Что почитать: свежие записи из разных блогов

Категория: фанфикшн

Ponka North, сообщество «Анонсы фф на книге фанфиков и/или фанфикусе»

Создал шапку. Обдумал сюжет. Зарисовал героев. Выбрал подходящую под идею заявку Сел в лужу, потому что ручки не пишут.
Ну, идей, в том числе оригинальных, и помимо этой работы навалом, так что не то чтобы обидно, но немного обидно.

Ponka North, сообщество «Анонсы фф на книге фанфиков и/или фанфикусе»

Пост, под который можно накидать идеи по фэндомам или конкретным персонажам для Штрих-кода:

Ponka North, блог «Следуя за возродителем клана»

Нечистая Юдоль

В городе близ неприступных стен Нечистой Юдоли спокойно, на удивление тихо и самую малость уныло. Прохожие хоть и снуют толпами взад и вперёд, почти не создают ни шума, ни былого ощущения вечного праздника, который местные жители любили создавать по любому поводу и со сколько угодно большим размахом. Цинхэ, воистину, был городом вечных гуляний.

Был.

В последние же месяцы, по рассказу одного из завсегдатаев таверны, в которой остановилась свита Гусу Лань, глава их клана прекратил веселиться, бездельничать и улыбаться, и встрепенувшимся под тяжестью его взора горожанам уже ничего не оставалось, кроме как взять себя в руки и подстроиться под новые причуды господина.

 

«Ей богу, — пояснял их собеседник, пока ему подливали вина, —уж лучше бы он так и оставался незнайкой! Мы бы хоть сами себе находили дело».

 

— Неужто Не Хуайсан такой плохой правитель, раз вы стали так о нём отзываться? — подводя итог их непродолжительной, но очень эмоционально скверной беседе, спрашивает Лань Сичэнь.

— Да куда там, плохой. Наоборот! Слишком уж хорошо этот господин за нас взялся: здесь садим это, там садим вот это; туда идут те, эти идут сюда. Раскомандовался только так! Вы ему дисциплинарный кнут в руки дайте, так вообще загоняет нас всех на благо ордена. А мы, понимаете, не привыкши* к такому — тринадцать лет на вольных хлебах.

 

 

***

 

Приветствуя тоскливым взглядом нежданных гостей, Не Хуайсан ждёт только того, что его начнут в чём-нибудь обвинять или недоверительно расспрашивать, и потому порядком удивляется, когда первым делом Цзюэ-цзюнь ему улыбается. Улыбкой тоскливой, избитой — на лице главы Гусу пролегает болезненная, не идущая его одеждам серость —и, тем не менее, искренней.

Подобная искренность уже успела стать Хуайсану чуждой, и потому он, не зная как отвечать на её проявления, лишь скудно кивает в ответ, прося простить его сдержанность.

— Ничего, — кивает ему Цзюэ-цзюнь. Хангуан-цзюнь отражает жест, но повторных слов не произносит.

Третий особый гость — Вэй Ин, не двигается вовсе, и его поведение Не Хуайсан истолковывает проще всех: бывшему другу он неприятен за свои поступки. Да и можно ли считать себя его другом, пусть хоть и бывшим, если он давно обрёл новое тело и стал вести новую, куда более обузданную жизнь?

Все они и впрямь были знакомы словно в иной жизни, а теперь, нехотя и осторожно, знакомились заново.

Вот глава Гусу Лань— Лань Сичэнь, известный своей милостливостью и преданностью уже отошедшим названным братьям. Вот второй господин Гусу Лань— Лань Чжань, далеко за пределами облачных глубин известный своим сдержанным нравом и, тем не менее, чутким сердцем, в котором живёт нескончаемая любовь. Вот и Вэй Ин — некогда большой балагур и баловень, получивший от жизни право на обеление собственных ошибок.

А вот Не Хуайсан, человек, давший им всем то, чем они живут ныне, и отобравший всё, что у них было до. Мерзкий, ещё какое-то время просивший, на коленях просивший прощения человек, вынужденно скрывающий под своей маской лишь новую маску.

 

Гости расселись за предложенными им столиками, разлили себе по пиале чая и, не зная с чего начать разговор, предложили выпить за восстановление отношений между их кланами, однако Хуайсан тоста не поддержал, тут же одёрнув их всех.

— Ведь не в самом деле вы пришли сюда из-за политической срочности, — отметил он, отворачиваясь ото всех — веера давно не было в его руках — и будто бы начиная разговаривать наедине с собой. — Ни вы, ни я не находимся теперь в тех обстоятельствах, которые требовали бы такого тоста. Более того, наши отношения более чем противоположные, и питьё за их восстановление не приблизит нас к самому факту. Не проще ли нам, отложив церемонии, просто поговорить, и тогда, быть может, задуматься о реальном политическом подтексте встречи?

Хуайсан вновь обернулся на гостей из Гусу Лань и с большим неудовольствием заметил, что он до сих пор молчат, не желая начинать предложенный разговор первыми. Даже Вэй Ин, обычно развязанный в своих репликах, теперь жевал губы и посматривал то на нефритов, то на самого господина Цинхэ Не.

— Хуайсан... — начал было Лань Сичэнь и тут же запнулся, так и оставив тишину недосказанной.

— Если вам есть, что сказать, то советую это сделать здесь и сейчас, — его лица коснулась улыбка, слишком беглая и недетская, чтобы он позволил ей быть замеченной. Он проглотил остаток собственной фразы, в которой просил не томить ни его, ни себя, потому что время непредсказуемо и конец каждого из них не очевиден.

— Я думаю, что уже сказал тебе всё, что хотел, ещё в прошлый раз, — отозвался Вэй Ин. — Хотя... пожалуй, один вопрос у меня есть: почему именно я?

О, он ждал этого вопроса. Признаться честно, ещё в Облачных Глубинах ждал, когда Вэй Усянь дал понять, что сложил цепочку из его планов. Но тогда он получил лишь предупреждение, до этого, пусть и совсем иными словами, уже сказанное ему Лань Сичэнем, и долетевшие в спину обрывки слов, сложившихся в «не имеет значения» и там же, за спиной, оставшиеся.

Лань Сичэнь, казалось, вопроса не понял. На его лице застыло непонимание с примесью тревоги, и по старой привычке Хуайсан поспешил его успокоить своей беспечной, но давно уже не невинной улыбкой, которую, впрочем, пришлось быстро стереть с лица, чтобы со всей серьёзностью и честностью ответить Вэй Ину.

— Потому что ты был моим другом, и его жертвой. И отомстить я ему хотел за нас обоих, — короткая пауза настигла всех на пике напряжения, но Хуайсан уже будто не имел к этому отношения. Его плечи расслабились под тяжестью только что ставшего скатываться груза, его грудь наконец наполнилась воздухом в преддверие всё ещё грядущей правды, сказать которую молодой господин Не намеревался уже в лицо не только Вэй Ину, но и Лань Сичэню: — Мне в самом деле лишь хотелось отплатить ему тем же, что сделал он. Старейшина Илин пал жертвой его с отцом лжи, и позволить раскрыть его ложь именно старейшине было разумно. Так же разумно, как дать ему умереть от рук брата, как умер мой!.. Я сам бывал с ним рядом, я слышал мелодию, что он играл, и позже играл её брату в уединении... Я стал невольным орудием в его руках, и мне было необходимо превратиться из клинка в ладонь.

Начав с разумного холодного полутона и едва не сорвавшись на шёпотом произнесённый крик, он окончил с вновь собранной прохладой, за которой уже виднелись трещины его горящего в истерике сердца.

—Хуайсан, неужели ты... — вновь начался было Цзэу-цзюнь, но, слыша как неестественно и сипло звучит, замолк.

— Я знал, что использую вас, Цзэу-цзюн, простите, — окончил Не Хуайсан за него и, больше не поднимая глаз, поднялся для вежливого поклона. — Простите за всё, но я не сожалею о своём поступке.

И был таков.

 

Как только глава Цинхэ Не покинул залу, в ней появились слуги, один из которых встал позади господ из Гусу Лань и немного кашлянул в кулак, привлекая внимание.

— Пройдёмте, — сказал он, как только добился должного. — Господин велел проводить вас в ваши покои.

— А? Они уже готовы?

Хоть и высказался один лишь Вэй Ин, удивление явно читалось на лицах всех — они прибыли не так давно, и первую ночь тайно ночевали в таверне Цинхэ. Откуда бы кому-то успеть подготовить покои за то время, что они вели беседу?

— Комнаты для господ из Гусу Лань всегда готовы, — лаконично отозвался прислуга и двинулся к выходу, увязывая за собой цепочку из трёх адептов Гусу — послушники всё это время ждали на улице и, вероятно, знакомились со своими комнатами.

— Удивительно, — шепнул Лань Чжаню Вэй Ин, когда они вышли из зала и оказались во внутреннем дворе. Акустика была уже много хуже и без должного желания слов было в самом деле не разобрать, но Сичэню посчастливилось заранее прислушаться. — Несколько месяцев избегал даже дыхания в его сторону, и при этом всегда держал наготове покои... Лань Чжань, как думаешь, это потому, что он ждал, когда мы созреем?

 

***

 

Утро в Нечистой Юдоли оказалось почти столь же ранним, как и в Облачных Глубинах. Едва заслышав начавшийся утренний гомон Лань Сичэнь, до того любовавшийся пустынными красотами леса из окон и размышлявший, как всякий на его скользком месте, о своём дальнейшем пути, поспешил одеться. В его ближайших планах было пойти к главе Цинхэ Не и обговорить таки всё то, что не было сказано вчера — свои чувства.

В эту ночь он спал дурно, и во сне ему виделось, как касающиеся его ладоней губы тают, исчезая вместе с их хозяином в кромешной пустоте мира духов. Затем они появляются вновь, но уже не те — чужие — и вместо слов прощения и ласки говорят грубые, колкие фразы об одиночестве и предательстве.

И именно об этом, стоя лицом к рассвету, почти нагой и всё ещё неприкаянный, думал Сичэнь с утра. О том, правда ли он был предателем, а не сам Хуайсан.

 

Спросив у первого попавшегося адепта дорогу к господину, Лань Сичэнь получил неожиданно холодный отказ от разговора, вся суть которого и без того сводилась к малому. Это несколько удивило гостя Нечистой Юдоли, но не разубедило в своём намерении. Он решил попросту своровать немного внимания у кого-то скромнее и тише, поинтересовавшись, где сейчас находится господин Не Хуайсан. Внимание его пало на неспешно идущую вдоль внутреннего двора девушку, нагружённую корзинкой с бельём.

— Простите, — окликнул он её сразу, как оказался в поле зрения. — Могу ли я поинтересоваться у вас, где сейчас может быть молодой господин Не?

Девушка беззастенчиво подняла голову сразу после поклона и вежливо улыбнулась.

— Конечно, господин Не ещё должен спать.

Лань Сичэнь кивнул ей, думая распрощаться, и вдруг остановил самого себя. С языка сам собой сорвался новый вопрос:

— Как... у него дела? — Выражение лица девушки в этот раз стало чуть печальнее и вместе с тем участливей. Стало очевидно, что в жизни своего господина она заинтересована больше некоторых адептов.

— Он довольно хмур с тех пор, как погиб Цзинь Гуанъяо, ни с кем не советуется и не говорит. Всё делает сам, да так, что сплетни вокруг него только и полнятся.

— Что за сплетни? — Лань Сичэнь напрягся. Если про Не Хуайсана действительно распускают слухи, почему он бездействует? Да и что это за слухи такие, которых не слышно в Гусу, но о которых известно здесь?

— Да... Говорят, что наш господин не тот, за кого себя выдаёт, а на днях один послушник даже сказал, что это якобы господин убил Цзинь.. Ох, простите! — девушка сама от себя вскрикнула и закрыла рукой рот. На вежливую просьбу продолжить лишь качнула головой, всё так же не опуская ладони.

— Я настаиваю, —вновь стал просить Цзэу-цзюнь, удивляясь собственной настойчивости. — Обещаю, что вам ничего не будет за то, что вы раскроете.

Брови девушки взметнулись вверх, точно она немо спросила «правда?», и рука наконец отнялась от тела, вновь обхватывая корзинку.

— На днях один из послушников сказал, что это якобы господин Не убил Цзинь Гуанъяо руками Цзэу-цзюня, и именно поэтому господа больше не разговаривают... — Сердце вдруг кольнуло напоминанием ещё свежей, не зарубцованной раны. — Вот только сам господин Не его услышал и, спросив доказательств, сказал идти вон до тех пор, пока навеки не скроется с его глаз.

— И на этом всё? — надеясь услышать, что на этом былой Хуайсан вернулся, разрыдавшись и бросившись в чьи-нибудь объятия в бесконечных просьбах защитить его от собственных людей и обязанностей.

— На этом тот адепт бросился к нему и стал просить прощения, а господин отвернулся и пошёл прочь. Только напоследок прошептал, что если кто-то из нас задумает шептаться за его спиной, следует позаботиться о том, чтобы сам он об этом не слышал.

 

Решивший не будить своими внезапными разговорами Хуайсана Лань Сичэнь направился в сад. Там, прячась от вставшего солнца и любопытных глаз можно было поразмыслить (в который раз?) о творящемся с Хуайсаном безумием и о том, что слова об этом безумии вызывают в груди. Было безусловно очевидно, что странный холодный трепет и наивное почти детское чувство собственичества по отношению к давно выросшему младшему собственного названного брата. Но истоки этого двойственного ощущения к своему без пяти минут врагу всё также оставались загадкой. Являлось ли причиной этому то, что Хуайсан буквально рос на его глазах, или же это было следствием того, что Хуайсан, на самом деле, взрослел, спрятав себя ото всех?

— Ахаха, ты такая медленная! Ну же, давай, давай, плыви! — Донёсся со стороны до сердечного приступа знакомый смех, который, как казалось в последние дни, был навсегда утерян. — Плыви! Ахах, умница, ты такая медленная, как черепаха! Я буду звать тебя уткочерепаха.

Глава ордена Гусу Лань не мог себе позволить подглядывание, являвшееся безусловно непристойным занятием для него, но он так же не мог позволить и открытое участие в том, что слышал — уверенность в том, что веселье закончится как только он покажется из виду, была максимальной из всех возможных.

И, терзаемый желанием увидеть то, что видеть уже давно никому не удавалось, Лань Сичэнь подобрал края ханьфу, чтобы как можно тише подобраться по кустам к пруду, с которого доносились звуки. Вероятно, именно тогда он наконец сможет себя убедить, что его странное отношение к предательству Хуайсана не более, чем тоска по его былому игривому характеру, и никак не любовная тягость, как то казалось Лань Чжаню.

 

Глава Цинхэ Не сидел у самого края воды, промакивая свой наряд, и с восторгом поглаживал по темечку дикую утку, вокруг которой собралось пяток таких же диких и взъерошенных утят. Он всё посмеивался над тем, как утята так же лезут под его руку, и называл одного из них «уткочерепахой» за его неуклюжую нерасторопность. Этот неприспособленный малый плавал ближе всех к человеку и то и дело тыкался ему в ноги, чем и вызывал смех.

— Какая ты хорошенькая, да? — в очередной раз стал захваливать утку Не Хуайсан и поднял над головой руку, вытаскивая из рукава только что замеченную Лань Сичэнем общипанную лепёшку. — На, на, на. — Вновь отрывая кусочки, стал говорить он, — на кушай. И ты кушай.

Отдельный… продолжение следует…

Ponka North, блог «Следуя за возродителем клана»

Пролог

«Кроме тебя у меня никого не осталось», — Хуайсан чувствует себя манипулятором, говоря это Лань Сичэню, но ничего поделать с собой не может, понимая, что это, в целом, и есть его настоящая сущность.

« Ты — мой единственный брат», — говорит он в попытках принять себя, Сичэня, и всё то, что осталось вокруг них.

А осталась разруха на поле для их жизней, голод по родному плечу и холодные взгляды, которыми теперь все одаривают Хуайсана, и которые он щедро дарит в ответ. Осталось пустое послевкусие предательства на губах «единственного брата» и едва скрываемая горькая улыбка одиночества. Потому что у них обоих теперь осталось только по одному брату... И Хуайсан понимает, что считать себя братом Сичэня он, на самом деле, не может. Но всё равно отчаянно цепляется за попытки выбить себе это место, выпросить для себя если не прощения, то снисхождения, вымолить своё прежнее право быть чьим-то братом. Кому-то нужным, по сути.

«Я о-очень тебя люблю, брат...» — уже не ноет, не клянчит — шепчет Хуайсан в чужие ладони, которые видит вместо лица, смотреть в которое больно и стыдно, отражаться в которых жаль. Поэтому он обнимает руки Сичэня, он целует их краями губ, он с придыханием любуется ими и только просит принять его обратно.

Разве брат не может его понять? Разве брат не может его простить? Минцзюэ был и его близким тоже!

«Ты... Теперь всё, что у меня есть», — Хуайсан отпускает ладони Сичэня, целует края его рукавов напоследок, и так и не дожидаясь должного ответа уходит. Может быть навсегда, может быть за палочкой благовоний.

 

Сичэнь провожает его полным скорби взглядом и сжимает исцелованные ладони в кулак. Тушуется некоторое время на месте и почти вдруг решается с места. Он пробегает лестничный пролёт, замечает дорожку луны, уходящую в никуда, и тормозит. Луна отражает солнце в его защипавших глазах.

 

С тех пор Не Хуайсан избегает любых личных встреч, и поездки в Гусу копятся на чужих плечах.

С тех пор Не Хуайсан не тревожит единственного брата своим незрелым плачем в подол ханьфу.

Лань Сичэнь, снова и снова ловящий взглядом лишь уходящую тень, надеется, что это не от того, что последний названный брат презирает его слабоволие.

Хуайсан сбегает с каждой их встречи, будто чтобы вновь не казаться эгоистичным ребёнком в глазах единственного близкого человека.

 

***

 

Близится октябрь. Облачные Глубины расцветают желтизной начавших гореть осенью листьев.

Глава Гусу Лань чувствует, что начинает гореть вместе с ними, тонкой ломкой соломинкой копошась в остатках всех своих невысказанных слов.

Лань Чжань без стука заходит в покои и присаживается у чайного столика.

— Брат, — начинает он встревоженным тоном, в котором Сичэнь едва ли узнаёт Ваньцзи.

Вэй Ин на него как-то чудно влияет, не то развязывая рот, не то тонкой нитью выжимая чувства наружу. — Я знаю, что Не Хуайсан больше не ездок в наш орден, но мне кажется, что нам следует навестить его.

— Разве Вэй Ин не говорил, что теперь это не важно?

— Для другого... Брат, я думаю ты должен поговорить с ним, обсудить свои чувства.

Голос Лань Чжаня твёрд, но всё равно немного надрывист, он говорит будто бы искренне и смело, но вместе с тем почти осторожно. Точно его мысли смешались в голове с мыслями его дражайшего мужа.

— Тебе Вэй Ин посоветовал поговорить об этом?

— Возможно. Он прав, брат, ты должен решить, простишь ли ты Хуайсана, и сказать ему об этом.

— Я решил, — усмехаясь, буквально перебивает брата Сичэнь. Его мысли строятся в чёткий ряд фраз, которые он хочет донести: — я не смогу простить его за то, что моими руками он убил Яо... Но я не могу и винить его в этом поступке, его действия, в конце-концов, были справедливы и аккуратны. Я не думаю, что всё дело лишь в моём прощении.

Отрывая глаза от столика, Сичэнь понимает, как долго он не моргал, ища самого себя в закоулках тяжёлых чувств.

Лань Чжань молча ему внимает, ожидая услышать причины.

— Мне неспокойно, когда я думаю о Хуайсане... Не так, наверно меня тревожит его молчание. Я пытаюсь смотреть на его спину, думаю о том, чтобы заговорить, и вспоминаю его губы, целовавшие мне руки. Думаю послать ему записку и натыкаюсь на отголоски его слов. — Сичэнь обводит взглядом всю комнату, тоскливо и холодно перебираясь от угла к углу. — Он селится в каждом сантиметре моего взора, и с этим, боюсь, я не могу быть согласен.

Ваньцзи встаёт из-за стола и отряхивает полы своего наряда. Несколько мгновений глядит туда же, где блуждал взгляд брата, и прежним безэмоциональным тоном говорит:

— Я чувствовал себя точно также незадолго до тех пор, пока смог признаться себе в любви к Вэй Ину.

— И тебе стало легче?

— Мне стало свободней.

Брат покидает покои Цзэу-цзуня, так же, как некоторые, не дожидаясь ответа. Сичэнь не винит его за это и даже напротив, мысленно благодарит за право осмыслить сказанное наедине.

 

***

 

Хуайсан провожает взглядом очередную почти растворившуюся струю дыма от палочки благовоний, и делает новый поклон. Его извечный спутник — брат — холодом давно отлитой таблички молчит.

В храме предков Цинхэ Не теперь всегда кто-то молчит, ведь с убийства Цзинь Гуанъяо в клане не осталось ни одного болтуна и балагура. Все стали либо бояться вдруг повзрослевшего главы, либо трепетать перед его величием.

Конечно, Не Хуайсан изменился не сразу, и даже после прощания кое-как из себя строил простоту, но вслед за своим трауром он отправился в Облачные Глубины, и уже после них вернулся совсем чужой.

Поговаривали, что Цзэу-цзюнь обвинял его в смерти последнего названного брата, и видимо горечь тех обвинений лежала теперь на плечах господина.

Одно из таких Хуайсан слышал о себе и лично, проходя к храму мимо нескольких старых адептов ордена.

 

«— ...Именно! Этими самыми руками и сделал.

— Да ну, наш господин хоть и не совсем в себе, такого бы точно не сделал.

— А я говорю сделал! Сам слышал. А иначе, подумай, чего это Цзэу-цзюнь к нам не заглядывает больше? А-а, то-то.»

 

Тогда Не Хуайсан вышел прямо перед ними, поклонился и спросил, есть ли у господина рассказчика доказательства того, что он говорит о главе своего ордена. Видел ли он сам, как рука его главы помыкала рукой Цзэу-цзюня? Видел это кто-то ещё из присутствовавших или его личных тайных знакомых? Ответ он тогда знал заранее, потому что в храме, в самом деле, не было никого, кто видел бы то, чего не было. И тем более там не было никого из ордена Не, кроме самого господина.

 

«—Ты можешь идти, — сказал ему тогда Хуайсан, распахивая свой излюбленный, но порядком потрёпанный временем веер. — Идти так далеко, чтобы ни я, ни кто-либо другой из ордена Не никогда больше тебя не встречали.»

***

 

На седьмой день от разговора с братом Лань Сичэнь решился собрать небольшую группу и с ней двинуться в Цинхэ, чтобы лично встретиться с главой ордена Не и обсудить с ним дальнейшее. Ведь куда, в самом деле, тот сбежит на своей территории и при своих людях?

А сбегать ему уже явно стало привычкой, как привычкой Сичэню стало глядеть на последние пряди его волос, растворяющиеся в черноте ночей Ланлинь Цзинь или в вечном синем зареве Цзян.

Он подобрал трёх крепких юношей из числа последователей, уговорился с ними быть кроткими, но пробивными — скромничающий в своих способностях Не Хуайсан мог запросто отказать в приеме, сетуя на отсутствие поводов.

Юноши согласились быть опорой своего Цзюэ-цзюня в непростых переговорах с верховным заклинателем и удалились из покоев — выдвижение отложили до завтра, — а сам Цзюэ-цзюнь вновь сел обдумать своё дальнейшее.

Но едва соприкоснувшись краями ханьфу с полом подскочил и вышел во двор.

Лёгкий, едва размывающий взор туман оседал на Гусу Лань. Сам Сичэнь едва не осел вместе с ним на ступенях, но вовремя остановился, решаясь сделать небольшой круг.

Идти в тумане было зябко и влажно, тени расплывались по близстоящему лесу бесформенными пятнами, и оттого настроение накатывало столь же трепетно-хмурое и щекотавшее воображение.

Подходя к мосту Сичэнь уже абсолютно явно представлял его последствия, обрисованные собственным сознанием в пару наивных, смеющихся глаз, ресничный край которых скрывал тонкий веер. Глаза смотрели на него и просили быть рядом, а Сичэнь почти тянул к ним руки в ответ и одергивал себя в последние миллиметры до тонкой кожи, шепча о братском долге, которому теперь не бывать.

— Не знал, что господин Цзюэ-цзюнь говорит наедине с собой, — неслышно подкрадываясь сзади отметил Вэй Ин.

— Иногда нужно взглянуть на себя с другой стороны. Разговор прекрасно помогает с этим.

— Мм, не слышал, не слышал... И о чём же Цзюэ-цзуню нужно поговорить с собой? — Вэй Ин уже подошёл вплотную к Сичэню и встал у перил по правую руку от него. Его заинтересованный взгляд будто в усмешку метался по берегам источника и, не находя ничего путного, возвращался к исходному.

— Думаю, что молодому господину Вэю не должно быть интересно о мыслях главы Гусу Лань... — заметил наконец полностью и окончательно прерываемый в своих мыслях Сичэнь и мгновение спустя мысленно ударил себя по спине дисциплинарной линейкой.

Действительно, о чём он только думал? О том, что наивные глаза главы Не хранят в себе, до сих пор, тепло тысячи ласковых солнц и холодную прелесть ещё сотен лун.

Какое распутство.

— Впрочем, — не дав права себе ответить (и в кого такая дурная привычка взялась у адептов Гусу?), призвал к своему вниманию Лань Сичэнь. — Возможно именно неинтерес молодого господина Вэя и поможет решить вопрос, меня терзающий... На днях вы посылали ко мне Ваньцзи с разговором, но возможно, что мне стоит обговорить именно с вами.

— Я-я? — удивлённо протянул Вэй Ин, отвлекаясь от источника и вглядываясь в лицо Цзюэ-цзянь. — И о чём я посылал поговорить с вами Лань Чжаня?

— О Хуайсане, — с удивительным облегчением вздохнул Сичэнь, чувствуя, как холодный трепет от этого имени слабо и вяло скользит к кончикам пальцев и исчезает, сменяясь тёплой растекающейся дрожью.

— Странно, я уверен, что мы не говорили о нём с тех пор, как глава Цинхэ Не покинул Гусу Лань парой месяцев раньше.

— Значит мой брат решил от вашего имени выяснить мои чувства?

Некоторое время они стояли во всё оседающем тумане друг напротив друга и, не проронив ни слова, продолжали, между тем, разговор взглядом.

« Думаю, он хотел прояснить это для вашего же блага».

« Блага? И в чём же здесь благо?»

А благо в том, чтобы знать свои чувства и мысли. Благо в том, чтобы окончательно разобраться с мыслями и чувствами Хуайсана. Благо в том, чтобы найти компромисс в этих нелёгких событиях и не потеряться самим, как терялся Сичэнь в последнее время, разрываясь между скорбью по названному брату, пусть и не лучшему, и жалостью к такому же скорбному, но мстительному главе Цинхэ Не.

 

— Признаться честно, — вдруг вновь заговорил Вэй Ин, обращая внимание Лань Сичэня на то, что уже довольно давно просто молча за ним наблюдал, — я побаиваюсь нынешнего Хуайсана...

Губы его тронула лёгкая, будто вымученная улыбка, а взгляд наконец снова устремился к источнику, отсчитывая виднеющиеся сквозь туман камни на берегу.

— В этом мы с вами похожи... Однако я собираюсь завтра в Цинхэ, чтобы лично поговорить с ним, — всё ещё пробуя на вкус свою решительность, признался в своём должном быть тайным поступке Лань Хуань.

— Уверены?

В качестве ответа он удостоил Вэй Ина кивком.

— Не хотите поехать со мной? — почему-то так и не закрывая тему, которую сам молодой господин, очевидно, хотел бы закрыть ещё признанием своей боязни, вновь отозвался Сичэнь спустя некоторое время. — Вдвоём нам может быть не так страшно.

 

Tinka, блог «ТониЛоки»

Как мой ОТП делает это

Короткие зарисовки по пейрингу Тони Старк/Локи. Или Локи/Тони Старк)))
Если не оговорено иное, это везде ER, где Тони и Локи сошлись в таймлайне после мстителей самое позднее, живут вместе уже года два-три минимум и никакого канонного пиздеца вроде гражданки или тёмного мира в их жизни не было, поэтому персонажи могут выглядеть довольно ООС по отношению к текущему канону.
Повседневность, флафф, рейтинг детский, почти везде повествование в настоящем времени.

01 - Держатся за руки01 - Держатся за руки

Тони прекрасно понимает, что это глупо.

Они неторопливо идут по урезу воды, оставляя две цепочки следов на плотно укатанном волнами песке. Океан старательно слизывает их, и это почему-то беспокоит Тони настолько, что он берёт Локи за руку. Словно они — парочка прыщавых тинэйджеров, гордо демонстрирующих всему миру свою привязанность.

Стыдно признать, но Тони чертовски хорошо идти так, держась за руки. Волны набегают на берег, захлёстывают босые ноги, Локи довольно жмурится и трясёт головой, отбрасывая с лица пряди чёрных волос, слегка вьющихся от солёного бриза. Брызги летят Тони в лицо, он пытается увернуться, но руку не отпускает.

К слову о глупостях: Локи гордо выпячивает грудь с отпечатанным на футболке принтом «Я ❤ Т. С.!» и широко улыбается в ответ на смущение встречной красотки.

Неделю назад Локи увидел эту футболку на распродаже — только не спрашивайте, что миллиардер забыл на распродаже! — и вцепился намертво, категорически заявив, что это его по праву. Продавец пытался объяснить, что эти инициалы вовсе не означают «Тони Старк», но Локи ничего не хотел слушать. Пришлось заплатить пять баксов, ибо кто Тони такой, чтобы спорить с богом?

Тони тоже улыбается, а сам краем глаза следит за океаном. Погода портится, и волны поднимают свои пенные шапки всё выше, бьют о берег всё сильнее. Локи любит шторм и пока не хочет уходить от воды, а Тони не может отделаться от мысли: вдруг следующая волна окажется совсем высокой и коварной, собьёт с ног, закрутит и потащит в бездонную пучину? Тогда он врастёт в песок, как скала, и удержит их обоих. Или же последует за Локи, если не сумеет удержать. Но не разожмёт руки.

Локи вдруг останавливается, переплетает пальцы и подносит руку Тони к губам, коротко и нежно целуя тыльную сторону ладони. Он выглядит растроганным, и Тони чуть не выдёргивает руку от смущения, сообразив, что он опять, по выражению Локи, «думал слишком громко».

— Я ценю твою готовность, — негромко говорит Локи. — Но давай лучше просто отойдём.

Они поднимаются выше, туда, где песок сухой и прогретый солнцем, и, не сговариваясь, поворачивают к дому. Теперь до них не достают даже брызги, но Локи продолжает держать его за руку, и Тони немножко счастлив. В конце концов, на свете полно куда более важных вещей, чем нежелание выглядеть глупо в чьих-то глазах.


02 - Обнимаются02 - Обнимаются

Дверь открывается ненадолго, только чтобы пропустить Тони, но вместе с ним в холл выплёскиваются яркий свет, духота, многоголосый гвалт и перекрывающий его пронзительный женский голос: «Мистер Старк? Мистер Старк! Энди Миллер, пятый канал. Всего один вопрос!..»

После мелькания фотовспышек холл кажется, наверное, совсем тёмным, и Локи делает шаг навстречу, понимая по растерянному взгляду Тони, что тот его не видит.

Тони улыбается, но это не та улыбка. Выверенная до мелочей и тщательно отрепетированная «улыбочку, мистер Старк». Локи не любит её, однако уже знает: Тони нужно несколько минут, он ещё не ощутил, что всё закончилось. Дверь уже захлопнулась, и охранник никого не пропустит, но голос настырной дамочки продолжает звенеть в ушах. Локи как наяву видит, с каким остервенением она набрасывалась на Тони во время пресс-конференции.

— Знаешь, стоит им один раз проснуться в твоей постели, и они уже думают, что… — Тони не заканчивает фразу, неловко поводит плечом и кривится. Уголок рта у него подрагивает, а в глазах пустота.

— Иди сюда, — говорит Локи, раскрывая объятия.

Тони словно толкают в спину, он почти ударяется грудью о Локи, но не отстраняется, напротив, крепко прижимается, обнимая и цепляясь сзади за его одежду обеими руками. Длинно выдыхает, пряча лицо, и Локи ласково кладёт ладонь ему на затылок.

С каждым разом пресс-конференции по делам команды Мстителей даются Тони всё тяжелее. На миссиях Локи может помочь и прикрыть, но когда наступает время выйти в зал к сотне вполне мирных с виду людей, он бессилен.

— Тут нужен гений, — заставляя себя улыбаться, обычно шутит Тони. — Счёт на доли секунды. Не успеешь сообразить, как замять неудобный вопрос или перевести всё в шутку, пиши пропало, распнут не только тебя — всю команду. И делать это нужно под прицелом сотен глаз и двух десятков телекамер.

Тони привык так жить, под прицелом, но тем важнее ему эти короткие мгновения, когда можно не следить за лицом. Его никто не видит. Локи обнимает, перебирает его волосы, легонько массирует затылок, а Тони дышит часто, неровно, то вздрагивая, то обмякая в его руках.

— Если это такая ответственность, может, пусть ваш Капитан Америка даёт пресс-конференции? — как-то раз предлагает Локи.

— Ты что?! — в притворном ужасе задирает брови Тони. — Ты хоть представляешь, что он скажет? «В эти тяжёлые времена нашей стране как никогда нужен ваш патриотизм!», — с патетической гримасой передразнивает он. — Я вообще не уверен, понимает ли наш Капитан Сосулька, что война закончилась семьдесят лет назад.

— А она закончилась?

— Ну, в этом мире война не заканчивалась ни на секунду, это я как бывший «продавец смерти» говорю, — морщится Тони. — Но фишка в том, что это давно уже не наша война. Мир изменился. Теперь война далеко. Люди стали другими. Даже за жертвы и разрушения от ураганов кто-то должен отвечать! Да и с прессой надо уметь разговаривать. В общем, поверь на слово, выпускать туда Роджерса — не самая светлая идея.

Локи верит, а ещё наблюдает, как после очередной пресс-конференции Тони трясущейся рукой наливает себе полстакана неразбавленного виски, залпом опустошает его и тут же лезет целоваться, словно пытается спрятаться в объятиях любовника. После этого Локи берёт за правило ждать Тони в холле, представляясь его телохранителем, обеспечивающим отход. Тут лифт, ведущий на подземную стоянку, и две лестницы к разным выходам. Но на самом деле Локи здесь ради вот этих нескольких минут, которые Тони проводит в его объятиях.

Чьи-то шаркающие шаги Локи слышит задолго до появления нежелательного свидетеля и успевает принять меры. Сигарета повисает, приклеившись к нижней губе папарацци и едва не вываливаясь из открытого рта, а рука торопливо шарит в поисках фотоаппарата. Но прежде, чем щёлкнет затвор, Локи щёлкает пальцами, вспышка искрит и взрывается с хлопком, усыпая пол осколками. Невезучий папарацци поспешно ретируется, не получив вожделенного снимка.

— Что ты устроил? — оглянувшись на шум, спрашивает Тони. — Когда ты так улыбаешься, это значит, ты что-то устроил! Локи?

— Ничего особенного. — Локи снова обнимает Тони, прижимает к себе, гладя его спину. — Просто теперь Энди Миллер с пятого канала узнает, как себя чувствуют те, про кого она распускает слухи.

Локи тоже, можно сказать, «не из этого времени», но он быстро учится. А уж как использовать оружие противника против него же, его и учить не нужно.

В мыслях Тони на миг вспыхивает мстительное удовольствие, затем его сменяет интерес, но Тони мотает головой, бормоча «нет, мне не нужно этого знать» себе под нос. Да, пикантные подробности лучше оставить до дома, там Локи с превеликим удовольствием продемонстрирует всё, что увидел тот папарацци в полутёмном холле.

— Ну что, готов? — спрашивает Локи.

Тони кивает, с сожалением отстраняясь. Смотрит на Локи — и начинает заразительно хохотать, сгибаясь пополам.

— Ты серьёзно?

Локи лишь пожимает плечами, Тони успокаивается, поправляет круглые очки у себя на носу, и две японские школьницы, взявшись за руки, чинно направляются к выходу.


03 - Играют в видео-игры/смотрят телик03 - Играют в видео-игры/смотрят телик

Сюрприз не удался по техническим причинам — кровать была пуста. Локи вернулся гораздо раньше, чем собирался, и всю дорогу от аэропорта до дома предвкушал, как обрадуется Тони, проснувшись утром.

Локи нахмурился, поводил большим пальцем по губам, раздумывая, можно ли как-то выкрутиться. На ум ничего не приходило. Вздохнув и пожав плечами, Локи отправился в мастерскую, посмотреть, над чем Тони завис на этот раз. Но мастерская тоже оказалась пуста.

— Вот так сюрприз, — пробормотал Локи. Возможно, вернуться раньше без предупреждения было не такой уж хорошей идеей.

А может, сработала интуиция. Додумывал Локи уже на бегу, за пару секунд преодолев десяток этажей. Голос был ему незнаком, но предсмертный крик не спутаешь ни с чем другим. Уже у самой двери Локи остановился и снова нахмурился. Теперь ему послышался короткий смешок, и на сей раз это был голос Тони. Странно.

Мерцание большого экрана в темноте комнаты всё объяснило. Всего лишь телевизор, только какая-то странная программа. Локи зашёл совершенно бесшумно, но Тони всё равно как-то почувствовал, вздрогнул, оглянулся, а картинка на экране замерла, словно зная, что на неё перестали смотреть.

— Оу! Это ты? Нет, правда ты? Или что-то случилось?

— Я, — улыбнулся Локи. — А что случилось, это ты мне скажи, — он кивнул на экран. — Чего не спишь?

— Ну, это… — Тони заметно смутился, потом напустил на себя независимый вид. — Спать чего-то совсем не хочется. А это я… По работе. Эммм… Отработка миссий, вот!

— И давно ты отрабатываешь миссии в пижамных штанах? — скептически приподнял бровь Локи. — И без меня? — мягко добавил он, садясь на диван рядом с Тони и легонько взъерошивая волосы у него на затылке.

— Не вопрос, — повеселел Тони, толкаясь в ответ плечом в плечо. — Джей, дай-ка мастеру Локи его мод!

— Да-да, давай! — поддержал Локи. Прищурился. — Так, что тут у нас? Ммм, неплохо, — пробормотал он, обнаружив, что к похожей внешности прилагается немалый перечень способностей.

— Значит, смотри, тут целый город… Погоди, — опешил Тони, видя, как мод стремительно прокачивается. — Откуда ты?.. Локи! Опять залез ко мне в голову?

— Так быстрее, — попытался отмахнуться Локи, но тут же добавил другим тоном: — Прости. Я… не специально. Это вроде как моргнуть. Само собой получается.

— Ты не говорил, — разом растеряв запал, пробормотал Тони. — Ну… Тогда ладно. Погнали?

Локи широко улыбнулся, заставляя машину на экране взреветь мотором. Некоторое время они увлечённо гоняли по городу, затем объединились, чтобы выполнить миссию, но вместо этого вдруг грабанули подвернувшийся магазин и разнесли из гранатомёта пару прохожих, решивших сфотографировать их навороченный автомобиль.

— Тебе правда нравится? — недоверчиво покосился на него Тони, когда Локи рассмеялся.

— Конечно, — кивнул Локи. — А что?

— Не, ничего. — Тони мотнул головой и снова толкнул Локи плечом в плечо. Широко зевнул и привалился к нему. — Здорово, что ты вернулся.

Локи обнял его одной рукой, другой ставя игру на паузу. Собственно, Локи без всякой магии видел, что Тони очень даже хочется спать. Но он проснулся среди ночи, потому что спал один. Вроде не так давно это изменилось, но Тони успел привыкнуть, что есть к кому прижаться во сне. Не успел только перестать стесняться этого. Глупый…

Тони уже посапывал, уткнувшись носом ему в плечо. Плед, повинуясь жесту Локи, развернулся и накрыл их обоих. Проверив, есть ли за спиной подушка, Локи закинул ноги на диван и лёг, устроив Тони между собой и спинкой. Тони в ответ обнял его поперёк груди и забросил ногу, довольно промычав что-то во сне. Локи улыбнулся, прижимаясь губами к волосам Тони и дыша его запахом. Он тоже скучал и не собирался этого стесняться.


04 - На свидании04 - На свидании

— Здесь красиво, — задумчиво говорит Локи, откинувшись на спинку диванчика.

Тони кивает, не отрываясь от изучения меню. Локи коварно свалил на него выбор блюд, с широкой улыбкой заявив, что полностью доверяет его вкусу. И теперь нагло блаженствует, разглядывая ресторан и любуясь игрой света на хрустале, пока Тони отчаянно пытается вспомнить всё, что он знает о вкусах своего партнёра. Конечно, можно заказать что-то обыденное, с чем не промахнёшься, но сегодня хочется чего-то особенного. Всё-таки у них свидание!

— Эй, это не экзамен, — вдруг говорит Локи. — Это свидание. Приятно провести вечер вместе, помнишь? Если в чём-то не уверен, просто спроси. У тебя останется ещё масса возможностей поразить меня, — лукаво улыбается он.

— Да уж конечно, — ворчит Тони, слегка хмурясь.

— Мне вовсе не нужно лезть к тебе в голову, чтобы увидеть это, — с мягким укором замечает Локи. — У тебя опять всё написано на лице. Расслабься, Тони, счёт в твою пользу.

Тони запоздало вспоминает, что давно умеет ставить ментальный блок. Локи же и научил, объяснив, что иначе считывает эмоции непроизвольно и не может себе этого запретить, так же, как Тони не может запретить себе слышать. Но гораздо больше его сейчас интересует другое. Счёт в его пользу? Так-так-так. Ресторанчик, конечно, довольно мил: живая музыка, отдельный кабинет, мягкий свет, прекрасная сервировка, — но Тони уверен, что этого мало, чтобы произвести впечатление на такого придирчивого ценителя прекрасного.

— Неужели? — недоверчиво переспрашивает он.

— Я никогда не видел ничего подобного, — с замиранием в голосе отвечает Локи. В его глазах разгорается знакомый зеленоватый отблеск, и столик повисает в воздухе над облачным покровом, подсвеченным сверху лучами солнца. Вот оно что! Это действительно прекрасное зрелище, а он даже не обратил внимания, пока они летели сюда. Привык и уже не замечает такой красоты…

Похоже, иллюзия действует не только на Тони, поскольку у терпеливо ожидающего официанта вырывается удивлённый возглас.

— Всё в порядке? — невинно интересуется Локи, заставляя Тони спрятать улыбку.

Официант часто моргает и торопливо заверяет, что всё в полном порядке. Выходка Локи возвращает Тони уверенность, и он наконец делает заказ. Официант уходит, а Локи накрывает руку Тони своей ладонью и начинает ласково поглаживать.

— Что ты делаешь?

Тони смущён и этим поглаживанием, и взглядом, в котором сквозит беспредельная нежность и ещё что-то невыразимое словами.

— То, чем и положено заниматься на свидании, — слегка приподняв и опустив брови, отвечает Локи. — Влюбляюсь в тебя.

— Не поздновато? — фыркает Тони, разворачивая руку ладонью вверх.

Локи ничего не отвечает, хотя идея отправиться на свидание принадлежала именно ему. Ну, то есть не совсем ему, но… Это вышло случайно, кто-то из мстителей обронил фразу «торопится, будто на свидание опаздывает», Локи, как обычно, тут же заинтересовался, почему на свидание торопятся как-то особенно, слово за слово, выяснилось, что у них с Тони свиданий как таковых и не было, хотя они живут вместе не первый год. И, собственно, на свидание-то его пригласил уже Тони, не в силах вынести разочарованного и вместе с тем мечтательного выражения, скользнувшего по лицу Локи. Тогда это казалось отличной идеей.

Поглаживания превращают Тони в какое-то аморфное желе, не способное ни на что, кроме как сидеть с блаженной улыбкой и пялиться на Локи. Даже появление официанта с бутылкой вина не выводит его из этого состояния.

Локи убирает руку, чтобы попробовать вино. Нюхает, делает маленький глоток, смакует на языке.

— Прекрасный выбор, Тони.

Тони улыбается в ответ, тоже отпивает немного вина, хотя голова у него слегка кружится и без алкоголя. Похоже, Локи в очередной раз прав, и эти несколько лет, прожитых вместе, вовсе не помешают им испытать весь восхитительный набор чувств, который люди испытывают, влюбляясь друг в друга. В конце концов, кто мешает им влюбляться друг в друга заново, снова и снова?

— Потанцуем? — предлагает Тони.

Выходить в общий зал не хочется, поэтому они танцуют на маленьком пятачке, укрытом от посторонних глаз полупрозрачной завесой. Медленно и слаженно двигаются, то и дело касаясь друг друга грудью, боком, бедром. Тони отмечает, словно в первый раз, как точно Локи чувствует музыку и как упруго перекатываются под его одеждой мышцы.

— Кажется, я уже тоже… влюбился, — хрипловато говорит Тони, отстраняясь.

— Я заметил, — усмехается Локи. Приподнимает бровь. — Хочешь продолжить?

От мысли, что за Локи действительно не заржавеет продолжить прямо здесь, Тони бросает в жар, а давление в паху становится таким сильным, что приходится торопливо плюхнуться на диван и закинуть ногу на ногу.

— Нет, — мотает головой Тони. — Я хочу насладиться этим свиданием.

Локи задумчиво смотрит на него, затем кивает и тоже садится.

— В прошлый раз ты так не волновался, — отпивая ещё вина, говорит Локи. — Или мне казалось?

Тони неопределённо пожимает плечами, пытаясь сообразить, о каком прошлом разе идёт речь. Когда он влюбился в Локи? А когда, собственно, это случилось? Тони никак не может выбрать момент, про который можно было бы сказать, что вот тогда-то он и осознал свои чувства. Но ведь они были и есть, и далеко не исчерпываются обычным плотским желанием…

— А ты? — спрашивает Тони. Локи приподнимает бровь. — Чёрт, а я, оказывается, привык, что ты в курсе того сумбура, что здесь творится, — усмехается Тони, постукивая себя пальцем по виску.

— Успокойся, — просит Локи, снова протягивая руку, ловя и мягко сжимая его ладонь. — Это свидание вовсе не означает, что мы с тобой возвращаемся на этап выбора или ставим его под сомнение. Это просто новая игра, Тони, и я не хочу играть в неё с кем-то другим.

Тони длинно выдыхает, прикрывая глаза. Это словно оргазм, так прошивает всё тело нервной встряской понимания и разливается спокойное удовлетворение.

— Я тебя люблю, — говорит Тони.

— И я тебя, — улыбается Локи. — С чего бы иначе я согласился на это свидание?


05 - Целуются05 - Целуются

— Опять не спишь?

Голос Локи заставляет Тони вздрогнуть. Локтем он задевает стоящий на верстаке макет, и тот с грохотом валится на пол.

— Почему бы тебе не предварять сеансы этого… асгардского скайпа каким-нибудь сигналом вызова? — ворчит Тони, подбирая железки. Да, он опять задремал прямо в мастерской и, как выясняется, совсем отвык спать на верстаке. Ползая по полу, Тони пытается незаметно растереть ноющую шею.

Иллюзия Локи ухмыляется так выразительно, что Тони бросает бесполезные попытки его провести, усаживается в кресло и трёт переносицу.

— У тебя там уже утро?

— Нет, Тони, утро у тебя тут, — отвечает Локи, подходя ближе.

Тони видит в его глазах беспокойство и пожимает плечами в ответ. Ничего такого, просто…

Локи заметно успокаивается, словно смог прочитать его эмоции даже на расстоянии.

— Жалко, что это только 3D, — бормочет Тони, рассматривая отвороты смокинга и безупречный узел бабочки.

— А чего бы ты хотел?

«Секса по телефону», — чуть не срывается с языка Тони. Нет, Локи может задать жару, но тогда Тони уже точно не отправится спать сегодня, а он и так почти двое суток на ногах.

— Расскажи мне, бывает поцелуй по-асгардски? — не сумев до конца отделаться от мыслей о сексе, просит Тони.

— Я не асгардец, — напоминает Локи. — Но я бы не сказал, что их техника чем-то существенно отличается. Что?

— Ох, нет! — на миг закатив глаза, страдальчески тянет Тони. — Ты реально думаешь, что всё, чего я хочу на сон грядущий, это лекция о технике поцелуя?

— Ты сказал «расскажи», — мягко пеняет Локи, подходя вплотную.

Тони коротко втягивает воздух, вытирая о штанины разом вспотевшие ладони. Эффект присутствия необыкновенный, он даже чувствует тонкий аромат туалетной воды, исходящий от Локи. Можно подумать, что он действительно здесь, в мастерской, а не за полмира. Тони закрывает глаза, отдаваясь ощущениям.

— Можем совместить с практикой, — шепчет Локи, и Тони готов поклясться, что чувствует его дыхание на своих губах. — Почувствуй. Вот я провожу большим пальцем по твоей нижней губе, а подушечками остальных скольжу по линии челюсти. Теперь накрываю твои губы своими. Что это, мята? Какой-то ликёр? Нет, ты не любишь ликёры, да и потом, ты работал, во время работы ты хлещешь исключительно кофе литрами, а мятный кофе — это перебор даже для тебя, так что скорее что-то прохладительное… Ставлю на мохито.

Всю эту тираду Локи произносит практически на одном дыхании, вкрадчиво и размеренно, словно вовсе и не должен задыхаться от того умопомрачительного поцелуя, который по ощущениям происходит в это же время. Если бы Тони был способен сейчас соображать, он непременно задался бы вопросом, воздействие ли это Локи или его собственное воображение постаралось. Но он лишь приглушённо стонет и, не выдержав, суёт руку в штаны.

— Не забегайте вперёд, мистер Старк, — строгим профессорским тоном одёргивает его Локи.

— Конечно, сэр, — послушно бормочет Тони, неохотно разлепляя ресницы и убирая руку. Вместе со словами изо рта вырывается облачко морозного воздуха.

— Ну как, сойдёт за поцелуй по-йотунски? — улыбается Локи.

Тони трогает губы и прищуривается. Они действительно влажные и чуть припухшие, а на языке ещё чувствуется холодок. Но как? Даже если сейчас позднее утро по времени Нью-Йорка, конференция в Эдинбурге закончилась пару часов назад и Локи никак не мог… Додумывать Тони лень, вместо этого он подаётся вперёд и жадно прижимается к узким губам, гладя лицо и волосы Локи обеими руками.

— Ты слишком устал, — говорит Локи, когда Тони выдыхается и утыкается лбом ему в плечо. — Обещаю, мы продолжим с этого же места, когда ты проснёшься.

Он легко извлекает Тони из кресла и поднимает на руки.

— Нет, — капризничает Тони, — давай продолжим с поцелуя по-йотунски!

— Тебе понравилось?

Тони хочет ответить, что ему не могло не понравиться, а ещё рассказать все тысяча и одну идею, что он теперь хочет попробовать сделать по-йотунски, кроме поцелуев, но звуки отказываются складываться в связную речь, и Тони засыпает раньше, чем Локи переступает порог спальни.


06 - Меняются одеждой06 - Меняются одеждой

— Это мой фартук, — вместо приветствия говорит Тони.

Усаживается, кладёт локти на стол и подпирает голову рукой. Вид у него взъерошенный и крайне недовольный, но Локи знает, что по утрам на Тони частенько находит, поэтому ничего не отвечает, просто подсовывает ему под нос кружку с кофе. Обычно это действует. Но не сегодня.

— Ты надел мой фартук, — с нотками обиды в голосе повторяет Тони, с преувеличенным вниманием любуясь кофейной пенкой.

Вообще фартуков для кухни у них аж двенадцать штук — все с изображениями разных животных в забавных красно-белых шапочках. Кажется, по верованиям одной из многочисленных мидгардских культур, каждое животное является покровителем какого-то года, Локи не вдавался в подробности. Набор подарила им Наташа на прошлый Новый год, после рассказа о трагической судьбе одного из дорогущих галстуков Тони. Пятно от приправы действительно вывести так и не удалось, а Тони неожиданно сильно расстроился, хоть и заверял, что у него этих галстуков целый шкаф. Правда, фартуком после этого он пользовался всё равно только время от времени, хватая первый попавшийся под руку. Во всяком случае, Локи не замечал никакой закономерности.

— А не должен был? — интересуется Локи, снимая фартук и вешая его на место.

Тони провожает фартук странным взглядом и вздыхает, глядя на голый торс Локи. Кстати об этом…

— Рина опять перепутала полки?

— Нет, с чего ты взял? — бормочет Тони, отводя взгляд.

— С того, что на тебе моя футболка, а перед отъездом я бросил её в стирку, я точно помню.

Тони не слишком убедительно делает вид, будто только теперь обнаружил, что футболка не его. Локи слегка сдвигает брови. Не нравится ему всё это!

— Что будешь на завтрак, омлет или вафли? — переводит тему он. Тони с вожделением смотрит на вафли, вздыхает ещё тяжелее и тянет к себе тарелку с омлетом.

Локи улыбается. К некоторым мидгардским заморочкам очень трудно относиться всерьёз.

— И сколько на этот раз?

— Полтора, — мрачно сообщает Тони, терзая омлет вилкой.

Когда Локи впервые наблюдал подобные страдания, он поверить не мог, что взрослый мужчина станет так загоняться из-за полутора-двух фунтов прибавки в весе. Тем более с привычкой Тони во время рабочих запоев не глядя сметать какой-нибудь фастфуд вроде пиццы.

— Было что-то срочное?

— Да в общем… Нет, — Тони дёргает плечом. — Просто…

Локи обходит стол, обнимает Тони за плечи и ласково целует в макушку. И вдруг понимает, что от футболки слабо пахнет им самим. А значит, Тони вытащил её из стирки, потому что опять не мог заснуть. И, похоже, такой фокус он не в первый раз проворачивает, только на этот Локи вернулся раньше времени и застукал, так сказать, с поличным.

— Слушай, — говорит он, — леди Джейн уже почти откалибровала тестовый образец прибора. Ещё один, максимум два выезда — и мы снова вернёмся в лабораторию.

— Ты там нужен, я понимаю, — тоном послушного мальчика отвечает Тони, прижимаясь щекой к его руке.

— А я помню, что тебе я нужен тоже. И это важно для меня. Очень. Но и наша работа важна. — Тони понуро кивает, и Локи вздыхает. Что тут поделаешь? Впрочем, кое-что он может. — Зато сегодня вечером я весь твой, — обещает он. — Так что готовься, буду гонять тебя на ринге до седьмого пота. А потом… — Локи приближает губы к его уху и нашёптывает, что именно он собирается проделать с разгорячённым тренировкой телом, пока Тони не начинает ёрзать на стуле. — Договорились?

На этот раз Тони кивает гораздо энергичнее.

— Полить тебе вафли кленовым сиропом? — невинно спрашивает Локи, садясь напротив.


07 - Косплей07 - Косплей

— Эммм… Нет!

Тони и Питер говорят это практически в один голос, но пока Тони соображает, как бы поделикатнее объяснить, что после всех затраченных на восстановление реноме Локи усилий не стоит появляться на вечеринке в честь Хэллоуина в зелёно-золотом наряде завоевателя Нью-Йорка, Питер без запинки продолжает:

— Нельзя приходить в наряде себя самого. Ну, это не круто, понимаете? Ну, как если я приду в костюме Человека-паука, а мистер Старк — в костюме Железного Человека… Это же косплей! Ну, то есть, вы должны изображать кого-то другого. О, а это кто?

Тони напрягается, потому что вместо кого-то другого Локи просто принимает йотунскую форму. Но Питер с интересом рассматривает синюю, расчерченную узорами кожу и алые глаза.

— Зачётно! — выносит вердикт он. — Я, правда, не знаю, какая это раса… Это из Звёздного Пути?

Редчайший момент — Локи целую секунду выглядит абсолютно растерянным. Потом возвращает себе привычный облик и самую обычную одежду. Корчит комично-устрашающую гримасу, создавая вместо шлема забавную яркую шапочку-покемона с рогами.

— О, это идеально! — радуется Тони. — Оставь для следующей недели, детишки в больнице будут в восторге!

Локи фыркает, стаскивает шапочку и кидает ею в Тони.

— Можно? — спрашивает Локи, садясь рядом с Питером. Мальчишка кивает, затаив дыхание. Локи аккуратно кладёт ладонь ему на лоб, вслушивается, склонив голову набок.

— Боюсь представить, чего ты там наберёшься, — бормочет Тони.

Локи усмехается, и от его усмешки почему-то становится не по себе, так что Тони с трудом сдерживает порыв отодвинуться, а Питер с оханьем подпрыгивает. У Локи меняются глаза, радужка расширяется и становится как-то особенно пронзительно-голубой, усмешка переходит в оскал с явственно выделяющимися острыми клыками.

— Круто! — восхищается Питер. — Правда, это не косплей, это уже что-то…

— Да, я понял, — Локи встаёт, элегантным движением запахиваясь в чёрный плащ. Его лицо выглядит бледнее обычного, а глаза словно подведены углём. — Но страшнее вам, когда нечто обычное на глазах превращается в немыслимое.

— Ну, мне пора, — вдруг спохватывается Питер. — Увидимся на вечеринке!

— Тебе идёт, — говорит Тони, рассматривая наряд Локи. — Будешь самым элегантным вампиром сегодня.

— Буду, — соглашается Локи, взмахивая полой плаща и садясь рядом с Тони.

— Ты ведь шарился в его голове не ради того, чтобы узнать, как скосплеить вампира, — тихонько говорит Тони, наматывая на палец прядь чёрных волос. Локи чуть заметно дёргает уголком рта и ничего не отвечает. — Проверял, действительно ли он не испугался?

Локи вздыхает, но упрямо молчит.

— Эй, посмотри на меня! Ты не монстр. И если тебе будет неприятно, что люди шарахаются, давай просто не пойдём. Пусть веселятся без нас.

Локи очень долго и очень внимательно смотрит ему в глаза. Тони снимает все барьеры, открывается, позволяя ощутить искренность этого предложения. Наконец Локи улыбается.

— Ну уж нет! Лучше я тоже повеселюсь, распугаю всех твоих гостей, а когда мы останемся наедине…

Тони с облегчением затыкает его поцелуем. Вот бы все ярлыки можно было сбросить так же легко, как чёрный вампирский плащ! Насколько легче было бы жить…


08 - Шопинг08 - Шопинг

— Ладно, — разворачиваясь к Локи лицом, говорит Тони. — Мы уже здесь. Миссия выполнена. Может, теперь расскажешь, с чего вдруг ты решил переквалифицироваться в богиню шопинга?

Эскалатор между этажами торгового центра ползёт медленно, и времени для разговора достаточно, даже с учётом того, что Локи, как всегда, не торопится отвечать. Чуть вздёргивает брови, улыбается и вообще делает вид, что всё в порядке вещей, именно походами по супермаркетам в период распродаж регулярно занимаются как асгардские боги, так и земные миллиардеры.

— Это полезно для здоровья, — очень серьёзно говорит Локи.

Тони внимательно вглядывается в его глаза, надеясь найти там подсказку. Или хотя бы пляшущих озорных чёртиков. Не может же Локи действительно верить в подобную чушь из женских журналов!

Высоты ступеньки как раз хватает, чтобы их глаза оказались на одном уровне. Тони не приходится смотреть снизу вверх, и это неожиданно приятно.

— Миллионы домохозяек подтверждают? — всё же фыркает он, но настоящего раздражения в его голосе нет.

Ведь Локи никогда ничего не делает просто так. И если он вдруг решил, что им позарез требуется шопинг, у него наверняка есть повод.

Солнечный луч, пробившийся сквозь стеклянную крышу торгового комплекса, заставляет Тони зажмуриться и пошатнуться. Локи стоит совершенно спокойно, лишь рука, лежащая на талии Тони, напрягается. Другой рукой Локи держится за поручень эскалатора, создавая идеальный защищённый уголок. Даже если Тони не удержит равновесие, дальше груди Локи он не упадёт. А если что-то случится с эскалатором, реакции и силы у Локи хватит, чтобы одним невероятным прыжком вынести обоих из опасной зоны.

К сожалению, даже после нескольких лет, прожитых на Земле, Локи и в голову не придёт спасать кого-то ещё. Их асгардское высочество милостиво делает исключение для довольно ограниченного круга людей, признавая их заслуживающими внимания, но жизнь и смерть остального человеческого муравейника его по-прежнему не трогает. Тем удивительнее его нынешнее стремление окунуться вместе с Тони в самую гущу суетливой людской толпы.

— Приехали, — говорит Локи, движением бровей показывая, что Тони стоит повернуться и сойти с эскалатора.

Как много света, людей и вещей собрано в одном месте! Тони испытывает короткий приступ агорафобии: оказаться бы сейчас дома, в своей уютной мастерской или хотя бы гостиной. А для покупок существуют интернет-магазины. И вообще, что они тут забыли?

— Смотри-ка, это что тут? — Локи устремляется к одному из магазинчиков, и Тони неохотно следует за ним.

На открытой витрине разложены и расставлены какие-то фигурки. Кость, дерево, дутое стекло, шершавые и гладкие, увесистые и пустотелые, с мехом, пёрышками, петельками-подвесками или свистульками. Локи ведёт себя как ребёнок в магазине игрушек, трогая и рассматривая всё подряд. Тони под шумок тоже трогает фигурки, но чувство неловкости — они ведь не собираются ничего покупать! — мешает ему насладиться процессом, и как только к прилавку, привлечённые оживлённым разговором Локи с продавцом, подходят две девочки и пожилая пара, отступает в сторону.

— Ничего не понравилось? — спрашивает Локи, тут же выныривая из незаметно собравшейся толпы.

Тони пожимает плечами. Нет, фигурки симпатичные, но такие пылесборники он в доме не держит. Мама любила, да. Она бы наверняка что-нибудь тут купила — например, этих семерых совят. Один читает книжку, другой, раскрыв от усердия клюв, рисует большим цветным карандашом, третий, зажмурясь от горячего пара, пробует готовящуюся еду из половника, четвёртый выжимает штангу, пятый сидит в позе лотоса, прикрыв глаза и соединив кончики крыльев колечком, а шестой, в монокле и цилиндре, раздувшись от важности, пересчитывает большую пачку денег. И ещё мама обязательно сказала бы, что Тони похож на седьмого, самого маленького, взъерошенного и невыспавшегося.

— Ладно, я знаю, что тебе нужно, — кивает Локи и тянет его за собой. — Гляди!

— Так нечестно! — смеётся Тони, увидев магазинчик футболок и маек с разными принтами.

— О, тут даже есть точно такая, как у тебя была! — радуется Локи, выудив чёрную футболку с логотипом Black Sabbath. — И размер вроде твой, — добавляет он, прикладывая находку к груди Тони.

— Это удар ниже пояса, — ворчит тот, понимая, что уйти с гордо поднятой головой и пустыми руками уже не удастся. И пусть это не дело принципа, но нельзя же так просто признать хорошей идею отправиться на распродажу?

— О, а это явно мне! — восклицает Локи, раскопав белую футболку с принтом «Я ❤ Т. С.».

Возражений он не слушает, и они обзаводятся первым пакетом с покупками. Продавец пытается слупить по пятёрке за каждую футболку, но Тони — бизнесмен он или нет? — азартно торгуется и сбивает цену вдвое.

— Куда теперь? — спрашивает Локи, и Тони без промедления указывает на крупную надпись «распродажа» над следующей витриной, в самом центре которой красуются джинсы насыщенного апельсинового цвета.

На лице Локи восхищение мешается с недоверием.

— Неужели ты думаешь, я умею носить только смокинги и лакированные ботинки? — с весёлой укоризной фыркает Тони.

Джинсы немного старомодного кроя, но сидят отлично. Тони и правда собирается их носить. А длинные ноги Локи словно созданы для рекламы мужской одежды, и в пятьсот двенадцатых левайсах выглядят просто божественно. Ценник в девятнадцать долларов девяносто девять центов быстро решает дело в пользу ещё одной покупки.

Вообще Тони медленно, но верно начинает входить во вкус. В этом и правда что-то есть. Можно щупать разноцветную ткань или кожу и вертеться перед зеркалом, выгибая спину и придирчиво разглядывая складки. Торговаться с продавцами до хрипоты, а потом, уходя, сунуть в банку для мелочи двадцатидолларовую купюру. Снова трогать всё, что подвернётся под руку. Выбирать магазинчики наобум. Заставить Локи перемерять все модели солнцезащитных очков и прочитать все надписи на кружках, так ничего и не выбрать, но оставить продавцов с мокрыми от смеха щеками. Украдкой проскользнуть к Локи в примерочную и целоваться там, сшибая плечами вешалки.

Настроение не портит даже стайка детворы, ухитрившаяся опознать Железного Человека и жаждущая сфотографироваться. Локи безропотно берёт один телефон за другим и делает снимки.

— Да в тебе погибает настоящий талант! — замечает Тони, когда он возвращает телефоны владельцам. — Может, устроишься внештатным корреспондентом в пару газет, а, Локи? Будешь продавать эксклюзивные снимки Мстителей…

Снимки и впрямь хороши, но обсудить они ничего не успевают: дети, услышав имя Локи, налетают и на него с просьбой сфотографироваться. Локи пожимает плечами и приседает на корточки. Стоящий рядом мальчик не теряется и тут же подставляет ему рожки, и этот момент Тони успевает запечатлеть. Скептическая гримаса Локи и хохочущие вокруг дети. Прежде чем вернуть телефон, Тони отправляет себе копию снимка.

— Не дуйся, — просит он немного скисшего Локи. — Ты всё равно грозный и величественный бог, честно-честно! Понятия не имею, как ты догадался, что мне сейчас нужно, но… Это было великолепно. Я давно не проводил время так классно.

Локи, наконец, снова улыбается.

— Когда мы с Тором были детьми, мама часто водила нас на ярмарку, — тихо говорит он, перехватывая пакеты удобнее. — И никогда не объясняла, зачем. Просто… так было нужно.

Тони знает, что Локи при желании может легко спрятать весь этот разноцветный ворох в пространственный карман. Но не прячет. Видимо, это тоже из разряда «так надо», и у Тони нет ни малейшего желания спорить. А вот от мыслей о семье Локи лучше отвлечь…

— О, фуд-корт! — учуяв запах еды, радостно восклицает Тони. — Идём травиться бургерами? Или в твоём репертуаре имеется ещё и богиня готовки?


09 - Тусят с друзьями09 - Тусят с друзьями
Нью-Йоркский Храм; Тони/Локи, Брюс/Наташа, Стрэндж/Кристина, Тор, Плащ; покер и танцы
Упоминаемый в тексте сингл:


— Отвечаю.

— Отвечаю и поднимаю.

— Ого! Первый раз за вечер? Если не блефуешь, неважный из тебя игрок в покер!

Брюс неопределённо пожимает плечами, но Тони почему-то уверен, что тот не блефует. Кажется, Брюсу действительно впервые за вечер сдали что-то стоящее. Карты у самого Тони так, серединка на половинку: трефовая двойка, пиковая десятка, два валета и червовый туз.

— Принимаю, — тем временем решает Наташа, закончив обмениваться взглядами с Брюсом.

Тони молча передвигает в центр стола два столбика фишек, принимая ставку.

— Меняю две, — Наташа раздражённо постукивает ноготком по рубашке полученных карт, ловит насмешливый взгляд Тони и широко улыбается.

Вообще-то Тони уверен, что в случае реальной необходимости её покер-фейсу позавидует сам Джеймс Бонд, но сейчас, в кругу друзей, Наташа может позволить себе мелкие проколы в пылу азарта.

Брюс предсказуемо отказывается от обмена, и это ещё больше укрепляет всех в убеждённости, что у него сильная комбинация. Если это блеф, то шикарный.

Тони тоже меняет две карты, сбрасывая двойку и туз. На раздачу посадили Тора, как единственного в этой компании, кто мухлевать заведомо неспособен. Хотя это мнение разделяют не все. Тони отчётливо слышит подозрительно громкий шелест переворачиваемых страниц в дальнем углу зала.

Оба мага засели в мягких креслах возле торшера и сосредоточенно читают, словно не замечая весёлую покерную компанию. Собственно, не взяли в неё только Локи, а Стрэндж устранился сам из солидарности под дурацким предлогом получающегося нечётного количества игроков.

Впрочем, кажется, Стрэндж в утешение выдал Локи что-то давно выпрашиваемое из библиотеки Камар-таджа, так что его сосредоточенность может быть и не такой уж напускной.

— Эй, Тони, ты в игре? — зовёт Наташа, и Тони наконец бросает взгляд на свои карты.

Так-так-так, пиковая дама и король. Это что же получается…

Судя по горе фишек в центре стола, Брюс ещё поднял ставку, пойдя ва-банк, Наташа удвоила, а Тор поддержал.

— Принимаю, — кивает Тони.

Его охватывает азарт, и он снова украдкой смотрит на Локи. Как жаль, что остальные так категоричны! Ну, трикстер, что ж ему теперь, и в карты не поиграть за компанию? А жульничать — уж если Локи может не жульничать, когда они с Тони играют на раздевание…

— Друг Тони, тебя что-то беспокоит? — гудит Тор.

— Не вам жить с последствиями того, что он там вычитает, — ворчит в ответ Тони.

— Если бы в манускрипте содержалось что-то опасное, я не позволил бы ему покинуть библиотеку Камар-таджа, это раз, — не отвлекаясь от своей книги, говорит Стрэндж. — А в том, что касается техники безопасности, Локи даст фору всем нам и тебе в особенности, — тут он поднимает взгляд на Тони и чуть вздёргивает бровь.

— Туше, — смеётся Тони и возвращается к игре. — Меняю одну.

Теперь у него на руках незаконченный стрит-флэш: десятка, валет, дама и король пик. Вероятность один из семидесяти двух тысяч ста девяносто двух. Так что скорее можно надеяться на обычный флэш. А что у Брюса? Если каре, он поменял бы карту, чтобы запутать остальных. Значит, фулл-хаус или стрит. Стрит вероятнее, но тогда Брюс не пошёл бы ва-банк, считать он умеет прекрасно, а судя по нарочитому безразличию Тора и азартному блеску глаз Наташи, они тоже не с парой сидят.

Размышляя об этом, Тони снова смотрит на Локи. Да, дома не налюбовался! Может, и неплохо, что Локи не взяли в игру, когда ещё представится возможность понаблюдать за ним со стороны? Локи тем временем слегка сдвигает брови, отлистывает несколько страниц назад и внимательно перечитывает что-то, безотчётно накручивая прядь волос на палец. Если сейчас прикусит кончик, значит, нашёл нестыковку.

Так и есть — Локи ещё с минуту размышляет, покусывая прядь, затем заправляет её за ухо и обращается к Стрэнджу. Маги тихо переговариваются, даже спорят, Стрэндж начинает плести матрицу, но Локи останавливает его. Тихий хруст трескающегося стекла — и оба скрываются в зеркальном измерении. Тони как-то раз упросил взять его с собой, но прикола этой штуки не понял.

— Мэверик, мы тут! — окликает его Брюс, тем самым невольно подсказывая линию поведения.

— Ставлю всё, — говорит Тони.

— И на карту не взглянешь? — поражается Наташа.

Последняя сданная ему карта лежит на столе. Тони изображает фирменную ухмылку Мела Гибсона, качает головой и откидывается на спинку стула. Вот это игра! К чёрту выигрыш, какие эмоции сейчас отражаются на лицах, просто загляденье же! Жаль, Локи не видит.

— Ну что, вскрываем? — заметно нервничая, спрашивает Брюс.

И, как первый пошедший ва-банк, открывает свои карты.

— Не может быть! — ахает Наташа. Тор хмурится, а Тони становится не по себе. Один из шестисот сорока девяти тысяч семисот тридцати девяти? Одновременно у двоих? Не бывает!

Тут Наташа и Тор открывают свои карты, и на столе оказывается три флэш-рояля! Тони добавляет к ним четвёртый — последняя карта и впрямь туз пик, но теперь его это не удивляет. Четыре масти, четыре самых сильных комбинации. Вероятности считать ни к чему, и так понятно, что дело нечисто. И как сумел, чертёнок?!

— Локи! — видимо, приходит к тому же выводу и Тор.

— Да, брат? — с показным смирением отвечает тот, словно джинн появляясь из зеркального измерения.

Ему в лоб летит опустевший бокал Наташи, но Локи легко перехватывает его и протягивает Стрэнджу.

— Поухаживай за дамой, Стивен.

Дама в ярости, и град метательных предметов заставляет Локи передвигаться зигзагами. Для всех это выглядит так, словно он исчезает в одном месте и появляется в другом. Хотя, может, так оно и есть.

Нью-Йоркский Храм, на третьем этаже которого расположилась сегодня компания, способен и не на такое. Во время прошлого визита Питера Паркера они с Локи ухитрились убедить Храм спроецировать в небо тот символ из переплетающихся линий на круглом окне, как символ вызова Бэтмена. Точнее, убеждал Локи, но сама идея явно принадлежала Питеру. В итоге сегодня его не пригласили, хотя Храму даже понравилось. Ну а Локи Храм всегда благоволил, как и большинство артефактов.

— Ваш коктейль, мэм, — тоном заправского официанта говорит Локи, ставя бокал перед Наташей.

— Локи, ну зачем? — мягко упрекает его Тони.

— А что я сделал? — оскорбленно складывает руки на груди тот. — Вам было скучно. А так — интересно. И никто не проиграл!

— Вообще-то он прав, — смущённо добавляет Брюс, успокаивающе гладя Наташу по плечу. — Было классно.

— Предлагаю сменить программу, — дипломатично добавляет Стрэндж.

Стол исчезает, освобождая место под танцпол. Храм послушно приглушает свет.

— Тони?

Право диджея как-то само собой закрепилось за ним, как и традиция подбирать для первого танца какую-нибудь старую или не слишком известную песню.

— ПЯТНИЦА, готова удивить нашего всезнайку?

Локи подвешивает старкфон в прозрачной сфере, от которой по залу разбегаются яркие цветные пятнышки светомузыки.

— Ну, это легко, — пожимает плечами Стрэндж, услышав первые такты песни. — «Лучшее время в моей жизни», восемьдесят седьмой год, Билл Медли и Дженнифер Уорнс исполнили его в качестве финальной песни к фильму «Грязные танцы». Сингл на неделю возглавил список хит-парада «Горячей сотни» и месяц продержался на первой строчке «Современной музыки для взрослых». В тот же год взял Оскар за лучшую песню к фильму, а на следующий — Грэмми и Золотой глобус. Вы серьёзно думали, что я могу не знать?

Его вопрос повисает в пустоте, потому что Брюс с Наташей и Тони с Локи успели выйти на танцпол и их больше занимают партнёры и слова романтичной песни. Тор салютует с дивана пивной кружкой, улыбаясь так, что сразу понятно: сказанное Стрэнджем для него полная тарабарщина.

— Я опоздала? Извини, у меня там случилась срочная… — говорит Кристина Палмер, взбежав по лестнице и помахав рукой компании.

— Ты исключительно вовремя, — перебивает её Стрэндж, протягивая руку.

Плащ деликатно оставляет их вдвоём, отлетая к дивану. Впрочем, у него своя корысть — Плащ обожает слушать байки в исполнении Тора.

— А «грязные» танцы — это как? — тихонько интересуется Локи. — Я знаю множество разных танцев, но про такие даже не слышал.

— Ты? Ты в них мастер, поверь! — фыркает Тони. — Это просто… Знаешь, посмотри сам, я разрешаю.

Тони закрывает глаза, а Локи крепче обхватывает его за талию и на пару секунд прижимается лбом ко лбу. Тони воспроизводит в памяти картинку из старого фильма, но до мысленной дисциплины Локи ему далеко, воспоминания перескакивают на лето, когда Тони сам ездил с родителями в такой горный пансионат.

— Если хочешь, мы тоже можем съездить куда-нибудь в горы.

Тони вздыхает, потом качает головой. Воспоминания чудесны, но их не вернёшь, а кроме того…

— Лучшее время в моей жизни — сейчас, Локи. С тобой. Конечно, мы можем и в горы съездить, но это необязательно.


10 - С ушками животного10 - С ушками животного

— Это что? — не скрывая изумления, спрашивает Локи.

— Защита от мороза.

Тони с преувеличенно обыденным видом поправляет меховые наушники. В прошлый раз во время такой поездки он чуть не отморозил уши, теперь вот учёл ошибку.

Судя по мимолётному одобрению в глазах Локи, тот не забыл, как ему пришлось возиться с Тони, смазывая кончики ушей какой-то жирной мазью. Хоть Локи и не любит напоминаний о своём йотунском происхождении, иногда оно только на пользу. Синюю кожу можно «сбросить» мгновенно, в отличие от последствий обморожения.

— Вот это? — скептически уточняет Локи, тыкая пальцем в дужку, соединяющую меховые круги.

— А, это… Это ушки.

— Ушки?

— Угу.

— То есть ты оделся, эммм… кроликом?

Тони закатывает глаза, пытаясь не расхохотаться. Да, с определением разновидностей мидгардских животных у братьев традиционно туго. Тор вон Ракету тоже кроликом кличет.

— Нет, это ушки альпаки, — объясняет Тони. И продолжает, не дожидаясь дальнейших вопросов: — Альпаки пушистые. И милые.

Он изображает самую обаятельную улыбку с плотно сжатыми губами, на какую только способен.

— Это просто забавно.

На лбу Локи собираются морщинки, в глазах — напряжённая работа мысли.

— Так ты хочешь сказать, — медленно, словно каждое следующее слово приходится искать наощупь, говорит он, — что смертные делают это по собственной воле?

— Ну… Да, — пожимает плечами Тони. — А что тебя так удивляет? Вы же носите шлемы с рогами, и ничего.

— Значит, Бартон вовсе не хотел оскорбить моего брата, предлагая ему примерить те красные плюшевые штучки? — с сомнением переспрашивает Локи.

Тони на миг зависает, соображая, о чём идёт речь, а потом сгибается пополам от хохота. Точно, рога Рудольфа ведь!

— Это рождественская традиция, — говорит Тони, смахнув выступившие от смеха слёзы. — Кто-то одевается Санта-Клаусом, а кто-то — оленем. А ты, значит, решил, что наш Леголас насмехается? И, надо полагать, он вовсе не притворялся, что не может говорить, только кудахтать и кукарекать?

— Надо будет извиниться, — смущённо бормочет Локи.

Насколько Тони успел его изучить — это высшая степень раскаяния. До реальных извинений дело вряд ли дойдёт, но Локи умеет не только пакостить, но и божественно заглаживать вину, непостижимым образом угадывая сокровенные мечты.

— Действительно забавные, — признаёт Локи, гладя ушки.

— На следующий визит к Бартонам купим тебе такие же, — ехидно обещает Тони. — Или кошачьи. В любом случае, дети будут счастливы.

Глаза Локи на миг сужаются, но затем он расслабляется и кивает.

— И не только дети, я полагаю, — говорит он, лукаво глядя на Тони.


11 - В кигуруми (это такая странная японская пижама)
12 - Making out (физический контакт, но не секс - поцелуй/петтинг/etc)
13 - Кушают мороженку
14 - Смена пола
15 - Смена стиля одежды
16 - Утренние ритуалы
17 - Лежат в позе "большая и маленькая ложка"
18 - Что-то делают вместе
19 - В формальных костюмах
20 - Танцы
21 - Готовка/выпечка
22 - В битве плечом к плечу
23 - Спорят
24 - Мирятся после спора
25 - Смотрят друг другу в глаза
26 - Свадьба
27 - ДР одного из пары
28 - Делают что-то забавное/смешное
29 - Делают что-то милое
30 - Делают что-то горяченькое (в том самом смысле)

Tinka, блог «ТониЛоки»

Красивого Локи вам в ленту

Оракул Древних, блог «Рукописи не горят, их просто недописывают.»

Не сгоревшая рукопись 1

Они придут в сиянии звезд.(Вечное сияние звезд)
Кроссовер ШерлокВВС и мифов Лавкрафта.
Мне понравилась чья-то мысль(уже не помню чья), что Итакуа и Хастур суть одно, но разделенное.
Да я в курсе как оно есть, но мне понравилось, точка.
Как и намек на Джон-Мориарти, мелькнувший в сцене в бассейне. И я не про пэйринг.х)
Из всего этого родилась идея, а потом как-то все встало...

Для затравки: Когда звезды встанут должным образом, Великие Древние Боги явятся на Землю... Так гласит пророчество, но если хочешь, чтобы все было сделано правильно -сделай это сам. Насколько, это возможно, когда ты заперт в безвременье.

Много недописанных буков.Одно нелепое ранение, и ощущение, что умираешь, что холод смерти сковывает и не отпустит уже никогда. Даже не боль, просто пронизывающий до костей холод, вой ветра заглушавший собой все прочие звуки. Вой становившийся тихим шепотом, а потом... я очнулся.
Раненый и непригодный к привычной жизни.
Меня вернули обратно.

***

Вокруг ночь и у нас небольшая передышка, Шерлок подняв голову смотрит на сиявшие в прорезь между крышами домов, звезды. Вечные и горячие.
- Красиво, правда, Джон? Осталось совсем мало времени, а еще столько нужно сделать.
- А я думал, что тебе это не интересно. - я невольно улыбаюсь.
Он всегда слишком в себе и своих мыслях, что кажется, ему нет совершенно никакого дела, до подобных деталей.
- Это не мешает мне ценить их красоту.
Случайный порыв ветра хлопает полами его плаща и непризнанный гений Лондона спешит вперед. О да, времени осталось очень мало...

***

Вернувшись в Лондон после Афганистана я чувствовал себя одиноким и совершенно не представлял, что мне делать дальше. Толком устроиться в жизни не получалось и только случайная встреча дала понять, что я не один и наконец там, где и должно мне быть.
Простой, такой человечный мир резко перевернулся, показав, как на самом деле обстояли дела в Лондоне.
Погода в Лондоне была весьма переменчивой и холодной, большую часть времени, и этот змей просто не мог упустить возможности отбросить комментарий, что это все из-за меня и раньше погода была вполне прекрасной. И что в отличие от меня Шерлок принципиально не признает свитера и теплые куртки. На что неизменно получал ответ, что это не мои проблемы.
Шерлок говорил, что Майкрофт самый опасный и с этим сложно было спорить. Дело тут не в том, что он занимал высокое положение в правительстве, и фактически сам им и был, а в том ощущение, что неизменно испытываешь рядом с ним. С самой первой встречи, Майкрофт словно излучал настороженность, кому-то даже страх, и он всегда умудрялся оказываться в тени. Так я считал до определенного момента.
В тот день на Бейкер Стрит прогремел взрыв, в доме напротив нашего, но в нашем все равно выбило стекла взрывной волной. Я знал, что мне не из-за чего волноваться, но все равно испытывал иррациональное беспокойство. Спешно прощаясь с Сарой я буквально пулей влетел в нашу гостиную, до сих пор не могу вспомнить как я туда примчался. Но уже поднимаясь по ступеням лестницы я чувствовал угрозу.
В весьма плачевно выглядевшей гостиной в кресле сидел Шерлок и с лицом праведного гнева мучил скрипку. Напротив него, в моем любимом кресле сидел Майкрофт.
Не смотря на тяжелые шторы и спешно заколоченные выбитые окна, темнота словно сгусток концентрировалась вокруг него. Сначала я подумал, что это просто причуда из-за самой сумрачности обстановки.
- Как жизнь с моим братом? Ад я полагаю.
- Да уж, скучно не бывает.
На самом деле я не жаловался, как справедливо заметил Майкрофт в нашу первую встречу это именно то, что мне нужно было.
Я все никак не мог понять, что они не поделили, у них не было ни одной причины для ссоры, но иногда мне казалось, что только приличия не позволяли им пересчитать друг другу кости. Вот и сейчас Шерлок с мстительным видом извлекал из скрипки совершенно чудовищные звуки, заставляя меня мысленно буквально выть. Майкрофт принес дело, но змей просто из принципа отказывался от него, хотя еще вчера был готов кого-нибудь пристрелить от скуки, в итоге расстрелял стену, чем вызвал шумное неодобрение со стороны нашей домовладелицы.
Пока они переругивались, я чтобы хоть как-то отвлечься рассматривал переходы света и тени на полу. Граница света из окна была очень четкой, как прямая линия, а потом свет доходил до кресла, в котором сидел Майкрофт и дальше было что-то совсем невероятное. Линия не была четкой или огибающей, она больше напоминала рваный край и все время менялось очертание светлого и выступающего темного. Пожалуй, в этом было даже что-то гипнотическое, завораживающее. Подняв голову я поймал внимательный взгляд Майкрофта сильно разнившийся с его немного снисходительной улыбкой, как если бы он смотрел на ребенка до которого наконец дошло, что зубной феи не существует. Наконец Майкрофт ушел и я мог поспорить, что в гостиной стало светлее.
- Заметил? Теперь ты понимаешь, почему - Ползучий? - Шерлок хитро улыбнулся. - Это не оптическая иллюзия.
- Но как?
- Кто знает, - Шерлок пожал плечами. - иногда мы сами не знаем того на что способны и что лежит в основе этого.
- Неужели?
Поднявшись с кресла он положил скрипку и смычок на стол, подойдя ко мне он секунду пристально смотрел на меня прежде чем произнести:
- Вот ты сам, знаешь почему тебе холодно?
- Это же Лондон. - я пожал плечами.
- Я-то так не мерзну. - он покачал головой.
- Ты как и все рептилии - полежал на солнышка, согрелся и вперед, пока опять не остынешь. - попытался отшутиться я.
- Нет. Ты же сам не понимаешь, холод не вокруг тебя, он в тебе, в твоем сердце и душе. - Шерлок коснулся пальцами свитера как раз напротив моего сердца. - Холод исходит от тебя, любой срыв и получим локальный ледниковый период.
Его голос был серьезен как никогда.
Нет, у меня и правда особые отношения с холодом, но это всегда было как нечто извне, что я мог использовать... Вот уж действительно, мы сами не всегда знаем, что к чему, а причин сомневаться в словах Шерлока у меня не было. Змей всегда был самым мудрым и наблюдательным. Если он что-то утверждает, значит это так и есть. Мне понадобилось не так уж и много времени чтобы понять это.
- Все равно, Шерлок... то что ты говоришь, слишком странное.
- Проснись, ты все сам видишь, не будь идиотом как Лестрейд!
- Хватит меня все время оскорблять, Йиг! - не выдержав рявкнул я.
Иногда он доводит до ручки даже меня. Всего короткое мгновение и я почувствовал себя бабочкой пришпиленной булавкой к картону. Я даже не уловил тот момент, когда он метнувшись с силой вжал меня в стену.
- Ты что творишь? - зашипел он, небесные глаза на мгновение стали желтыми, как у змеи. - Забыл? Хочешь все испортить? Никогда. Нигде. Ни при каких обстоятельствах. Нельзя говорить эти имена!
- Знаю. - не выдержав я отвел взгляд.
Шерлок отошел отпуская меня, я буквально кожей чувствовал его негодование, да, наше главное правило - не выдать себя, у стен есть уши, а у дверей глаза. И никогда не забывать это, слишком многое стоит на кону.
Выдохнув я постарался перевести разговор в иное русло.
- Так что там насчет дела Майкрофта, он сказал, что это важно.
- Тоже мне новость. - Шерлок пожал плечами. - Скука.
Кто сомневался, что в итоге он пошлет меня собирать информацию, у Майкрофта в том числе? Не я. У Шерлока же было веселье поинтереснее.

Иногда мне хочется узнать по какой такой договоренности Шерлок столь спокойно хозяйничает в Бартсе? Ну кроме того, что он умудрился очаровать нашу влюбчивую деву.
Кстати, то что она пришла с очередным своим парнем было очень похоже на месть, учитывая как радостно она говорила про то, что у них роман. Шерлок по своему обыкновению был увлечен делом и слушал ее в полуха, ладно, если опять все не закончится разбором того, что она снова не того нашла. Молли пытается показать, что у нее все прекрасно и он не один такой великолепный, но Шерлок каждый раз опускает ее парней.
Надо сказать, что этот... парень внушал мне непонятное чувство тревоги. Словно в нем было что-то опасное, но я никак не мог понять что именно, зато я словно видел все его действия заранее, как собственные мысли. Это даже пугало. Когда он прошел мимо меня все во мне взбунтовалось от смешанной паники и... какого-то почти явного притяжения. Но хотелось быть к нему как можно ближе и как можно дальше одновременно, мне даже показалось что в воздухе проскользнули электрические разряды, но на поверку в комнате стало холоднее и мне пришлось взять себя в руки. Джим, так его звали, бросил на меня насмешливо-заинтересованный взгляд и своротил что-то со стола. Я закатил глаза, а Шерлок титанически ограничился только недовольным взглядом. Стоило Джиму уйти как мне стало намного спокойней, черт, что это такое сейчас было?
И разумеется Шерлок в своем репертуаре высказал свои наблюдения Молли в купе с доказательством в виде номера телефона. Бедная девушка почти убежала в слезах. Это происходит так часто, что выглядит как его личное хобби прикрытое правилом говорить правду в лоб.
- Ты это тоже почувствовал?
- Да, только не понимаю, что именно, с ним что-то не так?
- Все не так. Не человек, как и мы.
- Ох, черт, но кто тогда?
- Не знаю, что-то странным образом фонило. Ощущения то говори, что тебя двое, то что это его двое. Любопытный феномен, может какая-то неизвестная мне маскировка. - Шерлок внимательно посмотрел на меня, но в следующий момент пожал плечами возвращаясь к прерванному делу.
***

- Я так и думал, что мы встретимся снова, Джон. - улыбка Майкрофта предельно вежлива и от этого страшно раздражающая, это как смотреть на маску носящий которую за ней злобно и хищно ухмыляется.
- Да, относительно этого дела. Шерлок просил собрать побольше информации. Что он был за человек?
Майкрофт говорил, но я не мог уловить ни одно его слово, все слова распадались на части превращаясь в набор звуков и эти звуки складывались в мелодию, таинственную, но успокаивающую, почти убаюкивающую. Я потер переносицу пытаясь собраться с мыслями, но это было бесполезно. С другой стороны, эти звуки вытягивали из меня все напряжение, словно вынимали впившиеся в кожу иглы. В кабинете Майкрофта горело только несколько небольших ламп, делая свет мягче и сглаживая переходы света и тени. Вокруг даже было как-то темнее, чем мне казалось до этого, словно свет затухал постепенно. Темнота, спокойная, безличная, когда нет ни эмоций ни звуков, ни границ пространства. Просто темнота и покой. Покоя у меня не было уже давно и нервы почти звенели от напряжения. И теперь все это отступало на задний план, я даже забыл что приходил с какой-то определенной целью. Раствориться, успокоиться, стать частью...
- Не стоит, Джон, я все таки против таких низких температур.
Голос Майкрофта ворвался в мое уединение как гром среди ясного неба. Тьма тут же исчезла, уступив мягкому свету кабинета. Я моргнул, что за странное наваждение? Майкрофт смотрел на меня, на губах мелькнула тонкая улыбка. Воздух в кабинете и правда был заметно холоднее, чем ему полагалось.
- Простите. Кажется я отвлекся.
- Вам стоит чаще давать себе отдых. - он был серьезен как никогда.
- Я живу с Шерлоком, о каком отдыхе может быть речь? - отшутился я.
- Я серьезно.
- Я тоже. Он же всегда чем-то занят, как тут можно расслабиться и отдохнуть? Но я не жалуюсь на самом деле.
- Хорошо. - Майкрофт чуть нахмурился принимая некое решение. - Приходите.
Я вопросительно изогнул бровь пытаясь понять, что он хотел этим сказать, пока ускользавшая до этого мысль не позволила себя поймать, все это было не случайной иллюзией переутомленного мозга, это была услуга... подарок от самого Майкрофта. Не знаю как он смог это сделать, он слишком загадочен и непонятен, и этим действительно производит жутковатое впечатление. Я не могу осознать его силу и возможности. От слова совсем.
- Спасибо. - с трудом произнес я.
- Думаю, стоит начать с начала. - это была почти нормальная улыбка.
- Да. - мне было совестно, но с другой стороны, я ведь не просто уснул посреди разговора, значит чисто технически моя совесть чиста.
Правда, чисто технически, у меня ее нет.
После разговора Майкрофт пристально посмотрел на меня и уже тише добавил.
- Держись подальше от Неназываемого.
- Вы про Хас...
Майкрофт предостерегающе изогнул бровь и я осекся, чуть не вырвалось, и дело тут было даже не в том, чтобы снова произнести не то имя. В данном случае это фатально в самом прямом смысле.
- Не знал, что он тут.
- И уже давно. - спокойно произнес Майкрофт. - Хорошей ночи, Джон.
- Да... Спасибо, Майкрофт и вам хорошей ночи.
Я резко поднялся с кресла. Майкрофт, это тот чьим гостеприимством лучше не злоупотреблять.
К нам я возвращался со смешанными чувствами и ощущениями. Майкрофт всегда оставался загадкой, особенно его мотивы. Он всегда держался с таким достоинством, словно он на светском приеме и его чувство собственного величия просто выбивало все пробки. И тем не менее, он помог мне расслабиться и даже расщедрился на предостережение. Как бы потом не пришлось об этом пожалеть. Но одного нельзя было отнять, приход к нему принес больше пользы для меня лично.

- Ты узнал что-то важное? Судя по тому насколько ты задумчив и разве что не погружен в себя. - Шерлок как всегда был наблюдателен сверх меры.
- Не уверен...
Не мог же я сказать, что все еще думаю над разговором с Майкрофтом, вернее над тем, что он сделал... и его предупреждением?
- Пожалуй самым ценным является то, что по его словам Желтый тоже здесь.
- Вот как... Кто он?
- Не знаю, Майкрофт только предупредил о нем, но не сказал кто... да я честно говоря и не спросил. - теперь я чувствовал себя дураком. - Может он и сам не знает?
Шерлок закатил глаза, но тут же нахмурился.
- Если он знает, что Неназываемый тут, то значит знает кто он. Майкрофт не оставил бы такое без точной информации, кто есть кто. Он знает о всех, значит и его знает.
Шерлок задумчиво сложил руки в любимом жесте, можно было не сомневаться, что его совершенный ум работает на полную над этим вопросом. Любопытно, что он отвлекся от расследования. Неужели только потому, что так нетерпелось узнать кто это?
- Да, несомненно, это он. - наконец тихо произнес Шерлок.
- Кто? - я весь напрягся, само упоминание о Хастуре заставляло меня нервничать сверх меры.
- Это очевидно. Мы чувствовали не человека но не знали, кто он, а потом ты получаешь предупреждение от Майкрофта. - он как всегда терпеливо объяснял то, что теперь виделось ему очевидным, хотя сам еще несколько минут назад пребывал в таком же неведении.
Догадка мелькнула в моей голове.
- Тот парень, Джим!
- Именно, Джон. - улыбнувшись кивнул Шерлок. - Мы сами это почувствовали.

Оракул Древних, блог «Рукописи не горят, их просто недописывают.»

Пара слов о постах.

Есть недописанные вещи, на которые не хватило запала или мотиваци...

Забыть жаль, а там может и придет что в голову.

Пусть будет перед глазами, а там как повезет.

Без правки, как есть.

Рейтинг-не рейтинг, а намеки разные всегда есть. Вас предупредили.

Заинтригованный Читатель, блог «Очень ироничный расклад»

Очень ироничный расклад, продолжаем

Пэйринг и персонажи:

MC, Азра Альназар, Джулиан Деворак, Люцио, Надия Сатринава, Порша Деворак

Рейтинг: R

Жанры: Детектив, Крэк, Фэнтези, Юмор

Предупреждения: UST, ООС, Отклонения от канона

Другие метки: Эксперимент, элементы других видов отношений, элементы слэша, элементы фемслэша, элементы гета.

 

— Клиентка, судя по стуку.

Глге прислушивается. Азра гладит Фауст по голове.

— Сильная духом и властная, но хорошо образована и манеры сдерживают характер. И она ещё ни разу не была тут.

— И всё это ты видишь только по её манере стучать, — Азра качает головой. — Я поражён, Эмсе.

— Всего лишь мой метод.

 

Читать на фикбуке

Заинтригованный Читатель, блог «Очень ироничный расклад»

Очень ироничный расклад

Продолжим)

 

 

Пэйринг и персонажи:

MC, Азра Альназар, Джулиан Деворак, Люцио, Надия Сатринава, Порша Деворак

Рейтинг: R

Жанры: Детектив, Крэк, Фэнтези, Юмор

Предупреждения: UST, ООС, Отклонения от канона

Другие метки: Эксперимент, элементы других видов отношений, элементы слэша, элементы фемслэша, элементы гета.

 

- Давай узнаем, насколько выросли твои силы, Эмсе, - улыбнулся Азра, садясь за стол предсказаний. Вокруг руки Азры обвилась его змея-фамилиар Фауст, внимательно следящая за руками Глге.

- Здравствуй, Фауст!.. Мне тоже очень хочется это выяснить, - кивает Глге, раскладывая карты и добавляет:

- Ты должен знать - твоё мнение очень важно для меня...

Читать на фикбуке

Страницы: 1 2 3 26 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)