Что почитать: свежие записи из разных блогов

Категория: ролевые и игровые блоги

Felis Melas, блог «кроме мордобития никаких чудес (с)»

ну, вы в курсе ))

Kyoka Suigetsu, блог «Луна и цветы»

Об отношениях персонажей и их авторов, то есть игроков.

Миражи

Глава 1

 

- Знаешь, как противостоять скуке? - слышу я за спиной вкрадчивый ласковый голос. Не оборачиваюсь - я точно знаю, кому этот голос принадлежит и совершенно спокойна.

- Ну и как? - мне интересно, я откладываю чтение. Беру чашку с чаем. Мне кажется, что даже спиной я чувствую улыбку - слегка насмешливую, обворожительную и ледяную. Это немного напрягает, но я не обращаю на это внимание и поддерживаю беседу: - Поделись опытом.

- Искушение.

Теплое дыхание щекочет шею. Я не оборачиваюсь, пью чай. Аромат чая со специями дарит так нужное мне чувство безопасности и покоя.

- Что ты имеешь в виду? - любопытство внутри разгорается. Вдруг я услышу что-то по-настоящему ценное?

- Искушение. Поддаться искушению, управлять им, это так чудесно! Чувство, что ты властвуешь над всеми...

Мягкий голос словно оплетал тонкими серебристыми нитями шелка, в которых так уютно спать, и казалось, что мне самой этого хотелось - расслабиться, откинуться назад и... Но тут словно сработал щелчок выключателя.

- Стоп. - я резко оборачиваюсь назад, внимательно смотрю в глаза гостя, который явно был не готов к такой реакции и замолчал на полуслове. Я смутилась под его мягким и внимательным взглядом. - Что? Объясни снова, пожалуйста.

- Искушение, - повторяет самозваный ками, - управляй своим искушением.

- И оно будет управлять тобой, - припечатываю я.

- Будет. Но если ты достаточно сильна...

- Ясно, - мой интерес пропадает. - Нет никакой гарантии, невозможно определить, ты управляешь искушением или оно тобой. - Я отворачиваюсь и снова беру чашку чая, просто чтобы чувствовать что-то реально осязаемое. Просто чтобы почувствовать руками настоящую вещь, и перестать тонуть в этом взгляде и голосе.

- Как невозможно понять, где настоящая Луна, - в голосе собеседника прорезались веселые нотки.

- Все с тобой ясно, - меня уже не беспокоит чужое дыхание на затылке и прикосновение рук к моим плечам. - Трепло. Как есть трепло. Хоть бы что толковое сказал, - резюмирую я, давая понять, что разговор окончен.

- Увидимся еще, - неожиданный гость исчезает так же внезапно, как пришел, а у меня чуть кружится голова и только сейчас я понимаю, как была напряжена. Я залпом допиваю полуостывший чай. Все-таки болтать он мастер, а по делу... думаю я.

- Скучная ты. Как Хирако.

Я вздрагиваю, но фыркаю:

- Чего? Нашел, с кем сравнить!

Не ушел все-таки. Но мне уже наплевать на это. Пусть делает, что хочет.

- Если ты тоже будешь говорить об отчетах, то точно похожи, - парировал ками.

- Если что у нас и есть общее, то это любовь к джазу, - не осталась в долгу я.

- Только при мне не включай.

- Не волнуйся, у меня для тебя особая музыка... похоронная, - не могу удержаться от сарказма и слышу смех.

- Ну ладно, не буду мешать твоей ностальгии, - смеется ками. - До встречи!

Я выдыхаю. Вроде бы ушел... на этот раз. Я ловлю себя на странном чувстве, что он единственный, с кем мы можем кусать друг друга вот в таких словесных баталиях и все-таки не причинить никакого вреда. Удар, подсечка, выпад... и клинок режет пустоту, хотя должен был убить, но проходит насквозь, легко, словно на его пути ничего нет, и нет боли, только интерес - а каким же будет следующий ход? Я выглядываю в окно - луны не видно. Но мне и не нужно ее видеть, достаточно того, что сейчас ночь. Слишком легко мираж принять за правду, и это интересно. Какой мираж следующий? Это узнаем в следующий раз. Может быть, завтра, может... это неважно. Действительно неважно, лишь бы мираж был по-настоящему интересным и помогал бороться со скукой и повседневностью.

- А я знаю, почему тебе интересны миражи...

- В следующий раз.

- Я же трепло? - чувствую, мне еще не раз припомнят эту фразу.

- Вот и действуй... по своему профилю, - выражаюсь я как можно мягче, - а с практикой я уж разберусь.

- Да ну? Что ж, я не откажусь посмотреть на такое...

- Вот завтра и посмотришь.

Наконец-то оставшись одна, я резко выдыхаю - вот же... Кажется, мне снова нужен чай. От нервов.

 

Глава 2

- Привет!

Я оборачиваюсь, зная, кого увижу, и все верно — упираюсь в изучающий взгляд карих глаз, коротко киваю.

- Что, и двинуться не можешь? - мой собеседник кладет руки мне на плечи, взгляд из колючего становится мягким и обманчиво сочувствующим. Его руки тяжелы, словно давят меня, и не остается ничего, кроме как тонуть в медово-карих глазах гостя.

- Ну да, только не думай, что по твоей милости, - фыркаю я. Разминаю ногу и сжимаю зубы, стараясь не заорать от боли. А все моя анекдотическая неловкость.

- Да, я и забыл, что человеческое тело такое хрупкое… - ками отпускает меня.

Его вкрадчивый голос пробуждает странное желание — взять нож… Тонкий разрез, и капли крови, медленно набухающие, похожие на зерна граната, но боль… это останавливало.

- Только не говори, что никогда не хотела никого убить, - смеется владыка Уэко Мундо. Я не успеваю возразить, как он чарующе ласковым голосом добавляет:

- У тебя сердце убийцы.

- А у тебя сердце человека, желающего разрушить мир, - я напоминаю владыке о его целях.

- Значит, мы стоим друг друга, - он улыбается. - За это стоит выпить.

- У меня нет вина, - надо же, он заставляет меня чувствовать себя неловко за то, что я не готова к приходу гостя, при том, что этот «гость» может заявиться когда угодно и вообще не пользуется таким изобретением человечества, как дверь.

- Знаешь… я сам сделаю чай, но при одном условии — ты расскажешь мне о своих самых страшных кошмарах.

- Зачем это тебе?

- Разве я сам не кошмар? Чем не тема для светской беседы? - пожимает плечами ками и уходит на кухню.

Я задумываюсь… Перед мысленным взором промелькнули кровавые кадры из фильмов ужасов. Несерьезно. Крови только много. Попытавшись встать, я неловко оперлась на подлокотник дивана и осторожно наступила на больную ногу. Трудно. Пришлось снова сесть на диван. Невольно я прислушалась — непривычно, чтобы на кухне хозяйничал кто-то другой, тем более мужчина. Это было… странно, но придавало ощущение уверенности.

«Как ты можешь быть с ним уверенной в чем-то! Он же… Что?» - перебиваю я сама себя. В данный момент все выглядело до комичного мирным. Ну да, человек, который может щелчком пальцев разрушить мир, и не один, шутит с тобой и готовит чай на твоей кухне. Ну не смешно ли? Усилием воли я поднялась с дивана и стараясь осторожнее наступать на больную ногу, прошлепала на кухню.

- А у тебя неплохой выбор чаев.

- Спасибо, - я была польщена. - Я считаю, без чая и жить неинтересно.

- То есть, отсутствие чая и есть твой самый большой кошмар?

- Нет, конечно, - я смеюсь.

Какое-то время мы пьем чай и молчим. Как у него получился такой чудесный напиток из обычного чая, я даже не спрашиваю.

- Ну так что с твоими кошмарами? - глаза ками словно загораются от любопытства. - Или ты, как большинство людей, боишься умереть? Нет… это слишком скучно, согласись? А как насчет сумасшествия? Осколки зеркала и неизвестно, в котором из них настоящая ты? Отказаться от себя — ты решилась бы на такое?

- А ты прав, умереть я не боюсь. Это даже интересно, - выпалила я раньше, чем осознала сказанное.

Глаза ками сузились в предвкушении… Мне стало страшно. Наблюдать за его взглядом — то теплым и ласковым, но уже через секунду жестоким и хищным — это гипнотизировало.

- И тебя засыплют землей… ты будешь чувствовать, как комья земли падают на тебя, и резкий запах дерева и плесени… пока тебе будет, чем дышать.

- Ой!

Я очнулась от ласкового мурлыканья голоса, вздрогнув и чудом не расплескав чай.

- Кажется, мы добрались до чего-то действительно интересного…

- Я боюсь… задохнуться. Я не хочу умирать, задыхаясь. Лучше вообще… не чувствовать этого.

Слезы наворачивались на глаза, но утешать меня никто не собирался:

- Боишься задохнуться? Боишься боли?

Я удивилась — откуда он узнал про боль, но меня перебили:

- Я знаю. Ты убила бы себя, если бы не боль. Это единственное, что останавливает твое любопытство. Я же сказал — у тебя сердце убийцы, а у меня сердце разрушителя миров.

- Про разрушителя миров сказала я, - пусть не думает, что у него есть преимущество.

- Как нож проникает в тело… медленно капает кровь…

- Прекрати! - мне хочется зажать уши руками, но я этого не делаю, потому что мягкий, чарующий голос обволакивает меня, тело кажется тяжелым…

- Зачем? - за такую улыбку, наверное, продавали душу, подумалось мне. - Хочешь знать мой самый страшный кошмар, да? Ты прав, это — потерять себя!

- Нет, - мягко возражает ками, - это ты так думаешь.

Он наливает еще чаю, молчит, давая мне возможность почувствовать свое присутствие рядом, и подумать над сказанным, но у меня только собственный крик звучит в ушах. Легкое прикосновение к моей руке кажется настолько ярким, что я вздрагиваю.

- А если этот мир с его надеждами и мечтами, развалится на наших глазах, что ты будешь делать?

- Пойду по дороге, куда глаза глядят. Буду одна и буду счастлива! - с вызовом говорю я.

- Хочешь скажу что-то смешное? И налей себе еще чаю.

Я послушно наполняю свою чашку, мельком смотрю на гостя, он качает головой — нет, не надо — и наливаю чай. Все-таки как у него это получается? Неважно.

- Ты уже идешь по этой дороге. Ты уже разрушила свой мир.

- С собой-то не равняй!

- И не собирался. Вот смотри: вспомни, чего ты боишься… Все эти вещи означают, что ты жива.

- Ты на что это намекаешь?

- Да так, говорю очевидные вещи за тебя. Знаешь, почему ты любишь миражи?

- Ну и почему же?

- Они позволяют тебе не жить. Ты давно уже мертва.

- Кто бы говорил! - мне становится смешно. Ну в самом деле, слышать подобные вещи от мастера иллюзий, которого к тому же нельзя назвать живым человеком, это уже слишком.

- И тем не менее. Поверь, тот, кто разбирается в иллюзиях, всегда узнает и правду. Жизнь — самый большой кошмар для тебя. И да, спасибо за чай.

Я закрываю лицо руками. Хочется плакать. Когда я опускаю руки, в кухне я уже одна. Когда он ушел, я и не заметила. Вздохнув, я допиваю чай — самый обычный, какой у меня был всегда.

Вот только у чая острый привкус обмана...

 

Глава 3

Горячее марево лета перемешивало ароматы жасмина и шиповника. Изредка в густой туман ароматов задувал свежий ветер полынного духа, заполняя и без того тяжелый, давящий аромат, придавая лету неповторимое очарование. Пушистая трава пригибалась под ветром, чуть отливая серебром — я не знала ее названия, но она была похожа на кисточки. Сорвав одну такую кисточку, я водила ей по лицу. Мягкость, сравнимая с мягкостью кошачьей шерсти, была приятна, но густой, тяжелый вечер требовал отдыха.

Я пошла к озеру, надеясь, что сегодня там не будет лодочников и любителей шашлыков. Были, конечно же, но мне повезло найти местечко, не занятое отдыхающими. Я сняла кроссовки, растянулась на траве, закрыв глаза — я получила, наконец, немного покоя.

- Отдыхаем? Или скучаем? - раздался голос.

Я вздрогнула, резко подскочила, одергивая платье. Давний знакомый только посмеялся над моей неловкостью.

- Да садись уже, Юри, я не кусаюсь, - рассмеялся он.

- Ага, «не кусаюсь», - пробурчала я, но скорее шутливо, чем всерьез, чем вызвала улыбку ками, но послушно села. - Какими судьбами?

- Твоими, все твоими. Не заскучала со своей жаждой смерти?

- А тебе-то что до того? - конечно, так отвечать не стоило, но ведь не первый день общаемся. - Как ты вообще оказался в нашем мире?

Ками вздохнул, взял мою руку в свои. Я вздрогнула — его руки оказались неожиданно горячими и грубыми, но последнее было естественно. Чувствовать его руки было слишком непривычно. И снова взгляд глаза в глаза. Ветер чуть шевелил его волосы, бросая пряди ему в лицо. Я протянула руку и поправила его волосы, невольно вызвав улыбку ками, и улыбнулась в ответ.

- Вот так лучше.

- Что?

- Хочешь, покажу тебе твою суть? - его глаза сузились от предвкушения.

- Вот только без ваших штучек, Айзен-сан, - фыркнула я. Правда, где была гарантия, что он эти «штучки» уже не применил? Я этого не знала, и мое чувство опасности предательски молчало. Только солнечные блики на озерной глади немного резали глаза.

- Курои Юри. Не смей, - отчеканил ками.

Что? Он опять назвал меня этим именем, которое когда-то придумал мне сам. Черная лилия, видите ли! Однажды он спросил меня, какие цветы я люблю, я брякнула «белые лилии», и теперь иначе, чем «черной лилией», он меня не называл. И каждый раз, когда он произносил это имя, я знала, что будет что-то интересное. Поэтому я только покачала головой, понимая, что спорить с ним — бесполезное дело.

- Ты так любишь потрошить свою душу, опустошать ее, затем наполнять снова. Я могу тебе в этом помочь, - улыбка, однако, не предвещала ничего хорошего. В моей руке оказался кинжал. Когда он его успел достать? Я посмотрела на оружие — богато украшенная рукоять выдавала, что это памятная вещь, не менее.

- Ты сама мне его вручила, - ответил ками на незаданный вопрос. Тяжесть металла в руке была вполне настоящей, холод лезвия, по которому я провела пальцем — тоже. Я только удивленно смотрела.

- Ну так что?

- Ничего! - я с размаху вонзила лезвие в землю. - Что за провокации?

- Чьи, Юри?

С ним определенно было невозможно находиться рядом без того, чтобы он не спровоцировал меня. Но при этом — невозможно было и отказаться от него. Странный. Я посмотрела на него — и чуть не утонула в его глазах. Снова. Чувствуя, как краснеют щеки, я отвела взгляд, предпочитая смотреть на иву, склонившуюся над озером. Ее узкие, чуть посеребренные листья напоминали кинжалы. Кинжалы, с которых капает кровь, и капли создают узор на земле. Что-то, что я не могу прочесть, но очень важное. Что-то…

Я вздрогнула. Ветви ивы тихонько колыхались под ветром, а мне хотелось плакать.

- Что ты увидела?

- Твоих рук дело?

Мой собеседник только пожал плечами, словно говоря «я-то здесь при чем?», но я ему не верила. Просто потому, что верить было нельзя, хотя чего уж там, очень хотелось. Много чего хотелось, но разве нужно все говорить? Сам узнает. Это точно, сам узнает, и непонятно, как. Точнее — мне не хотелось об этом знать.

- А что если ты всего лишь голос в моей голове?

- Ты сама-то думаешь, о чем говоришь? - рука, что легла мне на плечи, была вполне осязаемой, и взгляд карих глаз успокаивал.

- Думаю. Ты так и не ответил на мой вопрос — как ты здесь… продолжение следует…

Catherine Montgomery, блог «я хотела бы знать»

для тебя

Пусть для тебя этот год будет лучше, чем можно себе представить! Пусть будет много сил и возможностей, вдохновения и тепла, здоровья и радости, творчества и встреч с хорошими людьми. И пусть случается только хорошее. С тобой и теми, кого любишь.

давно хотела поставить эту песню.. для всех наших


смотреть картинку

Catherine Montgomery, блог «я хотела бы знать»

не могу устоять. наше семейное ))

Буффон, блог «Графический Алтарь»

▲▼▲▼▲▼

Alfie (18+)

https://buttsmithy.com/archives/comic/p1

Ab61rvalg, сообщество «Dark Souls 1|2|3 | Bloodborne»

Что это, Бэрримор?!


Неужели второй Бладборн?








Увы...Увы, это всего лишь фанатские концепты от Cal Santiago. А жаль - дизельпанковый Бладборн был бы крут!..

Felis Melas, блог «кроме мордобития никаких чудес (с)»

автор картинки со мной незнаком/а...

..но откуда все знает? ))

 

Petorisara, блог «Путеводитель по человечеству для альена»

Запись шестая.

И почему все стремятся использовать имена, как будто они пытаются что-то продать? Зачем люди настаивают на именах? Если я смотрю на человека... Если я смотрю на тебя. Ты же знаешь, что я говорю с тобой. Нет нужды трижды повторять имя, чтобы похвастаться, что помнишь его, и создать ложное чувство близости.

сериал "Бродчёрч" / "Убийство на пляже" (Broadchurch)

 

Я не могу без проблем запоминать имена. Сочетания букв в паспортах людей для меня - не больше, чем буквы. Они никак не связываются с человеком. В моём окружении несколько Александров, и все они - совершенно разные. Так как можно привесить к ним одно и то же поименование?

Ники и прозвища - другое дело. Они принадлежат конкретным людям и отражают какую-то часть их личности. А какую часть личности отражает, например, имя Иван? Или Елена? Бессмысленные звукосочетания, и даже на исторические значения этих имён на языке оригинала ничего не говорят о людях, которые их носят. Все Святославы, Светланы и прочие Владлены. В лучшем случае эти имена что-то говорят о родителях, об их ожиданиях, но о самом человеке за редким исключением паспортное имя не говорит совершенно ничего. С тем же успехом это мог быть числовой код.

Ненавижу обычные имена. Они меня удручают своей бессмысленностью и тем, что отжирают ресурсы памяти, ведь в ячейку к лицу-мимике-движениям нужно впихнуть ещё и однообразные наборы ничего не значащих звуков, которые оттуда вываливаются, потому что у них нет никакой связи с конкретным человеком, поэтому приходится прикручивать туда дополнительные ассоциации, а их поддержание в активном состоянии требует немало сил.

Ну почему люди в этой стране так редко меняют свои официальные имена на то, что им нравится!? Так было бы гораздо проще запомнить.

Собственно, поэтому я и люблю интернет. Тут ники отличаются, и их гораздо легче связать с конкретной манерой письма и жизненной позицией например - с отдельным юзером. Не нужно накручивать дополнительные слои мозгового скотча, чтобы прилепить набор букв к личности, потому что ник рассказывает что-то о носящем его человеке.

 

Даты ещё хуже. Время для меня вообще очень странное понятие, потому что для меня иногда сложно даже события собственной жизни расставить в хронологическом порядке и привязать к календарю, а когда нужно вспомнить, когда произошло событие, к которому я не имею никакого отношения, у меня случается коллапс, и ответ почти всегда один: "Это было в прошлом". Точнее сказать я не могу, если не могу посмотреть подробные записи. При этом я достаточно хорошо определяю промежутки времени - чувствую, например, опаздываю или нет. Но как только события из настоящего и будущего перемещаются в прошлое, они оказываются в гигантской свалке файлов, рассортировать которые по времени создания для меня ужасающе сложно. Я, к примеру, могу воспринимать одновременными события, произошедшие со мной год назад и десять лет назад, и только по косвенным фактам из воспоминаний чисто логически и не сразу могу вывести, что эти события всё-таки были разнесены во времени. Хронологию будущего я воспринимаю гораздо чётче, а вот прошлое слепляется в невнятную массу, как старый советский пластилин, когда смешиваешь все брусочки в один большой серо-буро-малиновый комок. Я будто тот Янус Полуэктович, который жил в прошлое, поэтому будущее помнил хорошо,ведь оно для него было только вчера, а вот предыдущий день - ужасно плохо, потому что для него он случился в далёком полузабытом прошлом.

 

Может, это всё-таки какая-то проблема с мозгом?

Какой участок отвечает за восприятие времени? Надо будет освежить воспоминания о строении мозга...

 

decem, сообщество «свободная пташка»

Часть первая: «Что если?...»* «Принцесса без дома»

*«Что если?...» – это индивидуальный проект, смысл которого показать, что бы было, если Лиана пошла другой тропой по жизни – какой путь она выбрала, если бы стала наместницей тана или какова была бы жизнь бродяжки-эльфйки? Этот проект о выбор, о череде случайностей, которые привели нашу Пташку к тому, какая она есть сейчас. Автор не ограничивает свою фантазию, но проект будет очень коротким – пару постов от силы. Эксперимент начинается.

 

Она привыкла жить в роскоши – все эти эльфы, окружающие и восхваляющие её красоту, добродетель. Дочь тана смотрит на всех с лёгкой улыбкой, у неё такое завораживающее лицо, словно она матерь, которая принимает ласку своих детей. На ней самые красивые платья, отец никогда не жалел денег на свою дочурку, которая вскоре удачно выйдет замуж. Жизнь Лианы всегда была полна радости и счастья – пышные приёмы, банкеты, нескончаемые подарки и бальные вечера. Она по-истине стала жемчужиной этого места. Большинство эльфов благоговели ей, пытаясь отыскать её случайный взгляд или улыбку, но она была ко всем одинаково добра и любезна. Однако были и неприятные стороны её беззаботной жизни – учёба, которой нагружали её родители, немилый жених, который должен был забрать её на девяностом году жизни. Горечи было так мало, но на фоне оглушающее успешной жизни такие мелочи казалось глыбой неприятностей. И всё же её жизнь продолжалась, планомерно текла, не изменяя свои стандарты. Утром к ней забегали служанки, такие же эльфки как и она, помогали наряжаться, придумывали Лиане новую причёску, помогали с выбором украшений. После лёгкого завтрака шли фолианты знаний – ей пытались навязать успешное образование, ведь она считалась неогранённым алмазом – раньо, у которой не было цены лишь потому, что любая сумма была недостаточной. Однако в мужья ей выпал взрослый и чёрствый эльф, которому было не важно, какова твоя натура и твой ум. Рядом с ним Лиана блекла, её нежность выцветала, а сама она серела. С этой несправедливостью эльфийка боролась долго, но в итоге проиграла своему будущему супругу. Они редко виделись, и девушка была рада, что свидания столь коротки и мимолётны. Но кроме успешной и красивой жизни, она приобрела кое-что другое – гордость и силу, высокомерие и власть. Статус тана открывал многие дороги, особенно для дорогой дочурки, что умела просить правильно. Отец часто навязывал ей свои убеждения, и Лиана сошлась с ним во мнении, что вартьо – отбросы общества. Их семья была одной из немногих, так радикально воспринимающих р@бов. Это во многом помогло этой семье пережить восстание, так как силы тана были направлены на подавление непослушных и непокорных. Именно по этой причине Лиана тоже стала ненавидеть вартьо – после нескольких покушений на собственную жизнь она стала весьма строга к своим служанкам, да и к тем, кто служил в её доме. Власть портит даже лучших, и она считала, что это небольшая плата за жизнь, которую имеет. В последние года в сторону Лианы бросались неоднозначные взгляды – многие не любили её за хорошую жизнь, многие – за то, что увела такого знатного жениха, оставшиеся – за дискриминацию своей же расы. Но ей тепло сидится в своём гнездышке, потому она не видит смысла скалить зубки, считая, что сплетни – удел слабых. Любая прихоть Лианы с легкостью удовлетворялась, и если не родителями, то друзьями, родственниками, воздыхателями. Зная лишь лучшую и «достойную» сторону этого мира, она не понимала, как можно жить столь плохо и бедно. В вопросах политики она не была столь сильным авторитетом, поскольку всегда отстаивала Ромен. «Глупая патриотка» – кричали ей космополиты. А она не знала, что можно иначе. Лиана боялась леса и не любила гулять в одиночестве, её любимым увлечением было вышивание и садоводство. Её сделали образцом для подражания – не спорит с родителями, всегда слушается, добра когда надо. Научившись в точности и исполнять то, что от неё требуется, Лиана думала, что всё – «жизнь удалась!». Но проблемы начались там, где их быть не должно.

Прощание с родовым гнездом – не это ли драма века? Несмотря на то, что Лиане нужно было показать, как тебе будет тоскливо без родителей, она действительно не хотела покидать это место. Муж оказался непреклонен, его грубая хватка не позволяла эльфийке вернуться. Ей пришлось смириться. Путешествие до нового дома оказалось мучительно долгим, а за всю дорогу едва ли они обменялись парой словечек. Но это не тревожило новоиспечённую госпожу Сианнодэль, она привыкла к холоду эльфа на против и не требовала ласки или любви. Однако первая брачная ночь оставила на ней свои отпечатки, ибо муж не стал мягче даже там. Первые синяки, оставленные на нежном девичьем теле, не сходили долго, а тело, познавшее мужчину, боялось вновь получить боль. Было больно постоянно, сколько бы её муж не пытался зачать ребёнка. Реалии мира очень скоро окружили её, когда эльф начал бить её, за то, что она «с браком». Печальная жизнь привела к тому, что Лиана стала мыслить о побеге, но вартьо дома Сианнодэль всегда возвращали её, пока не случилось это… «Сопротивление» внедрило в эту семью своих людей и смогла захватить родовое имение, убив мужа Лианы, но не её саму. Пожалев её, «Сопротивление» взяло в плен овдовевшую госпожу Сианнодэль, рассчитывая использовать загнанную эльфийку в своих условиях.

В плену жизнь оказалась чуть лучше, чем с деспотичным мужем, который не грешил перед богами издеваться над законной женой, поколачивая её. Конечно, ей доставались объедки и то, чего едва ли хватало на выживание, но всё же это было лучше. Но Лиане не нравилось положение, в котором она застряла. Используя её как живую приманку, они выпросили денег у родителей Лианы, рассчитывая, что те знатно раскошелятся. Сама же эльфийка не очень верила в этот бартер, но не ожидала и того, что родные откажутся от неё, не желая платить предателям. На неё тоже пало клеймо предательницы, по родным краям пополз слух, что Лиана сама пришла к «Сопротивлению» и сама спланировала убийство своего мужа. С очернённым именем нельзя жить в нормальном обществе, но и с вартьо она не собиралась делить кров. Ненависть росла к обеим сторонам, не было такого, чтобы её положение улучшалось, Сианнодэль лишь глубже утопала во всевозможных обвинениях. А потом «Сопротивление» дало ей выбор – умереть от рук р.бов или примкнуть к мятежным. Целую ночь она решала свою судьбу, противилась обеим вариантам. Под утро к ней пришёл один эльф с серьгой в ухе, на удивление, он не приставал, пытаясь изнасиловать или надругаться над пленной, он освободил её, сказав, что «мы будем жить свободные, только в вдвоём». Ей пришлось согласиться. Как только они отошли на значительное расстояние от лагеря, эльф склонил её к любви, даже не спрашивая, хочет ли того сама эльфийка. Ухватившись за кинжал, что висел у бедра потенциального насильника, в гневе она сделала то, о чём в последствии жалеть не будет. Окровавленная, но довольная, она лежала под остывающим тупом. Эльф поначалу пытался душить её, надеясь, что Лиана быстро ослабеет и выронит кинжал, но это была месть. Месть всему «Сопротивлению». Сняв с трупа всё, что могло ей пригодиться, она не забыла про кинжал. Она брела пол дня по лесу, пока не отыскала озеро. Вода смыла с тела грязь и засохшую кровь, но не отмыла от греха. Смотря на кинжал, Лиана думала «что же не так пошло в моей жизни?». Посмотрев на своё лицо в отражении озера, она срезала оружием волосы, оставляя неровное каре.

Лиана умерла. Её убило «Сопротивление». Отныне я Сианна, – голодная и уставшая, она покинула озеро и прилегающую к нему местность, отправляясь на поиски еды. Как бы она не боялась леса, ей всё же пришлось заночевать там, и чем дальше от трупа того эльфа – тем лучше. Однако уснуть ей не дали олени, неожиданно окружившие её. Она услышала странный голос и увидела фигуру полуженищны-полулани.

 

decem, сообщество «свободная пташка»

история рабыни-Лианы

822 год, пора стылых дождей

 

Мамочка сказала, что я должна вести дневник! Она не сказала причины, хотя я целый день расспрашивала её об этом. Мне уже десять, я действительно взрослая и ответственная эльфийка, мне можно доверит такие тайные тайны. Но она молчит. Мамочка говорит, что я и вправду взрослая, но дневник нужен не для ребячеств. – Но для чего? – спросила я её. Я долго ждала ответа. За окном осень, мне всегда так грустно, когда уходит моя любимая пора года. Я стояла у окна, когда мама подошла и обняла меня со спины. Она ничего не сказала. Я хотела поделиться с ней красивыми находками, которые откопала сзади нашего дома, но почему-то забоялась поговорить с ней об этом. Её руки были очень тёплые, я помню, в тот день мне приятно было ощутить эту тяжесть на своих плечах. Тогда же она мне и сказала, что истинная ценность дневников в том, что мы учим выражать свои мысли, не только на бумагу, но и в своей душе. Я запомнила этот ответ! Даже записала его в начале своего дневника. Через неделю я решила украсить свой дневник цветами, я нарисовала в тот день много цветочков и красивые завитые линии. Я и не знала, что меня так рано заставят работать! Кто-то велел маме отдать меня в поле! Я сначала очень разозлилась, что мама послушала какого-то дядю, а не меня. Мне не хватает прогулок по лесу и полю, но мне приходится работать. Впервые я заметила, что другие дети тоже работают! В нескольких метрах от меня была группа ребят моего возраста. Я долго спрашивала себя раньше: а где все взрослые? Где мои старшие друзья? А потом я поняла. Работать – это неприятно! И иногда больно. У меня нет сил писать в дневник, хочется спать. Наверное, я заброшу его, ведь за работу в поле я могу получить еду для папочки, мамочки и братца! Правильно, дневник, ты подождешь, я иду помогать!

 

823 год, пора белых снегов

 

Как странно... Я давно тебя не открывала, мой дорогой дневник. Весь 822 год я вела тебя, как послушная девочка. Это потому, что у меня не было где писать! И по этой причине я тоже в тебя пока ничего не писала. Я недавно опять занялась находками и нашла, где могу записать свои мысли. Работать оказалось не так весело, как раньше. Мне дали более ответственную и тяжелую работу. А если я устала и не могу работать, на меня тут же кричат и пытаются ударить! Несколько дней я плакалась мамочке, но она меня не успокоила, а сказала привыкнуть. Я не знаю, почему она не сказала мне добрых слов, лишь терпеть. И терпеть мне оказалось ещё очень долго. Я не знаю, чем я провинилась. Я спрашивала у папы и братца, а когда я прекращу работать? Брат усмехнулся, а отец побледнел. Его лицо в последние дни беспокоит меня! Хотя мы так живём всю жизнь. Зря братец мне свои сказки рассказывает! Зачем про свободу? Это как смотреть на мясной пирог и не есть его! Я обиделась на него и теперь считаю, что это всё сказки! У меня огрубели пальцы и пятки стираются в кровь. Напишу позже, а то опять будет некуда писать. *** Мне страшно, если на меня косо взглянет какой-нибудь эльф. А вдруг он скажет, что я плохо работаю? Бить меня стали чаще, потому что работать стала я с утра до вечера. Думаю, как хорошо там, за горами! Я редко думаю о том, что живу как принцесса. Но мне очень хочется жить как принцесса. Некоторых тут за живых не считают, бьют до смерти! Это не хорошо...Не хорошо. Чёрт, опять писать негде, ну погоди я найду ещё...

 

824 год, пора цветения

 

На Новый год выпросила тебя, дневник! Мне подарили кусочек счастья. Теперь я снова могу писать в тебе, дневник. Так иногда не хватает тебя, привыкла уже всё писать! За год почти ничего не поменялось, разве что плети стали возникать без причины! Иногда на теле живого места нет, всё набухло и покраснело. Я часто плачу и пищу, когда мамочка пытается обработать раны. Спать очень сложно. Смотрю на небо и представляю горы. Жить как принцесса?... Хотя бы просто жить. Иногда планы меняются. Меня часто обзывают и зовут бестолковой, но мне всего 12 лет! Что тут можно поделать. *** В этом году изменений нет.

 

825 год, пора пора белого солнца

 

Я ждала до своего дня рождения, чтобы написать в тебе, дневник. Ты не представляешь, как сильно я хочу писать: описывать всё, что вижу, описывать всё, о чём мыслю. Я живу только тем, что представляю как всё время пишу и пишу. Это приятное занятие. Мне всё ещё хочется играть, хочется учиться, но я должна работать. Наша семья в этом году голодает больше, чем обычно. Мама часто отдаёт мне часть своей еды, так как боится, что я никогда не вырасту. Я смеюсь над ней, глупая, я буду выше тебя с папой! Но, голод в моих мыслях всё чаще, я даже пишу про голод! Братец наконец от меня отстал со своими сказками, принялся больше работать, а не языком чесать. И правильно, он недоедает больше других. Я теперь часто гуляю ночью, собираю хоть что-то, чем можно питаться и лечить. Корешки, соцветия и плоды – мама просто показывает каких не хватает, и я иду. До леса идти очень далеко. Если уж идти, то в нём и ночевать, а то за ночь можно поспать только два часа. Но в лесу красиво. Целый месяц я ходила туда, а потом валилась на поле от недосыпа и меня били. А эти раны!... Обычно, после ударов ничего не остается, но ведь больно! *** Мама учит меня молитвам богам. Она мне всё чаще рассказывает про безликих, мне очень нравятся её рассказы, у меня вновь появились мечты и красивые сны. Хоть на короткий промежуток, но они есть. Иногда я забываю, что ещё ребёнок. Мамочка сказала, что я буду ребёнком до 60 лет! Невероятно.

 

826, пора долгих дней

 

И вновь я пишу летом. Тяжело беречь то, что есть! Нужно с умом подходить к тому, что осталось совсем мало места, а написать хочется во-о-о-о-т столько. Мне легче не писать год или два, а потом за месяц всё списать! Но на этот раз я подожду, может, случится что-то интересное? *** Что!? Папе плохо? Я узнала об этом лишь осенью, мама с братом скрывали это от меня. Как они могли. Сейчас холодает, самые тяжёлые времена. В лесу уже мало что достанешь. Они сообщили так поздно. Мне ещё нет и 15! Так рано потерять кого-то?... Я не готова. Прости дневник, тебя читает мама, я пока не могу тебе доверять. Прости. *** Беда застала нас зимой. Отец скончался. Мне кажется, что я тоже тогда умерла. Рядом с ним, у его кровати. Его лицо было таким...Бледным. Новый год мы встретили без него...

 

Моё кредо – некоторые девушки мечтают стать красивыми принцессами. Я - нет. Мне так жаль видеть эльфиек, окрылённых мечтами о том, что они сбегут отсюда или их спасёт загадочный незнакомец. Жизнь моя медленно и верно скатывается к работе, тан весьма суров, хотя и пытается выдать эту любовь за заботу. С тех пор, как я работала в поле, мало чего изменилось. Только руки разве что не запачканы в грязи! Я стала замечать, что постоянно потираю переносицу, голова иногда ужасно раскалывается. Несмотря на более престижную работу, у меня так и не появились свои вещи. Вещи, которые бы принадлежали только мне. Разве что какое-то странное платье, которое стало уже таким блёклым, что надевать его стыдно. И ты, мой дорогой дневник. Я не смогла забрать тебя из дому, потому велела матушке сжечь его. Нет там ничего важного, только детские мечты ребёнка. Но всё же жаль терять то, что дарило мне столько сил и радости.

 

Дневник, у меня тут совсем нет друзей. Семьи тоже. В доме тана всё так странно, мне не спокойно. Кажется, за каждым углом меня ждёт змея, которая захочет отравить меня. Я уже давно ловлю взгляд некоторых служанок, они иногда дергают меня за волосы и бросают в лицо сажу. Но я не слушаю их, были в моей жизни задиры страшнее их, и пожалуй, плеть они не пересилят в плане страха. Они ведь тоже визжат, когда в чём-либо провинятся! А я ведь давно не видела тана, что очень странно, но рада, что эти дурёхи угомонились! Ох, дневник, надо бы тебя получше прятать. Хоть моя каморка не велика, но я обязательно найду место, чтобы спрятать тебя! Никто не отнимет у меня память и чувства, заключённые в тебя.

 

Дневник, страх – это не единственный спутник моей жизни, ну, в последнее время в неё силой втянулись две эльфийки, что не упускают возможности унизить меня. Я, честно, не понимаю, что они там такого хотят увидеть в постели тана, но это мерзко! Боги милосердные, храните меня, ибо я уже не знаю, где прятаться от этих двух – Шая и Кассандра везде за мной ходят хвостиком. За спиной ужасные слухи распускают, а в лицо кричат "змея". Что мол, я такая же уродливая и холодная!... Я сказала им, что и не спорю, и чтобы они лучше закрывали на ночь дверь, не известно ведь, что захочет сделать уродливая змейка. В общем, попугала я этих дурочек маленько, вроде уже не так мешают. Ах, проклятье. Вчера не удержала в руках тяжёлый ящик, успела от земли его оторвать, как тут же уронила. Палец так и болит. Благо, на простых служанок тут время не тратят, шум не подняли. Правда он опух, но вроде ничего не сломала! Ну, руки мне ещё нужны, притом со всеми пальцами!

 

Ах, слава богу что это действительно был ушиб. Тан поймал меня за руку, когда я прислуживала у стола. Заставил во всём сознаться, хотя я так убедительно врала! Ну, мне казалось убедительно. Он отвёл меня к себе и дал мазь. Я даже чуть обрадовалась, что тану всё же есть дело до простых служанок и счастливая пошла к себе. Но на этом всё не закончилось. Ночью как-то было не до сна, и я заметила, что кто-то пытался войти в мою комнату. Дверь чуть приоткрылась – я видела только руку! Но тут же прикрикнула "покажись" и от ночного гостя и следа не осталось. Страшно подумать, зачем ему было надо попасть в мою комнату.

 

Мало по малу я становлюсь всё ближе к тану: я не только прислуживаю у стола, я стала чаще его сопровождать, я теперь перебралась в комнату близ его покоев. Я так же часто бегаю по его поручениям. Конечно, все эти изменения произошли не за месяц, а за целый год. Но я рада, что моя работа стала чуть легче – пальцы на руках стали выглядеть ухоженнее, так как я теперь ничего тяжелого не поднимаю. Однако я узнала то, что не хотела бы сюда писать. Я всё ещё боюсь ночных гостей или незваных посетителей. А вдруг они это увидят? В общем, тан... Не надо с ним уж слишком сближаться. Мне никогда не было дела до слухов, но тут... Я не могла остаться равнодушной и в общем, надо начать собственное расследование!

 

Глупая я! До слёз обидно, что эти две эльфийки всё же решились на это – я лишилась доброй половины своих волос. Помню лишь, что плакала так громко, что разбудила всех! Я и не вспомню теперь, потому как в глазах стояли слёзы, а на полу валялись мои отрезанные волосы. В ту ночь заснула я лишь в кровати тана, он сам меня забрал. Не знаю я, чем тогда думала, но лучше бы думала, а не плела ересь! Это же надо... Пообещать такую глупость, довериться. Зря я не слушала, когда мне говорили слушать. Стыд невыносимый.

 

Все обернулось таким кошмаром, который нормальному эльфу не приснится ни в жизнь! Я пишу так судорожно, поскольку боюсь, что в любой момент придёт за мной тан... Я вновь переселяюсь, правда теперь я совсем не буду работать... Но то, что предложил тан: я хотела повеситься прямо там же! После ласковых речей, это существо хотело взять меня прямо в своей постели! А потом он пробурчал, что "дороже будет продать девственность, чем забрать самому". Боги милосердные, я...

 

Мне пришлось запихнуть дневник и смять его, потому как в тот момент я услышала шаги и увидела тана. Он приказал встать и идти за ним. Я смиренно пошла, неся с собой свои личные вещи. Вечером меня помыли – меня никто никогда не мыл и это смутило меня более всего – после меня облачили в красное платье, навели красоту на моем юном, почти детском, лице. Мне даже сделали мою любимую причёску! Но вся эта радость оборвалась, когда в пустую спальню вошёл тан с незнакомцем. Незнакомец был толст и очевидно богат. Сердце моё замерло от этого разговора.

 

– Как и договаривались, чиста, непорочна, так юна. Почти принцесса, – тан подошёл ко мне, поднял моё лицо на падающий свет свечи. В моих глазах стояли слёзы, тело чудом не дрожало от страха.

– Да, она хороша. А в постели как?

– Как маленькая змейка.

 

Дневник Лианы, 891 год

 

Дорогой мой дневник, прости, что меня не было с тобой тридцать пять лет. Те года мои жизни стали настолько отвратительными, что мне не хотелось жить. Я помню те ужасные минуты, помню боль, помню все эти грязные руки, что касались меня, где им вздумается. Я всё это помню, и эта память стала частью моей души. Боль неустанно душила меня, первый мой раз не был особенным, было много слёз и порванных простыней. Я тогда возненавидела эти красные шелка. Всё, что напоминает мне о том дне, заставляет меня яростно сжимать кулаки. Было время, когда я ненавидела себя, дневник. Я ненавидела себя за слабость, за доступность. Меня воротило от мысли, что в мою комнату вновь войдут, и что я не в силах помешать этому. Комната стала моей жизнью, без надобности я не выходила из неё. Комната стала моим миром, а окно – моей единственной дозволенной свободой. Я видела прекрасный сад каждый день, я умывалась, смотря на него, расчесывала волосы, наблюдая за полётом птиц, даже когда очередной «самец» брал меня, когда колени мои болели, а ноги тряслись, я всё равно туда смотрела. Единственный способ сбежать из комнаты было окно. А что до тана… Что ж, он приводил самых мерзких клиентов. Хотя для меня каждый взгляд был острее ножа, и казалось, с меня уже стянули платье и… В этом деле никогда не было просто. Вначале был стыд, ужас, позор, ненависть. Колени были в синяках, шея была вся в отметинах и не знала другой ласки, кроме как удушья. Благо, обо мне заботились служанки, приносящие еду и новую одежду. Я им была не слишком признательна, но сейчас благодарна, что моё тело не столь уродливо, как могло быть. Первый год тянулся столь долго, что мысли о том, чтобы лишиться жизни, заполонили мои мысли. Извращения, предлагаемые мужчинами, всё больше пугали меня, не меньше, чем последствия. Один стал сунуть кинжал мне меж ног, говоря, что по-другому у него не встанет. Благо, тан всё же решил сберечь свою Пташку, раз выгнал его. Других же он не стал столь яростно и очевидно оттаскивать, понимая, что всё… продолжение следует…

Страницы: 1 2 3 100 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)