Что почитать: свежие записи из разных блогов

Записи с тэгом #чай из разных блогов

Tigris Alba, блог «Tigris Fluvius»

Отведай чаю

В августе мне с чаем не повезло — из всей китайской экзотики, которую я хотела попробовать, выкупилось примерно ничего. Зато была неожиданная акция на мой любимый молочный красный чай, и уж им-то я запаслась. (Зима близко.)

Густой молочный аромат этот чай приобретает в процессе ферментирования, а вкус у него мягкий и насыщенный одновременно. В летнюю жару такого не хочется, но с приходом холодов ничего лучше и пожелать нельзя. Самый уютный чай для промозглых дней и тёмных вечеров.

Молочный красный чай — относительно новый сорт, его создали после того, как завоевал популярность молочный улун. У меня ещё с мая осталось немного молочного улуна, ничего плохого сказать не могу, но Те Гуаньинь мне нравится больше.

Вычитала любопытную байку в книге «История чая» (автор — У Шаохуэй, я не знаю, как это склонять, и надо ли склонять вообще).

Наставник монастыря бодхисаттвы Гуаньинь (кстати!) имел обыкновение задавать вновь прибывшим монахам один и то же вопрос: «Бывал ли ты здесь раньше?» Если монах отвечал «Да», наставник говорил ему «Отведай чаю». Но если монах отвечал «Нет», то наставник говорил «Отведай чаю». Однажды монастырский завхоз главный распорядитель не выдержал и поинтересовался у наставника, почему тот при любом ответе велит гостям отведать чаю. На это наставник ему сказал... угадайте что.

Tigris Alba, блог «Tigris Fluvius»

Чай с историей

Между тем уже почти две недели как я забрала свой июльский чайный заказ, и он интереснее предыдущего, хотя компания на Мао Фен Люй Ча так и не собралась.

Во-первых и в главных — Гуй Хуа Хун Ча, красный чай из провинции Фуцзянь, потеснивший (но не вытеснивший) в моём сердце красный молочный чай из Юннани. Впервые я его попробовала в прошлом году, потом он исчез из наличия и вот, наконец, появился вновь. Открыла пакет и чуть не зарылась в него своим сопливым носом. Вкус и аромат этого чая пронизаны нежной абрикосовостью, ненавязчивой, но от того не менее ясно различимой. Из тех чаёв, которые, раз попробовав, уже никогда не спутаешь с другими и ничем не заменишь, поэтому-то я его так ждала, поэтому-то я сейчас так довольна.

Ещё небольшой курьёз — улун с тархуном. Вообще-то ароматизированные улуны не моя тема, но этот я уже пробовала несколько лет назад, и мне захотелось повторить. Фишка тут, конечно, в тархуне, и даже не во вкусе, а в том по-летнему радостном травянисто-зелёном цвете, который он придаёт чаю. Мне так нравится, как он выглядит в прозрачной стеклянной кружке. В отличие от классических улунов, ароматизированные не рекомендуют заваривать повторно, но я всё равно завариваю, хотя вторая-третья заварка уже не то — тархун отдаёт всё в первый раз.

Да, кстати, о классических улунах. Приглашённая звезда — Железная бодхисаттва Гуаньинь. Впервые заваривала Те Гуаньинь (второй категории, но вы видели цены на первую?) и очень удачно заварила, так-то у меня раз на раз не приходится. И листья, и настой зелёных чаев и улунов схожи между собой на вид, но зелёный чай на вкус терпок, а улун — сладок, и я наконец-то смогла оценить эту хвалёную сладость улунов; её хвалят не зря.

Самое время вновь обратиться к премудрой Пань Сянли. Она пересказала историю Железной бодхисаттвы в своей книге, а я здесь перескажу её пересказ.

В XVIII веке в провинции Фуцзянь (где ж ещё) жил крестьянин Вэй Инь, возделывавший чайный сад. Он был ревностным буддистом и каждое утро преподносил статуе Гуаньинь чашку чая, чтобы бодхисаттва могла начать день, как нормальный человек. Однажды в горах Вэй Инь увидел освещённый солнцем чайный куст, пересадил его к себе в сад и в свой срок сделал из листьев с этого куста улун с сильным ароматом и тяжёлый, как железо (не как железо, конечно, но трижды скрученные, высушенные над углями чаинки были и в самом деле тяжелее, чем у прочих чаёв ). Улун оказался настолько хорош, что Вэй Инь решил считать куст подарком бодхисаттвы и в её честь назвал чай Железная Гуаньинь. Учитывая, что бодхисаттва Гуаньинь более всего известна как раз-таки своим активным и милосердным участием в людских делах, я не вижу причин сомневаться в правдивости этой истории.

Пыль-и-свет, блог «Пять книг и ещё одна»

Есть два вида стран...

Европейская часть России, Сибирь, Монголия, Китай, Япония — маршрут проходит исключительно над чайными странами. Гильберт Сильвестер прежде всегда категорически не принимал страны с повышенным потреблением чая. Он путешествовал в страны кофейные — Францию, Италию; после посещения очередного музея баловал себя чашкой кофе с молоком в каком-нибудь парижском кафе или в Цюрихе заказывал себе кофе со взбитыми сливками; он любил венские кофейни и все культурные традиции, с ними связанные. Традиции ясности, четкости, присутствия, различимости. В кофейных странах всё ясно и очевидно. А в чайных — сплошь туман и мистика. В кофейных странах так: заплати немного денег — получишь что хотел, даже немного скромной роскоши, если приплатишь сверху; в чайных странах, чтобы получить то же самое, приходится изрядно напрягать воображение. Никогда бы не поехал по своей воле в Россию, в страну, где ты вынужден задействовать фантазию для самых банальных повседневных вещей, даже сели речь идёт всего лишь о чашке нормального зернового кофе. По счастью, ГДР после объединения из чайной страны превратилась в кофейную.

© Марион Пошманн. Сосновые острова

Мечтательная, блог «Пикник под ивами»

Пока так...

IMG_4347.jpg

Biser, блог «Free master classes (бисер, бусины...)»

кружка с кофе или чаем


или, по мнению автора, скрытый текст
схема — полный текст

Tigris Alba, блог «Tigris Fluvius»

Время на одну чашку чая

В четверг, кстати, забрала свой чайный заказ, в этом месяце очень скучный — один большой пакет Билочуня. О Билочуне я прочитала в книге Пань Сянли «Чай,выраженный словами» и, когда увидела в магазине, загорелась попробовать. Попробовала. Это не такая любовь с первой чашки, как вышло с Гуй Хуа Хун Ча (но я вообще больше люблю красные чаи), какого-то яркого вкуса я в Билочуне не нашла, это просто хороший зелёный чай со вкусом зелёного чая, а тут на него ещё и скидка по акции, вот я и запаслась.

Хуа Чжу Ча отставила подальше и немного огорчена: я же раньше так любила жасминовый чай, что случилось?

Сейчас пролистала главку о Билочуне, и, оказывается, я завариваю его неправильно. «Билочунь — классический пример чая, который готовят «верхним забрасыванием»: сначала в сосуд наливают воду, а потом бросают в нее чайный лист». Ладно, попробую забросить. А может, и не попробую. В последнее время я стала меньше заморачиваться правильным завариванием, главное — чтобы было вкусно. И вообще я хочу чаемашину. В чае важны сам чай и вода, остальное пустая суета.

Билочунь означает «Изумрудные спирали весны». Первоначально он назывался Хэша жэнь сян — «Ужасающий аромат», но когда его стали поставлять к императорскому двору, государь пожаловал ему новое, красивое имя. Но «Ужасающий аромат» звучит веселее.

И ещё немного чайности от Пань Сянли:

Чай, который зеленеет в этом году, — уже не тот, что в прошлом. Его аромат витает в воздухе, но людям в могилах никогда не выпить ни капли. Чай горячий — и вот остыл, был крепким — и стал слабым. В самом деле, человеческая жизнь — это время на одну чашку чая.

Пыль-и-свет, блог «Пять книг и ещё одна»

Чайные книги

На ЛЛ нашлась отличная подборка книг о чае: Чайные книги.

Многие подборки на ЛЛ страдают от того, что в них добавляют все книги, в которых есть хоть полслова на заявленную тему, лишь бы добавить больше! больше! ещё больше! книг. В результате пользы от таких обширных подборок никакой. Но эта подборка к ним не относится.

Пыль-и-свет, блог «Пять книг и ещё одна»

Трактаты о чае эпох Тан и Сун

Слово "трактат" обычно ассоциируется с чем-то масштабным, даже монументальным, особенно если речь идёт о древних трактатах — древность монументальна по умолчанию. А в этой небольшой — всего 271 страница — книге приведены не просто переводы трактатов эпох Тан (618-907 гг.) и Сун (960-1279 гг.), но также их оригиналы на китайском и огромное количество комментариев переводчицы. Комментарии (мелким шрифтом) составляют примерно половину объёма всей книги, и хотя ориентироваться в текстах без них мог бы только человек, давно и глубоко изучающий китайскую историю и культуру, всё-таки путевые вешки — не главная часть пути.

Что же из этой книги может узнать беспечный дилетант? Я, например.

Что настоящий, трактатный трактат в ней только один — "Канон чая" за авторством Лу Юя. Этот труд для чайного действа Китая (и, как следствие, Японии) столь же основополагающ, сколь и бесполезен. Легко предположить, что сейчас мы завариваем чай не так, как учил Лу Юй, даже те, кто заваривает по-настоящему, а не обходится чайными пакетиками. Но на самом деле уже в эпоху Сун чай заваривали не так, как к в эпоху Тан: в исторической перспективе приготовление и употребление чая уходит от вычурности и трудоёмкости к простоте и утончённости просто-таки со стремительной скоростью. С практической точки зрения "Канон чая" устарел более тысячи лет назад. Но почитают его и его автора (Лу Юй в истории Китая остался чайным божеством) не за практическую пользу, а за то, что в "Каноне чая" обрисован и воспет сам дух чая, то, что делает его чем-то большим, нежели просто напитком — утешением, вдохновением, идеей, волшебством.

Остальные авторы в большей или меньше степени основывают свои работы на "Каноне" Лу Юя. Не всегда это самостоятельные записи, кое-что представляет собой выдержки из сочинений на более обширные темы. Читать это, несмотря на подробные комментарии, довольно тяжело; я читала потихоньку, по главкам, по глотку, можно сказать. И не раз вспоминала добрым словом "Чай, выраженный словами" Пань Сянли, которая, многажды ссылаясь и на Лу Юя, и на авторов других опубликованных в "Трактатах..." трудов, приводя их слова в своих эссе, делала это так, что просто невозможно догадаться, какое это на самом деле утомительно зубодробительное чтение.

Приятное исключение — "Жизнеописание господина Прекрасный Лист" Су Дунпо. Я чуть не написала "знаменитого поэта Су Дунпо", а это было бы несправедливо, потому что Су Дунпо был не только поэтом. Он, помимо многого прочего, был ещё и блистательным прозаиком, и "Жизнеописание господина Прекрасный Лист" — отличное тому подтверждение. Биография господина Прекрасный Лист — да, да, это чай — изложена так, будто бы он был императорским придворным, притом смешно и занимательно. Юмор в большинстве случаев основан на непереводимой игре слов, но благодаря комментариям становится если не понятен, то хотя бы заметен в переводе.

Пыль-и-свет, блог «Пять книг и ещё одна»

Пань Сянли. Чай, выраженный словами

Хороших книг много. Но иногда среди них встречаются не просто хорошие, а написанные будто бы для того, чтобы именно тебя* увлечь и порадовать.
* В данном случае я имею в виду себя, конечно же.
От "Чая, выраженного словами" я восторге целиком, полностью и безоговорочно, он прекрасен от первой буквы названия и до последней цифры в оглавлении: сама тема, и взгляд на неё, и форма изложения, и манера речи автора, её мягкий юмор, здравый смысл, обширная эрудиция и дружелюбное отношения к читателям (и отличный перевод Ф.Д. Сергеевой; некоторые строки просто расцеловать хочется).
Моему интересу к китайским чаям уже несколько лет, но теоретическая часть у меня хромает; я предпочитаю эмпирический метод познания с применением печенья. Благодаря этой книге я узнала так много нового об истории чая как растения, напитка и культурного явления, что можно только удивляться тому, как эта масса информация уместилась в небольшом томике изящной прозы. Это тот случай, когда содержание идеально соответствует форме; всё равно что ароматный чай в красивой чашке.
скрытый текстНо Пань Сянли пишет не только изящно, она пишет тепло - так, как люди пишут о том, что и знают, и любят; и тут, опять же, напрашивается сравнение с тем уютным теплом, которое источает свежезаваренный чай. Это тепло согревает не только тело, но и душу.
Мне даже кажется, что необязательно любить чай, чтобы наслаждаться чайными эссе Пань Сянли; это настолько милое и душевное чтение, настолько утешительное - после тяжёлого дня, настолько успокаивающее - после суматошного, что подойдёт каждому, кто нуждается в нескольких страницах утешения и успокоения.
(Но любить чай всё-таки лучше; любить всегда лучше.)
В каком-то смысле это даже эскапистское чтение: в чашке чая, которую предлагает своим читателям Пань Сянли, открывается целый мир: горы и реки не совсем реального, полусказочного Китая, где сплошь поэты и мудрецы, императоры и феи, и, разумеется, мастера чайных искусств.
У Пань Сянли и самой поэтичный, даже романтичный взгляд на чай. Но она не отрывается от земли (попробуйте-ка вырастить без земли чайный куст!), а гармонично сочетает поэтическое и практическое, земное и небесное. Пожалуй, именно эта готовность рассматривать чай во всём его многообразии, обширности и полноте создаёт ощущение полноты книги - повторюсь, она небольшая (а я была бы рада, будь она хоть втрое длиннее), но из неё будто узнаёшь больше, чем в ней изложено.
Пань Сянли неоднократно приводит в своих эссе цитату "чашка молоком полным-полна, жизни человека поистине тесна". Молоко - одно из поэтических имён чая. Так вот, её книга - та же чашка, полным-полна чаем-молоком, так полна, что он переливается через край.
И это точно моя чашка чая.

Мечтательная, блог «Пикник под ивами»

Вкусный чаек.

Мне захотелось чего-то новенького и я составила себе новый чай: зеленый краснодарский, пара цветов гибискуса и стручок кардамона.

Страницы: 1 2 3 4 следующая →

Лучшее   Правила сайта   Вход   Регистрация   Восстановление пароля

Материалы сайта предназначены для лиц старше 16 лет (16+)