Что почитать: свежие записи из разных блогов

Категория: творчество

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Amalgama. Глава первая. Aurum. Часть 3.

Он вернулся в «Элизиум» раньше Шенди, поднялся в свою комнату. Упал на кровать и закрыл глаза. На душе почему-то было мерзко. Повалявшись какое-то время без движения, Линуш сам не заметил, как уснул. Его разбудил Шенди.
– А я думал, тебя дома нет, – сказал он, заглядывая в комнату.
– Который час? – подскочив, спросил Линуш.
– Ночь на дворе. Спи.
– Зачем тогда разбудил?
– Ну, извини, – пожал плечами Шенди и уже повернулся, чтобы уйти.
– Я был в салуне, – сказал Линуш.
– И? – амарго остановился.
– Видел Эдду.
– Ты за этим туда ходил?
– Нет. Ходил совсем не за этим. Но она сама ко мне вышла.
– И что дальше? – в голосе Шенди чувствовалось напряжение.
– Она решила, что я её клиент, – ответил Линуш.
– Ты послал её?
– Да. То есть нет.
– Так да или нет?
– Да, но не сразу. Я просто не сразу сообразил. И я вообще не понимал, как она может, зная меня… И тебя.
– Ладно, я понял. Спокойной ночи.
– Шен, тебе не надо из-за неё переживать, – проговорил Линуш. – Она того не стоит.
– А кто сказал, что я переживаю? – у Шенди почти получалось изобразить безразличие.
скрытый текст– Хорошо. Не переживаешь. Спокойной ночи.
– Седна сказала мне, что ты не сдашь завтра зачёт.
– Ты очень добр, спасибо.
– Как есть. Это же не помешало ей сказать, что нас обоих возьмут в специальный отдел.
С этими словами Шенди ушёл.
Тот факт, что утром за завтраком Шенди не проронил ни слова, Линуша не удивлял. Когда его друга что-то беспокоило, он мог подолгу молчать, переваривая это. Хотя бывало и так, что Шенди обрушивал на Линуша поток информации, подчас негативной и даже агрессивной, но так случалось, если это не было связано с самим Эскотом. Сейчас Линуш понимал, что Шенди дёргался из-за Эдды и, вполне возможно, из-за предстоявшего зачёта, который, по мнению амарго, Эскот мог и не сдать.
Вдвоём они вышли из дома и направились к зданию школы сыска.
– Даже если я не сдам зачёт, – всё-таки решил заговорить Линуш, – я потом его пересдам.
– Угу, – кивнул Шенди.
– Ты на меня злишься?
– Нет.
– Точно?
– Слушай, найди себе девушку и не приставай ко мне, – вдруг резко сказал Шенди. Линуш не ответил. Да, у него возникло желание развернуться и пойти в другую сторону, но он переборол его. До школы они дошли молча. У входа их поджидал старший офицер Стоун, который являлся куратором их курса.
– Наконец-то, – проговорил он.
– Мы же не опоздали, – ответил Линуш.
– Помолчи, Эскот, – сказал Стоун. – Вас обоих вызывает к себе начальник школы.
– Мы что-то натворили? – спросил Линуш.
– Ты молчать умеешь? Идите. Он вас ждёт.
Начальник школы сыска Гор Виллоу был назначен на эту должность около десяти лет назад. Шенди и Линуш знали от родителей, что когда-то он был одним из членов союза «Атадо», но после самоубийства Ромула Хата он поступил на службу к шерифу Николсону и сумел зарекомендовать себя как отличный сыщик и верный своему делу норт. Виллоу был крупным мужчиной с широким лицом и массивным подбородком. Его виски блестели сединой, а во взгляде всегда читалась уверенность.
– Присаживайтесь, – сказал он, когда Шенди и Линуш появились в его кабинете. Те послушно опустились в кресла перед его столом. – Вчера у меня состоялся долгий разговор с шерифом, – продолжал Виллоу. – Вот уже год, как один из отделов сыска Айланорте занимается разработкой преступного синдиката, охватившего весь город и не только. Вы же знаете про Аймару?
– Там добывают золото, – ответил Шенди.
– Именно. У сыска есть все основания полагать, что часть золота уходит налево. Занимается этим кто-то из старателей, работающих на одну из двух золотодобывающих компаний, имеющих лицензии. Есть подозрения, что этот кто-то имеет дело с кем-то очень серьёзным в городе. С кем-то из синдиката. Сыску необходимо найти утечку и её адресата. Лучше всего было бы внедрить своего человека в артель старателей. Конечно, этим должен заниматься сыск, но вот здесь и начинаются проблемы. В сыске также есть люди, связанные с синдикатом. Они могут выдать тех, кто внедрится в артель. Поэтому шериф решил, что туда необходимо направить совершенно новых молодых людей. Которых ещё никто не знает. С этой целью он и обратился ко мне. Признаюсь честно, Николсон сразу же спросил меня о вас, потому что он много лет работал с вашими родителями и привык верить им, как себе. Шерифа интересовало, унаследовали ли вы качества ваших отцов. Я сам очень хорошо знаю Росса и Филиппа. Понимаю, что вам пока до них далеко. Но вы молоды. Ваши показатели довольно неплохие. Я ответил шерифу, что я поддерживаю его идею дать вам это задание.
– Благодарим за доверие, – сказал Шенди.
– Это ещё не всё, – проговорил Виллоу. – Шериф также поддержал легенду, разработанную в спецотделе. По ней с вами будет девушка. Вы, Шенди, и она будете играть роль молодожёнов, которые сбежали из дома, потому что родители были против вашего брака из-за того, что она норт, а вы амарго.
– И кто это будет? – поинтересовался Шенди. – Не Линуш же? Хотя он бы смог.
– Нет, – улыбнулся Виллоу, – это слишком рискованно. Роль вашей жены будет играть хорошо вам знакомая Молли Дэвис. С ней я уже имел беседу.
Услышав это имя, Линуш почти захихикал, но сумел взять себя в руки.
– А что тогда он будет с нами делать? – Шенди показал на друга.
– Да, я тоже хотел спросить, – сказал Линуш. – Я там тогда зачем?
– Сейчас объясню, – ответил Виллоу. – Если Шенди будет внедряться в артель старателей, то вы, Линуш, поедете в Аймару в качестве студента-химика, который пишет курсовую работу о добыче золота. У вас впереди весь день и ночь, чтобы прочитать массу литературы на эту тему. И не волнуйтесь, вам её предоставят. Думаю, когда вы вернётесь домой, книги будут ждать вас там.
– Хорошо, я понял, – кивнул Линуш.
– А что с нашими именами? – поинтересовался Шенди.
– Вы и Молли оставите свои, – ответил Виллоу. – Шенди – обычное имя для амарга. Молли Дэвис – ничем не приметное имя. А вот вам, Линуш, придётся ехать под чужим именем. Эскот – слишком громкая фамилия. А имя амарга у норта – это тоже слишком заметно. Ваши новые документы вам тоже привезут домой. Собственно как и свидетельство о браке для вас, Шенди. Вы трое познакомитесь по дороге в Аймару и подружитесь. Там с вами через некоторое время свяжется один из сыщиков. Вам всё ясно?
– Да, – хором ответили друзья.
– Тогда готовьтесь. И Молли заберите с собой. Вы с ней должны выглядеть как молодожёны. Помните об этом. Да, от зачёта и занятий вы освобождаетесь. Можете быть свободны.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Amalgama. Глава первая. Aurum. Часть 2.

Они покинули хижину, и Седна вдруг взяла Шенди за руку и остановила.
– Ты чего? – спросил он, повернувшись к ней. Седна внимательно посмотрела ему в глаза и улыбнулась. Уже через мгновение они целовались. Затем Седна отстранилась от него.
– Значит, я ничего не могу? – с улыбкой спросила она.
– Ты опять это сделала, – недовольно проговорил Шенди. – А Игалук ведь меня когда-то уверял, что я больше не поддамся.
– Поддался.
– Это всего лишь гипноз. Колин тоже так может. Вернее, он лучше может.
– Да, всего лишь гипноз, – тихо сказала Седна, возвращаясь в хижину.
– А как же дрова? – спросил Шенди.
– Не нужны они. Я пошутила.
– Подожди.
– Что? – Седна обернулась.
– Значит, ты думаешь, что нас обоих возьмут?
– Да.
– А зачёт завтра Линуш сдаст?
– Нет.
– Как это?
Седна только пожала плечами.
– Передай Линушу, что я пойду к озеру, – сказал Шенди.
– Хорошо, – кивнула девушка.
Линуш догнал Шенди уже на опушке леса.
скрытый текст– А я думал, ты читаешь газету бабушке, – сказал амарго.
– Они меня отпустили к тебе, – ответил Эскот.
– Зачем вы это подстроили?
– Что подстроили?
– Да ладно тебе, Лин. Я же не идиот. Вы все подыграли Седне, чтобы она продемонстрировала свои шаманские штучки.
– Ну, вот, ты сам ответил на свой вопрос.
– Не надо было.
– Почему? – спросил Линуш.
– Потому что я этого не люблю, – ответил Шенди. – Не надо из меня делать дурака.
– А не надо так серьёзно реагировать.
– У меня дурное настроение, вот и всё.
– Из-за Эдды?
– Я не хочу про неё говорить.
– А я никогда не был в салуне, – вдруг сказал Линуш.
– Я знаю, – усмехнулся Шенди.
– Я хочу туда сходить.
– Сейчас?
– Да хоть сейчас.
– Езжай.
– Один?
– А мне-то туда зачем? И знаешь, я не хочу больше с ней там сталкиваться.
– Один я не пойду, – проговорил Линуш.
– Колина возьми, – сказал Шенди.
– Колин меня пошлёт.
– Тогда возьми Нэда. Он точно не пошлёт.
– Я хотел пойти с тобой.
– А я не хочу. Неужели не ясно? Езжай.
– Не надо повышать на меня голос.
– Да я и не повышал. И вообще. Я просто хочу побыть один. Ясно?
– Ясно, – кивнул Линуш. – Тогда увидимся в «Элизиуме».
– Увидимся.
Шенди пошёл по тропинке, ведущей к озеру, а Линуш вернулся в поселение. Попрощавшись с Айко, Натаном и Седной, он поехал в город. Он хотел направиться сразу домой, но по дороге всё-таки заехал в тир, едва успев до его закрытия. На пороге он встретил их однокурсника Нэда Дженкинса. Его золотистые волосы, как всегда, были не причёсаны и стояли торчком, а взгляд выражал полное довольство собой.
– Решил подготовиться к зачёту? – поинтересовался Нэд.
– Так тир закрывается уже, да? – спросил Линуш.
– Угу.
– Слушай… – Эскот замялся.
– Чего тебе?
– А пошли в салун.
– Пошли, – ухмыльнулся Нэд.
Улица Руж была полна народу. Недалеко от одного из трактиров собралась толпа – там выступали циркачи-акробаты. Чуть поодаль улыбчивый норт зазывал всех прохожих поиграть в напёрстки.
– Никогда не пробовал? – спросил Нэд.
– Нет, это же надувательство, – ответил Линуш.
– А я пробовал, – рассмеялся Дженкинс. – Только я сыграл один раз. Он позволил мне выиграть. А потом, когда он надеялся, что я позарюсь на его деньги, я забрал выигрыш и свалил.
– Умно.
– Так я и не дурак. Ты в салуне-то бывал уже?
– Конечно, – соврал Линуш.
– Никого не порекомендуешь? – спросил Нэд.
– Нет, – ответил Эскот, боясь, что покраснеет.
– Ясно с тобой всё.
– Что тебе ясно?
– Да всё в порядке, не дёргайся.
Парни зашли под вывеску «Салун». В воздухе повис запах табачного дыма. Несколько мужчин курили и выпивали в обществе девушек. Выступления танцовщиц ещё не началось.
– Может, поднимемся? – предложил Нэд. Линуш кивнул. Вдвоём они пошли вверх по ступенькам туда, где располагались номера. Им навстречу вышла огненно рыжая девица с ярким макияжем. В разрезе её длинной юбки виднелась резинка на чулке.
– Чего пожелаете, мальчики? – широко улыбаясь, спросила она.
– Мальчики пожелают развлечься, – ответил Нэд.
– Какие-либо предпочтения?
– Мне, например, ты нравишься.
– Мне ты тоже нравишься, – рассмеялась девушка. – Ну, а твоему другу кто нравится?
– Вы идите, я сам разберусь, – сказал Линуш.
– Ну-ну, – усмехнулся Нэд, обнимая девушку.
Они ушли, и первым желанием Линуша было сбежать. Он повернулся к лестнице, но в этот момент его окликнули.
– Заблудился? – услышал он приятный женский голос и обернулся. Перед ним стояла Эдда. Высокая стройная платиновая блондинка с огромными ресницами и яркими алыми губами.
– Привет, Эдда, – проговорил Линуш.
– Эскот? – удивилась девушка.
– Так и будешь смотреть на меня?
– Нет, – губы девушки расплылись в улыбке. – Идём.
И она поманила Линуша за собой.
– Ты знаешь расценки? – спросила Эдда, когда они зашли в комнату, в которой из мебели была только огромная кровать.
– Знаю, – второй раз за вечер соврал Линуш.
– Отлично, – проговорила Эдда, повернувшись к нему и обняв за плечи. – Тогда ты должен знать, что если ты хочешь целоваться, то за это надо будет доплатить.
Линуш промолчал. До этого дня он целовался дважды. Первый раз был на выпускном балу в школе, который по традиции был совместным с пансионом. Тогда он выпил шампанского и, осмелев, поцеловал девушку, с которой танцевал почти весь вечер. Её звали Линда, и с тех пор они больше не виделись. Второй раз было более неожиданным. На их с Шенди курсе учится всего одна девушка, Молли. За ней пытались ухаживать все ребята, но это было бесполезно – Молли отшивала всех крайне резко. И вот однажды эта самая Молли подошла к Линушу в коридоре, буквально впечатала его в стену и прижалась своими губами к его. Опешив, Линуш всё же спохватился и ответил на поцелуй, но продлился он недолго. Молли отстранилась от него и проговорила:
– Это было на спор. Ясно? Забудь об этом.
С кем тогда спорила Молли, Линуш так и не узнал. Теперь перед ним стояла Эдда и предлагала себя. Правда, за деньги. Эдда, которая несколько часов назад была с Шенди. Линушу снова захотелось сбежать. Эдда заметила его нерешительность и сама поцеловала его.
– Считай это бонусом, – горячо прошептала она и снова увлекла его в поцелуй. Линуш почувствовал, что теряет голову. Так этот поцелуй не был похож на те, что были с Линдой и Молли. Он обнял Эдду, прижимая к себе. Где-то на задворках разума внутренний голос пытался напомнить, что целующая его сейчас девица не только была с Шенди, но и он был в неё влюблён. Его лучший друг был в неё влюблён. Линуш сам не понял как, но он оттолкнул Эдду, прерывая поцелуй.
– Что-то не так? – поинтересовалась девушка, глядя ему в глаза.
– Сколько я должен за поцелуи? – спросил Линуш.
– Я же сказала, это бонус.
– Ты так разоришься, – бросил Эскот и вышел из комнаты.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Если бы не вдохновение, полученное мной от фильмов "Мертвец" Джармуша и "Однажды в Мексике" Родригеса, я бы, возможно, никогда не придумала место действия своей первой книги: Айланорте и Тиеру.

Если бы не Тибальт и Меркуцио из "Ромео и Джульетты", я бы, возможно, никогда не придумала героев своей первой книги: Росса и Фила.

Если бы не Тим Бёртон, который однажды сказал: "Если вы спрашиваете, откуда у Эдварда на чердаке глыба льда, то вы пришли не на тот сеанс", мне бы, возможно, не хватило смелости начать делиться своим миром.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Amalgama. Глава первая. Aurum. Часть 1.

Первая повесть моей второй книги "Дети горькой воды-2". Главные действующие лица: Шенди и Линуш Эскот. Шенди —сын Кейлин и Росса, Линуш — сын Фила Эскота и его жены, которая умерла в тюрьме.
Зайдя в «Элизиум», Шенди обнаружил Линуша, беседовавшим с каким-то мужчиной в костюме. В руках оба держали бумаги, с напечатанным на машинке текстом с очень маленьким интервалом.
– Здрасьте, – сказал Шенди.
– О! Шен! – обрадовался Линуш. – Хорошо, что ты пришёл. Это господин Итон, он из телефонной компании. Сейчас во всех богатых домах устанавливают телефоны.
– И?
– Давай мы тоже проведём линию.
– Зачем?
– Как зачем? Чтобы разговаривать.
– Молодой человек, – вмешался господин Итон, – за телефонной связью будущее. И если раньше по телефону могли разговаривать только чиновники, то теперь это средство общения доступно всем жителям Айланорте.
– С плантацией мы всё равно не поговорим, – возразил Шенди.
– В планах губернатора телефонизировать все территории, включая фермы и плантации.
– Это вопрос времени, Шен, – подтвердил Линуш.
– Это ведь дорого? – спросил амарго.
– У нас достаточно денег на счете, – ответил Эскот. – Мы не так много тратим. Зато вот если ты станешь… – Линуш запнулся, – если ты получишь ту работу, о которой мечтаешь, то с тобой можно будет быстро связаться.
– Ладно, – махнул рукой Шенди.
– Тогда я подписываю договор? – с надеждой в голосе спросил Эскот.
скрытый текст– Подписывай, – усмехнулся Шенди.
Когда господин Итон ушёл, амарго спросил:
– Почему ты не на стрельбище?
– Не начинай, – пробурчал Линуш.
– Ну, не я же завтра собираюсь провалить зачёт по стрельбе.
– Да не провалю я. Ты мне то же самое говорил перед кроссом. Я же сдал. И не последний.
– Сдал. Я, правда, думал, что у тебя будет сердечный приступ.
– Шен, я умею стрелять. Ты же сам меня учил. И ты ещё говорил, что я меткий.
– То есть на стрельбище ты не пойдёшь? – заключил Шенди.
– Пойду, – улыбнулся Линуш. – Завтра. На зачёт.
– А сейчас что будешь делать?
– Без понятия. Мне лень вообще что-либо делать, если честно. Да ещё с утра Тлалок приставал, надо было что-то решить по поводу воды. Я ему сказал, что полностью ему доверяю во всех вопросах по дому.
– Не хочешь на стрельбище, пошли в тир, – предложил Шенди. – Я бы потренировался.
– Вот что ты такой упёртый. Где ты вообще был всё это время?
– Гулял.
– Гулял?
– Да. Что, я не могу погулять?
– Можешь, – пожал плечами Линуш. – Я согласен на тир, если потом мы пойдём где-нибудь поедим мороженое.
– Пойдём, – кивнул Шенди.
Вдвоём они вышли из дома и столкнулись с парнем, по одежде напоминавшем официанта.
– Господин, – обратился он к Шенди, – вы обронили.
И парень протянул амарго банкноту.
– Я не терял денег, – ответил Шенди. – Ты ошибся.
– Нет-нет, госпожа Эдда сказала, что вы обронили, – парень настойчиво протягивал ему деньги.
Шенди молча взял банкноту и засунул в карман. Парень убежал.
– Что? – глядя на Линуша, проговорил амарго.
– Ничего. Я молчу, – ответил тот.
– Слишком громко ты молчишь.
– Ну… скажи тогда.
– Что сказать?
– Что это сейчас было?
– Ты же помнишь Эдду?
– Конечно, – кивнул Линуш.
– Ну, вот, – продолжал Шенди. – Я её случайно нашёл.
– Как можно найти кого-то случайно?
– Колин её нашёл. У него практика сейчас. Работает на побегушках у одного адвоката. Курсовую пишет. Дело оказалось связанным с салуном. Колин пошёл туда и встретил там Эдду. Она там работает. Не танцовщицей. И не за барной стойкой.
– И не уборщицей, я понял. Дальше-то что? Ты к ней пошёл?
– Да, я к ней пошёл.
– А теперь она вернула тебе деньги.
– Да.
– Как благородно.
– Не язви.
– Давай не пойдём в тир, – предложил Линуш. – Что толку, что ты прошибёшь все их мишени?
– А куда тогда? – как-то безразлично спросил Шенди.
– Поехали в Тиеру. Тлалоку скажу, чтобы об ужине не волновался.
– Поехали.
Тиера не была местом, где Линуш родился и вырос. Гораздо больше времени он провёл в городе и частично на плантации отца. Но почему-то в его жизни не было ничего роднее этой земли, этих маленьких, по сравнению с городскими, домиков, украшенных лиловыми и охровыми узорами, этой кипарисовой аллеи, которая вела от дома родителей Шенди к дому главного судьи, этих праздников на поляне большого костра, где собирались все амарги и музыка не смолкала до самого утра. Линуш очень любил город с его многолюдными улицами, черепичными крышами, автомобилями и ароматами кафе и булочных, и не променял бы жизнь в нём ни на что другое. Но он всегда с радостью приходил в дом к бабушке и дедушке Шенди, где он по-прежнему мог оставаться ребёнком. Несмотря на то, что Линуш ощущал себя взрослым с момента рождения младшей сестры Шенди, когда он перестал быть самым маленьким в доме, в Тиере он всё равно мог представить себя беззаботным мальчиком. Линушу казалось, что и Шенди испытывает что-то похожее.
Они подошли к дому и увидели Седну, работавшую в огороде. Девушка не слышала ни цокот копыт, ни шаги, так сильно она была поглощена прополкой.
– Привет! – крикнул ей Линуш.
– Ой, – отозвалась Седна, поднимая глаза на гостей. Смутившись, она убрала волосы со лба, встала и стряхнула землю с рук.
– А мы вот в гости, – улыбнулся Эскот.
– Проходите, – ответила девушка. – Сейчас я руки помою и на стол накрою. Шенди, ты не польёшь мне воды?
Амарго молча подошёл к Седне, взял кувшин, стоявший неподалёку, и приготовился лить ей на руки.
– Кто там, дочка? – послышался из дома голос Айко. – Шенди, Линуш! – радостно воскликнула она, появившись в дверях. Её когда-то чёрные волосы были уже совсем седыми, а лицо украшали лучики морщинок.
Линуш подбежал к ней и обнял. Закончив помогать Седне, Шенди тоже подошёл к бабушке.
– Как Натан? – поинтересовался он.
– Потихоньку, – ответила Айко. – К нему часто молодые охотники приходят. Радуют его, совета спрашивают. Пойдёмте в дом.
Когда все собрались за столом, Натан спросил:
– Как дела в школе сыска?
– Всё хорошо, – ответил Шенди. – Завтра зачёт по стрельбе.
– Ну, это вы сдадите, – улыбнулся старый амарго.
– Должны.
– Росс говорил, что после школы кого-то могут взять в специальный отдел.
– Могут, – кивнул Шенди.
– Ты, наверняка, туда хочешь?
– Хочу, конечно. Стать агентом – это то, ради чего я и пошёл в школу.
– Да тебя и возьмут, – сказал Линуш.
– Ну, вообще-то берут обычно одного с курса…
– Так ты лучший.
– Судя по оценкам, нет, – усмехнулся Шенди.
– Не думаю, что туда берут по оценкам, – с улыбкой проговорил Натан.
– А ты, Линуш? – спросила Айко.
– Что я? – ответил тот. – Меня туда не возьмут.
– Так уверен?
– Если честно, я очень туда хочу, – улыбнулся Линуш.
– Было бы здорово, если бы нас двоих взяли, – сказал Шенди.
– Вас двоих и возьмут, – проговорила молчавшая до сих пор Седна.
– Это с чего ты так думаешь?
– Я не думаю, я знаю. Я же дочь шамана. Или вы забыли?
– Не забыли, – ответил Шенди. – Так ты теперь можешь предвидеть будущее? Знаешь, я в такое не верю.
– А зря, – сказал Линуш. – Ты же сам из рода жрецов. А жрецы могли предсказывать будущее. И тот же шаман… Вот каким образом он тогда решил, что я должен стать его наследником? Он же не знал, что бабушка моего отца была инуа, но почувствовал это.
– Да ничего он не чувствовал! – возразил Шенди. – Он всё придумывал, чтобы морочить людям голову.
– Значит, и я всё придумываю, да? – снова заговорила Седна.
– Нет, ты просто хочешь, чтобы нас взяли, вот и говоришь.
– И способностей у меня никаких нет, да?
– Что ты завелась?
– Я не понимаю, что ты говоришь. Завести можно часы. Или собаку.
– Это образное выражение, – с улыбкой объяснил Линуш, пока Шенди смеялся. – Он имел в виду, что ты разозлилась. Обиделась.
– Я не обиделась, – ответила Седна.
В это время в полу прикрытую дверь дома вбежал лис и довольно зафыркал.
– Ила! – обрадовался Шенди, встал из-за стола, наклонился к лису и потрепал его по загривку.
– Подыграй мне, – прошептала Седна на ухо Линушу. – Не ходи, когда он позовёт.
– Месть? – так же шёпотом ответил Эскот. Девушка кивнула.
– Шенди, – позвала Седна, – надо бабушке с дедушкой дрова для очага принести.
– Хорошо, – ответил амарго. – Мы с Линушем сейчас сходим.
– Мне лень, – ответил Эскот.
– Ты совсем обнаглел, – сказал Шенди.
– Пусть Линуш останется дома, – с хитрой улыбкой вмешалась в разговор Айко. – У нас с Натаном глаза уже не те, пусть он нам почитает газету.
– А я ещё плохо читаю, – опустила глаза Седна. – Но я помогу тебе с дровами, Шенди.
– Ладно, – согласился тот.

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Я догадывалась, что это случится в ближайшее время, но не думала, что так скоро. Я потеряла то состояние, в котором запоем писала неделю. Причём потеряла ещё вчера вечером, но думала, что всё-таки сегодня я его найду, но нет, пока никак. Надежда умирает последней... вдруг ещё получится...

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Джулиан, блог «Нэжвилль»

* * *

Начала четвёртую повесть. Рабочее название "Бешеная ладья".

Джулиан, блог «Нэжвилль»

Civitas. Эпилог

Филиппа разбудил стук в дверь. Он услышал, как Росс, который уже был на кухне, пошёл открывать, а затем раздался голос Виллоу.
– Знаете, что произошло ночью в городе? – спрашивал он.
– Понятия не имею, – ответил Росс.
– Верится с трудом. Позовите господина Эскота.
Филиппу очень не хотелось подниматься. Он дождался, когда в бывшую детскую вошёл Росс, и открыл глаза.
– Слышал? – спросил амарго.
– Скажи ему, что я умер, – ответил Филипп.
– Хорошо, – усмехнулся Росс и развернулся к выходу.
– Нет, подожди, – остановил его Эскот. – Он всё равно не поверит.
Филипп всё-таки заставил себя встать и выйти из комнаты.
– Что случилось? – сонно спросил он.
– Поехали в город. Увидишь, – ответил Виллоу.
– Прямо сейчас?
– Можешь завтра. Но, боюсь, шериф сделает с тобой, а заодно со мной, Маршалом и другими агентами нечто нелицеприятное.
– Дай хотя бы позавтракать, – вздохнул Филипп.
– Через десять минут жду тебя на улице, – сказал Виллоу и покинул хижину.
– Что же там такое? – проговорил Эскот.
– Е2-Е4, видимо, – ответил Росс. – Мне самому интересно.
– Мне сейчас придётся доказывать шерифу, что я смогу получить у тебя информацию, которую не получил до сих пор.
– Можешь, уже сказать, что у тебя есть подозрения на одного из моих помощников, и пообещай назвать имя того, кто связан с Ферзём в ближайшие дни. И ты назовёшь его.
скрытый текст– Главное, чтобы мне дали эту возможность.
– Дадут. Ты у них один такой, кто дружит с главным судьёй. На тебя вся надежда.
Когда Филипп и Виллоу покинули Тиеру, Гор протянул Эскоту какую-то бумагу.
– Я не стал показывать тебе это в поселении, чтобы не привлекать внимание амаргов, – сказал он.
Филипп развернул бумагу, это оказался рисунок, выполненный очень знакомой рукой, только это была карикатура. На ней был изображён Ромул – портретное сходство было очевидно. На его шею было наброшено несколько шарфов, которые были стянуты так, что душили его. На каждом из них была надпись. «Амарги», «страх», «предательство», «горькая вода» – гласили они. Все шарфы держала в кулаке одна рука. И на ней была изображена шахматная фигура – ферзь.
– Ого, – проговорил Филипп.
– Эта мерзость была ночью распространена по всему городу, – сказал Виллоу. – Представь реакцию Ромула.
– Я боюсь теперь представить реакцию шерифа.
– Я тоже. Хотя, с другой стороны, допустили это не мы, а те, кто работает в городе.
– Им не позавидуешь, – согласился Филипп.
– Ведь эти листовки были действительно по всему городу. Их подбросили даже во дворец губернатора, – проговорил Виллоу. – Ферзь – человек из верхушки «Атадо». Это пугает. У него есть доступ всюду. У него есть печатный станок.
– Это может быть любой из нас, – ответил Эскот. При словах о печатном станке в его голове возник образ только одного человека – Флориана Салеса, владельца газеты. Но ведь доступ туда, наверняка, был у многих, Филипп не знал точно, но очень надеялся на это. В конце концов, существовало ещё книжное издательство, и подозрения Ромула не должны были сразу пасть на Салеса.
Когда они въехали в город, Филипп сказал, что перед визитом к шерифу хочет заехать домой, и они с Виллоу расстались на повороте к дворцу правосудия. На самом деле Филипп просто не хотел идти к Герману. Он боялся. Эскот не знал, насколько был рассержен шериф, но мог предположить. Филипп не был уверен в том, что его красноречия хватит на то, чтобы убедить Германа в том, что он в ближайшее время назовёт ему долгожданные имена тех, кто связан с Ферзём или «Детьми горькой воды». Войдя в пустой «Элизиум», Эскот опустился на диван и закрыл глаза. Он не знал, сколько времени так просидел. Дверь, которую он забыл запереть, со скрипом открылась, и у Филиппа промелькнуло в мыслях, что её давно надо было смазать, а некому. Он обернулся и увидел вошедшего Дерека Маршала.
– Что ты здесь делаешь? – спросил Филипп.
– Ехал к шерифу, но подумал заглянуть к тебе, вдруг застану, – ответил Маршал. – И не ошибся. Прячешься?
– С чего ты взял? Хотя вообще это не твоё дело.
– Просто я знаю, что ты трус.
– Что? – Филипп поднялся.
– Ты трус, – Маршал ухмылялся. – Для тебя появление Николсона тогда было на счастье. Ты же боялся. Ты же не хотел нашей дуэли. Ты был дико рад, это читалось по твоему взгляду.
– Знаешь, хотеть жить и быть трусом – это разные вещи, – Филипп чувствовал, как закипает его кровь, настолько ненавистно ему было слово «трус». Называть себя так он мог позволить только самому себе. Но нарываться на дуэль второй раз подряд Филипп ох как не хотел.
– Так я прав, – рассмеялся Маршал. – Ты трусишь!
– Чего ты хочешь от меня?
– Я же сказал, что наша дуэль была всего лишь отложена. Почему не сейчас, когда твоя жизнь не стоит и ломаного гроша?
– Моя жизнь стоит намного дороже.
– После того, как ты проворонил то, что случилось этой ночью?
– Не я один. Мы все проворонили.
– Так я и не настаиваю на том, что моя жизнь сегодня тоже чего-то стоит. Либо ты сейчас стреляешься со мной, либо я имею полное право называть тебя трусом. Перед всеми. Так что?
– Хорошо, – кивнул Филипп.
– Хорошо что? Назвать тебя трусом? – снова засмеялся Маршал.
– Хорошо. Стреляемся, – тихо проговорил Эскот. – Только не в доме.
– А где?
– На заднем дворе.
– Отлично. Идём.

Росс встретил Маршала, когда тот шёл по направлению к его дому.
– Эй, амарго! – крикнул Дерек. – Где Эскот?
– Уехал в город вместе с агентом Виллоу, – ответил Росс.
– Замечательно, – улыбнулся норт, и Россу очень не понравилась эта улыбка. Он увидел, как Маршал, взяв лошадь, также направился в город. Проехать мимо поста с охраной без пропуска Росс не мог, но почему-то он был уверен в том, что ему было просто необходимо проследить за Маршалом. Сработало какое-то природное чутьё. Зная, что рискует, Росс перебрался через изгородь, отделявшую поселение от городской черты, тихо подкрался к посту, где обнаружил привязанную лошадь, и уже через пару минут он ехал вслед за Маршалом, держась на достаточном расстоянии. Росс понял, что норт собрался в «Элизиум». Он вспомнил о подземном ходе, ведущим в дом Эскотов, и знал, что он до сих пор существует, потому что заброшенным полуразрушенным зданием швейной мануфактуры пока никто не заинтересовался. Росс повернул туда. Подъехав к зданию, он привязал лошадь и подошёл к двери. Ржавый замок был заперт. Похвалив себя за то, что отмычка по-прежнему почти всегда лежала в одном из карманов, Росс быстро открыл дверь. Достав револьвер, он вошёл внутрь. Железная дверь внутри оставалась незапертой, как и раньше. Спустившись по каменным ступенькам, Росс двинулся по длинному коридору, который привёл его на кухню «Элизиума». Только войдя, он услышал звук выстрела. Стреляли на заднем дворе. Росс бросился туда. Он не хотел видеть того, что увидел, он боялся именно этого. Филипп был ранен или убит. Он лежал на пыльной земле с раной в груди. Прямо перед Россом стоял Маршал с револьвером в руке. Амарго пришла в голову страшная по своей простоте мысль: он не успел. Первый раз в жизни не успел.
– Маршал! – крикнул Росс. – Продолжим дуэль?
– Как ты сюда попал? – в голосе норта слышалось искреннее удивление.
– Дуэль, – проговорил амарго, подавляя в себе желание стрелять без предупреждения. – Ты готов или нет?
– Готов, – кивнул Маршал, убирая револьвер в кобуру. Мгновение, другое. Звенящую тишину нарушил выстрел Росса. Его противник упал замертво. Росс бросился к Филиппу.
– Фил, – позвал он. – Только не говори, что ты умер.
Эскот не ответил. Росс попробовал пульс. То ли ему так сильно этого хотелось, то ли Филипп действительно был ещё жив. Подняв глаза к небу, Росс проговорил:
– Помогите…
Затем он взял из руки Филиппа его револьвер, который тот всё-таки успел достать, и положил его в свою кобуру, а своё оружие отправил в кобуру Эскота. Потом Росс взял друга на руки и направился в дом. Увидев стоявшую посреди гостиной Найри, Росс прошептал:
– Спасибо.
– Дверь была не заперта, я услышала выстрелы, – проговорила женщина, в ужасе смотря на окровавленную рубашку Филиппа.
– Его надо срочно отнести в клинику, – сказал Росс. – Помоги. У меня нет пропуска. Выдай меня за его слугу. Скажи врачам, что он агент тайного сыска Айланорте. Его надо спасти.
– Да, – кивнула Найри. – Да. Идём.

Росс стоял у окна в приёмном покое и смотрел на проходивших мимо нортов. Смотрел, но не видел. Послышались чьи-то шаги – это была Найри. Она уходила, и теперь вернулась со стаканом воды. Молча опустилась на скамейку у стены. Вдруг взгляд Росса упал на мятую бумагу на полу. Он поднял её. Это оказалась листовка. Тот самый ход Е2-Е4, после которого Филипп должен был выдать союзу Наганаша. Росс скомкал бумагу в кулаке. Он подумал о Кейлин, Шенди и Линуше, которые, как он надеялся, были в безопасности. Кейлин наверняка бы спасла Фила. Она всегда его спасала. Но не сегодня.
– Он выживет, – нарушила тишину Найри. В её голосе слышалась уверенность.
– Он обязан выжить, – сказал Росс. – Потому что иначе зачем всё это...
Амарго бросил комок бумаги обратно на пол.
– Он обманывал тебя? – вдруг спросила Найри.
– Сейчас это не имеет значения, – ответил Росс.
– А что имеет?
– Только его жизнь.

Начало и продолжение этой истории в моей книге "Дети горькой воды".
Страницы: 1 2 3 100 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)