Что почитать: свежие записи из разных блогов

Категория: фанфикшн

Profundum, блог «Голубая трава, что поёт»

Ударить

Мобэй Цзюнь/Шан Цинхуа

 

Шан Цинхуа осторожно посмотрел на своего короля. Тот выглядел по-прежнему: слишком красивый и далёкий, казалось, лёд был всей его сутью, и единственное, на что мог рассчитывать самый верный слуга, — просто находиться рядом. продолжение следует…

Profundum, блог «Голубая трава, что поёт»

Добавим кальция. Пролог

Лю Цингэ/Шэнь Цинцю, Юэ Цинъюань/original!Шэнь Цинцю, Мобэй Цзюнь/Шан Цинхуа

 

Описание: Шэнь Цзю — учитель литературы в частной школе. Всё идёт своим чередом, пока он не заболевает. Как в такой ситуации поступит обычный человек? Возьмёт больничный. А читер? Читер отправит работать вместо себя своего близнеца — литературного (диванного) критика Шэнь Юаня.

 

Пролог продолжение следует…

SW Администратор, сообщество «Star Wars Fans Fest»

Фестиваль "Разморозка"

Дорогие друзья, у многих из нас остались недописанные/недопереведенные произведения или живые идеи, которые там не хватило сил и времени воплотить. В связи с этим мы решили в этом году опробовать новый фестивальный формат - "Разморозку".
Суть фестиваля проста - в соревновательной манере закончить свое произведение к определенному сроку.

Условия фестиваля:
— произведение должно быть написано на момент начала фестиваля максимум на 50%;
— произведение в законченном виде должно быть не менее 15 000 слов (т.е. макси);
— в отличие от ББ и ФБ, имеющаяся часть произведения может быть опубликованной ранее;
— иллюстрации приветствуются, но не являются обязательными. В то же время будем рады художникам (артерам, виддерам, коллажистам, рукодельникам), которые решать поучаствовать.

Для участия в комментариях к этому посту напишите краткую характеристику своей работы, данные об уже существующей части и свои планы на фестиваль до 12 мая 2019 (вс).
Пример:
примерный пост-заявкаНик: Username
Фанфик: Ficname (ссылка на существующую часть, если есть)
Пейринг/Персонажи: Люк/Лея, Сноук, Хан Соло
Краткое содержание: В поисках храмов джедаев прошлого Люк Скайуокер находит на захолустной планетке старца, который, кажется, знает все не только об умершем ордене, но и о нем самом...
Планируемый размер: 10 глав, 20 000 слов
Написано: 2 главы, 3592 слов



Фестиваль продлится ориентировочно до 1 августа. Отчетные периоды- 1 июня, 1 июля, и 1 августа, по результатам которых будут обновлены диаграммы.
примеры диаграмм


Работы дошедших до конца и выживших авторов будут опубликованы целиком в данном сообществе, авторы получат почет и уважение (и, может быть, некую символическую награду, потому что почему бы и нет).

Предложения по обустройству феста также принимаются.

StalkerAkuta, блог «Волшебный дом»

Не то, чем кажется 6

Название: Не то, чем кажется
Автор: StalkerAkuta
Размер: Миди, в процессе
Канон: Гарри Поттер (Harry Potter)
Персонажи/пейринг: Гарри Поттер/Северус Снейп
Категория: слеш (яой)
Жанр: Драма, Фэнтези, AU, Ангст
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Иногда люди это не то, чем кажется. Что будет, если кто-то вдруг разгадает твои секреты?
Предупреждения: OOC, Насилие, Нецензурная лексика


Глава 6


Проснулся Северус с жутко затекшими шеей и спиной, головной болью и сухостью во рту. А еще со стойким ощущением нереальности происходящего. Он прекрасно помнил вчерашний день и все предшествующие события, но легче от этого не становилось… Кто мог подумать, что желание напакостить Поттеру и посадить в лужу, а если получиться то и в тюрьму, его крестного приведет к таким последствиям? Нет, Северус не жалел о произошедшем ни секунды, однако же с ужасом понимал — уйди он раньше, или промолчи Поттер в той лавке, или будь он чуть внимательнее в пути… Всё было бы иначе и кто знает лучше ли?читать далее

Тихий стон с постели буквально подбросил Северуса на ноги и заставил оставить все философские мысли. Он подумает об этом позже, когда выдается время, а сейчас нужно убедиться что с мальчиком всё в порядке. Но не успел Северус достать палочку, как Поттер снова застонал и открыл глаза.

— Пора вставать?.. — тихо спросил он, потирая лицо и пытаясь подняться.

— Нет! — слово вырвалось прежде, чем Северус обдумал вопрос, однако огорчится столь поспешной реакции он не успел. Поттер его ошарашил:

— А как же завтрак? — все так же тихо поинтересовался Поттер.

— Завтрак? — тупо переспросил Снейп и мальчик кивнул.

— Разве мне не нужно приготовить завтрак? — удивленно спросил он и Северус медленно выдохнул, беря себя в руки.

— Нет, тебе не нужно ничего готовить, Гарри, — как можно мягче проговорил он, осторожно касаясь плеча мальчика и несильно надавливая. — Ты заболел и тебе нужно отдыхать…

— И убираться не надо? — удивленно уставился на него Поттер. — И сад пропалывать?

— Нет, — Северус едва удержался, чтобы не скрипнуть зубами. — Ты должен лежать и отдыхать, — он осторожно положил ладонь на лоб мальчика и кивнул сам себе. Так и есть — жар. Организм Поттера ответил вполне предсказуемой реакцией. «Лишь бы всё обошлось только температурой и слабостью!» — взмолился Северус, активно отмахиваясь от осознания, что чудовищный коктейль из крови мальчика необходимо вытравливать, а процедура эта весьма далека от приятной… И в сочетании с нынешним состоянием может дать весьма непредсказуемые результаты.

— Хорошо, — тем временем согласился Поттер и улегся поудобнее, закрывая глаза. — Но вы же меня разбудите, когда надо будет в школу, да?

— Разбужу, — кивнул Северус, хоть его уже и не видели. Он подождал минуту и, убедившись что Поттер и правда спит, провел все необходимые диагностики.

Результаты озадачили.

Мало того, что яд василиска блокировал часть воздействия от зелий, так он еще и принялся разрушать компоненты в крови! Да какой же концентрации в таком случае была та дрянь, что Поттера пичкали? Он одними зельями в Хогвартсе чтоли питался?! Северус потер переносицу, пытаясь успокоиться. Жар был не очень сильным и явное бредовое состояние мальчика только им объяснить нельзя было. Так что проблема, скорее всего, заключалась именно в этом самом распаде компонентов, продолжающих так или иначе воздействовать на Поттера. «А понимал ли он, что происходит, когда я его забирал? — невольно подумалось Северусу. — И понимает ли он это сейчас?»

С этими тяжелыми мыслями Северус отправился в лабораторию, предварительно навесив на мальчика все сигнальные чары, какие знал. Во-первых нужно было сварить более эффективное жаропонижающее, во-вторых убедиться, что зелье Очищения крови не навредит еще больше с таким вот странным коктейлем в крови.

***

Сварить Жаропонижающее с особо сильным эффектом было делом получаса, однако давать его Северус решил только в крайнем случае. Не стоит и без того перегруженному всякими «добавками» организму прибавлять проблем… Осталось только понять какой тип Очищающего зелья сварить, но среагировавшие следящие чары на Поттере тут же заставили Северуса бросить анализ, подорваться и рвануть наверх.

Оказалось что Поттер опять проснулся и теперь пытается встать. Именно пытается — мальчика заметно вело и шатало, так что он смог лишь привстать на постели на локтях и замереть, явно справляясь с головокружением. Подавив желание подлететь к кровати и, уложив ребенка обратно, объяснить ему что «лежать и не вставать» значит именно лежать и не вставать, Северус всё же подошел и поинтересовался:

— Мистер Поттер, вы не поняли, что я вам сказал? — не сдержав, правда, язвительности в тоне. Ведь можно же допустить что мальчик и правда не понял, что сказал ему Снейп и сказал ли вообще из-за жара и еще черт знает чего…

— Где я? — прошептал Поттер тем временем и Северус подобрался.

— У меня дома, мистер Поттер, — осторожно произнес он.

— Дома? — переспросил Поттер и добавил, словно бы про себя: — Мне не приснилось?

— О чём именно речь? — тут же спросил Северус, пытаясь вспомнить, может ли выброс повредить память или это вина лихорадки и искажения восприятия? Впрочем Поттер его вопрос проигнорировал и пробормотал:

— Где… Где ванная? Я… Мне плохо… — голос сорвался на судорожный вздох и Поттер скорчился на постели. — Пожалуйста, профессор…

Северус моментально стряхнул любые сомнения и подлетел к мальчику, подхватывая его на руки. Поттер дернулся было, но тут же вцепился ему в ворот рубашки пытаясь удержаться и Северус без особого сопротивления донес его до ванной. Благо та была всего лишь за соседней дверью — Поттер был уже подростком, а не ребенком, и весил немало. Оказавшись стоящим рядом с унитазом Поттер тут же рванул к нему, чудом умудрившись не упасть расквасив нос и… Дальнейшие полчаса Северус. если честно, хотел забыть — мальчика буквально выворачивало наизнанку и рвотные спазмы продолжались даже когда в желудке не осталось и желчи. При этом его трясло так, что если бы Северус не придерживал Поттера, он бы не смог удержаться на коленях перед унитазом.

И именно в этот момент Северус впервые ощутил настоящую жажду убийства. Убийства даже не Дурслей, что были, хоть и косвенно, но виновны в состоянии Поттера, а той суки, что пичкала беззащитного ребенка омерзительной дрянью — влияющей на сознание не самым лучшим образом между прочим! — в таких концентрациях, что вызвало столь сильную интоксикацию. Надо сказать что подобной «чести» удостаивался разве что Темный лорд и то по вполне понятной причине… Так что у Северуса, как только он поставит Поттера на ноги, появилась куча дел — найти и призвать к ответу всеми доступными способами этого ублюдка.

И желательно максимально болезненными…

— Почему вы молчите, профессор? — едва слышный шепот заставил Северуса вздрогнуть и оторваться от кровавых сцен возмездия… или бескровных, но не менее страшных для жертвы и посмотреть на Поттера. Уже пару минут, как Поттера отпустило, он сидел на полу, прижимая к себе мальчика и неосознанно укачивая его, стремясь успокоить и привести в себя. Похоже помогло, хоть жар и не думал спадать.

— А что я должен сказать? — устало поинтересовался Северус в ответ, опуская и имена, и привычную язвительность. Все-таки почти бессонная ночь, нервотрепка и довольно большие затраты магического резерва сказывались на нем не лучшим образом, лишая последних сил.

— Не знаю, — Поттер чуть дернул плечом, словно намеревался им пожать. — Что-нибудь ядовитое… — Северус глубоко вздохнул. Мальчик такого о нём мнения? Замечательно просто!.. Но развить мысль дальше Поттер не дал:

— Значит, это был не сон? — прошептал он.

— Что именно? — так же тихо уточнил Северус, внутренне замирая.

— Ваш рассказ… Про маму и… — Поттер судорожно сглотнул, но продолжил, — вас, профессор.

— Да, это было на самом деле, — решительно подтвердил Северус.

— Значит вы правда… Ненавидите меня за… За то что я виноват… — на этот раз Поттер договорить не смог, но Северусу это было и не нужно. Он прижал мальчика к себе еще крепче, так что почти услышал как хрустят ребра Поттера, и яростно зашептал ему прямо в ухо:

— Запомните, мистер Поттер, я дважды не повторяю! — Северус сделал паузу и четко, почти по слогам, проговорил: — Вы. Ни в чём. Не. Виноваты. Поттер!

— Но… — попытался возразить тот.

— Не виноваты! — с нажимом повторил Северус. — Повторите!

— Проф…

— Повторите!

— Я… Я не… виноват… — пробормотал Поттер.

— Четче! — рыкнул Северус.

— Я не виноват, — послушно повторил Поттер.

— В чём? — рык сменился на вкрадчивый тон.

— В… в том что… что мои родители… — произнести слово «смерть» Поттер явно не мог и Северус сжалился над ним.

— Да, все правильно, вы не виноваты в гибели ваших родителей, — уже заметно мягче произнес он и, подумав, горько добавил: — Если уж кого винить, то только меня…

— Почему? — тихо спросил Поттер после паузы.

— Потому что это я рассказал Темному лорду… — со вздохом начал отвечать было Северус, но мальчик его перебил, выпрямившись, сбрасывая руки, и непривычно серьезно глядя на него.

— А разве вы знали, что это будет мама? — спросил он и Северус, словно завороженный блеском этих зеленых глаз, ответил то, что подумал:

— Нет, откуда… — пожал он плечами. — Я и пророчество-то до конца дослушать не смог…

— Значит вы не виноваты! — тихо, но твердо произнес Поттер и не подумав отвести взгляд.
И впервые за эти двенадцать с лишним лет Северус смог наконец почувствовать, как его отпускает. Отпускает чувство вины за то, что не удержал язык за зубами, за то что не смог уберечь тот единственный свет, что столь долго скрашивал его существование… Да, осталась вина за то что не сдержал слово, данное Лили, и попросту бросил на произвол судьбы её ребенка, но это как раз он может исправить! И исправит, уж будьте уверены! Тем более что Поттер вроде как не против… Нет, Гарри. Стоит привыкнуть звать его по имени. Северус немного кривовато улыбнулся и осторожно потрепал мальчика по волосам.

— Ты тоже не виноват, Гарри… — мальчик не отдернулся, что уже было хорошо, но потупился. — Гарри?.. — чуть предостерегающе начал Северус, однако тот его перебил:

— Я знаю, что вы скажете, профессор, — покачал он головой. — Но не могу отделаться от мысли, что если бы мама… от меня… — голос прервался и мальчик едва подавил всхлип, однако тут же договорил чуть тише: — Может если бы меня не стало, то мама была бы жива…

— Не вышло бы Гарри, — выдавил Северус. Сейчас он отвечал даже не мальчику, а самому себе. Когда-то, очень давно, он тоже винил этого ребенка и кто знает, может эти мерзкие мысли и стали той злобой, с которой он нападал на Поттера-младшего… — И дело не только в том, что Лили никогда бы не позволила причинить вред своему ребенку, а я не смог удержать язык за зубами… И не спорь! — сурово добавил он, но Гарри все равно заявил:

— Вы же не знали!

— Что я не знал? — криво усмехнулся Северус. — Что Темный лорд воспримет мои слова всерьез? Или что из-за этого пророчества может погибнуть как минимум один младенец? — жестко спросил он.

— Но… — растерянно протянул Гарри и умолк. Северус тяжело вздохнул и устало закончил:

— Я все знал, Гарри, знал и все равно хотел спасти свою шкуру, не больше и не меньше, — они умолкли, думая каждый о своем, но мальчик внезапно попросил:

— Посмотрите на меня, профессор, — Северус поднял взгляд и уставился в зеленые глаза напротив.

— Я слушаю, — выдавил он, ожидая чего угодно, от упреков до заверений, что он ошибается, но Гарри все равно умудрился удивить:

— Вы так и не сказали, почему не вышло бы их спасти, — тихо произнес он.

— Что? — переспросил Северус.

— Почему маму и папу нельзя было спасти, если я… — Гарри осекся, сглотнул и выдавил: — Если бы меня не было?

— Потому что магам нельзя делать аборты, — пожал плечами Северус. — Иначе магия убьет и мать, и по отцу откатом пройдется. Да и просто опасно было — срок был уже большой у Лили, когда стали известны цели. Теперь ты понимаешь, что ни в чем не виноват?

— Наверное… — устало произнес Гарри и опустил глаза. — Но вы тоже не виноваты… Я знаю, на что можно пойти, чтобы спасти свою жизнь…

— Но ты бы так никогда не потупил, — горько усмехнулся Северус.

— Может быть, а может и нет, — пожал плечами Гарри. — Я не знаю…

— Зато я знаю, Гарри, — отрезал Северус, помолчал и осторожно спросил: — Как ты себя чувствуешь?

— Устал… — тихо ответил тот. — И тошнит еще немного… Но голова уже не кружится.

— Хоть что-то, — вздохнул Северус. — Можешь встать?

— Наверное да, — равнодушно пожал плечами Гарри и Северус невольно вздохнул.

— Ясно, — буркнул он и под протестующий, даже не вопль, а писк, подхватил Гарри на руки и потащил обратно. — Надеюсь на этот раз вы, мистер Поттер, будете соблюдать постельный режим?

— Если вы меня сейчас поставите, то да! — вскинулся Гарри.

— Поверю на слово, — усмехнулся в ответ Северус и поставил мальчика на ноги перед дверью в теперь уже его комнату. — Но все же прослежу, — Гарри не ответил, однако позволили помочь ему войти и улечься, почти сразу заснув.

StalkerAkuta, блог «Волшебный дом 2»

Песня китов 2

Название: Песня китов
Автор: StalkerAkuta
Размер: Макси, в процессе
Канон: Гарри Поттер (Harry Potter), Dishonored
Персонажи/пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп, Чужой
Категория: джен
Жанр: Драма, Фэнтези, Мистика, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Первый раз
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: "В стенах этой школы каждый сможет получить помощь!" Когда эти слова , сказанные директором, стали вызывать горькую усмешку?
И что делать если эти слова внезапно стали правдой?
Предупреждения: OOC, Элементы гета, Элементы слэша


Бездна


Гарри проснулся оттого, что замерз. В принципе ничего нового, в его чулане всегда было холодно, ведь отопление это слишком дорогая штука, чтобы тратить её на какого-то уродца… Тихонько вздохнув, Гарри просто свернулся калачиком и попытался натянуть одеяло на голову.
И замер.читать дальше
Простынки, заменяющей ему одеяло, не было. Зато был странный балахон, одетый на него. «Мантия», подсказала память. А в следующий миг Гарри подскочил, озираясь, вспомнив, как он сюда попал. Вернее, откуда… И тут же, испуганно пискнув, вжался лопатками в камень за спиной. Просто потому что происходящее вокруг не могло быть правдой! Парящие в пустоте обломки скал… домов… комнат… непонятных сооружений… а мимо них, прямо в воздухе, проплывал огромный жуткий кит, словно сошедший с той самой гравюры в коридоре!
— Тебе нравиться мой дом, мой маленький спаситель? — внезапно раздалось рядом и Гарри взвился на ноги, одновременно вытаскивая палочку и поворачиваясь к возможной угрозе. Говоривший не обратил на это внимания, ожидая ответа и рассматривая Поттера уже знакомыми черными глазами. Ну, по крайней мере, в этот раз это существо было одето… Гарри понял, что произнес это вслух, когда черные глаза напротив чуть расширились в удивлении и существо, запрокинув голову, искренне расхохоталось.
— Ты неподражаем, мой маленький спаситель! — выдало оно, отсмеявшись. — Еще никто не начинал знакомство со мной с подобной фразы! С другой стороны… — существо вдруг стало задумчивым, — никто и не освобождал меня раньше из заточения… Но ты не ответил на вопрос, мой маленький спаситель. Тебе нравится мой дом? — оно прищурилось, снова внимательно разглядывая Поттера.
Гарри сглотнул и отступил на пару шагов, чувствуя себя крайне неуютно под этим изучающим взглядом. На языке вертелась тысяча вопросов, начиная от «Где я?» и «Кто ты?» и заканчивая «Что здесь вообще происходит?!», но даже открыть рот, чтобы их задать, казалось непосильной задачей… В то же время надо было как-то дать ответ, который пока что терпеливо ждало это существо. В поисках храбрости Гарри снова огляделся по сторонам, опустив палочку… Не потому что вдруг перестал бояться этого создания, а просто он нутром чуял — здесь навредить себе это существо просто не позволит.
— Ну так что? — внезапный вопрос заставил Гарри вздрогнуть и отступить еще на пару шагов. При этом мальчик старался не задумываться, что еще два и он улетит в пропасть. — Ты хочешь молчать, мой маленький спаситель? — чуть насмешливо поинтересовалось существо и Поттер решился:
— Здесь очень странно… — раз уж его называют спасителем, то вряд ли планируют убивать. Так что можно и попытаться ответить. Правда как обычно получилось что-то непотребное…
— Странно? Тебе здесь не нравиться, мой маленький спаситель? — как показалось Гарри обиженно поинтересовалось существо и мальчик перепугался по-настоящему. Мало ли как оно будет вымещать на нём свою обиду. И попытался объяснить:
— Н-нет… Здесь просто… странно… Ну… — Гарри почти панически огляделся по сторонам и отступил еще на шаг. — Не… Ненормально как-то…
— Ненормально? — переспросило существо. — Тебе это неприятно? — он выпрямилось и сделало шаг к нему. Гарри невольно повторил его движение, только в обратную сторону. — Ты боишься меня? — заметило этот маневр существо.
— Н… Н-нет… Я… — мальчик задрожал, не в силах выдавить ни слова.
— Я пугаю тебя? — существо внезапно по-снейповски изогнуло бровь и сделало еще шаг, внезапно оказываясь почти вплотную к Гарри и с жаром спросил: — Тогда зачем ты меня освободил?
Но Гарри уже не услышал вопрос — отшатнувшись он споткнулся и, неловко взмахнув руками, упал в пропасть. Нет, не так. Он упал в пустоту и та жадно набросилась на него, затягивая в себя всё глубже… Внезапно грудь сдавило тисками, кожу даже сквозь одежду обожгло холодом, а уха коснулось дыхание моря…
— Держись, — сказало море и этот странный сон провалился во тьму.
***
В этот раз просыпаться было труднее, но зато воспоминания остались при нём, в том числе и о том месте, где он оказался. И с кем.
— Это место не самое лучшее для сна, мой маленький спаситель, — словно прочитав его мысли откликнулось это… существо. Гарри с трудом открыл глаза и сел. Он был на том самом камне, парящем в пустоте, а рядом с ним сидел тот самый парень с черными провалами глаз. Он выглядел странно грустным. — Я пугаю тебя, — внезапно произнес он. Не спросил, а отметил как факт. И отвернулся, разглядывая странные картины, складывающиеся из парящих обломков. Гарри, не зная что сказать, тоже посмотрел туда.
— Я был заперт человеком подобным тебе, — после большой паузы проговорил этот «парень» и Гарри, не ожидавший подобного вздрогнул. — Тот человек боялся меня, как ты, но при этом жаждал моей силы. Всей моей силы. Он так и не смог получить её, зато в отместку он лишил её меня… Вернее, он запер меня вдали от этого места. Это ведь не просто мой дом, мой маленький спаситель, — впервые повернулся он к нему с начала монолога, — Это место — часть меня. Каково бы тебе было, лишись ты сердца и живи без него? — Гарри честно задумался над ответом.
— Мне бы было больно. Очень. Не физически, просто… больно, — тихо произнес он наконец. Парень прикрыл глаза.
— Спасибо за честный ответ, мой маленький спаситель, — медленно произнес он. — Может ты так же правдиво ответишь и на второй?
— К-какой? — пробормотал Гарри, невольно разглядывая это существо… или всё-таки парня?
— Зачем ты освободил меня? — спросил тот, распахивая глаза-провалы и заглядывая, казалось в самую душу. Но теперь это, почему-то, не пугало…
— Я не знал, что освобождаю кого-то, — честно ответил Гарри, глядя в настоящую бездну.
— А если бы знал? — вскинул бровь парень.
— Тогда бы я сделал то же самое, — уверенно ответил Гарри и даже кивнул.
— А если я монстр? Если я пришел в этот мир лишь для того чтобы нести смерть и разрушения подобно левиафанам? — Гарри нахмурился. Было в этом предложении что-то не так.
— Разве левиафаны несли разрушения? — озадаченно спросил он.
— Еще как! — кивнул парень и усмехнулся.
— Но ведь не всегда же! — Гарри нахмурился еще сильнее. — Обычно они жили мирно…
— И никого не трогали, — уже открыто усмехнулся парень. — А ты наивен, мой маленький спаситель.
— Не думаю, — проворчал Гарри, насупливаясь.
— Неужели? — насмешливо поинтересовался парень и вдруг спросил: — Ты теперь не боишься меня?
— Нет, — мотнул головой Гарри и только после этого понял, что сказал правду. Кем — или чем? — бы не являлся этот парень, мальчик его больше не боялся.
— Почему? — с легким удивлением спросил тот и Гарри честно пожал плечами. Он и сам не знал, с чего такое доверие. — Ладно, отложим этот вопрос, — задумчиво протянул парень, с любопытством разглядывая мальчика. — Ответь мне на первый — спас бы ты меня, если бы я всё-таки был опасен для твоего мира?
— Да, — был твердый ответ.
— Почему? — кажется ему всё-таки удалось удивить этого… эту сущность.
— Потому что никто подобного не заслуживает! — всё так же уверенно ответил Гарри. — Даже если бы вы были монстром, то подобного не заслужили бы!
— А ты, я так понимаю, за честный бой и пусть победит сильнейший? — насмешку в голосе парня можно было потрогать.
— Нет, но… и не так! — Гарри и сам не знал, как объяснить свой ответ, просто знал, что каким бы чудовищем существо не было — мучить его бессмысленно. Это приносит лишь новую боль и жажду убивать, а значит превращает наказание в замкнутый круг. И какой тогда в нём смысл? Нет, он не был наивным и не призывал всех перевоспитывать, но и наслаждаться чужими страданиями — мерзко!
Парень никак не прокомментировал косноязычие Гарри, лишь посмотрел на него долгим, тяжелым взглядом, от которого мальчику стало не по себе, хоть прежний страх перед этим существом и не вернулся.
— Я понимаю, что ты хочешь сказать, — неожиданно проговорил он. — И спасибо тебе за это. Мало кто ответит подобно тебе, но, я думаю, ты знаешь это, — Гарри невольно кивнул, соглашаясь с этими словами. — Мое имя Чужой, — внезапно произнес парень. — Тебе говорит это о чем-то?
— Нет, — честно помотал головой Гарри. Чужой вздохнул.
— Неудивительно. У людей очень короткая память, а я… и так был не очень популярен, — произнес он. — Но это сложно объяснять сейчас, да и не нужно… А вот извиниться я, пожалуй, должен.
— Э… а за что? — растерянно протянул Гарри.
— За то что ты оказался здесь… Вернее, за то что оказался здесь целиком, — поправил сам себя Чужой. — Видишь ли, мой маленький спаситель, это место никогда не было запретным для людей. Я сам приводил их сюда во снах и давал свой знак, — он повел рукой в воздухе и там появилась странная горящая метка. — Если они принимали его, то Бездна делилась с ними своей частицей, наделяя огромной силой, а также позволяла приходить сюда самим…
— Если принимали? — осторожно спросил Гарри, невольно напрягаясь. Ему не нравилась тема разговора.
— Да, — Чужой развеял знак и встал, закладывая руки за спину. — А если нет, то они возвращались в реальность и считали всё это лишь сном…
— Но я-то не сплю… вроде, — пробормотал Гарри и невольно оглянулся на парящие обломки.
— Да, ты не спишь, мой маленький спаситель, и в этом моя вина, — Чужой снова отвернулся. — Я не рассчитал силы и перенес тебя сюда полностью…
— И чем мне это грозит? — осторожно спросил Гарри, так и не дождавшись продолжения, когда Чужой замолк.
— Тем, за что я и хотел попросить прощения, — он повернулся к мальчику. — Я всегда даю выбор, но не в этот раз. Бездна теперь не отпустит тебя так просто…
— И что мне делать? — перебил его Гарри, вскакивая.
— Есть два варианта, — невозмутимо продолжил Чужой. — Ты соглашаешься принять мой знак и, скорее всего, сможешь уходить и приходить по собственному желанию.
— А второй? — тут же спросил его Гарри.
— Второй? — Чужой склонил голову к плечу, разглядывая мальчика. — Второй в том, что ты останешься здесь навсегда, — насмешливо, как показалось Поттеру, заявил он. Гарри невольно сглотнул и снова огляделся… Самое забавное, что предложи ему свой знак Чужой как положено, то Поттер принял бы его с радостью. Не ради силы, зачем она ему, а вот возможность сбегать в это странное место чтобы побыть в одиночестве… Гарри опустил голову и печально хмыкнул.
— Что не так? — тут же спросил Чужой. Гарри, успевший за размышлениями позабыть, что на самом деле здесь не один, вздрогнул, уставившись на хозяина этих мест.
— Да просто у меня всё как всегда по-Поттеровски… — бесхитростно ответил он и тут же испуганно отступил, справедливо опасаясь гнева этого существа.
— По-Поттеровски? — поднял бровь Чужой и Гарри, сглотнув, пояснил:
— Ну… У меня просто всё всегда не как у людей… Я абсолютно ненормальный… — он оборвал сам себя и невольно съежился под пристальным изучающим взглядом Чужого.
— Хочешь сказать, что я подчинился твоему невезению, мой маленький спаситель? — вкрадчиво поинтересовался он.
— Я… Я не… — Гарри попятился, но тут же уперся спиной в скалу и уставился на Чужого. — Я не это имел в виду… Я просто…
— Ты просто хотел сказать, что я подчинился законам смертных, человечек? — Чужой сделал шаг вперед и внезапно оказался прямо перед носом испуганно пискнувшего Гарри. — Считаешь, что я слишком слаб, чтобы следовать наперекор твоей судьбе? — говоря это он медленно выпрямлялся, нависая над мальчиком. Дохнуло морской солью и странным неприятным запахом, повеяло холодом… Гарри, понимая, что разозлил это существо, просто молча смотрел в черные провалы глаз. Страх, как и всегда бывало в смертельных ситуациях, отступил, лишь маяча на горизонте, однако дельные мысли так и не появились. Терять Поттеру было уже нечего и он, выпрямившись во весь свой невеликий рост, твердо ответил:
— Нет, я так не думаю. Я лишь сказал, что у меня всё всегда наперекосяк, — Гарри поджал губы и вскинул подбородок. — У меня и в мыслях не было оскорбить вас, сэр, или сомневаться в вашей силе, — внезапно он опустил плечи и печально закончил: — Я просто устал быть неудачником и цирковой обезьянкой в одном лице… — поняв, что не выдержал и начал жаловаться, Гарри оборвал сам себя и скомкано закончил: — Простите мне мои слова…
— Хм… — Чужой перед ним исчез и Гарри завертел головой, выискивая хозяина этих мест. Его нигде не было и Поттер невольно сделал несколько шагов к краю, выискивая.
— Где вы? — тихо позвал он, замирая. Никто не ответил и Гарри медленно осел на землю. — Кажется на меня всё-таки обиделись… — накатила усталость девятым валом и мальчик, уже не особо беспокоясь о возможных последствиях свернулся калачиком прямо на земле, моментально проваливаясь в сон, как в полынью.
***
Было темно и холодно. Гарри знал, что вокруг вода, но он мог дышать. И он знал, что где-то высоко над ним ясный день, пускающий блики по поверхности всегда неспокойных вод. Но сюда этот свет не доберется. Это обитель холода, мрака и чудовищ. А еще вспыхивающих искорок — жизнь не может смириться с темнотой. Она изобретает свой свет, такой же холодный, как и мир вокруг. Он вспыхивает искрами тут и там, высвечивая странных и пугающих существ. Это — рыбы, что состоят, кажется, из одних зубов и глаз. Вдалеке сквозь искры проплывает что-то огромное и Гарри провожает его взглядом, подобные создания — нечастые гости здесь. Внезапно мелкие искорки вспыхивают ярче и свет выхватывает из мрака белое брюхо и длинную, узкую пасть, усеянную зубами. Кашалот. Гигантский кит кажется совсем крошкой, не больше мелкой рыбешки, как и схватившийся с ним за свою жизнь кальмар. Гарри закрывает глаза. Слишком привычная картина, гораздо интереснее наблюдать за бликами на воде… Морские толщи для него не преграда, он видит их легко. Их танец умиротворяет, заставлять забыть о холоде и тьме. Он зовет наверх…
Гарри вздрогнул и распахнул глаза. Он по прежнему валялся на том клочке парящей земли, скорчившийся от холода. Кое-как согнув закоченевшие руки Гарри попытался себя поднять, но потерпел фиаско и снова упал на землю. Впрочем удара он почти не почувствовал — настолько замерз.
— Не получилось, — неожиданно услышал он уже знакомый голос. — Жаль… Было бы интересно, — Чужой сидел где-то позади и, как чувствовал Гарри, разглядывал своего гостя.
— Что это было? — едва слышно прошептал мальчик, снова пытаясь сесть. Неожиданно плечо обожгло болью и Гарри толкнули на землю.
— Не пытайся встать, — теперь голос Чужого раздался прямо над ним. — Сначала отогрейся хоть немного. Увы, я не могу дать тебе тепла… разве что заморозить окончательно, — последнее прозвучало немного насмешливо и Гарри невольно сжался в комочек, опасаясь, что это существо захочет проверить свои слова. Постепенно его начала бить крупная дрожь, первый признак того что он отогревается. Только сейчас Гарри понял, что замерз очень сильно, словно спал в снегу. Один раз у него случился такой опыт, врагу бы не пожелал подобного…
— Прости, мой маленький спаситель, — Чужой неожиданно сел перед ним на корточки. — Хотелось проверить одну теорию. Не получилось. Я и забыл какие люди… хрупкие, — он чуть качнул головой и отвернулся, но продолжал сидеть перед Гарри, пока тот приходил в себя. Наконец дрожь немного стихла и мальчик осторожно сел, тут же обхватывая себя за плечи.
-Что это было? — спросил он, когда уже был уверен, что справиться с голосом.
— Один из способов вернуть тебя в реальный мир минуя метку, — пожал плечами Чужой. — Я не учел, что ты не просто хрупкий человечек, но еще и маг, — внезапно он повернулся и заглянул Гарри в глаза. — Ты не должен был этого видеть.
— А что… — начал было Гарри, но осекся от внезапной догадки. — Ты — Левиафан?! — Чужой хмыкнул.
— И да, и нет, — качнул он головой, вставая. — Я это я, он это он, а бездна это бездна, но все мы части одного целого. Мы стали целым, сплавились воедино, словно в горниле — горячий металл. Но мы отдельно друг от друга… И я был отделен от себя слишком давно…
— Прости… — Гарри не удержался и всхлипнул. Слова Чужого пугали, но вовсе не смыслом, а пониманием, что по вине жадных людей это существо страдало…
— Ты плачешь по моей судьбе, человечек? — голос звучал холодно и отстранено, но Гарри показалось, что Чужой удивлен. По-настоящему. — Люди удивительны… — вполголоса пробормотал он и запрокинул голову со вздохом. — Тем лучше. Прости, мой маленький спаситель, но ты слишком хрупок и нет другого способа. Ты примешь мой знак? — Гарри посмотрел на это странное существо снизу и кивнул. — Уверен?
— Да…
— Чтож, так тому и быть… — левую ладонь обожгло болью и Гарри вскрикнул поднося её к глазам. На тыльной стороне медленно, словно выжигаемый изнутри, проступал странный символ. Точно такой же, как и на той костяной руне. Символ постепенно застывал, наливаясь насыщенным черным цветом, и боль проходила, но теперь рука заметно чесалась.
Не успел Гарри спросить «И что теперь?» как свет вокруг померк и… он открыл глаза в лазарете Хогвартса. Он так и не понял послышалось ли ему, но уже когда он смотрел на белый потолок раздался шепот:
— До встречи, мой маленький спаситель.

StalkerAkuta, блог «Волшебный дом 2»

Песня китов

Название: Песня китов
Автор: StalkerAkuta
Размер: Макси, в процессе
Канон: Гарри Поттер (Harry Potter), Dishonored
Персонажи/пейринг: Гарри Поттер, Северус Снейп, Чужой
Категория: джен
Жанр: Драма, Фэнтези, Мистика, AU, Мифические существа, Учебные заведения, Первый раз
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: "В стенах этой школы каждый сможет получить помощь!" Когда эти слова , сказанные директором, стали вызывать горькую усмешку?
И что делать если эти слова внезапно стали правдой?
Предупреждения: OOC, Элементы гета, Элементы слэша


Начало


«В стенах этой школы каждый сможет получить помощь!» Когда эти слова, сказанные директором, стали вызывать горькую усмешку? На первом ли курсе, когда один преподаватель оскорблял и унижал его без причин, вторая отмахивалась от слов и не пыталась вникнуть в смысл оправданий, третий умильно смотрел, усмехаясь в бороду, четвертый вообще хотел убить, а все остальные лишь пялились на игрушку под названием «Мальчик-который-выжил»? И речь не только об учениках или преподавателях. Весь магический мир смотрел на него так, что надеявшийся было на сбывшуюся сказку мальчик быстро понял, что так и остался уродцем, лишь сменив «знак». Вместо ненависти, презрения и страха на него теперь смотрели с любовью и обожанием… Вернее, смотрели на Героя, читать дальшео котором чуть ли не легенды слагают, и плевать, что он ребенок еще! Никто, НИКТО даже не попытался увидеть в нем просто человека, а не Победителя или сына своих родителей. Словно он и не живой совсем, а так — шаблон, картонка…
А шаблон так легко изменить.
Этот курс это доказал. Стоило ему случайно — а может и постарался кто, чем черт не шутит? — оказаться на месте преступления — и вот уже на него косо смотрят. Стоило заговорить со змеей — черт его тогда за язык дернул! — и все моментально записали его в наследники Слизерина… И вот, теперь он бродит по замку, провожаемый взглядами, полными страха и презрения. Его «уродство» снова поменяло знак, вот только спрятаться в чулане он больше не мог и приходилось терпеть… Всех терпеть, ведь даже Снейп смотрел на него в тот день если не со страхом, то с подозрением — точно.
Гарри остановился посреди пустого коридора и внимательно осмотрелся. Лишь убедившись, что никто не смотрит на него, Поттер поморщился и потер лоб. Эта привычка скрывать свою слабость ото всех была довольно странной для двенадцатилетнего ребенка, но Поттеру она была нужна, как воздух. Иначе слишком больно могут сделать люди вокруг. Тихонько вздохнув, Гарри еще раз огляделся и быстро скрылся в небольшой нише. Лишь там, укрывшись за доспехами так, чтобы его никто не увидел, мальчик позволил себе прислониться спиной к холодным камням и сползти на пол. Лишь там он уткнулся пылающим лбом в колени и замер, пережидая приступ.
Приступами Гарри, всю свою жизнь мучающийся от постоянных головных болей, называл резкое обострение этой самой боли и пульсирующий огнем шрам. Раньше, до своей поездки в Хогвартс, он думал, что неизлечимо болен и даже пытался понять в меру своих детских сил, какой именно болезнью. Ближе всего попадала хроническая мигрень, но лишь узнав, что он волшебник и попав в этот мир, Гарри узнал настоящую причину — это метка проклятья от убийцы его родителей. И она наверняка ему пытается вредить и реагирует на оставившего её… Как будто факта убийства его семьи мало! Впрочем, Гарри не сомневался, что той твари, в которую превратился Тот-который, действительно этого мало. Ему нужна жизнь Мальчика-который-почему-то-выжил.
И он попытается её заполучить.
Все эти мысли, кружащиеся в голове, нисколько не убавляли боль, наоборот — они словно призывали её. Стиснув зубы, Гарри всё сильнее и сильнее вжимался лбом в колени, сворачиваясь в совсем маленький комочек и молясь, чтобы эта пытка наконец прекратилась.
И внезапно острая боль отступила, оставляя лишь слабую, тянущую и уже совсем привычную. Осторожно вздохнув, Гарри медленно расслабился и осторожно, стараясь не делать резких движений, откинул голову на стену, прикрывая глаза. Как всегда после таких особо сильных приступов, на мальчика навалилась усталость, и Гарри не заметил, как заснул.

***
Проснулся Поттер резко, как от толчка. Несколько секунд он не мог понять, где он и что с ним, но потом вспомнил, что решил в очередной раз прогуляться по замку, и в пути его догнал приступ. Он спрятался, переждал его и, видимо, заснул. Стоило Гарри осознать последнюю мысль, как его подбросило на ноги. Наверняка уже отбой! Нужно поспешить или его опять поймают и снимут баллы. Не то, чтобы Поттера они волновали сейчас, но его сокурсники явно рады не будут…
Решив так, Гарри встряхнулся и кое-как пригладил волосы, затем осторожно выглянул из-за доспехов. Убедившись, что вокруг никого, Гарри сделал было шаг, но в следующий миг буквально прирос к полу — тишину коридора разорвал леденящий душу голос, доносящийся, казалось, отовсюду. Этого голоса Гарри боялся больше всего в этом году и не из-за того, что тот призывает убить и говорит о жажде крови, и не из-за того, что слышит его только Гарри и больше никто… Этот голос означал, что где-то кто-то обратился в камень.
Поттер замер, не решаясь никуда пойти. Интуиция, которая его еще ни разу не подводила, говорила, что впереди только очень большие неприятности. Хотелось вернуться обратно в нишу, с головой укутаться в мантию и притвориться, будто ничего нет, а Гарри просто нравится ночевать в нишах с доспехами… Поттер даже оглянулся на свое маленькое убежище, но в следующую секунду уверенно выпрямился и зашагал вперед. «Что бы не случилось — надо уметь это принимать», — вспомнил он фразу из какой-то умной книжки.
Но стоило ему дойти до конца коридора и завернуть за угол, Гарри понял, что иногда надо уметь и удирать без оглядки — на полу лежал без движения Джастин Финт-Флечли, а рядом парил не реагирующий ни на что Почти безголовый Ник. И вокруг не было никого. В общем, выглядело это… скверно. В первую очередь для самого Гарри. Но вместо того, чтобы броситься искать преподавателей или еще кого, Поттер осторожно подошел ближе и присел рядом с Джастином, касаясь кончиками пальцев окаменевшей руки. Просто чтобы убедиться, что парень действительно окаменел, а не упал в обморок, например…
И надо же было такому случится, что какая-то припозднившаяся девочка именно в этот момент вывернет в их коридор и увидит Гарри перед, ну, теперь уже перед предполагаемой жертвой. Впрочем, если ты Поттер, вероятность того равно ста процентам. Гарри вскочил на ноги, но девушка уже унеслась, вопя, в неизвестном направлении. Пара минут — и тут будет куча учеников и преподавателей, и самое разумное — оставаться на месте, а потом всё объяснить… Но Поттера, и без того напуганного, словно что-то толкнуло, и он понесся прочь, не разбирая дороги. Он не знал, от чего бежит и куда, но просто бежал, объятый страхом — теперь ему точно никто не поверит, что Гарри не виноват, и наверняка посадят в тюрьму. Или в психушку. У волшебников же есть психушки?..
Почему-то именно эта мысль отрезвила и заставила сначала задуматься, а потом и замедлиться. Было по-прежнему страшно, но этот страх уже не контролировал Гарри. Остановившись, он попытался успокоиться и всё обдумать. Успокаиваться получалось плохо, думать — еще хуже, но всё же Поттер пришел к выводу, что надо разворачиваться и возвращаться. Просто чтобы всё объяснить. Ученики наверняка ему не поверят, но директор-то всегда был на его стороне… Нужно хотя бы ему объяснить… С этими мыслями Гарри развернулся.
И снова замер на месте. Он стоял прямо перед развилкой. И что самое интересное — он не помнил не то что из какого коридора выбежал, но и что он вообще тут был! Гарри закусил губу и потер висок, раздумывая. Если он не помнит, что стена прерывалась, значит ему направо. Кивнув собственным заключениям, Поттер решительно направился в правый коридор.
***
Спустя пять развилок Гарри подумал, что, возможно, ошибся в выводах. А еще спустя пять — что окончательно заблудился. Вперед он шел теперь исключительно из упрямства. Должны же когда-то эти коридоры закончится! Да хоть тупиком, там он ищущих его преподавателей подождет! А то, что его ищут, Гарри не сомневался — слишком он популярная личность, чтобы его не узнали. А выяснить, что нужного студента в башне Гриффиндора нет, проще простого. Главное чтобы его нашли поскорее, так-то в этих коридорах холодно… Но то ли его искать не торопились, то ли он забрался слишком глубоко в недра замка — никто не появлялся. Даже Снейп с его «Бесконечное количество очков с Гриффиндора, Поттер!». Да Гарри был бы рад даже этому, потому что коридоры казались бесконечными, и он не представлял уже, в какой части замка он находиться и в Хогвартсе ли еще вообще. Поттер вполне мог пролететь какой-нибудь портал и сейчас находиться где-то… где-то, в общем.
А развилки всё тянулись и тянулись бесконечной вереницей, и Гарри уже начал думать, что никогда не выберется из этого лабиринта, как внезапно чуть не уперся носом в тупик. Тупиком являлся огромный барельеф, полностью перекрывающий широкий арочный коридор. Недоуменно оглядевшись, Гарри невольно отошел от него на пару шагов, чтобы рассмотреть. Ведь он действительно заметил препятствие, только когда был от него в шаге. И непонятно: он ли так ушел в свои мысли, что не увидел ничего, магия ли скрыла этот барельеф… Ничего такого Гарри не чувствовал, разве что неясную тревогу, но её можно было списать на многое. И не только на страх, что он отсюда не выберется. Прогнав эти мысли, Поттер принялся разглядывать искусную гравировку, и первое, что бросилось ему в глаза — она не двигалась. Это было очень странно для замка, где живым казалось абсолютно всё. Поначалу такое даже пугало Гарри, никогда не представлявшего столько «ненормального» в одном месте, а теперь он привык, и неподвижный барельеф казался странным. Но всё это мелькало на грани сознания, пока Поттер с удивлением разгадывал вырезанную картину.
На ней был изображен кит. Вернее, сцена охоты на что-то, очень похожее на кашалота. И именно этот странный кит занимал основное место на картине. Почему «странный»? Да потому что, по сравнению с охотниками, животное было просто огромным — трехпалубные фрегаты, прописанные со всей тщательностью, казались рядом с ним просто игрушечными корабликами! А люди на них — не больше муравья… А почему «похожий»? Это Гарри понял, только внимательно разглядев кита. Помимо «тупой» морды кашалота и больших острых зубов в распахнутой пасти, у животного было… две пары плавников и странные отростки у края пасти! Парню тут же вспомнилась одна запись, попавшаяся ему на глаза еще на первом курсе, когда они искали, что за зверь поселился в запретном коридоре на третьем этаже — в старинном бестиарии рассказывалось о левиафанах, огромных китоподобных существах, живущих глубоко на дне океанов. Там же говорилось, что левиафаны считались предвестниками беды, так как почти не поднимались на поверхность, а когда это всё же происходило, то они уничтожали всё на своем пути, а на суше начинались страшные катаклизмы. Считалось, что для того, чтобы этого не случилось, нужно уничтожить левиафана и, видимо, на гравюре было изображена именно охота. Причем охота магглов — маги так и не нашли связи между левиафанами и катастрофами, хоть и признавали агрессивность этих существ. Что не мешало им иногда участвовать в этой самой охоте ради редчайших ингредиентов и материалов. Гарри со вздохом коснулся тупой морды и провел по ней пальцами, словно лаская мифическое существо. И тогда, когда читал те сказания, и сейчас он не понимал, как можно уничтожать ради собственной выгоды столь редкое животное. Речь не шла об обычных людях — те просто боялись за себя и своих близких, хотя еще вопрос, почему они считали именно левиафанов причиной бедствий. Гарри думал о тех магах — искателях редкостей. Было бы еще понятно, если бы эти редкости были незаменимы, так нет же! Они просто были более эффективными и менее опасными по реакциям!
Гарри еще раз вздохнул от своих мыслей и тряхнул головой. У него и своих проблем достаточно, чтобы волноваться о уже давно вымерших левиафанах! Но всё же он не удержался и еще раз провел кончиками пальцев по морде исполинского кита вдоль распахнутой пасти, ощупывая ребристые зубы. Внезапно Гарри отдернул руку, давя желание сунуть указательный палец в рот — там уже набухала алая капля. Он порезался о зуб чудовища. И, он и сам не был уверен, что ему не почудилось это в игре света от факелов, Гарри увидел, как пасть шевельнулась, прокусывая ему палец. Медленно выдохнув, парень подошел поближе и посмотрел на то место, где должна была остаться кровь.
Ничего не было. Ни одного пятнышка крови. Будто левиафан и правда слизнул эту злосчастную каплю. Гарри судорожно сглотнул и отступил на пару шагов. Теперь он не сомневался, что гравюра была изображена магом. И пусть картины не могли навредить жителям настоящего мира, ежащийся от марширующих по спине мурашек Гарри решил, что стоит держаться подальше от этой странной гравюры-кровопийцы. Он даже успел развернуться, чтобы попробовать найти новый проход или хотя бы тупик без картинок на стенах, когда за его спиной раздался душераздирающий скрежет. Гарри замер от ужаса, не в силах обернуться. Но звук стих так же внезапно, как и начался, и больше ничего не произошло. Собрав всю свою гриффиндорскую смелость — а может глупость, как не раз говорил Снейп — Гарри медленно обернулся.
И снова замер уже от удивления — гравюра оказалась вовсе не картиной на стене, а хитрой дверью, и Поттер как-то умудрился нащупать замок от неё и, главное, отворить его. В очередной раз обматерив про себя свое феноменальное умение наживать себе неприятности и приключения на задницу, Гарри всё же не удержался и сделал шаг поближе. Чисто из-за треклятого любопытства, что никогда не давало ему спокойно уйти. Створки распахнулись ненамного — взрослому бы пришлось протискиваться боком, но щуплому подростку в самый раз. Вот только в проходе не было видно ни зги. И тянуло сыростью и холодом.
Гарри переступил с ноги на ногу и нерешительно оглянулся в хорошо освещенный коридор позади. Невольно вспомнились слова профессора Маггонагал, что в Хогвартсе есть Тайная комната, где обитает самое страшное чудовище в мире. Могла ли эта гравюра скрывать именно её? Да, вполне.
— Только при чем тут левиафаны? Они же в море? — вслух спросил Гарри и невольно вздрогнул от непривычно гулкого эха. Эхо шло из-за двери, отражаясь от стен коридора и обступая Поттера со всех сторон. Словно там по меньшей мере бездонный колодец…
— Вот оно тебе надо? — простонал Гарри, но сделал еще один шаг к открывшемуся проходу. Затем еще один и оказался почти вплотную к вязкой темноте впереди. В последний раз оглянувшись в коридор, Гарри вздохнул и вытащил палочку. В конце концов, если он победит чудовище, то вряд ли его будут считать причастным к окаменениям студентов, а если нет… Ему будет уже всё равно. Набрав полную грудь воздуха, Гарри решительно шагнул в темноту.
Несколько долгих секунд ничего не происходило, и Поттер хотел было рискнуть и зажечь Люмос, но тут раздался тихий щелчок, и по обеим сторонам от парня зажглись точно такие же факелы, как и в коридоре позади. Удивленно вскинув брови, Гарри сделал еще один шаг вперед и тут двумя цепочками зажглись все факелы в помещении, неожиданно ярко освещая всё вокруг: это оказалась небольшая круглая или, скорее, восьмиугольная комната с высоким потолком.
Поттер опустил палочку и замер на «пороге» этой комнаты — всё равно в помещении никого, кроме него, не было — и принялся ошарашенно озираться. А посмотреть было на что: все семь стен, кроме, естественно, прохода были покрыты столь же искусными гравюрами, изображавшими левиафанов, что и вход, только каменными. Пол был разрисован странной пентаграммой, полной каких-то рун. Даже на потолке — и там были видны какие-то символы… Но, кроме этого, тут больше ничего не было. Хотя нет, в центре стоял небольшой не то стол, не то пьедестал, на котором что-то лежало… И всё. Ожидавший как минимум личные покои основателя со стражем-чудовищем Гарри был разочарован. Да и самим чудовищем здесь не пахло, только затхлостью и сыростью. Конечно, за гравюрами могли прятаться еще проходы… Но Поттеру почему-то казалось, что это не так, а своей интуиции он привык доверять. Осталось только проверить, что на столе, и можно с чистой совестью уходить отсюда — это не Тайная комната, а просто один из секретов древнего замка. Гарри это ничем не поможет… Наверное.
Осторожно, стараясь не наступать на линии и руны на полу, мало ли, как говориться, Поттер подошел к центру и принялся разглядывать пьедестал, укрытый почти истлевшей пурпурной тканью и предмет на нем, пытаясь понять, зачем он вообще был нужен. Больше всего эта штука напоминала, как ни странно, руну, вырезанную из огромного куска кости и оформленную странными железками. Без шуток — предмет был больше обеих ладоней Гарри вместе взятых и наверняка был очень тяжелым… По крайней мере, на вид так и было. Поттер еще не настолько выжил из ума, чтобы хватать странные предметы в странных комнатах… Тот случай в лавке, перед поездкой в Хогвартс — исключение! Да, именно исключение! С этой мыслью Поттер неосознанно протянул руку, касаясь на удивление теплой и гладкой поверхности костяной руны.
Он даже не успел испугаться, как та неожиданно задрожала, издавая низкое гудение, а затем вспыхнула, отбрасывая мальчика в сторону волной ледяного воздуха. Сильно ударившись спиной о стену, Поттер вскрикнул и невольно зажмурился от боли, в тот же миг под веками полыхнуло гораздо ярче, и он порадовался, что успел прикрыть глаза, а не то наверняка бы ослеп! Но почти сразу за этим воцарилась такая тишина, что Гарри сразу передумал открывать глаза вообще. Казалось, сделай он это — и с ним случится что-то очень плохое… А может и хорошее, но переворачивающее его жизнь с ног на голову точно.
Желание убраться отсюда и всё забыть было настолько сильным, что Гарри даже встал на четвереньки, не открывая глаз, и вознамерился наощупь найти проход в коридор, как тишину разорвал тихий стон. Проклиная свое гриффиндорство, Поттер сначала выпрямился, повернулся предположительно к центру комнаты и только после этого открыл глаза. Яркий свет факелов после вспышки казался тусклым и неверным, но центр комнаты был виден хорошо, и именно это вогнало мальчика в шок: постамента больше не было. На его месте теперь лежал человек. Укрытый остатками пурпурной ткани, свернувшийся в комок, только что стонавший, а значит живой, человек. Гарри осторожно сделал шаг вперед, всё еще стараясь не касаться линий и рун, разглядывая незнакомца. Это был мужчина, даже скорее парень, с коротко стриженными черными волосами и бледной кожей. Он лежал спиной к Гарри, и тот мог видеть худые лопатки и цепочку позвонков, ныряющие под ткань. И почему-то Поттер был уверен, что если бы не тряпка — парень был бы полностью обнажен.
Присев рядом с человеком Гарри, держа палочку наготове на всякий случай, позвал:
— Сэр? — ноль реакции. Даже стон дольше не повторялся. Медленно выдохнув, Гарри осторожно протянул руку и взялся за холодное, даже ледяное, плечо и потянул на себя, стараясь перевернуть незнакомца на спину. В тот же миг его запястье сжали стальной хваткой пальцы незнакомца, лицо его повернулось к Гарри, а глаза распахнулись, безошибочно находя взглядом освободившего его мальчишку… и тут Поттер перепугался по настоящему — глаза лежавшего, лишенные белков и радужки, походили на провалы в бездну. Можно было подумать, что их нет, но Гарри отчетливо ощущал на себе чужой и чуждый взгляд… Лежащее существо глубоко вздохнуло, чуть прищурилось и изогнуло губы в усмешке, а в следующий миг Гарри показалось, что он падает в бездну этих глаз по-настоящему. Он закричал, не слыша своего голоса, но было уже поздно — бездна поглотила его без остатка.
И наступила тьма.

Profundum, блог «Голубая трава, что поёт»

Несбывшееся

Аллен прикрыл глаза, выдыхая небольшое облачко пара. Было очень холодно, так что он постарался сильнее запутаться в плед, выкраденный при побеге из очередного постоялого двора. Денег осталось в обрез, и поэтому Уолкер не мог провести в уюте и тепле чуть больше времени, чем получилось в итоге. Так же он чувствовал, что Апокриф подобрался тогда к его укрытию ближе, чем Аллен мог тому позволить ради собственной безопасности. И теперь усталый парень, растрёпанный и тяжело дышащий на жутком морозе, сидел как какой-то бездомный под полуразрушенным мостом, стараясь сохранить с помощью тёплой одежды хоть каплю тепла. продолжение следует…

Ворин Дагот, блог «говорит и показывает красная гора»

* * *

На желтоватой бумаге вьются чёрные буквы - альдмерская скоропись. В самом начале - нажим сильный, кое-где бумага прорвана, но чем дальше - тем увереннее и аккуратнее почерк.
"Ты умеешь читать альдмерис, Марий? Будет забавно, если нет..."
"Вы так вдохновенно говорите о том, какие мы жестокие, что Афин не может не верить. Но я видел больше, чем он. И я всё ещё здесь, Марий..."
"Хочешь сказать, что вы, захватив Алинор, были бы более милосердны? Не думаю".
скрытый текст"Играть преданность, когда ненавидишь, непросто. Тебе повезло, что он искренен. А со мной ты не разговариваешь."
"Интересно, когда ты решишь, что эксперимент вышел из-под контроля? Сколько у меня времени?"
" Смотри: Афин послушен. Я не позволяю ему чувствовать то, что чувствовал бы я. Хорошо, что Тит Мид меня убил".
" Это не безумие. Не безумие. Я хочу, чтобы Афин жил. Он имеет право жить. Это не безумие... "
" Марий, ты ещё не нашёл меня? Эти записи - единственное, что от меня осталось. Ты можешь не верить, однако я сожалею".
" Ублюдки. Вы добились своего. Я сожалею".
"Афин не вернётся в Имперский город, верно?"
"А чем твои методы лучше методов Талмора, регент?"
"Будь ты проклят! Будь ты проклят! Будь ты проклят!!! "
"Я буду защищать его от тебя. Клянусь кровью Алинора".

Тонкие, пару раз ломаные серые пальцы осторожно перелистывают страницы. Ллори не так хорошо знал альдмерис, как хотел бы (Трагрим говорил с ним на даэдрике), однако общий смысл разбирал.
Данмер устроился прямо посреди двора замка, прикрывшись "хамелеоном" и густой тенью росшего неподалёку дуба. Или это было другое дерево?..
Он любил читать чужие дневники. Из них можно было почерпнуть причины для устранения той или иной цели - наедине с собой все предельно откровенны.
Но то, что Ллори читал сейчас, причиняло почти физическую боль. Как будто в словах содержалось мощное проклятие.

"...ненавидеть собственный народ - самое большое предательство. Ты заставил меня. Ты, имперская скотина, мог получить верного союзника, но решил сломать и выбросить. Поступил бы я иначе? Поступил бы я иначе на твоём месте?"
"Ты был по ту сторону приказов, Марий? Там, где уже не остаётся субординации, а есть только звериная жестокость? Если бы был - не совершал бы столь грубых ошибок".
"Мы не думали о возвращении домой. Когда от меня ничего не останется, Афин не вспомнит".
" Тебе надо всего лишь подождать, но ты отчаянно хочешь мести, да, регент? "
"Я не дам ему погибнуть".

В какой-то момент Ллори захлопнул тонкую тетрадь и некоторое время просто сидел, прикрыв глаза и пытаясь справиться с чувствами. Всё время их знакомства Трагрим учил его самообладанию. Добивался того, чтобы Ллори поступал справедливо, а не импульсивно. Обычно данмер помнил, как себя контролировать, но сейчас, вдали от безопасного убежища...
Огрызок грифельной палочки крошился в пальцах, когда Ллори старательно выводил изящные буквы:
"Приходите в полночь к рунному камню Хестры, серджо Наарифин. Я вам не враг".
Слишком смело, быть может. Но надёжнее, чем заводить знакомства в замке. И, если всё, что написано в дневнике - правда... Есть надежда, что поручение Трагрима удастся выполнить.

Следующий день Ллори провёл в праздном шатании по городу. Брума не радовала погодой – сильный ветер, снег, промораживающий до костей холод. После Коловианского нагорья это было почти мучительно. Пряча нос в воротник куртки и отогреваясь зельями, данмер обошёл жилые кварталы, фыркнул на статую Защитника Сиродиила (статной бретонке кто-то отбил нос) и почти весь вечер отогревался в местной таверне. Норды смотрели неодобрительно. Имперцы смотрели с брезгливой жалостью. Меров здесь вообще не было… ну, или они не шлялись по дешёвым забегаловкам.
Забившись в угол и прихлёбывая горячий травяной настой, Ллори задумчиво рисовал круги и линии на вырванной из чужого дневника странице. Когда нечего было делать, он погружался в оцепенелое ожидание и практически спал с открытыми глазами. На поверхности разума оставалось ровно столько, чтобы адекватно реагировать на происходящее и включиться в события, когда придёт время.
К рунному камню он спускался всё так же бездумно, просто выполняя необходимое действие между двумя важными моментами. Но, увидев спокойно сидящую на одном из камней поменьше фигуру, немедленно «пришёл в себя». Красные глаза распахнулись шире, руки в карманах куртки непроизвольно сжались.
Наарифин пришёл.

- Добрая ночь, серджо.
Ллори остановился в нескольких шагах от пристально разглядывавшего его альтмера и сбросил капюшон. Поднял руки, показывая, что пришёл без оружия.
- Кто ты и чего ты хочешь.
Интонация не была вопросительной. Она была… так могли бы говорить двемерские механизмы, о которых Ллори где-то читал.
- Мне нужно поговорить с вами. Один ваш старый знакомый хотел вас видеть.
- Тогда назови причину, по которой здесь не он, а ты. Я не водил знакомства с данмерами.
Вздохнув, Ллори уселся прямо на инеистую траву и обнял колени руками. Жест закрытости и беспомощности, от которого он никак не мог избавиться.
- Трагрим из Круга Смерти. Вы должны помнить. Вы помните?
Наарифин сощурился. И дёрнул плечом, словно сбрасывая с одежды мерзкое насекомое.
- Аннэро из Ферстхолда. В начале Великой войны входил в отряд боевых некромантов. Потом возглавлял его. В Красном Кольце командовал северной частью атакующих частей. Так он жив. Вот как.
- Нет-нет, - замотал головой Ллори, - отряды некромантов – всего лишь сказка. Алинор не стал нарушать собственные запреты. Это были просто специальные…
Он осёкся, осознав, кому это пытается доказать. И впервые подумал, что никто из мастеров Смерти не будет гордиться своими достижениями даже перед самим собой.
- Он так сказал, - едва слышно прошептал Ллори. – Он сказал, что это были ложные обвинения. Империи просто нужно было повесить на Доминион побольше зверств.
- А ты бы, вероятно, прямо сказал, что поднимал целые армии мёртвых. Гордился бы этим.
- Нет! Но я… откуда я знаю, может быть, вы лжёте?
Наарифин встал – одним слитным движением, так потягиваются кошки. И как-то слишком быстро очутился рядом с данмером. Вздёрнул его на ноги.
- А зачем мне тебе лгать? Прости, девочка, но ты себя слишком переоценила. Те, кто участвовал в Кольце, оставили свой разум под грудами трупов на улицах Имперского города. Те, кто выжил – люди или мы – полностью сгорели. Осталась лишь оболочка. Пустая. Изувеченная. Знаешь, почему я здесь, а не играю в безумного пророка в ближайшем посольстве Талмора?
Ллори отшатнулся, глядя на Наарифина с ужасом.
- К-как вы…
- Походка. Черты лица. Голос. У нас таких было много – уходили вслед за мужьями, сыновьями, братьями. Грудь перетягиваешь?
- Нет, - буркнул данмер, - нет её. Имперцы постарались.
- Вот как. И теперь ты пытаешься найти смысл жизни, ухаживая за сумасшедшим некромантом.
Это было жестоко. Но – если отмести в сторону все глупые надежды – было правдой.
- Можешь не отвечать, - Наарифин кивнул. – Так вот, послушай меня, сэра. Внимательно. Если не хочешь закончить свои дни с полностью разрушенным разумом – не бери на себя чужие грехи и чужую боль. Оставь Трагриму его кошмары и его страхи. Иди своим путём.
Ллори усмехнулся – горько и зло:
- Что-то мне о тебе совсем другое рассказывали, серджо генерал. Совсем-совсем другое.
- Так я умер, - Наарифин спокойно пожал плечами, - четверть века уже, как умер. Закончу своё последнее сражение и уйду. И, на всякий случай, девочка – я никому ничего не должен. Тем более, я не должен соответствовать тому, что обо мне говорят.
- А он, значит, останется. После твоего ухода.
Оба прекрасно знали, кого Ллори имеет в виду.
- Да, - согласно кивнул альтмер, он – останется. Потому что рано или поздно он начнёт задаваться вопросом, которым задался я. И сможет что-то изменить. Вероятно, без принесения гекатомбы лордам даэдра. Для этого нужно выполнить два условия: остаться в живых и удержать власть.
- Ты действительно изменился, серджо, - вздохнул Ллори, - я не понимаю, правда, к лучшему или нет.
Он перевёл взгляд на зелёные линии рунного камня и негромко добавил:
- Мне кажется, ты прав. В том, что я смог понять. Но я не знаю, что сказать Трагриму, ведь он тебя ждёт. Я… у меня не получилось стать… тем, кем я хотел… хотела бы стать для него, - скомканно закончил Ллори.
- Скажи, что я не приду. Дальнейшее – не твоя ответственность, - негромко произнёс Наарифин. – И ещё. Я не изменился, девочка. Во мне не стало меньше ненависти или больше понимания. Я просто умер. Это случается.
Он слегка кивнул и зашагал к дороге, хрустя мелкими камушками. В холодном ночном тумане высокий силуэт растаял очень быстро, однако Ллори казалось, что альтмер просто затаился где-то и выжидает, чтобы проследить, куда пойдёт неудачливый «гонец».
Поэтому данмер не трогался с места до самого утра, снова опустившись на землю и отрешённо глядя в затянутое облаками мрачное небо.

Ворин Дагот, блог «говорит и показывает красная гора»

* * *

Покинули Коррол они вечером следующего дня. Без почётного эскорта — регент настоял на том, чтобы графиня придержала своих людей поближе. То же самое он говорил и в Скинграде. И собирался сказать в Бруме, куда направлялся теперь.
скрытый текстНа выезде из городских ворот наперерез лошади Афина бросилась овца, громко бебекая и мотая кудлатой головой. Лошадь вовремя остановилась, как раз, чтобы вслед за глупой животиной успел выскочить молодой данмер. Сокрушенно причитая, он оттащил ошалевшую овцу с дороги.

— Куда, скотина тупая? Быстро домой! Простите, серджо, мы не… то есть, она не специально, — смущённо протараторил он, глядя на Афина. — Я могу заплатить за её выходу, если она повредила вашей чудесной лошади.
«Чудесная лошадь» нетерпеливо всхрапнула. Афин успокаивающе похлопал её по холке.
— Всё в порядке, — он кивнул данмеру, — хорошего вечера, сэра.
— Точно?
Парень выглядел обеспокоенным не на шутку. Подъехав ближе, Марий Андрон хохотнул:
— Друг мой, ты так всех жителей распугаешь!
— И овец, — буркнул Афин, — прошу меня извинить, сэра, мы торопимся. Всё действительно в порядке.

Данмер провожал их взглядом до поворота и не спеша побрел к одному из ближайших домов. Овцу он хлопнул по крупу и животное потрусило на задний двор.
Изнутри дом выглядел нежилым — по крайней мере, первый этаж. Данмер поднялся по скрипучей лестнице и, помедлив, толкнул дверь во внутренние помещения.
— Я рассмотрел всё, что мог, — сообщил он куда-то в полутьму. — Ты слышал?
— Да, — прошелестело из-за задёрнутого полога кровати, — опиши его.
— Ну, — данмер помялся, — высокий, волосы белые, немного вьются, собраны в хвост. Лицо худое, правая бровь рассечена шрамом. Глаза зелёные с крапушками. На правой кисти следы от ожога в форме, ммм…
— Клещей дознавателя, полагаю. Что ж, вкупе с голосом — это он, — безжизненно произнесли из-за полога. — Я почти уверен.
— И?.. — данмер переступил с ноги на ногу, — Мы отправимся за ним? Ты этого хочешь?
— Нет, Ллори. Ты приведешь его сюда. Мы поговорим.
— Просто поговорите? После того, что он… с тобой… и сейчас…
— Подойди, — это прозвучало неожиданно мягко.
Данмер по имени Ллори бросился к кровати так, словно только и ждал этого. Рухнул на колени, уткнулся лицом в полог и замер, тяжело дыша.
— Мы исходим из невиновности. Помнишь? Если Наарифина удерживают силой либо магией, я почувствую. И помогу ему освободиться, дабы закончить начатое.
— А если нет?
— То, полагаю, мой долг — убить его. Но это будет после. Адорджани принесла мне список путевого плана регента, и ты можешь отправляться прямо в Бруму. Там встретишься с ним и пригласишь сюда.
Ллори истово закивал, комкая в пальцах свисающее одеяло.
— А кто будет с тобой?..
— Марта, — раздраженный вздох, — не переживай. Помни о том, что от твоей выдержки зависит многое. Ступай, собирайся. Выехать лучше до полуночи.
Вслепую нащупав под одеялом обрубок кисти с отсутствующими пальцами, данмер крепко сжал её — всего на миг. Когда он вставал с колен, глаза его были абсолютно сухими.
— Я принесу тебе ужин и позову Марту, — пробормотал он от двери и, не дожидаясь отказа, бросился вниз по лестнице.

Марий Андрон отпустил поводья, предоставляя лошади идти спокойным шагом, и хрустнул плечами, потягиваясь.
— Неподалёку от Брумы должен быть рунный камень. Занятное зрелище. Вам случалось видеть такие?
Афин покачал головой:
— Вероятно, раньше. Не помню.
Он очень спокойно отнёсся к тому, что огромная часть его воспоминаний безвозвратно утрачена. Даже слишком спокойно, как говорил Суллий Филида. Регент придерживался мнения, что это последствия воинского воспитания: не поддаваться панике и использовать нынешние ресурсы в полной мере.
И всё же, опасение, что они упустили нечто важное, не оставляло Мария Андрона.
— А статуи даэдра? — невзначай спросил он.
Не успел Афин ответить, как неподалёку послышалась какая-то возня, ругательства, а потом истошное:
— Да! Я верю в Талоса! Верю! И не вам, желтомордые собаки, расска…
Протяжный хрип, сверкание молнии. Тяжёлое падение.
— Милорд?.. — Афин обернулся к регенту.
Тот коротко кивнул.

Ледяная стрела пробила одному из талморцев горло. Он умер на месте. Второму стрела попала в живот и швырнула в траву рядом с телом их с напарником жертвы.
Эльф беспомощно корчился, умоляя о чем-то на альдмерисе.
— Я не понимаю ваше тявканье, — бросил Афин презрительно и второй ледяной стрелой добил его.
Подобрав оружие поверженных врагов, он вернулся к регенту и коротко поклонился.
— Этой ночью двумя алинорскими скотами стало меньше.
— Великолепно, — негромко проговорил Марий, — я, не скрою, рад тому факту, что ваша раса…
— Превратившись в безумных фанатиков, Талмор потерял право называться истинными альдмери, — Афин пожал плечами, — так что смею вас заверить, милорд, одинаковый цвет кожи меня не смущает.

Марий Андрон одобрительно крякнул и разгладил усы.
До постоялого двора они ехали молча.

Ворин Дагот, блог «говорит и показывает красная гора»

* * *

скрытый текстКоррол — тихий и светлый город, разительно отличающийся от монументального мрачного Скинграда. Но последний радовал глаз чёткостью и дисциплиной, а здесь…
— Талмор, — недовольно произнёс регент, осаживая лошадь и провожая взглядом пару юстициаров. Те степенно обходили Великий дуб, негромко о чем-то беседуя. — Это уже третьи, встреченные нами в пределах города. Меня не уведомляли об усиленных патрулях.
— Уважаемый, — окликнул Афин появившегося из дверей таверны молодого редгарда, — что здесь происходит? По какому поводу на улицах столько алинорских ублюдков?
Юноша смерил альтмера слегка оторопевшим взглядом и хотел было удрать, но тут заметил Мария Андрона и будто прирос к земле. Выпалил:
— Вечного здравия милорду регенту!
Андрон благосклонно кивнул.
— Вольно, храбрец. Ты можешь ответить на вопрос моего придворного мага?

Регент наслаждался произведённых эффектом. Во-первых, после убийства Тита Мида путешествовать лично, да ещё и без отряда сопровождения, было опасно самоуверенным. Во-вторых… Марий Андрон питал слабость к эффектным сценам, чего греха таить.

— К-конечно, — редгард поклонился. — Талмор ищет талосопоклонников. У них информация, что в одном из домов у «Серой кобылы»…
— Одержимые ублюдки, — резко проговорил Афин, — Я надеюсь, что здесь они никого не найдут.
Регент неопределённо хмыкнул. В последнее время он всё чаще задавался вопросом, не переусердствовал ли с «перевоспитанием» альтмерского экс-генерала. Послушав «правильные» рассказы очевидцев, побывав в «правильных» местах, Наарифин, кажется, проникся искренней ненавистью к собственным соотечественникам.
Это устраивало Мария Андрона ровно до тех пор, пока не начинало переходить разумные границы.
Поэтому регент не стал поддерживать тему «алинорских ублюдков», а просто тронул поводья, направляя лошадь к замку местной графини. Афин последовал за ним, бросив редгарду пару монет.

Официальная часть визита несколько затянулась. Графиня Мариетта Алкон сначала недоверчиво отнеслась к тому, что Коррол посетил сам милорд регент, однако после рассыпалась в извинениях и послала на кухню — распорядиться о праздничном вечере. Это вполне укладывалось в планы регента, как и желание Мариетты продемонстрировать достижения графства за последние месяцы.
Тенью следуя за регентом, Афин внимательно смотрел по сторонам и просчитывал, где можно было бы незаметно затаиться, пожелай он совершить покушение на высоких особ.
Только это и помогло вовремя заметить блеск факела, отраженный в лезвии кинжала.
Разум только простраивал порядок действий, а руки уже работали. Щит от магических воздействий — на регента и графиню, заклинание паралича — по площади. Остаётся просто собрать урожай.

— Кастус?.. — графиня бросилась к человеку, которого Афин аккуратно поставил на колени перед регентом. — Милорд, пощадите… Это мой племянник…
— Странное у него понятие о гостеприимстве, — сощурился Андрон.

Подоспевшие, как обычно, вовремя, стражники увели Кастуса прочь. Как распорядился регент — мальчишке стоит посидеть в одиночной камере и подумать о некоторых фундаментальных вещах. Например, о том, насколько мудро нападать на главу Империи и подставлять свою уважаемую родственницу. Графиня продолжала рассыпаться в извинениях, явно ощущая неловкость.
— На редкость глупое покушение, — заметил Афин. — Словно щенок пробует зубы. Вы собираетесь допросить его, милорд?
Андрон отмахнулся:
— Нет. Посидит пару недель под замком, а потом отправится в Скайрим, в ставку генерала Туллия. Вы слышите, Мариетта? Я лично проверю, прибыл ли он на место.
Графиня закивала.
— Что ж. Тогда считаю этот глупый инцидент исчерпанным, — заключил регент, — вы собирались показать, где мы можем отдохнуть перед вашим приёмом, Мариетта.

Он повернулся к Афину.
— Что меня занимает, друг мой, так это вопрос — почему вы не убили нападавшего?
Альтмер почти не задумался перед тем, как ответить:
— Он был не настолько опасен. К тому же, он гражданин нашей страны.
— Императора тоже убил гражданин нашей страны, — напомнил Андрон, пристально глядя в кошачье-зелёные глаза.
— Кастус не был опасен, — повторил с нажимом Афин.
Регент удовлетворённо кивнул:
— Я не сомневался в вас, друг мой.
Разумеется, он сомневался.

… Эти сны приходили внезапно. Горящие башни Имперского города, кровь на стенах, пробитые черепа, копоть и вытекший на мраморные плиты мозг… Все убивали всех. Люди и меры сражались по-звериному исступленно, не ведая усталости, и Афин шёл меж ними, разыскивая что-то, о чем неизменно забывал с пробуждением.
Эти сны всегда заканчивались одинаково.
Он добирался до стены Эльфийских садов и заглядывал в бурую от крови воду канала.
И видел там своё отражение — но не в привычном одеянии имперского мага.
А в покрытых пятнами, искореженных и кое-где пробитых алинорских доспехах.

В этот момент он просыпался со сдавленным криком, переворачивал подушку прохладной стороной и снова пытался уснуть.
Наутро болела голова и ожидаемо портилось настроение.

Марсия Летилла, помощница целителя Филиды, могла бы добавить: просыпаясь, он просит у кого-то прощения.
На чистейшем альдмерисе.
Страницы: 1 2 3 30 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)