Что почитать: свежие записи из разных блогов

Категория: увлечения

Irga, блог «В вечном поиске»

2019: рисунок 27

Итцаль Апофиз, капитан Пятого Братства Тысячи Сынов. И его тутелярий Шеша.

 

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

 

Какой все-таки жалкий аромат у этого Бога! Какой смехотворно-дурной запах он распространяет. То, что клубилось в кадильницах — даже и не настоящий ладан. Это был плохой суррогат, с примесью липового угля, и корицы, и селитры. Бог вонял. Бог был маленькой жалкой вонючкой. Его обманывали, этого Бога, или сам он был обманщиком, точно так же как Гренуй, — только намного худшим!

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

Что-то я так конкретно, на целую неделю, запоздала в публикации впечатлений о парфюмере. А ведь это бесспорный шедевр литературы хотя бы за выбранную стилистику речи, полностью переносящую во Францию восемнадцатого столетия. «Парфюмер» издан в 1985 году, но полноценно ощущается «приветом» из куда более далёкого прошлого.

Ни для кого не загадка, о чём повествует Патрик Зюскинд в своём романе — предназначение главного героя (или скорее антигероя) раскрыто в названии, однако очень много мелких сатирических и пронзительных деталей таится непосредственно на страницах произведения. Автор не только чарует любопытными описаниями запахов или интригует сюжетом, он метко и, при этом, довольно тонко вскрывает людей самых разных слоёв населения, создавая смрадящее своими бесконечными недостатками общество, на фоне которого малообразованный, грубый и лишённый эмпатии «клоп» (а именно таковым прозвищем Зюскинд наделяет своего парфюмера) кажется эталоном одухотворённости, проницательности и ума — вопреки всем недостаткам, этот изворотливый и нелюдимый ублюдок вызывает желание болеть за него, хотя, казалось бы, он всего-навсего никчёмный паразит с особым талантом. Зато каким! Он гениальный, феноменально тщеславный и невероятно целеустремлённный. Жан-Батист Гренуй, как и большинство литературных чудовищ, с самого младенчества обделён тем, что во многом формирует человека как животное социальное. В нём отсутствуют привязанности, сострадание и большинство человеческих (и, вместе с тем, человечных) стремлений, да и он попросту одержим идеей — словно одержим дьяволом. Идя к тому, чтобы получить всеобщее признание и всепоглощающую любовь, он выясняет, насколько презирает современное ему общество из глупых, суетливых и пустых людей.

«Парфюмер. История одного убийцы» — это полная психологизма притча, которая несёт в себе двусмысленность и междустрочье...

Если выходить за рамки избыточной литературности отзыва, могу смело заявить, что роман горячо рекомендую любителям пгсить (таким же, как я, братья и сестры!) и, в особенности, тем, кого влечёт психология литературных чудовищ в художках. Он был моей давней мечтой на прочтение, но добраться смогла лишь недавно (конец ноября этого года, соответственно). Парфюмер стопроцентно оправдывает свой имидж и, в отличии от многих прочих приставленных к т.н. «лику святых» произведений, история уникальна и остроумна. Она не выносит какой-либо морали, не доводит до сведения, не является инструментом громкого высказывания — это попросту очень интересный роман, захватывающий с первых строк, и при этом довольно короткий, чтобы «слопать» его за вечер. После него я где-то сутки не хотела прикладываться к другим книгам, а, учитывая, что человек я не настолько впечатлительный, это говорит о том, насколько мощно отзовётся «Парфюмер. История одного убийцы» — естественно, если к автору/слогу/тематике читатель сопричастен. Я не считаю, что есть какая-либо литература, которая обязательна к прочтению ну просто потому что. Это всё из-за того, что я за осознанное чтение. Нет таких произведений или авторов, которым хоть какой-либо человек обязан с рождения, а потому и нет таких произведений и авторов, чтение коих — это общественный долг. Я уже ранее затрагивала данную тему, но кратко освещу свою точку зрения вновь: даже классика в первую очередь принадлежит человеческим рукам, а люди лишены многовековой и стопроцентной объективности; то, что было неоспоримо двести лет назад, в окружающей современной действительности может не иметь ничего общего с актуальностью — творчество тоже продукт и зачастую продукт лишь своего времени, продукт, скованный рамками тогдашнего/нынешнего менталитета, и ничего не существует в отрыве от темпорального контекста. А бессмертные произведения порой бывают бессмертными лишь благодаря привилегированности и авторитетности авторов, его поклонников и тех, кто записывает всё это дело в обязаловку. Читайте то, к чему сопричастны, — вот моя заповедь правильного чтения.

 

В «Парфюмере» Зюскинд изящно раскрывает занимательные идеи, а основная пахучая тема не была тронута ни ранее, ни позднее, по крайней мере, на своём опыте ничего подобного я не встречала. Написанная история Гренуя в 1985 году для меня оказалась свежа, как тихий и по-своему сочный ветер с книжных лугов. Пока не собираюсь кусать другие работы автора, возможно, всё обаяние его творчества для меня будет заключаться лишь в «Парфюмер. История одного убийцы», но Патрик Зюскинд заслуживает, с моей колокольни, внимания.

 

ссылка на публикацию в инсте: https://www.instagram.com/p/B5oPsT3IAe-/

 

 

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

В ноябре меня прорвало на политику. И, хотя я начала его с позитива Фэнни Флэгг и попыталась следовать списку, кроме перечитки «Франкенштейна» и знакомства с геймановским «Никогде», дальше не получилось продвинуться, потому что просто захотелось сатиры Дж. Коу (это любовь с первой книги), а вслед за ней логическим продолжением стал неизвестный террорист.

Публикация в инсте: https://www.instagram.com/p/B5Eo2tMKLIV/

 

«Здесь курят» цепляет мгновенно и держит до самого конца. Несмотря на остроты и общее настроение всепоглощающего цинизма, концовка вышла то ли сплошной взяткой для потенциальной аудитории, то ли чистой воды рофлом. Честно, ни женитьбы с дитятками главгера, ни ухода вроде как сильной персонажки в роль любящей жены не ожидаешь. Если бы концовка наступила в момент мести, то я была бы вполне удовлетворена, но автор то ли сам потакает массам девяностых — когда в провокацию уже можно, но давайте не сильно —, то ли это была переработка на стадии редактуры, то ли это вообще намеренно. В целом, время проведено отлично, я словно перешла сквозь воронку в конец девяностых. Книга определённо является товаром своей эпохи, местами всё ещё актуальна, однако уже больше в России. Возможно, поэтому перевели её только в этом году, хотя издана в 1997.

 

 

 

«Номер 11». Из американских реалий — в британские! Это книга, в которой абсолютно все ружья выстреливают. Преимущественно, прямиком в сердце. Ни одной лишней детали, ни одного лишнего персонажа. Колючая ирония, злободневность, интриги и завораживающая метафоричность в последней части. Книга вообще не отпускает, пока не закончишь. Респектую авторскому садизму, с которым он окунает персонажей в чан с говном. В моём вкусе. Коу берёт людей и распределяет их жизни по зёрнышку, как бы говоря: «век доступной информации? а, может, лучше век искажённой информации? век случайных и намеренных недопониманий? век, в котором как будто бы можно найти всё, но в котором ты никогда не отыщешь хрустального сада».

 

 

«Неизвестный террорист». А теперь мы в Австралии. Вещь абсолютно потрясает тем, насколько легко создать искусственного злодея в глазах общественности. Я в кристальном восторге от трагической иронии финала, и это, пожалуй, главное и бесспорное отличие от выше упомянутых произведений. Если в американских девяностых антигерой «побеждает в себе зло», а в британской сатире — зло наказано, то у австралийского Флэнагана зло отсутствует, но именно оно всё равно побеждает.

Все три книги так или иначе связаны с навешиванием ярлыков и с тем, как это влияет на объекты — в руках влиятельных люди являются просто объектами. Забавно, что особое сопереживание вызывает Куколка (где-то тут мимоходом пробежала теория, чем подышал Зак Снайдер со своим запрещённым приёмом) не из-за её судьбы в деталях, а из-за того, что она несправедливым образом оказалась втянута в бессильную борьбу против целого мира масс-медия, копов, которые окончательно перепутали, с чем и за что они должны работать — но так и не получила возможности постоять за себя.

 

Слава живет в тайге, сообщество «CINEMAPHILIA»

1.

«Не в намерениях ваших, не в идеях - но как в человеке в вас есть что-то нехорошее, какая-то нечистая примесь, что-то мутное в организации или в крови. Я не знаю что, — но чувствую».

Mallari, блог «Таймтревелы и попаданчество в фанфиках)»

Makoto no Monogatari: Ikigai (фэндом Наруто, попаданец в младенца, в Коноху)

https://archiveofourown.org/works/10945377

От автора:

Икигай. Причина для того, чтобы быть. Цель для жизни; вещь, ради которой человек живет. Это также можно считать всеобъемлющей радостью, чувством цели и смысла и чувством благополучия.

Возможно, в самых нелепых и счастливых обстоятельствах я наконец нашел свое.

Это может быть просто галлюцинация, но ... я люблю все в этом мире. Я люблю свою семью, моих друзей, культуру ... и особенно все новые возможности, которых у меня не было раньше. Наконец-то я нашел свой Икигай . Может быть, поэтому я так раздражаюсь, когда обстоятельства пытаются разрушить это.

Это моя история.

 

От меня:

Попаданец чем-то здорово мне напомнивший "Сёши", мелкий, неунывающий шкет + Учихи и много-много культурных подробностей.

Рекомендую, хотя автор склонен влаватся в ненужные детали о своей жизни до и иногда слишком увлекается разъяснением культурного контекста (но такое можно просто пролистать).

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

Мне нравится время от времени посматривать буктьюб.

Но порой там транслируется настолько топорное восприятие, причём, топовыми блогерами, что я порой задумываюсь, в каком замкнутом полиэтилене формируются мысли — а казалось бы, это сообщество интеллектуалов, они книжки читают! Казалось бы, как раз у читающих должны быть минимальные рамки, но на деле там порой транслируется вопиющая дичь.

 

Просто на секундочку. Ведёт, значит, одна мадам свой канал, увлекается в большей степени классикой. Предпочитает постить видосы с негативными кликбейтами. И выпускает видео (https://www.youtube.com/watch?v=QWoE7JFcgAc&lc=z23qcv3pnwj4gv22yacdp43341a0rctoz5yljigpw1lw03c010c), где сообщает любопытную идею:

правильно читать — это сверяться с крупными критиками в их трактовках, тем самым повышая свою объективность.

 

Как раз о повышении объективности мнения хочется шёпотом так тонко сообщить, что никакой авторитет той или иной личности не является показателем объективности (или степени объективности) этого человека, поскольку каждый спец каждой сферы не живёт в вакууме. Он живёт внутри менталитета конкретного временного периода и конкретной страны. Ни один человек не застрахован от личной вендетты (потому что не застрахован от своего прошлого), ни один человек не застрахован от гнева, сопереживания и прочих эмоций, и уж тем паче носители нажитого авторитета, ведь у них куда сильнее руки развязаны в утверждении своего мнения и утверждения своего мнения выше мнения прочих лиц. Это очень простая психология человеческого фактора.

Если, прочитав исторически-документальные материалы, человек может сменить своё отношение к автору или его произведению (в любом пласте искусства: хоть книги, хоть кинематограф) на позитивное, это говорит не о влиятельности автора и его творчества, это говорит о впечатлительности читателя, способного переобуться. Смена точки зрения, конечно, не априори несёт подобный характер, особенно, если речь идёт о переосмыслении ценностей. Но это не действие по щелчку пальцев, это процесс, в лучшем случае занимающий целую жизнь человека. Однако одно дело — переосмысление, другое — смена отношения к произведению только из-за прочитанных в качестве информационной опоры допов. С какой стати оценка событий какой-то книги в глазах читателя повысится от предоставленной информации? Ну, допустим, мы возьмём за пример некого N кадра, которому по определённым причинам не довелось в школьные годы получить достаточно навыков и знаний, чтобы воспринимать форму языка русской классики. Но от этого не зависит совершенно его способность смотреть взором современного человека на вымышленное или нет событие прошлого, он всё ещё может осуждать тот или иной фактор культуры, и внезапно если он узнает, что в «те времена эт было норм», он, что, неожиданно решит, будто у него нет права на осуждение норм того времени и «в принципе жить можно»? Nope. Источники и чужая трактовка не должны формировать взгляд на произведение, потому что в конце концов, кто сейчас прочёл книгу: ты или образный некто? Кто в этот момент получил опыт? Человек, который свои впечатления готов обменять на впечатления третьего лица, по сути просто пытается впихнуть свою ножку в чужую хрустальную туфельку. Нет никакого смысла опираться на мнение авторитетов, ибо никто из них не прожил твою жизнь до сего часа и не проживёт дальше. Окей, разобрал некто образный некое образное произведение, окей, это хороший повод сравнить ваши взгляды и при желании проанализировать персону с социальной, экономической, политической и прч сторон. Но менять восприятие? Привет, это говорит о проблеме своей самооценки, которая зависит от сближения хотя бы с мнением авторитета.

З.Ы. можно сколько угодно мечтать о повышении своей объективности, благополучно забыв, что даже законодательство — товар трактовательный, а потом очень загадочные химические процессы в мозгу ехидно хихикнут и выкинут фокус.

 

 

 

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

„ <..> a man is not dead while his name is still spoken.”

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

«Грозит ли, шутит ли сатира, что проку в ней?..

Порок ли смехом изведен? Или разврата дщерь

С испугу повинилась? Раскаялся злодей?

Увы! Левиафан, он дикий зверь.»

older than dead, блог «мрачный чтец»

завтра никогда не наступит

 

— Я так надеялся, что мы можем стать чем-то большим, чем просто крысы, — сокрушался Фасоль Опасно-Для-Жизни. — Я думал, мы способны стать чем-то большим, нежели твари, которые пищат и гадят.

Страницы: 1 2 3 100 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)