенно предложила Рей.
— Ну что ж, кричи, — согласился Бен.
Рей уничтожающе посмотрела на него и сложила ладони рупором возле рта.
— Эй! Эгегей! Мистер Хакс!
Молчание в ответ.
— У меня плохие предчувствия, — пробормотал Бен.
— Мистер Хакс! — еще громче крикнула Рей.

С шипением и скрипом бортовой люк открылся.
— Извините, ребята, — сказал Хакс по громкой связи. — На этой планете лучше держать двери закрытыми. Заходите.
Не успели они подняться на борт, как им навстречу шагнул потрепанного вида дроид-пилот с бластером в правой руке.
— Какой радушный прием, — Бен хмыкнул. — Кажется, нас сейчас начнут грабить.
— Не паникуй раньше времени, — тихо сказала Рей.
— Я спокоен как джедай.
— Я вижу.
— Капитан ждет вас, — проскрежетал дроид. — Идите вперед.
— Ты всегда встречаешь гостей с бластером наперевес? — спросил Бен.
Дроид не удостоил его ответом

Хакс сидел в командной рубке и разговаривал по комлинку.
— Да, мама, — терпеливо говорил он. — Да, я тепло одеваюсь. Нет, я не заболел. Да, я больше не буду иметь дел с Марло, ты была права.
Не прерывая разговор, он обернулся и махнул рукой Бену и Рей, чтобы они подождали.
— Извини, мама, у меня тут пассажиры на борту, — сказал он. — Поговорим позже. Нет, что ты, приличные люди, какой-то лорд с Набу и джедайка. Нет, мама, я не шучу, почему ты…
Хакс выключил комлинк и крутанулся к ним вместе с креслом.
— Ну вот, — с огорчением сказал он, — Обиделась. Решила, что я ее разыгрываю.

— Кажется, мы не нравимся твоему дроиду, — заметил Бен.
— Его зовут N-17. Не обращай внимания, ему никто не нравится.
— Даже ты?
— Особенно я. Ну что ж, добро пожаловать на борт. Можете сесть в пассажирском отсеке. Не слоняйтесь по кораблю, не трогайте мои вещи и груз, — это обязательное условие.
— Без проблем, — сказала Рей.
Бен пожал плечами.
— Мы не собираемся совать нос в твои дела, — ответил он. — Нам просто нужно на Такодану.
— Вот и отлично, — кивнул Хакс. — Особых развлечений у меня тут нет, так что на время полета займите себя чем-нибудь сами.

Внутри корабль очень напоминал Сокола Тысячелетия, разве что был куда чище и меньше. Стола для дежарика здесь тоже не было, в кают-компании стоял только видавший виды диван. Бен и Рей уселись на разных его концах, и просидели так до конца полета.

3
С тех пор как он стал взрослым, Бен ни разу не был на Такодане. От этой планеты у него остались обрывочные детские воспоминания — зеленые леса, прозрачные озера с чистейшей и холодной водой, древний замок Маз с его высокими каменными стенами, увешанными флагами разных планет, и огромной статуей хозяйки во внутреннем дворе. Тогда Маз была с ним ласкова как добрая бабушка из сказки, кормила его разными вкусностями и рассказывала захватывающие истории о древних временах. Сейчас в ее глазах Бен не видел ни намека на тепло.
Крошечная, сморщенная, похожая на оранжевую набуанскую черепаху, Маз Каната вовсе не выглядела смешно и излучала силу и непререкаемый авторитет. Под ее пронзительным взглядом Бен на мгновение ощутил себя мальчиком на уроке Дурги, хотя Маз была раз в десять меньше хаттки.
— Бен Соло, — сказала она низким звучным голосом. — Что привело тебя в мой замок?
Бен церемонно поклонился.
— Счастлив снова видеть вас, Маз, — сказал он с улыбкой. — В последний раз я был у вас много лет назад, но до сих пор помню вашу доброту ко мне и моему отцу. Я здесь по его поручению.
Взгляд Маз немного смягчился.
— Почему же Хан не приехал? — осведомилась она.
— Небольшие проблемы со здоровьем, — ответил Бен. — Он попросил меня забрать то, что вы должны были передать ему.
Маз поджала губы, словно раздумывая, можно ли доверять Бену.
— Хорошо, — сказала она. — Будь моим гостем.
Потом она широко улыбнулась Рей и протянула ей свою маленькую сухую руку.
— Я так рада снова увидеть тебя, моя девочка, — сказала Маз совсем другим тоном. — Как Люк? Давненько он ко мне не заглядывал.
— Школа забирает у него много времени и сил, — извиняющим тоном сказала Рей. — Но он часто вспоминает о вас и о Такодане.
— Это твой дружок? — Маз кивнула в сторону Хакса. — Дели на сто все, что он тебе говорит.
— Маз, Маз, — Хакс покачал головой. — Когда я тебя обманывал?
— Меня тебе и не удастся обмануть, малыш Хакс, — Маз хитро прищурилась. — Но я тебя слишком хорошо знаю. Не вздумай обидеть Рей, или будешь иметь дело со мной.
— Мы едва знакомы, Маз, — вмешалась Рей. — Хакс нас выручил, подбросив до Такоданы.
— И готов отвезти в любой конец галактики, раз вы друзья Маз, — быстро добавил Хакс.
Маз усмехнулась.
— Идите за мной, — сказала она.
Бен, Рей и Хакс послушно последовали за ней.
— Что, и ты с нами? — пробормотал Бен.
— Отказаться от приглашения Маз? — поразился Хакс. — Я еще не спятил.

Маз привела и к большому столу в дальнем углу, откуда открывался хороший обзор всего зала. По ее почти незаметному кивку три официанта мгновенно воздвигли перед ними огромное блюдо с жареным боком банты, фрукты, кувшин голубого молока и бутыль кореллианского виски. С невероятной скоростью орудуя огромным ножом. Маз ловко разрезала мясо.
Бен поискал глазами столовые приборы и, не найдя, тяжело вздохнул и взял кусок мяса руками. Рей и Хакс уже вовсю уплетали мясо, как будто участвую в конкурсе на поедание еды на скорость.
— И куда уходит вся эта еда? — вздохнула Маз, с жалостью глядя на Хакса. — Но я не теряю надежды тебя откормить.
— Бесполезно, — ответил Хакс, заглотив очередной кусок. — Если уж даже маме не удалось…
— И то верно, — кивнула Маз.
Бен с любопытством поглядывал по сторонам, на разношерстную публику со всех концов галактики, которая сидела за столиками. Посетители замка Маз выглядели поприличнее, чем в кантине Ниимы, но Бен был уверен, что многие из них, если не все, столь же опасны. Он заметил, что тоже вызывает интерес некоторых личностей в зале. Особенно пристально на него смотрела стройная красивая женщина, одетая в облегающий серо-черный костюм. Ее крупные полные губы были выкрашены в черный, и такого же цвета были указательные пальцы на руках. Женщина улыбнулась ему, а потом неторопливо встала одним гибким плавным движением и куда-то ушла.
Бен с сожалением подумал, что искать эту красотку будет не лучшей идеей — или лишишься кошелька, или получишь нож в печень, одно из двух.


— …что-то происходит в мире, я чувствую это. Грядут большие перемены, и это связано с тобой. — Маз метко бросила в Бена косточку джогана, и он очнулся от своих мыслей.
— Это предсказание о моей победе на выборах? — сказал Бен.
Маз мелко захихикала.
— Какие глупости тебя волнуют, Бен Соло, — проговорила она. Нет, я говорю не о ваших выборах, а о том, что действительно важно для судеб галактики.
Для столь древнего существа Маз на удивление мало понимала в принципах функционирования общества. Бен с большим трудом проглотил колкий ответ.
— Что ж, видимо, я слишком приземлен для всех этих высоких материй, — кротко сказал он.
— Есть немного, — согласилась Маз. — Но тебе придется изменить свой взгляд на мир, иначе — погибнешь. Вы собрались вместе не случайно, да, вы трое, — добавила она, поймав удивленный взгляд Хакса.
Маз поманила Хакса к себе, и тот послушно склонился поближе к ней.
— Скоро ты можешь встретиться со своим отцом, — громким шепотом произнесла она.
— Искренне надеюсь, что не скоро, — сказал Хакс. — Он умер прошлой весной, знаете ли.
Маз печально кивнула.
— Да, я слышала о Грейдине. Он был славным малым, соболезную тебе и твоей матушке. Но я говорила не о нем, а о другом человеке.
Рей заметила, что Хакс напрягся.
— Я не думаю, что стоит… — начал было он, но Маз не так легко было заткнуть рот.
— … о том, чье имя ты носишь из ненависти к нему. Ты же хотел, чтобы он узнал о тебе? Он знает. Будь осторожнее, малыш.
Подмигнув ему, Маз спрыгнула со своего слишком высокого для нее стула и поспешила в другой конец зала, где назревала драка между компанией тойдарианцев.
Бен хмыкнул.
— Маз похожа на волшебников из детских фильмов, — сказал он. — Обрушивает на тебя ведро многозначительной болтовни без крупицы смысла.
Рей покачала головой.
— Маз чувствует Силу и она никогда ничего не говорит просто так. Я бы прислушалась к ее словам.
Она посмотрела на Хакса, но тот уже принял свой обычный легкомысленный вид.
— Надо же, ты действительно дочка Люка Скайуокера. — сказал Хакс. — А ты, значит, сын Хана Соло! Ни за что бы не подумал.
— Это как-то обидно прозвучало, знаешь ли, — заметил Бен.
— Так ты думал, что я тебе вру? — Рей нахмурилась.
— Извини, не привык верить на слово. Зато именно поэтому я до сих пор жив!
— Просто ты привык судить о людях по себе. Кстати, стоит ли верить твоим словам, что ты готов отвезти нас в любой конец галактики? — осведомился Бен.
— А как же, — ухмыльнулся Хакс. — Плати еще тысячу кредитов и отвезу хоть к забраку на рога.

4

Маз куда-то запропастилась, и Бен уже собирался ее поискать, чтобы забрать, наконец, вещи отца и отправится на Набу, но его планы внезапно были нарушены.
— Всем оставаться на местах! — в мгновение ока зал заполонили существа в черном с бластерами в руках. Люди или гуманоиды — точно расу определить не получалось, лица их были скрыты масками или плотными темными платками.
Посетители притихли.
— Оружие на стол! — приказал предводитель головорезов. — Где хозяйка? Маз Каната, выходи немедленно! Твои люди схвачены, сопротивление бесполезно!
Бен посмотрел на Хакса и Рей. Хакс покачал головой.
— Сидите, — шепнул он. — Не лучший момент для геройств.
— Маз Каната, — повторил предводитель. — Если ты не выйдешь…
Его слова прервал какой-то довутин, который, утробно взревев, схватил стул и швырнул его в гущу головорезов. Те открыли огонь, контрабандисты мигом похватали оружие, и завязалась перестрелка.

Бен, порадовавшись удачному расположению их стола, быстро сполз на пол и потянул за собой Рей. Они укрылись за толстыми каменными колоннами, поддерживавшими свод зала.
— Бластер есть? — спросил Хакс.
Вместо ответа Бен вытащил бластер из внутреннего кармана куртки и снял его с предохранителя.
— Отлично. Надеюсь, стрелять умеешь.
— Я бы предпочел пересидеть здесь, пока та заварушка не закончится, — сказал Бен.
— Мудро, — кивнул Хакс. — Поддерживаю твое предложение. Рей, не вздумай высовываться, я за тебя перед Маз головой отвечаю.
Рей проворчала что-то плохо различимое, но явно не слишком лестное о Хаксе.

Их все же заметили. Люди в черном сделали несколько залпов в их сторону, один из них угодил в колонну и выбил из нее здоровый кусок. Колонна угрожающе затрещала.
— Прикрой меня! — бросил Хакс Бену и, высунувшись, сделал несколько выстрелов. Прежде чем Бен успел хотя бы пошевелиться, Рей выскочила и отбила несколько встречных выстрелов своим световым мечом. Они опять укрылись за колонной.
— Это было здорово, но, пожалуйста, не делай так больше, — попросил Бен.
— Я твой телохранитель, не забывай, — Рей широко улыбалась, щеки ее разрумянились. Бен с ужасом понял, что вся эта заварушка ей нравится.
— Сюда! — услышал он голос Маз.
Обернувшись, они увидели, что стена рядом раздвинулась, открывая узкий проход, за которым виднелась уходящая вниз лестница.
Беспорядочно отстреливаясь, они проскользнули к проходу. Рей с невероятной скоростью крутя мечом, отбивала один бластерный выстрел за другим. Наконец, она проскользнула в проход и стены сомкнулись за ней.
— Что происходит? — отдышавшись, спросил Бен. — Что им от вас нужно?
— Так, кое-что не поделили, — сказала Маз. — Идите за мной, я выведу вас из замка.
Бен кашлянул.
— Маз, я понимаю, что не самое удачное время напоминать, но…
— Вот, держи, — Маз сунула ему в руки небольшой ящичек. — И не вздумай открывать до прилета на Набу!
Бен, Рей и Хакс спускались следом за Маз по старой каменной лестнице, а потом свернули в узкий коридор, по которому можно было идти поодиночке. Бен и Хакс пригнулись, чтобы не удариться макушкой о низкий потолок — ход явно был рассчитан на невысоких созданий.
Через потайной ход они выбрались из замка и оказались совсем рядом с посадочной платформой. Битва шла в отдалении, пока что на них не обращали внимания и оставался небольшой шанс добраться до корабля незамеченными
Ни с места! — услышали они за спиной механически звучащий голос. — Оружие на землю.
Медленно обернувшись, Бен, Рей и Хакс увидели трех людей в черной броне и глухих шлемах.
— Оружие на землю, — повторил один из людей в черном. — Ты, — он указал бластером на Бена. — Отдай нам ящик.
— Знаете, — сказал Бен. — Боюсь, что вы ошиблись. Это явно не то, что вы ищете.
Человек в черном выстрелил в землю.
— Следующий — в тебя, — сказал он. — Отдай ящик.
Бен осторожно поставил ящик на землю.
— Теперь — отойди. Еще дальше. Вот так. — Он поднял бластер, и Бен понял, что сейчас произойдет.

Человек в черной броне выстрелил, и Бен машинально выставил руку вперед, словно пытаясь помешать залпу — бесполезный, глупый, детский жест. Но произошло нечто странное. Бластерный залп застыл в воздухе на расстоянии метра от него, гудя и потрескивая. Их противники замерли от неожиданности, всего на секунду, но этого хватило. Хакс и Бен выстрелили почти одновременно, а Рей ринувшись вперед, рубанула мечом стоявшего ближе всех к ней.
Как оказалось, был и четвертый. Рей внезапно толкнула Бена в сторону и выстрел, который мог бы угодить ему в спину, лишь задел по касательной плечо. Всю руку до кончиков пальцев словно обожгло огнем.
— На стене! — Рей показала, где прятался стрелявший, и Хакс одним выстрелом снял его.
Нелепо взмахнув руками, он рухнул наземь.
— Ну что, жив? — крикнул Хакс.
— Я в порядке, — проговорил Бен сквозь зубы.
— На корабль, быстро!

Пока Хакс и N-17 запускали двигатель, Рей пыталась оказать Бену первую помощь. В аптечке Хакса нашлось немного бакты, бинт и пластырь, этого было вполне достаточно.

Бен, тихо шипя от боли, стащил с себя куртку и рубашку, и Рей очень осторожно, словно он был стеклянным, обрабатывала рану. Бен чувствовал, как ее пальцы слегка подрагивали, когда Рей прикасалась к нему.
— Ты ранен, — у Рей был ужасно виноватый вид. — Ты ранен, а я не смогла тебя защитить! Из меня отвратительный телохранитель.
— Не волнуйся, я же жив, — Бен усмехнулся. — Так что не спеши бросаться на свой световой меч.
— Заехали в гости, называется…

Наконец, двигатели загудели, вспыхнули, и «Миллисента» взлетела.

— Ты остановила бластерный выстрел, — сказал Бен. — Это ведь была ты?
Рей пожала плечами.
— Не думала, что у меня получится, — пробормотала она. — По правде сказать, это ужасно сложно.
— Но у тебя получилось. И ты мне жизнь спасла. — Бен замолчал. — Спасибо, — добавил он.
Рей покраснела.
— Это же мой долг.
— Тем более спасибо. Никогда не думал, что скажу это, но я рад, что ты была со мной.
— Вот и все, — быстро сказала Рей, наклеив пластырь на обработанную бактой рану.
Бен, стараясь резко не двигать рукой, натянул рубашку.
— Спасибо и за это, — сказал он.
— Ты хорошо держишься, — тихо произнесла Рей.
— А ты что, думала, я начну плакать и звать маму из-за царапины в плече? — спросил Бен, и Рей не смогла сдержать улыбки.
— Я не только об этом, — сказала она. — Там, у Маз, во время сражения, ты вел себя храбро. Я не ожидала, честно говоря.
— Отец учил меня стрелять, но я надеялся, конечно, что мне это никогда не пригодится.

Корабль тряхнуло изо всех сил.
— Эти ребята не отстают! — крикнул Хакс по громкой связи. — Ничего, сейчас оторвемся от них!
Держитесь там!
«Миллисента» резко накренилась набок и ринулась вниз, а потом так же быстро взмыла вверх.
— Сейчас прыгнем, — предупредил Хакс. — Лучше сядьте.

Еще один удар сотряс корабль и Бен увидел, что коробка, которую он вез отцу, подпрыгнула на месте и приоткрылась.
«Разобьется», — подумал он. Почему-то Бену казалось, что в этой коробке что-то стеклянное или легко бьющееся. Он протянул руку, чтобы поправить ее, но тут корабль сотряс еще один удар, и коробка рухнула на пол. Из нее выкатился какой-то странный пирамидальной формы предмет, который засветился ярко-красными узорами
— Это еще что… — пробормотал Бен.
— Голокрон! — воскликнула Рей. — Не трогай его!

***
— Эй, приятель! Очнись! — кто-то несильно похлопывал Бена по щекам.
Застонав, Бен открыл глаза и увидел перед собой лицо Хакса.
— Где Рей? — Бен попытался встать, но перед глазами все закружилось, и он оперся рукой о первой, что ему подвернулось. Не самая удачная идея — раненое плечо заныло.
— Здесь она, не волнуйся.
Повернув голову, Бен увидел Рей, которая сидела на полу с немного недоуменным видом.
— Что случилось? — спросил Бен.
— Это я у вас должен спросить! — воскликнул Хакс. — Мы прыгнули, я поставил «Милли» на автопилот, прихожу к вам — а вы тут валяетесь на полу вповалку. У вас что, атипичная реакция на гиперпрыжки?
— Да нет… — Бен нахмурился.
— Тогда что случилось?
— Я не знаю… нас тряхнуло, упала коробка…— Бен потер переносицу. — Вроде, все.
— Да, — подтвердила Рей, — я помню упавшую коробку, ты хотел поднять… а потом я очнулась на полу.
Бен заглянул в коробку.
— Пусто.
— Может, Маз перепутала? — неуверенно сказала Рей.
— По-моему, у старухи уже маразм, — раздраженно отозвался Бен. — Столько пережить ради того, чтобы привезти пустую коробку! Но ситха с два я вернусь туда еще раз.

Они приземлились в южном космопорте Набу, рядом с Тидом, и простились с Хаксом.

— Вряд ли мы еще увидимся с вами, — сказал Хакс. — Но мы неплохо провели время, как думаете?
— Думаю, что острых впечатлений мне хватит на десять лет вперед, — ответил Бен.
Хакс рассмеялся.
— Ну что ж, бывайте, — сказал он и поднялся на борт.

— Наверное, не стоит рассказывать моей матери о том, что случилось, — сказал Бен Рей, когда они ехали к нему домой на нанятом в космопорте флаере. — Зачем ее зря тревожить? И дяде Люку незачем про это знать. Вот с отцом я поговорю, да, поговорю…
— Я расскажу все папе, — угрюмо ответила Рей. — Я должна.
— Ну, как хочешь, — вздохнул Бен.

Дома Рей связалась с Люком по голосвязи, и коротко рассказала о произошедшем.
— Я провалила задание, — похоронным тоном подытожила она.
— Но Бен же жив, — довольно легкомысленно на ее взгляд заметил Люк.
— Да, жив, но я же должна была его защищать! Я должна была уберечь его от этого ранения, заслонить собой, если потребуется!
— У Маз постоянно происходят какие-то стычки, — сказал Люк. — Все же ее замок — не пансион для набуанских аристократок. Вы попали в перестрелку и выжили, отделавшись легким ранением — неплохой результат, на мой взгляд. Так что я не считаю это провалом.
— Правда? — Рей немного приободрилась.
— Ну конечно. И, по-моему, вы неплохо сработались с Беном, да и вообще сблизились. Ты ведь уже не считаешь своего кузена напыщенным идиотом?
— Я… кое-что хорошее в нем есть, — неохотно признала Рей.
— Продолжай в том же духе. Скоро выборы, и, если Бен пройдет в Сенат, защита ему будет просто необходима. У сенаторов опасная жизнь, вспомни, сколько покушений было на твою бабушку.
— А если не пройдет?
— Ну что ж, тогда твоя служба закончится и сможешь вернуться на Аш-то.

Спустя две недели Бен Соло абсолютным большинством голосов был избран Сенатором от сектора Чоммель.

часть 3часть 3
1

Если бы Рей спросили, что бы она предпочла — оказаться один на один с голодным сарлаком или присутствовать на заседании Сената, то она без сомнений выбрала бы первое. Рей с тоской вспомнила фильмы о Старой Республике — все эти помпезные заседания, прекрасную королеву Амидалу, произносящую пламенные речи… реальность же оказалась ужасно, неимоверно скучной. Люди, гуманоиды и алиены монотонно обсуждали совершенно неинтересные вещи — налоги, какую-то поправку 22 к какому-то кореллианскому закону… Рей отчаянно боролась с желанием зевнуть. Она украдкой покосилась на Бена — он живо участвовал во всех обсуждениях и, похоже, чувствовал себя здесь как рыба в воде. Рей все ждала, что он даст волю своему мерзкому характеру и устроит парочку дипломатических скандалов, но нет, Бен демонстрировал прямо-таки джедайскую выдержку. Видимо, свои истерики он приберегал для избранного круга родных и близких.

Когда наконец объявили перерыв, Рей вздохнула с таким явным облегчением, что Бен это заметил и широко улыбнулся.
— Я ставил на то, что тебя хватит на пару месяцев, — сказал он. — Но теперь думаю, что ты и месяц не выдержишь и сбежишь домой.
— Не дождешься, — сквозь зубы ответила Рей.
— Стойкий маленький джедай! — он откровенно забавлялся. — Умрешь, но не сдашься, да?
— Умру я разве что от скуки, — проворчала Рей. — По-моему, здесь собрались самые бесполезные люди Галактики.
— Дурочка ты, — отозвался Бен на удивление беззлобно. — Думаешь, судьбы галактики зависят от ваших плясок со световыми мечами? Здесь, на этих скучных заседаниях, все и решается. — Он смотрел на Рей снисходительно, как на маленькую глупую девочку, которая не понимает очевидных вещей. Как же она ненавидела этот его самодовольный вид и взгляд свысока! — Кто бесполезен, так это вы, джедаи, — продолжил Бен разглагольствовать. — Вымирающий вид, реликт прошлого. Сколько вас на всю галактику осталось? Ты с дядей да трое детишек — ваши ученики. И толку от ваших фокусов с Силой?
— Между прочим, эти фокусы тебе уже раз жизнь спасли, — ответила ему Рей спокойно, стараясь не показать, что слова Бена ее задели. — И мы не собираемся… вымирать, не надейся.
Он пожал плечами.
— Ты, похоже, не собираешься…
— Сенатор Соло?
Бен и Рей разом обернулись.

— Сенатор Соло, только что пришло сообщение, — запинаясь, сказал Коди. — Проникновение со взломом в вашу квартиру. Почему-то датчики слежения и сигнализация сработали не сразу, гвардия не успела схватить воров…

Все в квартире было перевернуто вверх дном. Мебель изломана, вещи изрезаны в тряпки, стены испещрены маленькими точками от приборов слежения — явно искали скрытые полости и тайные сейфы. Бен со злорадством подумал, что все эти усилия были напрасны — ни наличных, ни украшений, ни ценных и секретных бумаг он в квартире не держал.
Рей подняла с пола рваную тряпку, которая когда-то была рукавом от любимой мантии Бена.
— Придется тебе походить в одной мантии, — заметила она. — Хотя бы какое-то время.

Бедному Коди пришлось отбиваться от репортеров, которые почуяли запах сенсации и буквально дрались за право взять у Бена интервью. Бен отказал всем и испытал последствия на следующее же утро, просматривая за завтраком новости в голонете. Он рассмеялся и сунул датапад Рей, а та чуть не подавилась молоком, прочитав заголовки:

«Обыск в квартире сенатора Соло — правительство подозревает его в перевозе запрещенных веществ».
«Тайные связи сенатора Соло — династия контрабандистов».
«На что готовы пойти политики ради внимания»

— Вот негодяи! — возмущенно сказала Рей, откашлявшись.
— Я сам виноват, — сказал Бен. — Надо было дать интервью, тогда был бы хоть крошечный шанс повлиять на его содержание.
— Но как можно писать такую вопиющую ложь? — воскликнула Рей.
— Это еще довольно безобидно, — утешил ее Бен.

Новости дошли и до Леи, и она связалась с Беном по голосвязи.
— Возмутительно, — заявила она. — Ограбление средь бела дня в самом центре столицы! Я давно говорила, что гвардию безопасности нужно реформировать. Абсолютно бесполезные люди.
— Ты права, — не мог не согласиться Бен. — Но…
— Ты должен быть осторожнее, — настойчиво сказала Лея. — Обещай мне.
— Обещаю, — кивнул он.
— Что за бардак у вас творится! — проворчала Лея. — Когда я была сенатором, такого не было, а что сейчас? В Тиде тоже неспокойно. За последние недели влезли к нескольким моим знакомым. Даже нас пытались ограбить, нет, ты представь! Видимо, считают, что у меня под кроватью хранится золото хаттов, или залежи спайса в подвале! Ха!
— С вами все в порядке? — встревожился Бен.
— Парочки грабителей недостаточно, чтобы причинить нам вред, — мать усмехнулась.

Куда больше Бена удивил звонок от Люка, который отчего-то именно сейчас решил разузнать у Бена о Маз и о подробностях его визита на Такодану. Он так занудно выспрашивал, что именно сказала и сделала Маз, что Бен не выдержал.
— Дядя Люк, — сказал он. — Я понимаю, вы уважаете Маз, вы с ней друзья, но взгляните правде в глаза. Ей уже больше тысячи лет, она забывает, что должна была сделать, она постоянно несет какую-то чушь. Она отдала мне пустой ящик! А я ведь я рисковал головой на Такодане. Уверен, что это не первый такой случай, но вы закрываете на это глаза в память о ее былых заслугах, и по привычке ищете великий смысл в старческой маразматичной болтовне…
— Достаточно, — сказал Люк. — Я тебя понял. Так значит, ящик был пуст? Ты уверен в этом?
На мгновение у Бена мелькнула мысль, что безумие Маз заразно.
— Да, ящик был пуст, — отчетливо выговаривая каждое слово, произнес он. — Там ничего не было. Совсем ничего.
— Хорошо, — сказал Люк. — А как, ты говоришь, звали пилота, который довез вас до Набу?
— Хакс. Его корабль называется «Миллисента», он знакомый Маз, а еще, как сказала Рей, лжец.
— Очень интересно, — проговорил Люк. — Спасибо, Бен.

2
Вот уже три недели Рей жила вместе с Беном на Хосниан Прайм. Она сопровождала его на заседаниях Сената и светских приемах, знакомилась с огромным количеством самых разных людей. Бен, хоть и ворчал на нее и язвил, как только предоставлялась такая возможность, вполне притерпелся к ее постоянному присутствию рядом. Порой они вполне по-дружески болтали за завтраком или по дороге в Сенат, но иногда (и порой совершенно без причины) Рей начинала злиться и досадовать на Бена. Ей хотелось сделать какую-нибудь глупость, например, с силой дернуть его за мягкие черные кудри, да так, чтобы слезы брызнули из этих темных, с поволокой, глаз, дать оплеуху, толкнуть… иногда она сама пугалась хода своих мыслей. Рей говорила себе, что это потому, что она устала и от своей службы, и от Бена, но стоило ей представить, как она вернется домой на Аш-То, ей становилось невероятно тоскливо.
А вернуться придется, она это прекрасно понимала. С каждым днем она все больше осознавала свою ненужность Бену. Никто не собирался покушаться на него, жизнь на Хосниан Прайм текла тихо, мирно и скучно, даже на приемах здесь Бен не веселился, а занимался, как он говорил «налаживанием связей».
Рей, не позволяя себе расхолаживаться, внимательно наблюдала за всем, что происходит вокруг, и за людьми, с которыми общался Бен. Он умел нравиться — не могла не признать она. Порой Рей почти с восхищением следила, как он привлекает на свою сторону самых разных людей и алиенов. Но чего бы она совсем не хотела, так это чтобы Бен опробовал на ней эти приемчики. Нет, уж лучше честная вражда.
Но была ли она теперь, эта вражда? Иногда ей казалась даже, что они с Беном друзья.

Рей до того привыкла, что они с Беном повсюду ходят вместе, что когда он вышел вечером из своей комнаты нарядно одетый, с уложенными волосами и истощающий прохладно-горьковатый запах своего любимого парфюма, Рей отложила книгу и встала, готовая следовать за ним.
— Ну, я пошел, — сказал Бен.
— Поехали, — сказала она.
Бен посмотрел на нее как на идиотку.
— Ты остаешься.
— Бен, не веди себя как ребенок, — нахмурилась Рей.
— Вообще-то я собираюсь вести себя как взрослый, — парировал Бен. — У меня сегодня свидание, а ты куда так рвешься? Посветить нам своим мечом?
— Я… — Рей слегка смутилась. — Я не собираюсь вам мешать. Но я должна выполнять свою работу! Поэтому я просто буду неподалеку.
— Ну уж нет, — отрезал он. — Рей, послушай, ты находишься рядом со мной уже почти месяц, и хоть раз была попытка нападения? А?
— Ограбление твоей квартиры, — напомнила Рей.
— Не тянет на покушение века, извини. И такое могло случиться с каждым, просто в этот раз не повезло именно мне.
— Но…
— Вся эта затея — результат паранойи моей дражайшей матушки, — заявил Бен. — И, пожалуй, с меня хватит. Ты же не можешь идти за мной против моей воли?
— Почему это не могу?
— Потому что я этого не хочу, — процедил Бен. — Мало удовольствия ухаживать за женщиной под твоим бдительным присмотром.
Рей закусила губу, не найдя, что ответить.
— Рей, послушай. — Бен глубоко вздохнул. — Хочешь — оставайся дома, хочешь — иди гулять. Только мне не мешай, ради Силы.

Выследить его было проще простого. Рей самой не очень-то это нравилось, но она не могла просто так отпустить Бена встречаться неизвестно с кем. В конце концов, она его телохранитель! «Вот уеду я, и пусть ходит на любые свидания, — говорила она себе. — А пока что я должна знать и видеть, где он и с кем». На своем легком спидере она следовала за Беном, опасаясь слишком уж приближаться к нему. Наконец флаер Бена остановился на парковочной площадке перед роскошным рестораном в форме полупрозрачной радужной спирали. Рей проследила, как Бен зашел в ресторан, и отправилась следом за ним.
Она не собиралась открывать Бену свое присутствие и вообще как-то мешать. Ей просто нужно убедиться, что с Беном все в порядке, вот и все.
Вид у нее был, конечно, совершенно неподходящим для такого пафосного места, и дорогу ей сразу же перегородили два охранника.
— У меня есть приглашение, — с легкой улыбкой сказала Рей. — Меня ждут.
Охранники послушно расступились, пропуская ее.

Рей увидела Бена почти сразу же — он сидел за прозрачным столиком, похожим на гриб на витой ножке. А рядом с ним сидела самая красивая женщина, которую Рей видела в своей жизни. У нее были длинные вьющиеся волосы золотисто-медового цвета, кожа на тон темнее и просто огромные ярко-голубые глаза.
Рей скрылась в тени за одной из витых колонн, и молча наблюдала за ними.

Бен смотрел на эту женщину, его губы изгибались в легкой улыбке, в глазах Рей видела дразнящий вопрос. Он легко касался руки женщины, проводил кончиками пальцев по запястью, по ладони, вычерчивая замысловатые узоры, и женщина прикрывала глаза от удовольствия. Рей даже чувствовала легких зуд на своей коже, как будто это ее касались пальцы Бена, как будто…
Бен склонился ближе к своей спутнице, что-то проговорил, улыбаясь, заправил вьющуюся прядь ей за ухо.
Это было почти невыносимо — смотреть на них, слишком уж личное было их общение. Рей хотелось зажмуриться, заткнуть уши, хоть она и не слышала, о чем они говорят. Хвала звездам, вскоре Бен и его спутница поднялись и явно собрались уходить. Рей ощутила всплеск облегчения, но тут же упала духом, поняв, куда они собирались. И ей что, придется следовать за Беном? «Придется», — обреченно подумала она.

Рей нагнала Бена, когда они собирались идти к парковочной платформе.
— Бен! — крикнула она им в спину.
Он с тяжелым вздохом обернулся.
— Ты же не думал, что сможешь сбежать от меня?
— Как я мог подумать, что это возможно? — пробормотал Бен.
— Что это за прелестная девочка? — с искренним интересом спросила прекрасная женщина у Бена.
— Моя кузина, — с досадой ответил он. — Воображает себя моим телохранителем.
— О, это так мило, — женщина улыбнулась и так посмотрела на нее, что Рей с ужасом почувствовала, как неудержимо краснеет. — Не хочешь поехать с нами, малышка? Будет весело.
— Не думаю, что она согласится, Наат, — заметил Бен. — Моя маленькая кузина весьма строгих нравов.
— Я тебе не маленькая, — процедила Рей.
— Не маленькая? Что, уже взрослая? — он самым очевидным образом насмехался над ней, но Рей как будто растеряла все слова и не могла ответить ему подобающей колкостью.— Ну, тогда поехали! — он широко раскинул руки, словно собираясь заключить ее в объятия.
Рей отпрыгнула назад, и Бен от души расхохотался.
— Ну что ты за человек такой! — Наат нахмурилась и легонько ткнула его кулаком в плечо.
Рей посмотрела на нее, такую ослепительно красивую, высокую, стройную, сладко и нежно пахнущую, и ей стало так тоскливо, как никогда в жизни.
— Иди домой, Рей, — сказал Бен по-доброму. — Считай, что у тебя отпуск.
Бен провел Наат к своему флаеру и, махнув Рей рукой, уселся на место пилота.
Словно оцепенев, Рей смотрела, как они взлетают, но потом очнулась и бросилась к своему спидеру. Она должна догнать Бена!

Теперь, зная, что Рей едет следом, Бен вел флаер на грани превышения скорости, перестраивался так, чтобы влиться в чужую полосу, обгонял другие флаеры, чем вызывал яростное возмущение пилотов. Рей было куда легче маневрировать на своем маленьком спидере, но тут Бену удалось обогнать ее на перекрестке. Он проскочил как раз перед светофором, и Рей была вынуждена ждать несколько драгоценных минут. Конечно же, она потеряла Бена.
Страшно подавленная, Рей вернулась домой. Она не пошла к себе в комнату, а уселась в гостиной, не включая свет, и решила дождаться Бена. Ужасно глупая ситуация, но она просто не знала, что ей еще делать. А что будет дальше, ей так и придется гоняться за ним по всему Хосниану?

Спустя несколько часов она услышала звук открывающейся двери и бесшумно встала. Ее правая рука нащупала на поясе рукоять светового меча, но тут она узнала Бена. Он был в хорошем настроении, мурлыкал себе под нос какую-то простенькую мелодию.
На Рей опять накатила просто кошмарная тоска и беспомощность.
— Ты еще не спишь? — удивился Бен, включив свет.
Рей молча посмотрела на него исподлобья.
— Все еще обижена на меня, — констатировал он. — И кто из нас ребенок? — Бен выглядел возмутительно довольным собой. — Ну же, Рей, не дуйся.
Он ласково, мимолетно взъерошил ей волосы, и Рей захотелось закричать.
— Ты меня так воспринимаешь, да? — тихо сказала она. — Как ребенка?
Рей смотрела на него с отчаянием, и Бен смутился, не понимая, что с ней происходит.
— Не переживай ты, — сказал он. — Я никому не расскажу, что сегодня сбежал от тебя, так что твоя репутация не пострадает. Ну что, мир?
Он широко улыбался и протягивал ей руку, он искренне хотел с ней помириться.
Рей так и не смогла заставить себя пожать его руку, и это явно огорчило Бена.
— Я пойду спать, — откашлявшись, сказал он. — И ты иди, Рей, не сиди здесь.
Рей молча кивнула, не глядя на него.

Она думала, что не сможет заснуть, но отключилась, едва ее голова коснулась подушки. Всю ночь Рей снилось что-то тягостное и мутное, и она проснулась с тяжелой головой и в отвратительном настроении. Зато Бен был доволен и весел.
— Я тут подумал, — заявил он за завтраком, намазывая тост мягким голубым сыром. — Почему бы тебе не развлечься хоть немного? Например, сходить на свидание?
Рей с трудом смогла прожевать свой тост.
— Что? — выговорила она.
— Свидание. Понимаешь, это когда два человека встречаются с целью…
— Очень остроумно. Не собираюсь я ходить ни на какие свидания.
— Ты слишком серьезно относишься к старым заповедям джедаев, — заявил Бен. — В конце концов, ты своему отцу не с Неба свалилась, у него была жена.
— Я не собираюсь пока выходить замуж.
— Зачем же заходить так далеко? Можно просто найти себе парня или девушку, смотря, кто тебе нравится. Вот взять хотя бы Коди…
— Извини, я не готова обсуждать это с тобой.
— Ладно, я понял, не буду лезть. — Бен поднял руки вверх, словно признавая поражение.
— Просто ты хочешь, чтобы я не путалась у тебя под ногами и не мешала твоим отношениям с Наат, — пробурчала Рей.
— Да, и это тоже, — легко согласился Бен. — Считай, что я дал тебе отпуск. Тебе двадцать лет, ты в столице Новой Республики и можешь делать все, что пожелаешь! Разве не заманчиво?
Рей задумчиво водила ложкой по тарелке.
— Ты, наверное, прав, — наконец, сказала она.
— Вот и отлично! — обрадовался Бен.
— Прав в том, что мне нечего делать рядом с тобой, — продолжила Рей. — Я поговорю с отцом и скоро, я думаю, вернусь на Аш-То.
— Вообще-то я совсем не это имел в виду, — сказал Бен, хмурясь. — Но раз ты так решила, дело твое. Веселиться на Хосниане или мокнуть под вашим вечным дождем — решать только тебе.
— Вот именно, — сказал Рей. — Это мое дело и мне решать. А пока я здесь, я буду исполнять свои обязанности телохранителя.
Бен только пожал плечами.

Впрочем, в следующие дни Бен никуда не отлучался по вечерам. Он допоздна засиживался за своим датападом, связывался по комлинку с Коди, писал длинные письма, изучал какие-то документы и ложился спать чуть ли не засветло. Вставал он мрачный и невыспавшийся, и только чашка кафа заставляла его взбодриться.
— Ты теперь все время так будешь работать? — как-то спросила его Рей.
— Мы готовим важный законопроект, через неделю должно стать полегче, — ответил ей Бен и широко зевнул.
Рей искоса посмотрела на него. В последние дни Бен завел привычку выходить к завтраку по пояс голым, в одних пижамных штанах, и Рей от этого было очень неловко.
— Ты не мог бы прикрыться? — буркнула она, не выдержав.
Бен закатил глаза.
— Слушай, я же без туники, а не без штанов, все в рамках приличий. Не придирайся, а?
— А ты не расхаживай полуголым, как актер из дневного сериала. Это пошло и ужасно раздражает.
— Может, тебя и раздражает, а другим нравится, — сказал уязвленный Бен. — Есть, знаешь ли, люди, которые считают меня привлекательным.
— Я даже знаю, кто. Можешь еще намазаться маслом, так ей еще больше понравится.
— Ревнуешь? — спросил Бен.
— Что-о? — Рей даже задохнулась от возмущения.
— Да ладно, я все понимаю, — Бен притворно вздохнул. — Все влюбляются в Наат.
— Да что ты несешь?
— Мне еще повезло, что ты такая малявка, — продолжил Бен, усмехаясь. — А то бы Наат бросила меня ради твоих прекрасных глаз, ты ей очень понравилась.
— Хватит уже глупости говорить! — воскликнула Рей. — Ты можешь хоть иногда быть серьезным?
— А я и так серьезен. Ну, почти…
Рей еле удержалась от того, чтобы швырнуть тарелку ему в голову.
— И как только Наат тебя терпит? — проворчала она себе под нос.
Бен вдруг погрустнел.
— В любом случае, скоро она уезжает в экспедицию на Кашиик, так что в ближайший год мы вряд ли увидимся. А у меня будет слишком много работы, чтобы ухаживать за кем-то еще, так что можешь радоваться, я буду паинькой и не стану от тебя никуда сбегать.
— Счастье-то какое!
— Разве нет? — усмехнулся Бен.
— Я тоже скоро уезжаю, ты не забыл? Где ты будешь и с кем — уже не будет моей заботой.
— Ах, да… — Бен смотрел на нее со странным выражением лица. — Действительно.

Часть 4Часть 4

1
На следующий день в сенате проходили бурные дебаты. Спорили две основные фракции, центристы и популисты, и дискуссия шла как раз о Джакку, так что Рей живо слушала выступавших, хотя далеко не все из них владели даром красноречия.
Бен, кажется, удивил всех, яростно выступив за вливания в экономику Джакку и поддержку фермерства, так что во время перерыва в заседании к нему подошли двое из популистской партии и продолжили спор.
В один из моментов Рей кто-то толкнул, извинился, потом ее чуть не сбил с ног высокий тви'лек, а когда она повернулась к Бену, то обнаружила, что его нет рядом.
Рей озиралась, пытаясь в пестрой толпе сенаторов и чиновников высмотреть долговязую фигуру в черном и красном, но Бен как сквозь землю провалился. Он был где-то рядом, она чувствовала, но понять бы — как он далеко? Тонкая нить родственной связи была слишком слаба, чтобы точно определить его присутствие. Были бы они родными братом и сестрой, как Люк и Лея, тогда, возможно…
Самым разумным было оставаться на месте. Перерыв вот-вот закончится, и Бен, несомненно, скоро вернется, он ни за что не пропустит заседание. Здесь, внутри здания, на охраняемой территории, с ним ничего не случится, и ей стоит расслабиться и просто дождаться Бена. И все же дурное предчувствие не отпускало ее. Она чувствовала возмущение в Силе — еле уловимый всплеск, как будто еще не случилось, но вот-вот произойдет что-то плохое. И это предчувствие гнало ее вперед. Она пробовала воззвать к Бену через Силу, но он не слышал ее. Ну конечно — ведь он не владеет джедайскими техниками. Как же это было некстати именно сейчас! И вдруг ответ пришел — внезапно, резко, как будто голос Бена зазвучал совсем рядом с ней, но тут же оборвался криком боли.
Он ранен?
— Бен, где ты? — мысленно крикнула она. — Покажи мне это место!
— Я…
На мгновение перед ее глазами мелькнула картина — круглый зал с расставленными в странном порядке колоннами, трое в черном, лиц не видно, скрыты под странного вида шлемами. Похожи на тех бандитов, которые напали на них на Такодане… А потом все исчезло.
Великолепно! И где ей искать этот зал?
Увидев в толпе охранника, Рей метнулась к нему.
— Где здесь круглый зал с колоннами? — выпалила она. — Говорите, быстро!
— Кто вы такая? — нахмурился охранник.
— Оо, проклятье! Ты хочешь сказать мне, где круглый зал с колоннами! Говори!
— Зал Памяти, закрыт на ремонт, — простонал охранник.
— Ты хочешь проводить меня туда!
— Я хочу проводить тебя, — кивнул он. Рей увидела, как из носа у него поползла тонкая струйка крови, и сердце у нее сжалось, но сейчас не время было терзаться раскаяньем. Потом она извинится, обязательно…
— Быстрее! — крикнула она. — И свяжись со своими, пусть немедленно перекроют все входы и выходы и отправят в Зал Памяти людей, в здании преступники!

Бен был жив, ранен, но в сознании. И все же он слабел, и связь их, на какое-то время окрепшая, сейчас готова была оборваться. Рей понимала, что они не успевают.
«Бен, — отчаянно звала она. — Ну же, ответь мне!»
Он ответил, тончайшая нить между ними снова напряглась, завибрировала.
Если бы у нее было время все обдумать, она ни за что бы так не сделала. Потому что это не по-джедайски, потому что от этого разит Темной стороной. Но времени на раздумья не было, надо было действовать — сейчас же, немедленно. Рей потянулась к нему через Силу.
«Откройся мне!» — не попросила — потребовала она.
И он не мог ей сопротивляться — ошеломленный, ослабевший. Рей ворвалась в его сознание, вырвав из его груди болезненный стон. Это было на редкость странное ощущение — смотреть чужими глазами, управлять чужим телом, чувствовать, как сквозь нее бурлит поток чужих мыслей. Чувствовать его Силу… сколько же в нем было Силы!
Он был поражен тем, что она сделала. А еще — разозлен и испуган. Рей чувствовала, как мечутся его мысли, он кричал, он требовал, чтобы она убиралась прочь из его головы.
Тихо, — сказала она. — Замолчи, ты мешаешь.
Это было неправильно, так поступать с ним, но у нее не было другого выхода.
Бен сидел за одной из колонн, сжимая в левой руке бластер. Правая рука висела плетью, и Рей чувствовала тупую, пульсирующую боль, отдающуюся до кончиков пальцев.
Их враги были рядом, но почему-то не нападали.
Один сзади, — предупредила она Бена.
— Заткнись, — процедил он. Рука, держащая бластер, слегка подрагивала. Выглянув из-за колонны, он сделал несколько выстрелов и тут же спрятался обратно.
— Промазал, — с досадой выдохнул он.
Рей начала понимать причину нерешительности их врагов.
Они хотят взять тебя живым, — сказала она Бену. — Надо продержаться еще немного, помощь уже близко.
Он не ответил, но попытался вытолкнуть ее из своего сознания, и, к удивлению Рей, это ему почти удалось. Она подавила этот бунт не без труда.
Бластер бесполезен, — сказала она. — Используй Силу.
— Какую Силу? — он рассмеялся почти истерически. — Я что, похож на гребаного джедая?

И тут они напали разом. Оказалось, что их было не трое, а четверо. Бен выстрелил, и даже попал в одного, но следующий выстрел выбил бластер из его руки, а удар по спине заставил упасть на колени. Ему заломили руки.
— Вот и все, — сказал один из людей в черном странным, механическим голосом, доставая инъектор.
В следующее мгновение инъектор вылетел из его руки. Рей ликовала — у нее получилось! Да, через сопротивление, но ей удалось использовать Силу Бена. Она заставила его вскочить на ноги. Несколько взмахов рукой — и окружавшие их люди застыли в неловких позах и повалились на пол словно сломанные дроиды
— Что… это? — еле выговорил Бен. Его трясло. — Что ты сделала с ними?
Это не я сделала, — ответила Рей. — Это ты. Твоя Сила.

Когда спустя несколько минут она с охранником вбежала в Зал Памяти, то застала Бена в совсем не героической позе — стоя на коленях, он упирался здоровой рукой в пол и, кажется, пытался оттолкнуться и встать. Рей бросилась к нему, но Бен так и пригвоздил ее к месту бешеным взглядом.
— Не смей! — процедил он.
— Я помогу…
— Обойдусь.
— Где подкрепление? — спросила Рей охранника.
— Скоро будут, — ответил тот.
— Нужно связать этих… людей? — неуверенно предположила Рей. — Я не смогу их долго удерживать. Помогите мне.
Охранник кивнул все с тем же заворожено-отстраненным видом. Рей было очень не по себе — неужели на него так повлиял майндтрик?

Отвернувшись, она пропустила момент, когда охранник выхватил табельный бластер. Он успел сделать несколько точных выстрелов в лежащих на полу людей прежде, чем Рей смогла Силой выбить бластер у него из рук и обездвижить.
— Да что же это, — прошептала Рей.
— Похоже, он их сообщник, — сказал Бен. — Он подошел ближе, придерживая раненую руку.
— Откуда бластер? — спросила Рей. — Разве сенаторам не запретили носить при себе оружие?
— Запретили, — буркнул Бен.
— А…
— Отобрал у одного из этих, — Бен кивком указал на лежащие на полу тела.
— Сенатор Соло! — в зал вбежали несколько охранников. — Что здесь произошло?
— О, ничего такого, на меня просто напали, ранили и пытались похитить. Пустяк, не стоящий внимания вашей службы безопасности!
— Сенатор, уверяю вас, что на камерах не было зафиксировано ни следа проникновения в здание… — воскликнул рослый охранник-катар
— Наверное, потому, что у них был сообщник из ваших, — Рей показала на парализованного охранника.
— Невозможно! — с жаром ответил катар. — Я давно знаю Крейла, он не мог…
— Сенатор ранен, — оборвала его Рей. — Ему нужна помощь. Займитесь преступниками, и…
— Один еще жив, — сказал Бен.
Они увидели, как один из лежавших зашевелился и с трудом прижал руку к груди.
— Не двигайся! — охранники тут же наставили на него бластеры.
Лежавший что-то невнятно прохрипел — звуковой модулятор сильно искажал его речь — и с силой ударил себя по груди.
Рей успела Силой отшвырнуть Бена подальше от взрыва. Она постаралась выставить барьер, но концентрации не хватило, барьер слетел, и ее отбросило взрывной волной.

2
Она очнулась в больничной палате. Она слышала тихие голоса рядом с собой, знакомые голоса — отец, Лея, Хан…
— Мы стали слишком беспечны, — говорила Лея. — Привыкли к долгим годам мира, расслабились…
— Это нормально, — ответил ей Люк. — Нельзя все время жить настороже, ожидая удара в спину.
— Для наших детей мы хотели иной жизни, — поддержал ее Хан. — Пусть ты и ворчишь иногда, что молодежь стала слишком инфантильна, но, Лея, разве мы не хотели продлить их счастливое детство и беспечную юность?
— Ты прав, — вздохнула Лея. — Но мы-то! Нам нельзя было размякать…

Рей хотела было сказать, что она давно не ребенок и может за себя постоять, но в горле пересохло, и она смогла издать лишь невнятный стон.
— Она приходит в себя! — воскликнула Лея.

Рей открыла глаза. Отец, лея и Хан столпились у ее постели, в волнении глядя на нее.
— Как ты себя чувствуешь, милая? — спросил Люк.
— Я… — Рей хотела сказать, что все хорошо, но замолчала. Ей было… странно. Почему-то она ощущала и злость, и страх, ей хотелось заорать, разгромить все в этой палате, ей хотелось…
Поморщившись, она поднесла руку к виску.
— Рей, тебе плохо? — встревожилась Лея. Она нажала на кнопку на панели вызова врача.
— Я… нет… Что с Беном?
— С ним все в порядке, — успокоила ее Лея.
— А… охранники?
— Один погиб, остальные ранены, но вне опасности.
— Сейчас врач тебя осмотрит, — сказал Люк. — А когда ты придешь в себя, вернешься на Аш-то. Дальше эту миссию я беру на себя.
У Рей все оборвалось внутри. Она провалила свое задание, и ее с позором отправляют домой! Как раз тогда, когда дело приняло серьезный оборот.
— Нет-нет! — запротестовала она. — Я справлюсь, у меня почти получилось!
— Я не хочу рисковать твоей жизнью, — твердо ответил Люк. — Это задание оказалось опаснее, чем я думал.
— Но я…
Она не успела закончить, как в палату влетел врач — низенький толстый тойдарианец, источавший сладковатый запах, а следом за ним вошел Бен, который так и зыркнул на нее исподлобья. Рей окатила волна злости такой силы, что она тихо охнула, удивляясь сама себе. С чего бы ей злиться на Бена?

Врач проверил показания приборов, счел состояние Рей вполне удовлетворительным и заверил Лею с Люком, что все в порядке, а легкая слабость и головокружение должны пройти в течение ближайших пары дней.
— Когда вы сможете выписать ее? — спросил Люк.
— Завтра, — врач сделал несколько пометок в своем планшете и кивнул. — На сегодня я бы хотел оставить ее под нашим присмотром. Ранение было очень серьезным.
— Вы были с Рей почти все время, — ласково сказал Бен матери. — Езжайте домой, отдохните. Я побуду здесь.

Когда Лея с Ханом и Люк ушли, Бен осторожно присел на край ее кровати.
— Ну, как ты себя чувствуешь? — спросил он.
— Хорошо, — осторожно ответила Рей. — А твоя рука?
— Ерунда, — отмахнулся он. — Уже все подлатали. У тебя ничего не болит?
— Нет, я в порядке.
— Вот и отлично. — Бен широко улыбнулся, а потом обеими руками сгреб ее за ворот рубашки и потянул на себя.
Рей охнула и на мгновение опешила от неожиданности.
— Ты что творишь? — возмутилась она.
— Нет, это ты мне ответить — что ты сотворила со мной? — он весь был сгусток клокочущей ярости. — Почему я все это… чувствую?
— Что — это? — крикнула она.
— Как будто ты не знаешь!
— Хватит, — Рей постаралась успокоиться. — Или ты меня сейчас отпускаешь, или обещаю, полетом в пруд ты не отделаешься.
Неожиданно Бен усмехнулся.
— Интересное у тебя представление о работе телохранителя, — сказал он.
— Ты первый начал!
— Ладно, попробуем по-другому. Расскажи мне, дорогая кузина, зачем ты влезла ко мне в голову и что ты там наворотила?
— Я тебе жизнь спасла, — процедила Рей.
— Да, — внезапно легко согласился он. — Но побочные эффекты мне ну очень не нравятся.
— Я не понимаю, о чем ты.
— Точно не понимаешь? Ты не чувствуешь ничего странного? Необычного?
— Я…
— А я вот чувствую. Я почему-то могу чувствовать то, что с тобой сейчас происходит. Ты растеряна, у тебя болит голова, подушка слишком высокая и у тебя затекла шея, так?
— Да, но…
— Я чувствую все это так, как будто это происходит со мной, — прошипел Бен, наклонившись к ней. — И я спрашиваю — что ты со мной сделала, когда залезла ко мне в голову?
— Ничего я не делала! — воскликнула Рей. — Я тебе жизнь спасала, иначе тебя бы уже увезли неизвестно куда и, может быть, убили!
— Интересно, это работает в одну сторону или в обе? — вдруг спросил Бен.
— Еще до того, как ты зашел в палату, я почувствовала злость… ярость. Я не сразу поняла, что это не мои чувства, так ярко они ощущались, — сказала Рей. — Так что да, в обе.
— И что это такое?
— Понятия не имею.
Бен издал короткий яростный рык.
— Слушай, мне все равно, как ты это сделала, но верни все обратно!
— Если бы я знала, как!
— Ну так узнай!
— Я поговорю с папой, — сказала Рей, стараясь не думать о том, как разочарует его эта новость.
— Хорошо, — неожиданно легко успокоился Бен. — В самом деле, дядя должен знать, что это такое, и как от этого избавиться.

5

— Интересно, — сказал Люк. — Очень интересно.
— Только не говорите, что вы тоже не знаете, что со мной, — прорычал Бен.
— Гм… у меня есть одно предположение, но я представить не мог, что это возможно в наши дни, тем более если один из пары не проходил обучение. Узы Силы — очень древнее, давно утраченное искусство.
— Узы Силы? Нет, не может быть, — Рей покачала головой. — Нельзя же образовать связь в Силе просто так, случайно! Ни у меня, ни, тем более, у Бена нет таких знаний, такого мастерства…
— У тебя мало опыта, это так, — согласился Люк. Но твои способности велики. Бен, ты также очень восприимчив к Силе, когда ты был младенцем, я чувствовал твой потенциал. Мне даже жаль, что ты не стал обучаться. Хотя, может быть, это к лучшему.
— А сейчас-то мне что делать? — проворчал Бен.
— Не знаю, — честно ответил Люк. — Я постараюсь найти больше информации об Узах Силы, насколько возможно их разорвать, насколько опасно их разрывать…
— Это еще и опасно? — Бен саркастически рассмеялся. — Что, мне теперь до конца жизни чувствовать каждый синяк, который Рей себе набьет? А что если… — в голову ему пришла новая мысль и она совсем не понравилась Бену. — Если один из нас погибнет, что будет с другим?
— Я не знаю, — не сразу ответил Люк.
— Неправда, — тихо сказала Рей.
— Я пока не готов выдавать непроверенную информацию, только и всего. Если опираться на те сведения, которые у меня есть, физическая смерть вряд ли наступит. Что касается душевного состояния… может быть очень тяжело. Зависит от многих причин — насколько тесной была Связь, насколько долгой, от других дополнительных факторов. Мне нужно узнать больше об Узах, прежде чем я смогу дать однозначный ответ. Обещайте мне, что не будете пытаться разорвать их самостоятельно, это может быть смертельно опасно.
— Обещаю, — кивнула Рей.
— Я не самоубийца, чтобы влезать в ваши джедайские заклинания, так что буду ждать, пока вы найдете решение, дядя, — сказал Бен. — Но хоть что-то можно сделать, чтобы я не чувствовал себя постоянно открытым для Рей? Как будто я голый перед ней, очень странное чувство, знаете ли!
— О, неужели тебя что-то может смутить? — не удержалась Рей.
— Есть вещи, которыми я не хочу ни с кем делиться, что тут удивительного? Сомневаюсь, что ты захочешь испытать последствия моего отравления несвежими ям-ям, например. Или иметь прямую трансляцию со мной, когда я с кем-то в постели.
Рей побагровела и про себя порадовалась, что Наат уже улетела на Кашиик.
— Разумно, — согласился Люк. — Но сейчас ваша с Рей связь может быть полезна. Не думаю, что покушения прекратятся, и Рей сможет почувствовать, когда ты в опасности.
— Но она сама при этом подвергнется опасности, — нахмурился Бен. — Разве вы не хотели отправить ее на Аш-То? Может быть, когда Рей окажется далеко от меня, и эта штука, Узы, перестанет работать?
— Нет, — ответил Люк. — Для Уз Силы расстояния не имеют значения. Можно почувствовать человека, который находится на другом конце галактики. Я действительно хотел, чтобы Рей уехала, но теперь думаю, что лучше будет ей остаться на Хосниан, рядом с тобой.
— По-моему, это очень странное решение, дядя, — резко сказал Бен. — Рей могут убить.
— Прекрати говорить так, как будто я маленькая девочка, которую нужно защищать! — возмутилась Рей. — Я тебе уже несколько раз жизнь спасла.
— Да, спасла, и я тебе по гроб жизни обязан. И, пожалуй, хватит тебе рисковать собой.
— А ты моей жизнью не распоряжайся, — прошипела Рей.
— Ты же распорядилась моей, когда создала эти Узы Силы.
— Да ты…
— Не ссорьтесь, дети, — сказал Люк. — Да, я думаю, что Рей сейчас лучше остаться на Хосниан. Ты как считаешь, Рей?
— Я согласна, — откликнулась она.
— А я нет, — мрачно сказал Бен. — Слушайте, дядя, я прекрасно понимаю, зачем вы с мамой затеяли это изначально. Для Рей и впрямь неплохо было пожить в цивилизованном месте, повидать мир. Но сейчас-то, когда дело приняло действительно опасный оборот, зачем вы продолжаете упорствовать?
— Я не думаю, что отъезд Рей как-то убережет ее от опасности, — ответил Люк спокойно. — Но я сам остаюсь здесь и займусь расследованием этого дела.
— Не доверяете нашей доблестной гвардии?
— Не в этом дело. Думаю, что здесь замешаны не политические интриги, как считают следователи, нет, все куда серьезнее и страшнее.
— Неужели призраки древних ситхов хотят поймать меня и съесть? — усмехнулся Бен.
Люк не отреагировал на подначку.
— Вряд ли они, но думаю, что наши враги умелые пользователи Силы, — серьезно ответил он. — Вот ты можешь сказать, как оказался в том зале? Зачем вообще туда пошел?
— Я… не помню, — Бен смутился.
— Кто-то воздействовал на твой разум. Ему нужно было тебя туда заманить.
— Я не думал, что есть другие форсъюзеры, кроме вас с Рей и ваших учеников.
— Есть и другие, конечно. Но их оказалось больше, чем я думал. Теперь вернемся к тому, что ты хотел иметь возможность закрыться от Рей. Она научит тебя, как это делать.
— Почему не вы? — спросил Бен. — У вас точно больше опыта.
— А у вас уже есть образовавшаяся тесная связь в Силе, Рей будет куда легче сделать это, чем мне. Рей, справишься?
— Конечно!

***
Заключенный под стражу охранник на всех допросах твердил одно — последнее, что он помнил, это как к нему подбежала Рей и спросила, где круглый зал с колоннами. Потом он очнулся в тюремной камере с сильнейшей головной болью и так и не смог восстановить в памяти ничего из того, что случилось с ним в зале.
Исследовали тела погибших, но информации получили немного. Все они были очень молоды, в возрасте от восемнадцати до двадцати трех лет, все — люди, атлетически сложенные, высокие. Ни по одному из них не было информации в базах данных.

Бена и Рей несколько раз вызывали на допрос, и они уже немного устали повторять одно и то же. Следователь Видо Найр придерживался версии, что покушение на Бена было связано с его политической деятельностью, возможно, с тем, что его законопроект вызвал острый протест у части сенаторов. Солидная пресса придерживалась официальной версии, мусорные порталы обсасывали теорию о тайных связях Бена с преступным миром. На какое-то время Бен стал одной из самых обсуждаемых персон на Хосниан. Его осаждали с просьбами дать интервью, или хотя бы в двух словах прокомментировать ситуацию, но Бен отказывал всем. Он старался как можно меньше появляться на людях, а все свободное время учился у Рей управлять Силой и закрывать свой разум от ментального вторжения.

Они сидели прямо на полу в гостиной Бена, друг напротив друга.
— Закрой глаза, — в который раз повторяла Рей. — Почувствуй Силу вокруг тебя. Потянись к ней. Да не руками, дурак!
— Ты ведешь себя непедагогично, — сказал Бен, не открывая глаз. — Что, если у меня будут комплексы от твоего ужасного насильственного стиля обучения?
— Как-нибудь переживешь. Слушай и не перебивай! И ты так громко думаешь, мне тяжело сосредоточиться…
— Я стараюсь, — проворчал Бен.
— Хорошо. Не пытайся смотреть глазами, почувствуй Силу. Попробуй увидеть меня в ней.
Сила походила на ласковый океан Набу, омывала его со всех сторон. Он чувствовал присутствие Рей — мягкие, осторожные, невесомые касания. Чувствовал, что весь он перед ней — открыт и беззащитен.
— Не надо бояться и злиться, — тихо сказала Рей. — Страх и злость ослабляют тебя. Сейчас я попробую продавить, — предупредила она. — Сопротивляйся. Представь, что ты воин со щитом, выстави его против меня.
У Бена зазвенело в ушах и заломило виски. Он почувствовал, как давление Рей усилилось, как будто на него накатила большая приливная волна…
— Сопротивляйся, — повторила Рей. — Поставь щит.
Бен представил, что на пути этой волны стоит мощная плотина.
— Хорошо! — сказала Рей с удивлением. — Ты молодец. А если вот так?
Волны вздымались все выше, перехлестывая через плотину. Бену становилось все труднее сосредотачивать внимание, он держался из последних сил. И тогда, понимая, что слабеет, он ударил в щит Рей.
— Ого! — воскликнула она. — Ты же не думаешь, что у тебя получится?
— Считаешь меня слабаком? — Бен усилил напор.
— Нет, — проговорила она, — ты и впрямь силен. — Но со мной тебе не справиться!
— Посмотрим! — Бен ударил изо всех сил, и защита Рей рухнула под его напором, он провалился в ее разум.
— Ты тоже боишься, — тихо сказал он. — Боишься, что я узнаю… что ты скрываешь, Рей?
— Прочь! — крикнула она. Шквал ее эмоций был настолько силен, что Бен чуть не захлебнулся в нем. Страх, что он догадается, растерянность, стыд, а еще…
— Рей… — прошептал он.
Рей грубо отшвырнула его.
Бен распахнул глаза. Рей вскочила на ноги и возвышалась над ним, сжимая руки в кулаки. Ее щеки пылали, губы дрожали, глаза подозрительно ярко блестели.
— Ты… как ты… посмел… — выдавила она. А потом бросилась к себе в комнату и захлопнула дверь.
Бен со стоном обхватил голову руками.
— Дурак, — пробормотал он. — Какой дурак!
Он думал, что делать. Притвориться, что ничего не понял? Бесполезно, с Рей такой номер не пройдет. Сделать вид, что ничего такого не произошло и жить так, как они раньше жили? Может быть, так и стоит сделать.
В комнате Рей было тихо. Она не подавала ни звука, и спустя полчаса Бен решился к ней постучаться. К его удивлению, Рей открыла почти сразу.
— Извини, что заперлась от тебя, — спокойно сказала она. — Это было недопустимо, я оставила тебя без защиты.
Она смотрела куда-то в одну точку Бену за плечо.
— Рей, — с трудом произнес он. — Я повел себя как болван. Извини.
— Все нормально, — ответила она. — Давай просто забудем об этом. Ты научился ставить щит, это хорошо. Тренируйся в этом.
— Рей…
— Не надо, — умоляюще сказала она. — Бен, пожалуйста…
— Но в этом же нет ничего такого! — воскликнул он.
— Хватит! — вскрикнула она. — Просто забудь об этом, ладно? Неужели это так трудно?

Ее горечь и печаль встали комом у него в горле. Плохо понимая, что он делает, Бен шагнул навстречу Рей и привлек ее к себе.
— Отпусти, — тихо сказала Рей.
— Дрожишь, — прошептал он. — Почему ты дрожишь? Ты боишься меня?
— Отпусти!
Упершись руками ему в грудь, Рей с силой оттолкнула Бена.
— Я не хочу этого! — быстро заговорила она. — Это все узы Силы, а не что-то настоящее, мне противно, невыносимо даже подумать… я не хочу!
Бен сглотнул.
— Да, наверное, ты права, — сипло сказал он. — Еще раз извини. Спокойной ночи.

Часть 5Часть 5

1

Спустя две недели суматоха немного улеглась, и Бен решил все же поехать на Тид, чтобы принять участие в церемонии закрытия театрального сезона и вручить очередную юбилейную награду старому Барду.
— Не лучшая идея, сенатор, — обеспокоенно заметил Коди. — Подумайте о вашей безопасности.
— Я не могу всю жизнь провести в четырех стенах из-за боязни новых покушений, — раздраженно сказал Бен. — Рей и дядя Люк поедут со мной, так что не беспокойся, все будет в порядке. Или, если боишься, можешь остаться здесь.
— Как можно! — поразился Коди. — Конечно, я поеду с вами.
Бен посмотрел на Рей и встретил ее ответный спокойный взгляд. Это спокойствие раздражало его. Почему она притворяется, будто ничего не случилось?
На днях он еще раз попытался поговорить с ней, но Рей только хмуро отмалчивалась, и Бен не выдержал.
— О, ради Силы! — раздраженно воскликнул он. — Не веди себя так, как будто ты совершила преступление. Даже если бы мы занялись сексом, что тут такого? Ты давно совершеннолетняя, и мы же не родные брат и сестра, в конце концов… да даже если бы и были родными! Сейчас не древние времена, чтобы кончать с собой из-за такой ерунды…
Он осекся, поняв, что сказал лишнее. Глаза Рей гневно сверкнули.
— Ерунды?
— Я не то хотел сказать, — пробормотал Бен.
— Дурак! — крикнула она.
С тех пор она старалась лишний раз не заговаривать с Беном, а тот, разозлившись на нее и на себя, больше не пытался помириться с Рей.

Официальное расследование дела о покушении продвигалось так вяло, что Бен уже и не надеялся на благоприятный исход. Бен знал, что мать и отец задействовали все свои связи, чтобы выйти на заказчиков его похищения, но пока что и им не удалось напасть на след.


На Набу Бен, Рей и Люк остановились в доме Хана и Леи — чтобы, как сказал Люк, Бен был под присмотром. Бен поворчал, но в душе был рад снова оказаться в доме, где он провел детство и юность. Когда вся их семья собралась вечером в гостиной, как бывало в прежние времена, он ощутил тепло в груди и сам посмеялся над своей сентиментальностью
Разговор снова и снова возвращался к несостоявшемуся покушению на Бена.
— Я бы предположила, что за этим стоят недобитые имперцы, — сказала ему мать. — Но зачем им именно ты? В чем смысл похищать тебя?
— Спасибо, мама, что считаешь меня такой малозначимой фигурой! Действительно, кому я могу быть интересен?
— Многим, я думаю, — заметил Люк. — Прежде всего своей родословной.
— Да, я думаю, что они захотели бы использовать Бена в своих целях, — согласилась Лея. — Но зачем действовать так топорно? Почему не попытаться переманить на свою сторону хитростью, лестью, подкупом?
— Может, они считают меня несгибаемым республиканцем, — сказал Бен.
— Или считают, что ты владеешь какой-то ценной для них реликвией и жаждут ее заполучить, — вдруг сказал Люк.
Бен почесал в затылке.
— Ну, у меня есть небольшая коллекция игрушечных кораблей времен Империи, но вряд ли это можно назвать «реликвиями» — сказал он.
— Бен, мы же серьезно, — с упреком сказала Лея.
— Ты уверен, что тебе в руки не попадало ничего необычного? Странного? — с нажимом продолжил Люк
— Например?
— Например небольшой предмет в форме пирамиды, с красными узорами?
— Никогда не видел. Да и зачем мне какая-то малопонятная штука?
Рей нахмурилась.
— Ерунда какая-то! Откуда у Бена мог оказаться ситхский голокрон?
— И действительно — откуда? — вздохнул Люк. — Так ты никогда не видела его у Бена?
— Конечно, нет! Я бы запомнила.
— Голокрон? — удивился Бен. — Это такая штука из фильмов ужасов для призывания демонов и призраков ситхов? Дядя, вы серьезно?
— Нет, голокрон предназначен совсем не для этого, — сухо ответил Люк.
— Люк, в самом деле, ты же не думаешь, что Бен тайно хранит у себя ситхский голокрон? — вмешалась Лея.
— Почему нет? — мрачно отозвался Бен. — Почему бы мне, в самом деле, не хранить у себя голокрон? Может, я обагряю его кровью девственниц в ночь полнолуния, чтобы призвать тени неупокоенных ситхов.
— Ну-ну, Бенни, не кипятись, — примирительно сказал Хан. — Люк ничего такого не имел в виду.
— Я не говорил, что ты хранишь у себя голокрон, — сказал Люк. — Я лишь спрашивал, видел ли ты его. Ты сказал — нет, Рей это подтвердила, я вам верю.
— Замечательно, — пробурчал Бен.
— Может, вернемся к версии, что заказчиком был кто-то из сенаторов? — предложила Лея. — И что кому-то встали поперек горла твои реформы?
— Есть тысяча способов меня подставить, — ответил Бен. — Но устраивать такие свистопляски с покушениями прямо в Сенате? Не думаю.
— Боюсь, что ты прав, — Лея кивнула. — Что ж, будем надеяться, что они чем-нибудь себя выдадут.

Ночью, спустившись вниз попить воды, Бен случайно услышал часть разговора родителей с Люком.
— … но ведь куда-то он делся, — говорил Люк. — Не мог же он раствориться в воздухе.
— Или мог, — проворчал Хан. — Терпеть не могу всю эту вашу магию.
— Я проверил того контрабандиста, он не брал голокрон, — снова Люк.
— Его фамилия вызывает у меня неприятные ассоциации, — сказала Лея.
— Самое забавное, что он действительно… — Люк замолчал. — Бен, ты что-то хотел? — громко спросил он.
— Просто попить воды, — отозвался Бен. — Не стану вам мешать.

Поднявшись к себе, он растянулся на постели и стал обдумывать услышанное.
Кажется, дядя Люк считает, что Маз отдала ему на Такодане ситхский голокрон. Бен считал Маз достаточно безумной для такого поступка, но он в глаза не видел никакого голокрона. «Дяде стоит посоветовать получше расспросить Маз, вместо того, чтобы гоняться по всей галактике за контрабандистами и подозревать родного племянника бог весть в чем, — решил он. — Скорее всего, этот голокрон до сих пор припрятан у нее в погребе, где-нибудь между бутылок с коррелианским виски».

Весь следующий день Бен пребывал в отвратительном настроении в ожидании неминуемого похода в театр.
Глядя на его кислую мину, отец вздохнул и предложил остаться дома, вместе с ним, но Бен гордо отверг руку помощи.
— Слишком поздно, — мрачно сказал он. — Я же сам сюда прилетел, никто меня не заставлял.
И вечером в сопровождение Рей, Леи и Люка он отбыл в «Галактику».


В фойе театра Бен бросил взгляд в одно из огромных зеркал в золоченых рамах и хмыкнул. Сам он был в одной из своих лучших мантий, густо-красной, с черной вышивкой. Лея выглядела по-королевски в своем жемчужно-сером платье со стоячим воротником и убранными в высокую прическу косами. В отличие от них Рей и Люк были одеты подчеркнуто просто и скромно, и в своих аскетичных джедайских робах резко выделялись среди гостей. Бен подумал, что они выглядят довольно эпатажно, но не стал делиться этой мыслью с остальными.
Лея и Люк встретили своих давних знакомых и о чем-то с ними увлеченно беседовали, а Рей с любопытством смотрела по сторонам. Вдруг толпа зашепталась и начала расступаться в разные стороны, и сквозь образовавшийся коридор важно прошествовала маленькая фигурка.
— Смотри! — шепнул Бен. — Впервые за последние сто лет Бард появился на людях.

Великий Бард был маленьким, худеньким и сморщенным старичком и казался родственником Маз Канаты, только кожа его была не оранжевая, а серо-голубая. Вокруг круглой головы пушились мягкие снежно-белые кудри. Вид у него был кроткий и печальный, и при первом взгляде сложно было заподозрить, что в душе Барда бушуют бури темных страстей, которые он изливал в своих многочисленных пьесах.
— Такой милый дедушка, — прошептала Рей.
— Не вздумай ему об этом сказать, — посоветовал Бен.

К Барду приближалась странная процессия, состоящая из большого хатта, протокольного дроида потрепанного вида и трех подростков.
— Бен, это же…
— Да, — кивнул Бен. — Это Дурга, моя школьная учительница литературы.
— Сила, я успела забыть, как она устрашающе выглядит!
— Это она умеет.

Тем временем хаттка, чья оранжевая шкура слегка побледнела, попыталась что-то сказать на всеобщем, запнулась и перешла на свой родной язык. Бен с изумлением понял, что он впервые в жизни видит смущенную Дургу.
— Госпожа Дурга говорит, что счастлива воотчию увидеть величайшего автора галактики и выразить ему свое восхищение, которое доселе изливала в переписке, — провозгласил дроид.
Печальное лицо Барда расцвело улыбкой. Он протянул свои крошечные ручки к хаттке и заговорил на всеобщем, но с такой скоростью, что его совершенно невозможно было понять.
— Великий бард счастлив наконец увидеть свою самую преданную и понимающую почитательницу, — объяснил дроид. — Это самый счастливый день его жизни за последние пятьдесят лет.
Бен подумал, что если Дурга сейчас упадет в обморок от счастья, то ее только Силой смогут поднять. Но, к счастью, обошлось. Проговорив еще минут пять, гений и его поклонница расстались, рассыпаясь в заверениях в вечной любви и преданности.
Дурга сложила на груди руки, такие маленькие по сравнению с ее массивным телом, и в истоме закатила глаза.
— Великий день, — прошептала она на хаттском. — Судьбоносный день!
— Пойдем-ка в нашу ложу, пока она меня не заметила, — тихо сказал Бен Рей.

Бен безропотно высидел весь спектакль (по счастью, они попали на заключительную часть цикла) и с искренней радостью аплодировал, когда он закончился. Рей у него за спиной хлюпала носом — похоже, она всерьез расчувствовалась.
— Ты же смотрела его в детстве, — сказал он вполголоса. — Со мной в роли Вейдера.
— Ну и что, — Рей всхлипнула. — Это совсем другое! Здесь все по-настоящему, так сильно, так остро, так… прекрасно!
— Я с тобой по театрам ходить не стану, так и знай, — предупредил ее Бен.
Рей не поддержала шутку, и в воздухе опять повисло неловкое молчание, которое нарушила зашедшая в их ложу Лея.
— Бен, скоро церемония награждения, — напомнила она.
— Ладно, идем, — кашлянув, сказал Бен. — У нас впереди еще прием, вручение наград… куча работы, в общем.

Прием был устроен в большом зале «Галактики» — том самом, со знаменитой росписью.
После невероятно помпезной торжественной части великий Бард отбыл, сжимая в объятиях очередную награду. Гости разбрелись по залу, наслаждаясь вином, музыкой и великолепными яствами.
Бен видел, что мать и Люк выглядят довольными и счастливыми, а вот о Рей нельзя было такого сказать.
— Ну же, выше нос, — прошептал ей Бен. — Это же просто пьеса, не расстраивайся так.
— А ты просто бесчувственный, — мрачно ответила Рей.
— Думаю, в этом зале только ты и Дурга приняли близко к сердцу этот спектакль. Вот спросим у Коди, — Бен поманил к себе секретаря. — Скажи-ка мне, Коди, понравилась ли тебе пьеса?
— Конечно, — по своему обыкновению серьезно ответил Коди. — Это великое произведение. Я смотрел ее в пятый раз и опять не смог сдержать слез.
— Ладно, Коди, можешь идти, — проворчал Бен.
«Бесчувственный», — прочитал он в глазах Рей.
— Ладно, может, мне и правда не хватает тонкости чувств, — признал он. — Но не надо считать меня совсем деревянным и ничего не понимающим.
— Мы же не будем сейчас спорить об искусстве? — Рей неловко улыбнулась.
— А я не об искусстве, — тихо ответил Бен. — Ты теперь все время собираешься меня игнорировать?
— А что, если и так? — с вызовом ответила Рей.
— Значит, ты трусиха.
— Что? — Рей задохнулась от возмущения, но быстро взяла себя в руки. — Я не ребенок, чтобы повестись на такую примитивную манипуляцию, — холодно сказала она. — Оставь меня в покое, Бен и займись своими сверхважными делами.
— Ну что ж, — процедил Бен. — Займусь. Мне нужно поговорить с сенатором Кормаком по важному делу. Так что, пожалуйста, не дыши мне в затылок, а отойди хотя бы шагов на десять.
— Чем я вам мешаю?
— Всем! Серьезно, Рей, разговор будет конфиденциальный. Я же нахожусь тут, рядом, и не собираюсь никуда сбегать.
— Хорошо, — кивнула Рей. — Так и сделаем.

Бен обошел длинный фуршетный стол, чтобы подойти ближе к Кормаку.
— Сенатор Соло?
Обернувшись, Бен увидел высокую стройную женщину с выкрашенными в черный цвет губами и ярко подведенными глазами. Большие и указательные пальцы у нее руках также были окрашены в черный.
Женщина улыбнулась, и Бен вспомнил, где видел ее — на Такодане в замке Маз.
На этот раз на ней были черное платье из гладкой блестящей ткани с высоким, под самый подбородок, воротом. Вокруг шеи обвивалось блестящее серебристое колье в форме змеи. Бен присмотрелся — нет, зрение его не обмануло, змея действительно двигалась.
— Вы знаете меня? Я вот не могу похвастаться тем же.
— Извините, — она снова улыбнулась. — Меня зовут Базини.
— Счастлив знакомству, леди Базини, — Бен церемонно поклонился.
— О, прошу вас, просто по имени! — Базини протянула ему руку, и Бен слегка, как того требовал этикет, коснулся ладонью ее тонких пальцев.
— Выпьем? — предложил он. — Он взял с подноса проезжавшего мимо дроида два бокала с ледяным синим вином и протянул один Базини.
— За нашу встречу, — Базини смотрела на него сквозь полуопущенные ресницы. Бен почувствовал, что Рей злится, и ощутил злорадное удовлетворение. Несомненно, недостойное чувство, но весьма приятное.
— У вас интересная раскраска рук, — отметил Бен. — Очень красиво и необычно.
— Да… это принято в тех местах, откуда я родом. Национальная традиция.
— А еще это очень похоже на чернила червя Риши. Они прекрасно помогают скрыть отпечатки пальцев. — Бен увидел, как на ее лице на мгновение промелькнула растерянность, но Базини быстро взяла себя в руки.
— А вы проницательны, сенатор, — промурлыкала она и отпила маленький глоток вина. — И обладаете удивительными для вашего статуса познаниями.
— Вы же в курсе, кто мой отец, — хмыкнул Бен.
— О да, наслышана о вас.
— Несомненно, ужасные вещи?
— О вас ходит много слухов. — Улыбка Базини была загадочнее, чем у древних статуй катарской богини мудрости. — Вы пробудили мой интерес.
— Я польщен. — Бен вернул ей улыбку.
— Прекрасный прием, но мне, признаться, уже чуточку скучно, — доверительно призналась Базини.
— Понимаю вас, — кивнул Бен.
— Тогда, может быть, вы составите мне компанию в прогулке по вечернему Тиду?
— Увы, — сожаление в голосе Бена было почти искренним. — Долг превыше всего, и как раз сейчас он меня призывает.
— Как тяжела ваша жизнь, если в ней нет места маленьким радостям, — вздохнула Базини.
— Жертвую собой ради народного блага, — печально сказал Бен. — Прошу меня простить.
Он махнул рукой Коди, который деликатно стоял с бокалом чуть в отдалении.
— Сенатор, вы собираетесь покинуть прием? — подойдя, тихо спросил Коди. — С этой леди?
— Нет, леди уйдет одна, — ответил Бен.
— О… ну что ж. Я вам для чего-то нужен?
— Да. Я хотел поговорить с сенатором Кормаком, нужно, чтобы нам никто не помешал. Так что возьми на себя тех, кто захочет поговорить со мной или с Кормаком — очень деликатно. как ты умеешь.
— Да, конечно, — кивнул Коди. — Но есть некоторые обстоятельства, о которых я хочу сообщить до этого разговора. Мы можем отойти на два слова, куда-нибудь, чтобы нас не подслушали?

***
Рей не сводила глаз с Бена на протяжение всего вечера. Она наблюдала, стиснув зубы, как он заигрывал с красоткой в черном и немного приободрилась, когда к Бену подошел Коди, но потом их заслонила массивная фигура хаттки, а когда она проползла мимо, Бен с Коди куда-то делись. Встревожившись, Рей стала искать их в толпе и вскоре увидела Коди.

— Коди! — окликнула его Рей. — Где Бен? Я только что его видела рядом с тобой.
— О! — Коди покраснел. — Он ушел вместе с леди, я не знаю имени. Высокая, в черном платье.
— Я тоже ее видела, — проворчала Рей. — Так Бен уехал с ней?
— Я не знаю, мисс Рей. Он хотел переговорить с сенатором Кормаком, но потом передумал и отослал меня. — Коди виновато развел руками.
Присутствие Бена в Силе было совсем слабым, еле ощутимым. Бен закрылся от нее? Рей могла предположить, почему ему нужно закрыться именно сейчас. Ей ужасно захотелось что-нибудь разбить, но она пересилила себя и улыбнулась Коди.
— Думаю, я еще успею его догнать, — сказала она. — Ты…
Нежная мягкая мелодия, фоном игравшая в зале, вдруг оборвалась на пронзительной скрежещущей ноте. Подняв голову к балкону, где сидели музыканты, Рей увидела там несколько фигур в черном. В руках у них были бластеры.
— Пришло время! — раздался сверху громкий механический голос, явно усиленный модулятором.
На вершине мраморной лестницы стояла группа одетых в черное существ, по виду гуманоидов, лица скрывали черные маски. Они начали медленно спускаться вниз.
Рей и Люк обменялись быстрыми взглядами, и Люк начал осторожно, очень медленно продвигаться к лестнице.
— Как сейчас не хватает бластера, — пробормотала Лея.
— Да здравствует лорд Вейдер! — прокричал самый высокий из террористов и выстрелил в потолок. С треском и грохотом вниз свалился кусок лепнины.
— Роспись! — простонал кто-то за спиной Рей. — Изуверы!
— Бросьте оружие и поднимите руки вверх! — к ним с двух сторон приближалась охрана.
Террорист расхохотался и выстрелил — теперь уже в охранника. Люк успел заморозить залп, а потом зажег меч и помчался вверх по лестнице. Он отбил мечом несколько выстрелов и обездвижил одного из террористов.

В зале началась паника, народ с криками ринулся к дверям, но волной отхлынул назад, когда в дверях показались фигуры в черном.
Рей зажгла меч и вышла им навстречу, но ее опередила Дурга. Рыча и утробно квакая, хаттка с невероятной скоростью помчалась прямо на них. В нее выстрелили несколько раз, но Дурга, словно не заметив этого, оказалась рядом с террористами и сбила с ног сразу двоих своим хвостом. Рей в несколько прыжков оказалась рядом с ней. Она пронзила мечом ближайшего к ней террориста и подхватила его бластер.
— Лея! – крикнула она и швырнула бластер ей.
— Отлично! — воскликнула Лея.
Проверив заряд, она уверенно сняла нескольких преступников на балконе, пока Рей и Дурга расправлялись с теми, кто был у дверей. Потом Рей бросилась на помощь отцу.

В конце концов их осталось всего трое, обреченных и загнанных в угол. С высокого террориста слетел шлем, и стало видно, что это человек, совсем еще юный, с узким смуглым лицом и длинными темными волосами.
— Вейдер жив! — крикнул он срывающимся тонким голосом. А потом поднес руку к груди, и Рей поняла, что сейчас будет.
Она успела за какую-то доли секунды до того, как юноша успел нажать на кнопку активации бомбы. Рука юноши упала на пол, он страшно закричал, повалившись на колени. Рей сразу же обездвижила его.

Троих террористов удалось взять живыми. Среди гостей убитых не было, но пятеро получили довольно серьезные раны.
— Где Бен? — спросил Люк, озираясь.
— Бен… — Рей помертвела.

Бен исчез.

Часть 6Часть 6

Камеры зафиксировали, как Бен выходил из дворца вместе с женщиной в черном. Он шел, пошатываясь, возможно, был пьян, женщина поддерживала его и помогла сесть в наемный флаер, регистрационный номер которого увидеть не удалось. Он был не единственным из гостей, кто досрочно покинул прием в компании красивой женщины или мужчины, так что комендант гвардии весьма скептически воспринял заявление Рей о том, что Бена похитили.

— Бен не был пьян, — сказала Рей. — Я видела его за минуту до похищения.
— Иногда и минуты хватает, чтобы набраться, знаете ли, — глубокомысленно заметил комендант.
— Сенатора Соло похитили! — гневно воскликнула Рей.
— Послушайте, на всех камерах показано, что он ушел сам, — раздраженно сказал комендант. — Еще даже дня не прошло, о каком похищении может идти речь? Скорее всего он отсыпается где-то после разгульной ночи.
— Вы говорите о сенаторе сектора Чоммель, — ледяным тоном сказала Лея.
— А что, сенатор не человек? Знаете, сколько я повидал таких сенаторов? Вы простите меня, принцесса, но у меня сейчас дела поважнее, чем разыскивать вашего блудного сына. Эти террористы…
— Возможно, что нападение на театр и пропажа сенатора Соло связаны между собой, — сказал Люк. — Возможно, это нападение было просто отвлекающим маневром.
— Мы выясним, так ли это, — с усталым видом ответил им комендант. — А теперь попрошу не отвлекать меня от работы.

— Что за идиот! — возмущалась Лея по пути домой.
— Рей, ты можешь сказать, что сейчас с Беном? — спросил Люк.
Рей закрыла глаза и нахмурилась.
— Не могу понять, где он, — проговорила она. — Я чувствую его, но очень слабо. Он жив, это точно, но, может быть, без сознания?
— Или одурманен чем-то, — сказал Люк. — Твоя связь с Беном — сейчас единственный шанс найти его. Тянись к нему, попробуй добиться ответа.
— Нам нужно найти эту женщину, сказала Рей. — Я хорошо ее помню и смогу подробно описать, у нее очень приметная внешность.

— Кажется, я знаю, кто это, — задумчиво сказал Хан, рассматривая сделанный по описанию Рей компьютерный портрет. — Базини Нетал, известная в последние годы наемница и охотница за головами. Не гнушается самой грязной работы. Но думаю, найти ее сейчас будет нелегко, она, наверное, залегла на дно.
— Задействуй все свои старые связи, — твердо сказала Лея. — Мы должны ее найти. А я хочу поговорить с этим мальчиком, Коди Вердом, вдруг он сможет нам сказать что-то, чего мы не знаем.
— Я с тобой, — вызвался Хан. — Сегодня я тебя одну не отпущу.
— Это мило, — Лея слабо улыбнулась.
— Я тоже поеду с вами, — сказал Люк.
— И я! — воскликнула Рей.
— Нет, оставайся здесь.
— Но я не могу сидеть сложа руки, когда Бен в опасности!
— Никто и не требует от тебя этого, — спокойно ответил Люк. — Сейчас твоя задача — узнать, где находится Бен. Не надо отвлекаться ни на что другое.

***
Коди был дома и довольно быстро открыл им. Он был в длинном халате
—Принцесса Лея! — воскликнул он. — Как вы себя чувствуете?
— Жить буду, — усмехнулась Лея.
— Магистр Скайуокер, мистер Соло… — Коди с удивлением смотрел на них. — Чем я обязан вашему визиту?
— Я хотела поговорить с тобой о Бене, — сказала Лея.
— О… сенатор уже вернулся?
— Нет.
— Я думаю, он скоро вернется, — успокоил ее Коди. — Не волнуйтесь, принцесса, у сенатора и раньше бывали такие… приключения. С ним все будет в порядке. Наоборот, ему повезло что он ушел до того, как начался этот ад.
— Могу я войти? — спросила Лея.
— Конечно, — Коди посторонился, давая им пройти внутрь.
— Так о чем вы хотели поговорить, принцесса? — спросил Коди, когда они прошли в гостиную.
— О том, зачем ты сдал Бена, — спокойно ответил Люк, глядя ему в глаза.
— О чем вы? — Коди улыбнулся и сунул руку в карман.

Хан усел выбить бластер из рук Коди раньше, чем тот нажал на спусковой крючок.

***
Они мрачно смотрели на Коди, привязанного к стулу.
— Никогда мне не нравился этот маленький говнюк, — проворчала Лея.
Коди улыбнулся одними уголками губ.
— Разве такие выражения пристали принцессе Алдераана? — с легким презрением в голосе произнес он. — Вы слишком долго общались с отбросами общества и, похоже, переняли их повадки.
— Лея, можно, я его стукну? — попросил Хан.
— Он же связан, — укоризненно сказал Люк.
— А я легонечко.
— Терпи. Тренируй выдержку.
— Ты джедай, ты и тренируй, а мне, отбросу общества, это необязательно.
Хан сгреб Коди за грудки и слегка приподнял вместе со стулом.
— Говори, где мой сын, — тихо сказал он.
— Вы же не думаете, что я вас испугаюсь и все расскажу? — Коди держался хорошо, слишком хорошо, как будто был уверен, что его не расколют, и Лее это совсем не нравилось.
— Хан, отпусти его, — сказал Люк.
— Я не собира…
— Отпусти, — вмешалась Лея.
С ворчанием Хан послушался ее.
— Ты сможешь вытянуть из него информацию? — спросила Лея у Люка.
— Думаю, да, — кивнул он.
Коди расхохотался.
— Вот оно, истинное лицо сил Света, — торжествующе заявил он. — Применяете методы Темной стороны, а, магистр Скайуокер? Что дальше, пытки? Молнии Силы?
— Меньше пафоса, мальчик, — посоветовал ему Люк. — У тебя, кстати, есть возможность рассказать все совершенно добровольно.
— Я вам не предатель, — мрачно ответил Коди.
— А, так ты идейный, — сказала Лея. — Жаль.
— Себя пожалейте, — выплюнул Коди. — А мы вас жалеть не станем! За то, что вы предали наследие своего великого отца, вы заслужили участь и похуже смерти.
Люк встал перед Коди и выставил вперед руку.
— Смотри мне в глаза, — спокойно сказал он. — Чем меньше ты сопротивляешься, тем менее болезненно это пройдет для тебя.
— Я не боюсь боли! И ничего вам не расскажу.

Коди пытался сопротивляться, но его ненадолго хватило.
— Он не знает, куда увезли Бена, — с досадой сказал Люк. — Его приставили шпионить за Беном, зачем — он не знает, это поручение старшего аколита. Он просто передавал сведения. На приеме, когда у наемницы не получилось увести Бена с собой хитростью, он сделал Бену инъекцию одурманивающего вещества. Видимо, нападение Аколитов Бездны на театр было отвлекающим маневром.
Лея помрачнела.
— Я надеялась, что никогда больше о них не услышу.
— О, поверьте, вы еще не раз услышите о нас, — задыхаясь, проговорил Коди. — Вся галактика услышит!
Лея раздраженно махнула рукой.
— Глупый мальчишка! Вы — бластерное мясо для негодяев, которые используют ваш дурной идеализм! А когда надобность в вас отпадет, вас просто уничтожат.
— Ложь! — в ясных чистых глазах Коди не было ни намека на сомнение. — Каждое слово — ложь. Меня предупреждали о вашем коварстве, принцесса. Но вам не помогут эти уловки!
— И что тебе еще рассказывали о нас? — мягко спросил Люк.
— Ваша семья проклята и обречена на вымирание, — торжествующе вещал Коди. — Инцест, разврат, вырождение…
— Всего-то один раз поцеловала Люка, — проворчала Лея. — А шуму до сих пор, как будто мы занялись сексом в прямом эфире.
— И ваши дети вступили в извращенную связь…
— Я запутался, кто с кем в извращенной связи, — пожаловался Хан.
— Мы с Леей, очевидно, — сказал Люк.
— Да нет, тут уже речь про детей. Он что, намекает, что Бен и Рей? — осенило Хана.
— Да нет же! — воскликнула Лея. — Нет?
— А какой отличный был план! — вздохнул Люк. — Рей поживет в столице, сблизится со своим братом…
— Когда я хотела, чтобы они сблизились, я не это имела в виду, — немного нервно ответила Лея.
— Ну что вы паникуете, — вмешался Хан. — Они же двоюродные, не родные, даже смогут детей завести…
— Об этом мы поговорим позже, — твердо сказала Лея. — Когда спасем наших детей.
— Что будем делать с этим молодчиком? — Хан кивком указал на Коди.
— Сдадим гвардии, что же еще.
— А если он будет все отрицать?
— Он пытался выстрелить в меня, этого достаточно для задержания под стражу.

Часть 7
Часть 7

«Бен… — слышал он тихий настойчивый голос. — Бен…»
Бен застонал и открыл глаза.
— Он приходит в себя, — услышал Бен чей-то незнакомый голос. — Сделать ему еще укол?
— Не нужно, — ответил другой. — Он должен быть в сознании для допроса.

В глазах у него прояснялось. Бен лежал связанный на полу, вокруг него сидели или стояли люди в черном. Всего он насчитал десятерых.
— Что вам нужно? — прохрипел Бен.
К его голове приставили бластер.
— Не разговаривать!
Скорее всего, это было пустой угрозой, но все же Бен решил не искушать судьбу и замолчал.
— Мы получили разрешение на посадку, — сказал пилот. — Щиты сняты.

Когда корабль сел, Бена рывком подняли на ноги и поволокли к выходу держа под локти с двух сторон. Ноги затекли от лежания в одной позе и Бен еле держался на ногах, так что такая поддержка была даже кстати.
Изумленный Бен увидел огромный ангар, в котором стояло множество истребителей. Штурмовики в глянцево-белых доспехах, словно сошедшие с экрана какого-нибудь фильма про войну с Империей, проходили туда-сюда по одиночке или группами.
Кажется, сведения о том, что остатки империи разгромлены, были очень далеки от истины.
Их ждал высокий немолодой человек в пепельно-серой военной форме, с бледным обрюзгшим лицом и выглядывавшими из-под фуражки рыжими волосами с сильной проседью. За его спиной стоял офицер в форме темно-серого цвета и шесть штурмовиков.
— Генерал Хакс, — главарь похитителей почтительно склонил голову. — Мы выполнили обещанное.
Генерал Хакс кивнул.
— Вот ваша награда, — сказал он главарю, и по его сигналу штурмовик выкатил вперед тележку с поставленными друг на друга герметичными контейнерами.
Тот покачал головой.
— Мы сделали это не ради награды.
— Ваша преданность Первому Порядку заслуживает уважения, — недовольное выражение лица генерала Хакса противоречило его словам. — Но я не привык быть у кого-то в долгу, а вы, несомненно, нуждаетесь в ресурсах для выполнения вашей миссии.
— Что вам от меня нужно? — спросил Бен.
Его еще ощутимо пошатывало, но он уже мог сам стоять на ногах.
Генерал Хакс не удостоил его ответом.
— Я член Галактического сената, — продолжил Бен. — Нападение на меня равнозначно объявлению войны Новой республике…
— Обыскать, — приказал генерал Хакс.
Бена бесцеремонно обшарили с ног до головы и изъяли комлинк.
— В камеру G-13, — коротко сказал генерал.

Бену не пытались завязать глаза, и ему это очень не понравилось. Они совсем не боялись, что он сможет что-то разболтать о местонахождении и устройстве этой тайной базы — значит, точно не собирались выпускать его отсюда живым.
Его провели длинными коридорами и втолкнули в небольшую комнату, в которой была только узкая койка и туалет в углу. Бен уселся на койку, а потом и лег, скрючившись — койка была слишком короткой, чтобы он мог вытянуться на ней в полный рост. Он смотрел на мигающий сверху красный огонек камеры наблюдения и гадал, что его ждет.
— Бен! — он подскочил, услышав голос Рей совсем рядом.
Конечно, в камере ее не было, да и не могло быть. Бен покачал головой и лег, но тут же снова услышал Рей, зовущую его:
— Бен!
— Рей? — неуверенно отозвался он. — Что, Узы еще и так работают?
— Где ты, Бен?
— Не знаю, похоже на какую-то имперскую базу. Они называют себя «Первый порядок». Я видел ангар, там корабли и целая армия штурмовиков… Рей, они готовятся к войне с нами.
— Ты можешь определить, где ты?
— Как? Я видел базу только изнутри.
— Используй Силу. Попробуй понять, что это — луна? Планета? Корабль?
Бен закрыл глаза и попытался вспомнить, чему Рей его учила. «Сила пронизывает все живое», говорила она.
— Что-нибудь чувствуешь?
— Это странное место… — медленно сказал он. — Планета. Она умирает. Здесь почти нет света, все время зима.
— Хот?
— Нет. Здесь очень темно. Ближайшие звезды погасли… планета выпила их энергию.
— Как такое возможно? — изумленно сказала Рей.
— Не знаю, но… — Бен не успел продолжить.
Дверь в камеру с шипением открылась и вошли два штурмовика.
— Не двигайся и подними руки вверх, — приказал один и наставил на него бластер.
Бен повиновался, в это время другой штурмовик быстро обыскал его.
— Ничего, — сообщил штурмовик.
— С кем ты разговаривал? — спросил первый.
— Сам с собой, — проворчал Бен.
— На выход!
Бен, притворившись покорным, сделал несколько медленных шагов к двери, но потом рванулся вбок и выхватил бластер у штурмовика, который обыскивал его. Он выстрелил в штурмовика с бластером, следующим выстрелом уложил его товарища. Не медля, Бен выскочил в коридор — и напоролся на целую роту штурмовиков.
— Бросить оружие, — велел ему механический голос.
Бен вздохнул и отбросил бластер.
— Что ж, я должен был попытаться, — пробормотал он.
Его не запихнули обратно в камеру, а надели наручники и куда-то повели, Бен от души понадеялся, что не на казнь.

***
— Верховный Лидер, пленник доставлен по вашему приказанию, — отрапортовал штурмовик.
Бен с удивлением смотреть на старого иссохшегося гуманоида с неприятного вида шрамом через все лицо. Он думал, что главным окажется какой-нибудь военный, возможно, кто-то из уцелевших имперских моффов, но никак не ожидал, что это будет старик в расшитом золотом халате.
Верховный Лидер отослал штурмовиков небрежным взмахом руки.
— Вот мы и встретились снова, юный Соло, — сказал он.
Голос у него был сильный, грубый, хрипловатый, не слишком подходящий для такого дряхлого тщедушного тела.
— Не припомню, чтобы мы виделись раньше, — ответил Бен.
— Ты был тогда еще мал… у меня были на тебя большие планы, но ты не оправдал моих надежд, ничтожный мальчишка.
— Все так говорят, — вздохнул Бен. — Наверное, мне было суждено обманывать чужие ожидания. Не то, чтобы я страдал из-за этого…
Старик оскалился — наверное, так в его представлении выглядела улыбка.
— Ты нагл и скудоумен, как твой отец, — сказал он. — И так же упрям и твердолоб, как дядя и мать.
— Кто ты такой? — спросил Бен.
— И зачем тебе мое имя? Что даст тебе знание о том, что меня зовут Сноук?
— Хотя бы затем… — Бену вдруг стало нечем дышать.
— Хватит болтовни, — усмехнулся Сноук.

Невидимая хватка сильнее сжала горло Бена. Сноук слегка двинул пальцами, и Бена поволокло к нему. Он завис в воздухе, на расстоянии шага от Сноука, хрипя и стараясь коснуться пола хотя бы носками сапог.
Сноук, прихрамывая, подошел к Бену и сжал костлявыми пальцами его подбородок, приподнимая лицо повыше.
— Такая Сила, — прошептал он. — Такая мощь. И так бездарно растрачена…
Он с презрением оттолкнул Бена и тот, задыхаясь, упал на пол. Хватка на горле ослабела, но Бен все еще чувствовал легкое давление на гортань.
— Ты присвоил то, что принадлежит мне, мальчик, и будешь за это наказан. Сейчас ты откроешь мне все, что знаешь про голокрон. — Бен захрипел, почувствовав, как сжимаются невидимые пальцы на его горле. — А потом, юный Соло, ты умрешь. И я позабочусь, чтобы твоя смерть была болезненной и долгой…

Бен попытался выставить щит, но Сноук с легкостью смел хлипкую преграду и вломился в его сознание. Он грубо, быстро ворошил воспоминания Бена, отбрасывая ненужное, пока не дошел до Такоданы. В эти воспоминания он жадно вцепился и стал перебирать их медленно и методично, но без всякой бережности.
— Барьер, — пробормотал он. — Ну конечно же…
Сноук усилил напор, и Бен стиснул зубы, изо всех сил стараясь не закричать. Боль была слишком сильна, от нее готовы были лопнуть глаза, сводило судорогой мышцы, вскипала кровь, внутренности словно выворачивало на изнанку. Бен заорал, не в силах больше сдержаться, и эхом ему ответил другой крик…
Рей?
Ужаснувшись тому, что она испытывает ту же боль, что и он, Бен попытался закрыть Связь, но ему было слишком тяжело концентрироваться.

И внезапно все закончилось. Бен хватал ртом воздух, не в силах вдохнуть полной грудью.
— Как интересно, — проговорил Сноук, поглаживая подбородок. – Столь древнее искусство, Узы Силы, между вами, двумя ничтожными созданиями…
Она непременно придет за тобой. Пожалуй, я отложу твою казнь, юный Соло.

***
— Его пытали, — севшим голосом сказала Рей. — Верховный лидер Сноук, он так себя называл… он хотел узнать все про голокрон, а потом убить Бена, но передумал.
— Почему? — спросил Люк.
Рей промолчала.
— Получилось узнать, где его держат? — спросила Лея.
— Нет, — Рей покачала головой. — Но кое-что я выяснила. Бен на какой-то ледяной планете, скорее всего, она была терраформирована. Там военная база, много кораблей, много солдат. Бен сказал, что эта планета высасывает энергию звезд…
— Возможно, какие-то эксперименты с поглощающими энергию кристаллами, — проговорил Люк.
— Зачем? — нахмурился Хан.
— Оружие, — сказала Лея. — Корабли, солдаты — этого недостаточно против Республики. Они пытаются создать мощное оружие… или уже создали его.
— Думаю, я смогу понять, на какой планете Бен, — сказала Рей. — Я еще раз попробую связаться с ним,
— Нет, — твердо сказал Люк. — Достаточно.
— Но это единственный шанс спасти Бена! — воскликнула Рей.
— Я не готов ради этой возможности жертвовать тобой.
— Люк прав — поддержала его Лея. — Мы найдем способ. Скорее всего, эта планета находится в Неизведанных регионах, мы пошлем разведчиков…
— Мы не можем ждать!
— Мы не можем рисковать тобой, — сказал Люк. — Я думаю, пора разорвать эти Узы. Я нашел способ.

***

— Бен, — услышал он настойчивый зов. — Бен, очнись. Очнись!
Бен со стоном разлепил глаза и попытался поднять голову. Получилось с трудом.
Над ним стоял какой-то смутно знакомый мужчина в темном балахоне. То ли от удара головой, то ли из-за тусклого освещения Бену казалось, что очертания фигуры этого человека мерцают бледно-голубым светом.
— Вставай, — сказал он. — Не время разлеживаться.
— Ты кто такой? — просипел Бен. — Как ты сюда попал?
Мужчина слегка смущенно почесал небольшой шрам, пересекающий правую бровь и верхнее веко, и тут Бен его вспомнил.
— Ты говорил со мной в театре!
— Да, признался мужчина. — Извини, немного подшутил над тобой, слишком долго ты отказывался меня видеть.
— Ты заодно с Первым Порядком? Кто ты такой?
— Конечно, я не с ними! — возмутился мужчина. — Сейчас не самое лучшее время для приветственных реверансов, ну что ж…Бен, — торжественно сказал он. — Я твой дедушка.
— Ты моя галлюцинация, — убежденно ответил Бен, закрывая глаза.
— Так и будешь здесь валяться? — в голосе мужчины прорезались гневные нотки. — Тебя собираются убить, ты в курсе?
— Я могу встать и даже пройтись по камере, но это вряд ли изменит ситуацию. Меня тут вообще-то заперли, а снаружи — охрана. Еще у меня зрительные и слуховые галлюцинации, но это меньшая из моих бед.
— Я не галлюцинация и хватит меня так называть, — сердито сказал мужчина. — Я Энакин Скайуокер, твой дедушка.
— Мой дедушка умер почти тридцать лет назад, так что извини, это невозможно.
— Никогда не слышал о Призраках Силы?
— Я не верю в сверхъестественное.
— Что может быть естественнее Силы и ее проявлений? — Энакин улыбнулся. — Протяни руку, не бойся. Попробуй коснуться меня.
Бен пожал плечами и вытянул руку вперед.
— Однако, — с интересом сказал он, увидев, как его пальцы с легкостью прошли насквозь предплечье Энакина.
— Ну что, убедился?
— Я и так знал, что ты не настоящий.
Энакин выругался на хаттском.
— Ладно, — сказал он почти спокойно, — пусть я галлюцинация. Но все равно выслушай меня. Тебе нужно выбираться отсюда.
— Интересно, как? — поинтересовался Бен.
— Используй Силу, конечно же!
— Почему всякий раз, когда я слышу эти слова, со мной происходит какая-то хрень?
— Хватит уже болтать! — взорвался Энакин. — Сосредоточься и попробуй сломать замок. Это легко.
— Тебя джедаи или ситхи научили взламывать замки?
— Жизнь научила. Ты имеешь представление как устроен такой замок? Хотя бы общее?
— Да, но я не знаю кода…
— Это и не нужно. Попробуй взорвать замок.
— Даже если получится, что дальше? — поинтересовался Бен. — Снаружи охрана, я без оружия. Меня или пристрелят, или посадят в другую камеру.
— Так ты считаешь, лучше сидеть здесь и ждать, пока тебя убьют? Ты точно мой внук, я не ошибся камерой?
— Я не против рискнуть, но голову-то тоже надо включать. Надо продумать план действий.
Энакин закатил глаза.
— Взломаешь замок, отберешь у часового бластер, проберешься в ангар и угонишь истребитель. По-моему, отличный план.
— Да уж, — проворчал Бен. — Ну что ж, начнем с замка.

Часть 8Часть 8

— Сбежала, — объявил Люк после того, как осмотрел весь дом.
— Ну надо же! — саркастически воскликнул Хан. — Кто бы мог подумать!
— Вообще-то я надеялся, что в ней есть толика благоразумия.
— Люк, ты как будто забыл, как сам был молод, — Хан покачал головой. — Просто вспомни себя в свои двадцать лет. Остановили тебя слова Йоды, когда ты бросился нам на помощь?
— Рей закрылась от меня, — сказал Люк, притворившись, что не слышит его. — скрывает свое присутствие в Силе. Тот странный момент, когда жалеешь, что слишком хорошо учил…
— Мы найдем ее, — сказала Лея. — Попрошу одного хорошего знакомого пробить по базам, проверим, не было ли Рей в списках покинувших Набу. И не поступало ли сообщений об угоне кораблей.
— Повезло, что Сокол в ремонте, — заметил Люк. — Но Рей может использовать обман разума и попасть на какой-нибудь корабль «поргом».
— В любом случае, мы должны использовать все варианты, — сказала Лея. — Рей будет искать корабль для дальних перелетов, и, возможно, компаньона для своей авантюры.
— Да кто в здравом уме согласится ее сопровождать?

***
— И как ты меня нашла? — поинтересовался Хакс.
Рей пожала плечами.
— Это было несложно.
— Не то, чтобы я был удивлен твоим появлением, — задумчиво сказал Хакс. — В последнее время Скайуокеры часто мною интересуются.
— Например? — Рей нахмурилась.
— Например, человек, назвавший себя Люком Скайуокером, который явился ко мне пару недель назад. Не то, чтобы я был склонен верить людям на слово, но зеленый световой меч и джедайская магия меня убедили.
— Чего он от тебя хотел?
— Хотел узнать, не ограбил ли я вас с Беном на обратном пути с Такоданы.
— Да что ты мог у нас украсть? — Рей хмыкнула. — Чемоданчик Бена с его притираниями?
— Понятия не имею, но приятно, что он убедился в своей ошибке и признал, что я у вас ничего не крал. Он даже извинился передо мной.
— Это он может, — сказала Рей.
— А тебе что нужно? — спросил Хакс. — Надеюсь, ты не собираешься обвинить меня в чем-нибудь нехорошем?
— Нет, но хочу, чтобы ты помог мне совершить нечто вроде кражи со взломом.

***
— Получилось! — воскликнул Бен.
— Молодец, — одобрил Энакин.
Замок заискрился, послышался какой-то странный треск и дверь с шипением открылась.
— Верховный лидер требует к себе пленника! — услышал Бен и тихо выругался.
— А ведь почти получилось, — пробормотал он.
В камеру вошел штурмовик.
— На выход, — приказал он.
Бен раздумывал, не попытаться ли ему напасть на него и выхватить бластер, но за дверью было как минимум двое часовых, и он решил, что сейчас не время для бессмысленного геройства.
Штурмовик повел его по коридору, но вовсе не в сторону покоев Верховного лидера, как быстро понял Бен. Они свернули в какой-то боковой, узкий и пустой коридор, по ощущениям Бена – с отчетливым уклоном вниз.

Вдалеке Бен услышал голоса. Штурмовик, приглушенно выругавшись, открыл ближайшую дверь и втолкнул Бена в какую-то каморку.
А потом сделал очень странную вещь — снял свой шлем и улыбнулся Бену.
Бен с удивлением смотрел на молодого темнокожего человека лет двадцати трех.
— Кто ты? — спросил он. — Что тебе от меня нужно?
— Я хочу тебе помочь, — ответил темнокожий штурмовик. — Ну и себе заодно.
— И с чего бы это? — Бен недоверчиво усмехнулся. — Просто по доброте душевной?
— Я не хочу иметь ничего общего… с ними, — с трудом подбирая слова, ответил штурмовик. — Я не хочу быть убийцей. Моим первым боевым заданием была операция в какой-то деревушке на Джакку. Мы искали одного старика… не нашли его, но всех жителей деревни приказали убить как свидетелей. Всех – женщин, детей, стариков. Мы соглали их всех на площадь и расстреляли… — он сглотнул. —Я не хочу быть палачом, хватит с меня.
—Ты веришь ему? — спросил Энакин.
— Пожалуй, да, ответил Бен. — Может я и пожалею об этом, но да. Верю.
— Я помогу тебе сбежать, — сказал штурмовик. — Раздобуду тебе доспех, мы зайдем в ангар и улетим будто бы на задание.
— Мое отсутствие уже наверняка обнаружили, — заметил Бен.
— д. поэтому действовать надо быстро. Жди меня здесь не подавай никаких признаков жизни. Сюда вряд ли сунуться в ближайшее время.
— Как тебя зовут? — спросил Бен.
— FN2187, — ответил темнокожий штурмовик.
— Так и зовут? — поразился Бен.
— Нам не дают имена.
— Кошмарные у вас здесь порядки. Слушай, ты не против, если я буду называть тебя нормальным именем? Как тебе «Финн»?
— Подойдет, — штурмовик смущенно улыбнулся
— Финн, а где мы сейчас, что это за место?
— Это база «Старкиллер», — ответил Финн. — Отсюда Первый Порядок готовится нанести удар по вашей Республике.
— Не то, чтобы я недооценивал ваши силы… но знаешь, Финн, всех ваших штурмовиков и кораблей недостаточно, чтобы разгромить Республику, — заметил Бен.
— Главная мощь Старкиллера не в солдатах и кораблях, — ответил Финн. — Старкиллер — это боевая станция во много раз мощнее Звезды Смерти. Она высасывает энергию звезд, накапливает ее и преобразует в тахионный поток. Можно уничтожить не то что планету — целую систему!
— Они готовят атаку на Хосниан, — Бен весь похолодел.
— Возможно.
— Я должен предупредить наших!
— Они все равно не смогут проникнуть сквозь планетарные щиты. Не думай сейчас об этом, нам надо свалить как можно быстрее!

***

— Да, — сказал Хакс. — Да, я понял, что Соло схватили враги добра и света и собираются сделать с ним что-то ужасное. И я понял, что ты хочешь ему помочь. Не понял я только одного — какое это имеет отношение ко мне?
— Я заплачу, — сказала Рей. — Точнее, Бен заплатит.
— Не думаю. Мертвецы плохо выплачивают долги.
— Он жив, и мы еще можем его спасти!
— Без меня, крошка, — усмехнулся Хакс. — Не подумай чего, ты мне нравишься, и я даже не прочь был бы подбросить вас с Соло еще на какую-нибудь планетку. Но то, что ты задумала — самоубийство.
— Я думала, ты любишь рисковать.
— Для этого должен быть хотя бы крошечный шанс на успех.
— Мы справимся! — воскликнула Рей. — Я джедай, ты не забыл? У меня есть Сила! Даже если кто-то раскроет нас, я смогу применить обман разума…
— Который не со всеми срабатывает, — напомнил Хакс.
— Не будь занудой! Мы справимся! А если все получится, — добавила она, — ты получишь миллион кредитов. И «Сокола Тысячелетия».
Хакс подавился голубым молоком.
— Не шути так, Рей, — сказал он, откашлявшись.
— Я не шучу.
— Разве у тебя есть права на Сокол?
— Нет, но я помогу тебе его украсть.
— Хорошо, предположим, только предположим, что я согласился. Ты знаешь, куда увезли Бена? — спросил Хакс.
— У меня есть связь с ним, — уклончиво ответила Рей.
— Маячок? Да нет, не может быть, его должны были обыскать.
— Нет, это другое. Джедайская магия, как ты говоришь.
— И каков курс?
— Пока не знаю.
— Но ты только что сказала…
— Да, я могу его найти. Я это сделаю, как только мы будем на корабле.
— Во что я ввязался! — простонал Хакс.
— Миллион кредитов, — напомнила ему Рей. — Сокол Тысячелетия.

На корабле Рей уселась прямо на полу в пассажирском отсеке.
— Постарайся не прерывать меня, — сказала она Хаксу.
Он кивнул со страдальческим видом.
Рей закрыла глаза и попробовала еще раз дотянуться до Бена.
— Рей, — быстро пришел к ней ответ.
— Бен, как ты? — воскликнула она.
— Порядок. Рей, я узнал, что это за место. База Старкиллер, планета в Неизведанных регионах. Это огромная боевая станция, намного хуже Звезды Смерти. Она может уничтожать целые системы…
— Мы должны предупредить…
— Базу защищают планетарные экраны, — предупредил Бен. — Просто так к ней не подлететь.
— Мы что-нибудь придумаем!
— Рей, главное, не вздумай сюда соваться, — умоляюще сказал Бен. — Обещай мне!
— Помоги мне увидеть эту базу, — вместо ответа сказала Рей.
— Как?
— Потянись ко мне. Представь, что берешь за руку. Я попробую снова войти в твое сознание.
— Только не это, — Рей окатило волной его страха.
— Пожалуйста, — сказала она. — Мне нужно увидеть это.

Когда Рей открыла глаза. Хакс смотрел на нее с очень странным выражением лица.
— Я знаю, куда нужно лететь, — сказала она. — Но сначала мне нужно связаться с отцом. Еще один сеанс джедайской магии, извини.


— Кстати. а где твой дроид? — спохватилась Рей.
— Он совсем чокнулся и напал на меня, так что пришлось разобрать его на запчасти. Не то, чтобы меня не предупреждали насчет него… А второго пилота я пока не нашел.
— Не волнуйся, я могу быть пилотом.
— Как ты собираешься незаметно сесть на планету? — спросил Хакс.
— Самое сложное — это пройти сквозь планетарные щиты. Но я придумала, как это сделать.
— И как? Нас же размажет, их невозможно пересечь живыми на субсветовой!
— Но может получиться на световой.
— Да ты точно спятила! Мы же разобьемся о поверхность!
— Я в тебя верю, — сказала Рей. — Ты же прошел дугу Кесселя в одиннадцать парсеков, сможешь и посадить корабль на световой.
— О ради Силы, Я СЛЕГКА ПРЕУВЕЛИЧИЛ!
— Зато у тебя есть шанс совершить нечто по-настоящему героическое.
— Знаешь, я только что понял, что хочу жить самой обычной, даже заурядной жизнью…
— Поздно, ты уже попал в историю.

***

Рей ощупала себя руками.
— Кажется, ничего не сломала.
— Я тоже. — У Хакса был совершенно очумелый вид. — Ты понимаешь, я это сделал! Я совершил посадку на световой скорости! Да я круче Хана Соло! Когда я об этом расскажу… он осекся.
— Ага, — сказала Рей. — Тебе никто не поверит.
Хакс сник.
— Но я готова подтвердить, что все это правда, — утешила его Рей.
— Как будто тебе поверят больше… Ладно, что дальше делаем? Куда идти, знаешь?
— Да, кивнула Рей. — Я чувствую, где Бен.
— Удобно, наверное, жить с таким компасом внутри. — заметил Хакс. — Но не слишком привольно.
— Сейчас эта связь нам на руку. А потом… посмотрим. Главное – спасти Бена.
— Ты и вправду веришь, что это возможно?
— Да мне все равно, возможно это или нет! Мы должны его спасти — и точка.

Они дошли до одного из технических входов на базу.
— Код ты, конечно, зна… — Хакс замолчал, увидев, как заискрил и взорвался электронный замок.
— Знаю, — кивнула Рей. — Жди меня здесь. Если поймешь, что дело плохо — улетай без меня.
— За кого ты меня принимаешь! — возмутился Хакс.
— За нормального человека. Ну, я пошла. Надеюсь, еще увидимся.

Рей кралась по полутемным коридорам, пытаясь понять, где находится Бен. Как ни странно, именно сейчас, когда они были ближе друг к другу, их связь ослабела, словно кто-то или что-то мешало ей. Она чувствовала чужое темное, давящее присутствие в Силе, совсем рядом, и ее не отпускала мысль, что она идет в прямо в расставленные для нее силки. Но какой был у нее выбор? Бросить Бена здесь? Она не могла этого сделать.
«Бен! — неустанно звала она. — Бен!»
Ответ пришел, когда она уже и не надеялась. Бен был совсем близко! Потеряв блительность, Рей бросилась вперед — и за поворотом коридора натолкнулась на двух штурмовиков.
Оскалившись, она выхватила меч.
— Рей, это я! — штурмовик стащил с себя шлем и оказался Беном.
— Все в порядке, Финн, это Рей, — сказал он другому штурмовику, и тот опустил бластер.
Рей с разбегу бросилась к нему на шею, и Бен тоже обнял ее, осторожно прижал к себе.
— Не время обниматься! — раздраженно воскликнул Финн. — Надо выбираться отсюда!
— Не так быстро, FN2187, — услышали они усиленный модулятором голос. — Бросьте оружие.
Их было слишком много. Штурмовики окружали их со всех сторон, целились из бластеров.
Вперед выступил довольно улыбающийся генерал Хакс.

— Предателя — под стражу, — приказал он. — Его ждет суд и показательная публичная казнь. Этих двоих немедленно сопроводить к Верховному Лидеру. Он давно их ждет.

Продолжение следует…




Иллюстрации


Джулиан, блог «Мышиные заметки»

* * *

За последний месяц со мной произошли некоторые изменения. Сейчас я их особенно ощущаю. У них есть две причины. Первая - это разговор с одним важным для меня человеком, состоявшийся в конце июля. Он довёл меня до слёз, но его слова были очень нужными, они были в точку. Он был абсолютно прав. Пусть я не сразу это поняла, осознание пришло чуть позже.

И потом была Армения. Вторая причина. Эта страна меня будто бы погладила и словно подлечила во мне что-то.

А ещё мне исполнилось сорок, и я очень довольна своим возрастом. Никогда не была так довольна. Я очень рада, что мне сорок. Я ощущаю какую-то свободу. Это из серии: а что вы мне сделаете? — мне уже сорок!

Я спросила лучшего друга: правда ли я изменилась?

Её ответ: "Да. Свет внутренний ярче стал".

Это самое лучшее, что я могла сейчас услышать.

Виэль Эзис, блог «Река времени»

Эквиритмический перевод и процессы сознания

По мотивам вчерашнего занятия задумалась об эквиритмических переводах и о сочинении стихов вообще. Люблю наблюдать происходящие в сознании процессы. По сути, в процессе перевода происходит обращение к подсознанию. Я читаю строфу оригинала, настраиваюсь на смысл текста, а потом посылаю заявку - дорогое подсознание, мне нужны строки на русском вот с таким примерно смыслом и с таким ритмом. Дальше создаю внутреннюю тишину и жду, что всплывёт. Если то, что приходит, не рифмуется, то ищу рифму и уточняю запрос - дорогое подсознание, срифмуй как-нибудь вот с этим словом. Ритм моё подсознание хорошо ловит, и присылает строго ритмические варианты. С рифмой сложнее. Иногда приходится поиграть в конструктор - подбирать строки уже по словам, но не слишком часто. Но бывает и так, что подсознание и рифму подбирает. Я заметила, что срифмовать короткие смежные строки легче всего таким образом.

И вот мне интересно, все ли так делают. Потому что я не знаю, как решать задачу эквиритмического перевода логически, слишком большое поле вариантов.

Вавилонский библиотекарь, блог «БИБЛИОТЕКА НА КУРЬИХ НОЖКАХ»

Литрес

Литрес - почти совсем как библиотека. Некоторые книги есть в доступе, а некоторые на руках и за ними нужно занимать очередь.

Это увлекательнее, чем качать их с торрентов целыми книжными шкафами. Во всяком случае, позволяет не глотать всё подряд, а задуматься - стоит ли эта книга того, чтобы её ждать, или лучше прочесть вон ту красавицу в сипатичной новенькой обложке, отделанной под старину?

 

Ко всему прочему начал задумываться о необходимости книжной полки в отхожем месте.

Да, библиотекари тоже ТАМ читают.

Вавилонский библиотекарь, блог «БИБЛИОТЕКА НА КУРЬИХ НОЖКАХ»

Репост

Публикация из блога «Валашский Замок» (автор: Сын Дракона):

Про книги

Всего несколько лет назад моими любимыми вещами в доме были книги.

Мои первые книги – те, что папа покупал для меня, и те, что он покупал для себя, а я до них добрался. Потом – те, что мы покупали нам обоим или я себе. У нас дома очень много книг: три полноценных двухрядных шкафа, куча полок плюс «распихали уж куда влезло». И было время, когда мне казалось, что я никогда не сменяю бумажную книгу на электронную.

 

Но все меняется.

Когда я в 2012 году поехал в командировку на 22 дня, я в ужасе осознал, что просто не в состоянии взять с собой достаточно книг на весь этот период. Тогда мы купили первый планшет, и я впервые познал, что это такое, когда у тебя с собой всегда целая библиотека.

Еще какое-то время я не мог перестроиться, то и дело покупая все новые и новые книги. Но потом грянул кризис, и пришлось признать: цены на печатные издания стали как-то резко несопоставимы с моими доходами. С тех пор я практически перестал покупать художку, правда, время от времени соблазняясь на документалку: ее я по-прежнему предпочитаю в бумажном виде.

 

Однако время продолжает нестись вперед. Как-то во время очередной уборки, когда я смахивал пыль с моей библиотеки, ко мне пришла грустная мысль: если не считать все той же документалки и справочников, да пары книг, данных почитать другим, я же здесь ничего не трогал годами! А чуть позже на меня обрушилось и еще одно: несмотря на то, что в этой квартире я живу всю свою жизнь, я не смогу оставаться в ней до моей смерти. Родители, увы, не вечные, а у меня есть сестра с детьми. Т.е. когда-нибудь (надеюсь, что как можно позже) нашу трехкомнатную квартиру надо будет как-то делить. В любом случае, однажды мне все-таки придется сменить место жительства. И тогда, помимо всего прочего, встанет вопрос с книгами. Конечно, он будет далеко не первостепенным, но сейчас речь о книгах )

Я вряд ли окажусь способен выбросить книги на помойку. Сдать как макулатуру – лучше немногим. Библиотекам оно вряд ли надо – процентов девяносто там фэнтезятина, причем не самая лучшая, ибо самую лучшую я обязательно сохраню для себя.

 

Ситуация выходит тупиковая. Я нарыл в Интернете, что есть люди/организации, которые вывозят книги оптом. Но они их потом продают, а забирают бесплатно ( Это весьма печально, ибо мне-то книги достались за деньги. Особенно помню 90-е, когда мы с папой проносили книги в дом буквально за пазухой. А если мама потом замечала на столе новую книгу и грозно спрашивала: «Это вы когда такое купили?!», делали честные глаза и утверждали, что давно. К счастью, насколько давно (и можно ли считать за «давно» 2-3 дня) ни одна из сторон не уточняла.

Учитывая все это, как-то не очень хочется отдавать бесплатно книги тем, кто потом на них будет делать деньги. При таком раскладе лучше уж понемногу выносить в подъезд – у нас такое время от времени практикуется.

Еще, конечно, есть вариант продать через Интернет лично. Но тут другая проблема: в Зеленограде покупатели найдутся вряд ли, а в Москву… Поштучно возить накладно (там дорога обойдется раза в три дороже, чем люди согласятся заплатить), а оптом… сколько я смогу дотащить за раз? Это ведь по одной книги легкие, а связками крайне весомо получается (

 

В общем, как я и сказал, тупик.

Даже не решаюсь спрашивать совета – вроде, все возможные варианты я и сам перебрал.

Однако если у кого-то все же есть идеи, или если кто-нибудь желает поделиться собственной кулстрои – милости прошу в комментарии )

 

© Источник: https://blog-house.pro/valashskij-zamok/post-76739/

jude s.f., блог «Полублог»

* * *

Нашла блог просто нереального чувака. Это японец по имени Ryoya (Риойя? Риоя? хз как правильно произносится), который, кажется, умеет делать ВСЕ.
В основном блог кулинарный, большая часть рецептов веганские. Видео с рецептами есть двух видов: с музыкой и без. Видео без музыки претендуют на звание ASMR, все эти звуки нарезания, шинкования и замешивания, записанные хорошей техникой, очень умиротворяют.
Я начала с рецепта кимчи, который я планирую повторить, как только найду в Новосибирске корейскую чили-смесь или пойму, чем ее заменить


Кроме готовки, Риойя (была не была) сам делает себе кухню, от вощения столешниц до навешивания полок, и каждый шаг выглядит ИДЕАЛЬНО. В процессе он дает пояснения на японском, в видео чаще всего есть субтитры на английском.


А ЕЩЕУмеет сам делать тарелки кохики, прямо начиная с замешивания глины и до обжига


Путешествует по миру, вот видео про Исландию, например, потому что я ее люблю (безответно)


Короче, человек и пароход, мальчикам и девочкам пример. Потому что, как пел БГ, нет сделанного, чего не сделал бы кто-то другой.

Darth Juu, блог «Мурлыкать можно»

О деревьях.

Хуэй-цзы сказал Чжуан-цзы:

— У меня есть большое дерево, которое невозможно использовать в качестве строительного материала. Его древесина очень твердая, ствол и ветви изогнуты, оно все в наростах и дуплах. Ни один плотник даже не взглянет на него. Таково же и твое учение — оно бесполезно, его негде применить. И потому оно никого не интересует.

— Как тебе известно, — ответил Чжуан-цзы, — кошка ловит свою добычу очень проворно и умело. Затаившись, она в любой момент готова наброситься на нее. Но именно тогда, когда внимание кошки сосредоточено на добыче, ее очень легко накрыть сетью. Яка, в отличие от кошки, так легко не поймаешь. Он стоит на месте, как гранитная скала или как облако высоко в небе. Но при всей своей силе он не может поймать мышь.

Ты жалуешься, что твое дерево ни на что не пригодно. А между тем, в тени его ветвей можно найти убежище и отдохнуть, можно обойти его, восхищаясь его прочностью и красотой. Оно будет неколебимо возвышаться надо всем, пока на него не набросятся с топором.

Дерево не приносит тебе пользы только потому, что ты не хочешь использовать его по назначению, а стремишься превратить во что-то иное.

 

Выловил в "контактах".

 

Знаете, я давно узнал принципы У-Син, еще будучи подростком, но запомнил из них только один: "Дерево должно сгибаться, но не ломаться". И это был тот принцип, на который я еще много-много лет потом оглядывался, стараясь не ломаться. Тогда я смотрел на скучающие лица одноклассников, и мне казалось, что они не поняли, о чем речь. Не знаю. Я не спрашивал:) Потому что сразу понял, что это по сути, о жизни, и это то, что мне нужно.

primavera, блог «Мышиная нора»

* * *

Уж дышит август сентябрём

И календарь тасует масти.

А мы всегда чего-то ждём:

То лета, то зимы, то счастья...

Железный Пёс, блог «Страничка»

О случайном факте из жизни лемура

 

Лемурки очень милые. Но, в то же время, чрезвычайно брутальные создания. Их шкурка нередко оказывается покрыта неприятными паразитами, равно, как и их кишечник. Внутри у них обычно гнездятся гельминты, концентрирующиеся в области заднего прохода, вызывая там жжение и зуд. За неимением специализированных препаратов для борьбы с этой напастью, они нашли иной, чертовски суровый способ самолечения. Пушистики ловят здоровенных и чертовски ядовитых тропических многоножек, выбешивают их наглым покусыванием до тех пор, пока они не начинают источать потоки яда и желчи, и с удовольствием обтираются ими с ног до головы. Многоножкам остаётся только бессильно протестовать, отплёвываясь от набившейся в рот шерсти. Но это ещё не всё, дамы и господа. Чтобы избавиться от неприятного жжения в попке, вызванного гельминтами, они попросту подтираются этими несчастными многоногими созданиями, после чего съедают то, что от них осталось в ходе этой унизительной процедуры.

Если взять и подтереться огромной ядовитой многоножкой это не брутально, то я уж и не знаю, что тогда.


Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)