Что почитать: свежие записи из разных блогов

Коллекции: разное

Зелёный бамбуковый лес, блог «Гранатовый»

* * *

У нас сегодня была весна, прямо как-то "нахрапом" (с) : хватануло плюс десять, прозрачный свет, запах воды и расшумевшиеся врановые (кто — не разобрала). Эх.

trece, сообщество «And all that jazz»

Солнечная система и не только

17.04.2009 в 19:23

Пишет доктор мозгоправ:

 

Наглядно о размерах космических тел.

 

 

продолжение следует…

Зелёный бамбуковый лес, блог «Гранатовый»

брбрбр

Небольшой день покупок. Купила Декспы, по образу и подобию предыдущих, ибо они пахали хорошо, и даж до сих пор отчасти живы. ЧСХ официально — вроде как попроще Свенов, но Свены у меня померли быстрее, прям как-то неожиданно быстро, да ещё и убившись, кроме всего прочего, сами об себя, Карл. (провод перетёрся о край переключателя *элрондсфейспалмджпг*). Я бы старые снесла в ремонт так-то, оч они меня радовали, но прикинула-погуглила и поняла, что новые будут дешевле, О_о

 

Набижала на одёжный магазин, в первую очередь за штанами. Нормальный, кстати, выбор в нашей барахолке, прямо вдохновляет. Даже захотелось купить больше одних, но ладно, подождёт. Душа дрогнула, к слову, перед бархатистой плотной, хорошо сидящей ерундой, но именно бархатистость мне не подходит так-то. Непрактично, потому что на работе я в т. ч. могу в пыль встать не задумываясь, ну и как потом эту мягкую шкурку чистить? Но жалко.

 

Обломалась купить аромапалки в любимом магазинчике, при том, что даже не стала щёлкать клювом на неслабое поднятие цены (смысл?). Но вы меня всё-таки извините, если ты не хлебушком торгуешь (который что так что купят, потому что база) отключать наличествующий терминал — такая себе идея. И нет, в свете этого совсем не хочется после всего путешествия нарезать круги в поисках банкомата, особенно с учётом погоды (плюс я и так знаю, что ближайший памятный банкомат за полторы остановки и не моего банка).

 

Интернет внезапно упорно намекает на существование искомых палок в фикспрайсе, смотрю с подозрением, но поискать попробую, всяко ближе.

 

 

Lariday, блог «Счастье, оно в мелочах и улыбках»

* * *

Разговаривали с девушкой на работе. Она недавно губы накачала, вот ходила показывала и фото с синяками после процедуры тоже. Рассказывала ещё, как филлеры в салоне колет, гиллауронку, хочет вскоре сделать ламинирование бровей. В общем это тот человек, который за аппаратные процедуры. При этом, что меня очень удивляет, у неё в принципе в картине мира отсутствует уходовая косметика. Она меня вообще не понимает, когда о чем-то таком говорю. С удовольствием рассказывает про косметологию, её эффекты, цены, но при этом не делает никаких поддерживающих шагов сама дома: маски, скрабы, пиллинги, крема - нет. Но это же тоже работает! Неужели ты себе что-то вколол и потом вообще никак не поддерживаешь эффект? У меня это просто в голове не укладывается. Ведь разовые процедуры, пусть и ежегодные, все равно не отменят разных состояний кожи.

Оракул Древних, блог «Хребты Безумия»

Лучший клинок Морровинда...

Чет мне тут на профессиональную гордость наступили и решил, что нужно как-то прокачивать лепку морд человечьих. А поскольку одну морду, это как-то бессмысленно, то хотя бы бюстик. А поскольку бюстик абы кого, это мотивационно не так интересно, то решил я сделать своего любимого данмера. Похож не похож, но хотя бы на данмера похож.х)))

Щупальца пришли в голову, потому что он вроде вообще единственный спутник кто комментирует чтение ГГ Черных Книг. Даже любители потрепаться в лице Маркурио и Львицы благоговейно молчат приведя книжек старины Херма-Моры.

 

Самое смешное, что больше всего мата и убивания было даже не с головешкой, а с чертовыми ремнями. Я просто заебалсямучился с ними. Просто какое-то проклятье, ломались, крошились, отламывались вместе с частями колец, покрывались трещинами. Мне очень хотелось кого-нить убить.

Можно было бы сказать, что черный оказался какой-то очень уж сухой и ломкий, крошился от любого действия, но это очень уж напоминает про того самого танцора, поэтому промолчу.х))

 

photo-2021-02-24-21-42-48photo-2021-02-24-21-33-34photo-2021-02-24-21-33-34-3 photo-2021-02-24-21-33-36

Lariday, блог «Счастье, оно в мелочах и улыбках»

* * *

Как хорошо, что этот день остался позади. Мне изрядно потрепали нервы с организацией поздравлений. Почему-то все шли с вопросами ко мне и с наездами тоже ко мне. Я уже сто раз пожалела, что во все это ввязалась. В итоге вышло куда более мирно, чем я думала, но все же и менее круто.

 

А еще я сделала орфографическую ошибку в письменном поздравлении. В обычном состоянии было бы дико стыдно за такой элементарный тупизм, но сейчас слишком замотана, чтобы переживать.

 

 

Прочитала интересную новость. Оказывается, чтобы вернуть деньги, списанные с телефона в транспорте, где ты мобильным оплачиваешь проезд, нужно физически приехать к разработчику приложения и предоставить сто тысяч справок. Вот так - ввести деньги на счет оплаты транспорта в один шаг, а вывести... Прочитав эту статью с перечнем шагов, понимаю, что не стала бы заморачиваться, разве что бы украли с телефона совсем космическую сумму.

 

 

Обсуждали вечером с родителями ситуацию в Америке, когда в одном из штатов отключились отопление и электроэнергия. Пришли к выводу, что будь такое у нас, тоже всем было бы плохо, возможно летально. В этот момент дома отключили свет. Вот почему, когда до этого говорили о видео-записи примарсения марсохода, не знаю, не произошло что-то хорошее? Почему всегда на плохих новостях?

плутон не нашел дом, блог «центр управления полетами»

93

не ищи истину между страницами. в благодарность ностальгии мы сжигаем чучела памяти, чтобы снова воспроизвести забытые картины. мы не верим глазам и ждем прилива.

 

зови меня, глубокая вода

зови меня, зови по частям

называй меня новой версией себя

 

держу твое сердце навечно в своих зубах

плутон не нашел дом, блог «центр управления полетами»

92

далекое завтра,

и такое же далекое вчера,

исчезают,

оставляя мне в утешение

лишь сожаление и печаль.

Ab61rvalg, блог «Миры Лилового Гиена»

Путь к Метрополису. Глава 12. Убийство в городе будущего

Издали покинутый город походил на причудливой формы риф посреди окружившего его ртутного озера. Обглоданные ветром остовы домов причудливо отражались в зыбком зеркале озера-миража. По мере того, как путешественники приближались, мираж растаял, а руины города, напротив, стали более отчетливыми.

– А ведь когда-то здесь кипела жизнь! – провозгласил Энцо. – Когда Сараиф был простым караванным поселком, этот город уже процветал за счет близости к важным торговым маршрутам. Однако в какой-то момент он начал угасать. Почему, спросите вы? Ответ будет прост и печален… Мир меняется, и меняется далеко не в лучшую сторону. Где-то, за многие лиги отсюда, разразилась засуха; где-то начались войны, сделавшие былые дороги небезопасными. Колодцы, питавшие город водой, иссякли; голод и болезни доделали дело. Люди бежали из этих благословенных краев, в одночасье ставших проклятыми. Некоторые поселились в Сараифе; однако большинству не повезло – они стали изгоями, коим нет места нигде. Такие изгои, наверное, есть и в других краях – вы, конечно же, видели этих людей, одетых в рубище и просящих подаяния у храмов и мечетей…

Ганил усмехнулся. В Ахатенбурге нищие были совсем иными. У них была своя собственная гильдия; по слухам, гильдия эта даже снимала весьма недешевый особняк в далеко не трущобном районе. Если бы какой-нибудь изгой вздумал просить подаяния без разрешения гильдии, его бы избили и вышвырнули вон.

То, что нищие Ахатенбурга – в действительности далеко не бедняки, давно уже не было секретом. Чтобы разжалобить подавателей, нищие шли на самые мерзкие вещи. Возле собора святой Гернессы ошивалась пятидесятилетняя нищенка с «сыном» – безногим и безруким ребенком. Наверняка ребенка купили у какой-нибудь крестьянской семьи, отягощенной многочисленным потомством, которое они были не в силах прокормить; затем несчастное дитя изувечили и превратили в кретина. И это было еще не самое страшное, что творили нищие ради подаяния…

скрытый текст

В итоге нищие добились совсем не тех результатов, к которым стремились. Подавать милостыню стало дурным тоном и признаком глупости. Более того, со временем калек и больных стали воспринимать как заведомых шарлатанов и дармоедов. Потеря ноги стала таким же позором, как и потеря носа от сифилиса. Благотворители снискали славу дурачков. А те, кто реально нуждался, вынуждены были помалкивать, чтобы не услышать в ответ хулы и проклятья. Помалкивать – и клониться под тяжестью невзгод ниже и ниже, пока их не увезут на кладбище.

Да, мир действительно менялся только к худшему… Когда-нибудь и Сараиф, и Изербенстан станут похожи на эти развалины. Что произойдет с их жителями – отправятся искать новую родину (и, скорее всего, не найдут), или просто вымрут?..

От глинобитных зданий давно не осталось и следа, но каменные постройки продолжали стоять, хоть и ободранные несущими частицы песка ветрами. Видимо, здесь жили когда-то знатные горожане. В одном из домов уцелела даже крыша (пускай и частично); по предложению Энцо экспедиция расположилась здесь на ночлег.

Пока остальные члены экспедиции обустраивали свое временное пристанище, Ганил отправился в глубь города (точнее, того, что от города осталось). Он знал, что там могут прятаться гули, однако сейчас его больше пугало то, что Веслана могла догадаться о планах, в которых юноша боялся признаваться даже себе.

Впрочем, гули вряд ли могли укрыться здесь. От домов мало что осталось – в основном стены, кое-где обвалившиеся. С одной стороны, это было хорошо – мест, где могли прятаться от жары гули, Ганил пока не видел. Но с другой стороны, и труп среди этих стен вряд ли долго пролежит ненайденным. От первоначальной идеи – закопать тело в песок – Ганилу пришлось отказаться. Во-первых, сделать это достаточно быстро, голыми руками, без лопаты было бы сложно. А во-вторых, когда утром пропажу Весланы заметят, ее непременно будут искать. Энцо наверняка найдет захоронение девушки и поймет, что ее убили. Убийцу он, может быть, и не раскусит – но это наверняка скажется на состоянии прочих, скажем так, не лучшим образом. А Ганил не забыл слова Скальдика – «Если каждый из нас будет видеть в своих товарищах возможных врагов и предателей, то что станет с нами?» Пусть лучше думают, что она зачем-то вздумала поглазеть на ночные развалины и стала жертвой гулей!

Идя по бывшей городской улице, Ганил старался запоминать все приметы – ведь скоро ему придется преодолеть этот путь в темноте, полагаясь лишь на память и осязание. Зажигать огонь опасно – дозорный может заметить его. Впрочем, дорога пока выглядела достаточно простой: прямо, прямо, потом поворот, и…

От этого дома остался один фасад; входная дверь превратилась в ворота в никуда. А рядом с дверью темнел спуск вниз, в подвал. Достав кинжал, Ганил осторожно ступил на лестницу.

Против ожидания, в подвале вовсе не было темно; свет проникал через провалы в потолке и не засыпанные песком окна. Пол был выложен каменными плитами, хорошо подогнанными друг к другу. В дальнем углу, там, где через провал в потолке насыпало изрядную кучу песка, одна из плит была вытащена со своего места и приставлена к стене. Подойдя ближе, Ганил увидел, что на том месте, где эта плита, по всей видимости, должна была лежать, в полу имелось углубление. Тайник?..

Должно быть, здесь прежний хозяин дома хранил нечто ценное. Когда пришла пора покинуть дом навсегда, он спустился сюда, поднял плиту и забрал содержимое тайника, чтобы взять его с собой в изгнание. Что же там было, и какова оказалась судьба владельца? Может, он осел в Сараифе… хотя нет, вряд ли. Скорее всего, он уехал прочь из этих мест, захватив с собой содержимое тайника – девять из десяти, что это были драгоценности и золото. Что было дальше – кто знает?.. Может, его убили разбойники, «воины пустыни», а сокровища забрали себе. А может, он благополучно добрался до Изербенстана или дальше – вот только Ганилу не верилось, что он нашел там счастье.

Впрочем, какая разница? Важно, что в тайнике может поместиться человеческое тело.

Ганил все еще убеждал себя, что он ничего не замышляет – просто рассматривает саму возможность убийства. Но он хорошо понимал, что обманывает себя. Веслана знает то, чего знать не должна – стало быть, ей следует умереть.



Солнце уже скрылось за горизонтом. Ганил лежал на постеленной на пол циновке, укрывшись плащом. Он делал вид, что спит, но сон к нему не шел – впрочем, юноша и не собирался спать.

Вокруг царила тишина – та самая, в которую хотелось вслушиваться, чтобы расслышать сквозь нее голос, вещающий через время и пространство. Однако Ганилу было сейчас не до голосов. Осторожно встав, он огляделся по сторонам, затем взял заранее приготовленный сверток и привязал его к поясу, чтобы освободить руки. Затем на цыпочках прокрался в соседнее помещение, отданное в распоряжение Весланы.

Веслана спала на боку, подложив руки под голову. Ганил осторожно коснулся ее щеки – она не проснулась. Она не проснулась и тогда, когда юноша, осмелев, снова протянул к ней руку, провел пальцами по шее… И вдруг резко сжал пальцы. Сердце словно ухнуло в бездонную пропасть от ужаса перед содеянным. Девушка застонала, дернулась в конвульсиях… и все закончилось.

Она так и не проснулась.

«Вот и все, – подумал Ганил с какой-то холодной отрешенностью. – Я это сделал. А теперь надо избавиться от трупа». Подняв Веслану, он подтащил ее к окну и вытолкнул наружу, а затем и сам выбрался на улицу.

Мертвая Веслана казалась легкой, точно перышко. Кирикола где-то писал, что после смерти человек становится легче, так как душа, имеющая некий вес, покидает тело. Впрочем, в другом месте Кирикола писал, что в момент смерти человек, напротив, тяжелеет… Интересно, этот Кирикола хоть раз пытался проверить, какое из этих утверждений верно? Ведь, казалось бы, ничего сложного – взять человека, взвесить; затем умертвить и снова взвесить… Наверняка кто-то проводил такие опыты; вот только в трактатах об этом точно не напишут.

Прямо, прямо… Касающимся стены плечом Ганил нащупал нишу – он помнил, что эта ниша находилась недалеко от поворота. Значит, скоро…

И тут в тишине раздались шаги. Юноша увидел впереди три или четыре пары светящихся точек.

Проклятые гули! Если они заметят Ганила – придется спасаться бегством, оставив тело Весланы им. Будь здесь один или два гуля – Ганил бы, пожалуй, отбился; но здесь их слишком много. На тьму уповать не стоит – гули видят в темноте, словно кошки.

Похоже, гули все-таки не заметили юношу. Собравшись в группку, они ушли прочь и их шаги затихли где-то среди руин. Ганил постоял еще немного, убеждаясь, что они не собираются возвращаться, после чего свернул за угол.

Теперь он мог не бояться, что оставленный на дежурстве Скальдик заметит что-то неладное. Достав из свертка огниво и палку с намотанной на нее пропитанной смолой паклей, юноша высек огонь и зажег самодельный факел. Тело девушки он оставил пока у входа, а сам достал из ножен кинжал и вошел в подвал.

Конечно же, подвал оказался не пуст! Ганил был готов к подобному повороту, и когда на него с противным визгом кинулась бледная тварь – пинком сбил ее с ног и прикончил ударом кинжала. Увы, тварь все же успела хватануть его своей когтистой лапой, оставив на руке царапины. Раны не выглядели серьезными, но Ганил помнил, что ему говорил смотритель балагана – раны, нанесенные гулями, могут заживать долго. Тем более в пустыне, где зачастую безобидная на вид царапина способна привести к тяжкому воспалению и в конечном итоге к смерти или – в лучшем случае – потере конечности.

Подхватив тело девушки, Ганил потащил его вниз, к тайнику. Уложив ее в углубление, он достал все из того же свертка миску и принялся черпать ею песок, высыпая его на Веслану. Юноша понимал, что делать это совершенно необязательно, но продолжал выполнять ненужную работу, теряя драгоценное время – словно желал поскорее скрыть от себя результат своего же преступления.

Наконец, тайник был почти полностью заполнен. Лишь лицо Весланы пока оставалось не засыпанным. Ганил поглядел на актравийку в последний раз; казалось, что она просто спит. Сейчас она откроет глаза, встанет и спросит, что тут происходит…

– Прости меня… – негромко произнес Ганил. В глазах щипало; должно быть, это из-за вездесущего песка. – Прости, я не… не держал на тебя зла… Просто… так вышло… Проклятая пустыня… Прости.

Он осторожно поцеловал мертвую Веслану в лоб и снова взял в руку миску. Спустя некоторое время все было закончено; тело Весланы полностью скрылось из виду. Ганил похлопал по песку, утрамбовывая его, потом встал и взялся за плиту. Та оказалась тяжелей, чем ожидал юноша. Не совладав с тяжестью, Ганил выпустил ее на полпути, только чудом не уронив себе на ногу. Поправил, чтобы та окончательно легла на свое место, потом полюбовался на дело рук своих. Дело было сделано идеально; не было заметно никаких признаков, что здесь покоится убитая девушка.

«Вот и все… Думала ли ты, что твоей безымянной могилой станет это место? Но, по крайней мере, у тебя хотя бы есть могила; а Марри и такой роскоши не был удостоен… Его, как самоубийцу, бросили в яму и засыпали негашеной известью. И это тоже моя вина…»

Обратный путь прошел без приключений. Ганил влез в окно, вернулся к своей циновке и заснул сном без сновидений, тяжелым и вязким, как битум.


Lariday, блог «Счастье, оно в мелочах и улыбках»

* * *

Смотрю корейскую дораму, где даже у парней растушевка теней лучше чем у меня.

Страницы: 1 2 3 100 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)